АНТИАЛКОГОЛЬНАЯ КАМПАНИЯ В ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ В СССР

0

 

 

Исторический факультет

Кафедра новейшей истории России

 

 

 

АНТИАЛКОГОЛЬНАЯ КАМПАНИЯ В ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ В СССР

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

(ДИПЛОМНАЯ РАБОТА)

по специальности – история

 

 

План

 

 

Введение…………………………………………………………………………...3

Глава I . Политика государства и общества в отношении

пьянства в XV – начале XX вв……………………………………………….....13

1.1. Мероприятия по снижению алкоголизма до событий октября 1917 г…..13

1.2. Алкогольная политика государства (1917 – 1985 гг.)…………………….23

Глава II. Проблема алкоголизма в периоды «застоя» и «перестройки»……..33

2.1..Социально-экономическая ситуация в СССР в начале 80-х гг. ХХ в…...33

2.2. .Реализация государственной антиалкогольной политики

в 1885 – 1888 гг…………………………………………………………………..38

Глава III. Результаты кампании по борьбе с пьянством………………………54

3.1. Последствия для экономики………………………………………………..54

3.2. Демографическая ситуация после окончания кампании…………………65

Заключение……………………………………………………………………….72

Список источников и литературы………………………………………………75

Приложение………………………………………………………………………83

 

 

 

Введение

 

Актуальность проблемы. Социально-экономические преобразования, проводимые в современной России, привели к радикальным переменам в жизни общества. Такому обществу присущи: политическая демократия, основанная на многопартийной системе, наличие социально-экономических и политических условий для развития свободной личности.

Однако в связи с тем, что рыночные отношения в российском обществе находятся в начальной стадии развития, современный этап характеризуется значительным спадом в различных сферах: в расстройстве потребительского рынка, разбалансированности экономики, инфляции, безработице, в слабых социальных гарантиях для человека.[1] Перестали действовать ограничительные рамки советского общества.

На этом фоне заметно резкое увеличение потребления алкоголя при снисходительном отношении общества к проблеме пьянства и алкоголизма. Характер злоупотребления спиртными напитками населением России за минувшее десятилетие приобрел форму эпидемии. Анализ статистических данных государственных наркологических учреждений России свидетельствует о стабильно высоком уровне распространенности алкоголизма среди различных групп населения.[2] Реальная же картина во много раз превышает данные официальной статистики, так как значительная часть населения, злоупотребляющая алкоголем, в том числе и больные алкоголизмом, не обращается за медицинской помощью.[3]

Осмысление причин и поиск путей преодоления сложившейся ситуации обуславливают необходимость изучения ее генезиса. Как известно, алкогольные напитки долгое время играли, и продолжают играть, крайне неоднозначную роль в жизни россиян.

В связи с этим социолог Г.Г. Заиграев отмечает следующее: «Проблема пьянства и связанных с ним последствий для России всегда была острой, болезненной. В силу целого ряда обстоятельств: характера народных традиции и обычаев, уровня культуры и материального благосостояния, особенностей природно-климатических условий – негативное воздействие данного социального явления на развитие сферы жизнедеятельности общества проявлялось в отличие от многих других стран особенно ощутимо».[4]

На протяжении длительных периодов отечественной истории доходы от алкогольной продукции занимали значительное место в пополнении бюджета. Так, по некоторым данным, за 140 лет существования винного откупа в России «питейный» доход казны увеличился в 350 раз. В 1913 г. винная монополия давала 26,3% дохода.[5]

Особое измерение проблема неумеренного употребления алкоголя приобрела в XX столетии, причем не только в России. На протяжении XX в. правительства многих стран не раз пытались снизить или вообще устранить разрушительные последствия пьянства посредством разного рода запретительных мер. Спектр антиалкогольных мероприятий варьировался от полного запрета производства и продажи алкогольных напитков в США, Исландии, Финляндии до установления государственной монополии на алкоголь и ограничений его доступности для населения – Россия, Норвегия, Швеция.[6]

Однако «запретительные» меры, как правило, не давали ожидаемого эффекта. Напротив, возникало множество непрогнозируемых социальных и экономических проблем, стихийное разрешение которых оборачивалось значительными издержками и, как правило, восстановлением предшествующей алкогольной ситуации.[7]

Таким образом, тема исследования на сегодняшний день остается актуальной в практическом плане.

Объектом исследования являются государственные институты и общественные организации, принимавшие участие в антиалкогольной кампании 1980-х гг.

Предметом исследования является политика правительства СССР в отношении пьянства и алкоголизма; мероприятия государственных органов, которые нашли свое отражение в нормативных документах.

Хронологические рамки исследования. Изучение проблемы начинается с 1970-х гг., когда происходит складывание ситуации и выработка первых концепций будущей реформы, и заканчивается 1988 годом, когда фактически было издано новое постановление ЦК КПСС «О ходе выполнения постановления ЦК КПСС по вопросам усиления борьбы с пьянством и алкоголизмом». В работе также частично рассматривается период проведения похожих мероприятий в Российской империи, Советском союзе и СССР до кампании 1985 г., а также 1990-е. Это делается для того, чтобы доказать, что опыт осуществления борьбы с алкоголизмом существовал; показать последствия для дальнейшего развития России.

Территориальные рамки исследования. Исследование проводилось на общероссийском материале. Рассматривалась борьба с пьянством и алкоголизмом, которая осуществлялась правительством, государственными учреждениями, общественными организациями.

Историографический обзор. Рассматриваемая проблема недостаточно изучена в отечественной и зарубежной историографии, многие аспекты остались не исследованы учеными историками. Следует подчеркнуть, что историография темы была всемерно обусловлена конкретно-исторической обстановкой, экономическими, социально-политическими, духовными процессами, протекавшими в нашей стране.

Сразу же после издания 16 мая 1985 года указа «Об усилении борьбы с пьянством» наблюдалось увеличение литературы антиалкогольной тематики. К проблеме обращались медики, но их работы имели узкоспециальную направленность, исторические вопросы затрагивались фрагментарно.  Исследователи отмечали недостатки трезвенного движения, причины роста потребления алкоголя и распространения самогоноварения. Тем не менее, оценка исторических событий производилась поверхностно, не вдаваясь в подробности, без сопоставления фактов, использовался ограниченный круг источников. В это же время, печатается огромное количества статей и брошюр пропагандистского характера.[8]

Следует отметить работы сторонников введения «сухого закона»: P. O. Лирмян, А. Н. Маюрова, Ф. Г. Углова, Г. А. Шичко, Г. М. Энтина.[9] По мнению авторов, единственно возможным средством искоренения пьянства является резкое ограничение и прекращение продажи спиртных напитков. Выдвигались следующие аргументы: во-первых, алкоголь отравляет человеческий организм при употреблении любой дозы, и, во-вторых, доступность алкоголя способствует приобщению людей к спиртным напиткам.[10] В работах убедительно показаны недостатки антиалкогольных кампаний начала XX века, однако преувеличивалась роль запретительных мер, которые не уменьшали пьянство, а провоцировали его.

Новым явлением стало проведение обществами борьбы за трезвость в Ленинграде 18 декабря 1987 г. форума историков «Народная борьба за трезвость в русской истории», по материалам которого вышел одноименный сборник статей.[11] В ходе этого мероприятия обсуждались проблема борьбы с пьянством в первые годы советской власти, пути решения вопроса в 40 – 60-е гг., а также рассматривалась тема увеличения эффективности проводимой реформы.

Следующая «волна» исследований связывается с распадом СССР, отменой государственной винной монополии, т.е. с начала 1990-х гг. На данном этапе отмечается сдвиг и в исторических исследованиях. Радикальные перемены в общественно-политической жизни страны способствовали тому, что общественные науки стали освобождаться от идеологического и партийно-государственного диктата. Началась смена парадигмальных установок, расширились предметное поле исследований и методологический арсенал. В результате возникли принципиально новые возможности и для изучения алкогольной проблематики.

Разработку соответствующих проблем продолжили социологи – И. В. Бестужев-Лада, Я. Гилинский, И. Гурвич, Г. Г. Заиграев, В. В. Корченов, высказав ряд соображений о динамике алкогольного потребления в России, борьбы с этим.[12] В основном изучаемая проблема затрагивалась частично: в виде отдельных глав, как пример положительной борьбы со смертностью и падением уровня потребления спиртосодержащей продукции на душу населения. Однако работы совершенно не затрагивают чисто исторических проблем механизма проведения кампании.

Особо активно в этот период работает А. В. Немцов. Антиалкогольная кампания 1985 – 1988 гг. дала богатый материал для изучения позитивного влияния снижения уровня потребления алкоголя на заболеваемость, смертность, продолжительность жизни, рождаемость. Полученные данные однозначно свидетельствуют о  положительном влиянии такого снижения на все указанные явления.        Интерес автора к проблеме пьянства в России впервые возник в 1971 г. во время путешествия по Костромской области.[13]

В 1982 г. автор начал заниматься изучением алкоголизма. А в самом конце 1985 г. пришло понимание, что антиалкогольная кампания дает возможность изучить широкий круг явлений, связанных с потреблением алкоголя.[14] С тех пор по этой теме вышли три небольшие книги и более 40 статей на русском и английском языках.

Первая книга автора - «Алкогольная ситуация в России» вышедшая в свет в 1995 г., событийно была доведена до 1992 г. Ведь именно тогда в стране закладывался новый резкий поворот алкогольной политики, а вместе с этим – новые политические «огрехи» в этой области.[15] Кроме краткого экскурса в многовековую алкогольную историю России, автор исследовал кампанию 80-х гг. Были подчеркнуты все ее положительные стороны и недостатки. А. В. Немцов также подчеркнул, что необдуманность решений руководства свели на нет все плюсы борьбы с пьянством.[16] Автор осудил принудительные меры в искоренение алкоголизма.[17] Также исследователь подключил богатый статистический материал, так во второй части книги, где алкогольная история рассматривалась с позиций эпидемиологии.

Позже данные об алкогольной смертности были изданы отдельными книгами: «Алкогольная смертность в России, 1980 – 1990-е гг.», увидевшая свет в 2001 г., и «Алкогольный урон регионов России», вышедшая в 2003 г.[18]

Сторонником несостоятельности только административно-запретительных мер в борьбе за отрезвление народа является Б. С. Братусь. В его трудах было доказано, что для формирования трезвого образа жизни необходимо создание у человека «действенных смыслообразующих мотивов поведения», реализация которых требует выполнения целого ряда условий, главное из которых – абсолютное воздержание от алкоголя.[19] «Какими должны быть эти смыслообразующие мотивы, сейчас сказать трудно, – пишет Б. С. Братусь. – Одно ясно: рассчитывать на то, что такими мотивами станут семья, работа и другие общепринятые ценности – значит игнорировать весь процесс изменения личности, происходящей в ходе болезни».[20]

Отдельные проблемы государственной алкогольной политики 1980-х гг. были затронуты в работах Н. Б. Лебиной, А. Н. Чистикова, А. Ю. Рожкова.[21] Эти работы представляют интерес прежде всего в плане осмысления различных моментов общегосударственной алкогольной политики,  исследования результатов реформы. Н. Б. Лебина особое внимание уделила распространению алкоголизма у рабочей молодежи и возникновению алкогольных обычаев. На распространение пьянства среди партийных руководителей обращал внимание Е.Г. Гимпельсон.[22]

Кроме специальных работ по проблеме, издавалось множество трудов более всеобъемлющей тематики, связанной с крупнейшим историческим событием XX века распадом Советского Союза. Изучение антиалкогольной кампании М. С. Горбачева носило отрывочный характер. Проблема рассматривалась лишь как один из элементов, приведших к краху Советского Союза. Среди таких трудов безусловно выделяется книга В. В. Согрина.[23] В ней затронуты и проблемы интересующего нас периода, но значительно большее внимание уделено политическим вопросам. Автор подчеркивает, что в условиях «перестройки» ослабление экономики за счет утраты доходов от алкоголя, усугубило ситуацию, которая привела к развалу СССР.

Следует также выделить труд А. С. Барсенкова «Введение в современную российскую историю 1985 – 1991 гг.: Курс лекций». Сама работа четко структурирована на две части: первая посвящена комплексному изучению периода 1985 – 1991 гг. во всех его многочисленных аспектах политическом, экономическом, национальном, идеологическом; вторая концентрирует внимание на распаде СССР и становлении собственно российской государственности. Антиалкогольной кампании М. С. Горбачева уделено не так много места, однако выводы автора представляют интерес для данного исследования.[24] Так, автор рассматривает ход кампании и отмечает, что время для подобных мер было неправильно выбрано. Также А.С. Барсенков подводит итоги борьбы с пьянством, отмечая ее сильные и слабые стороны.

В настоящее время в свете интересующей нас темы особенно интересны исследования Р. Г. Пихоя, где приводятся малоизвестные экономические данные, позволяющие взглянуть на ситуацию в СССР с неожиданной стороны.[25]  Автор, как и предыдущие исследователи, говорит об кампании М. С. Горбачева в основном с отрицательной стороны, однако подчеркивает, что недостача бюджета за счет отсутствия доходов от алкоголя компенсировалась выпуском безалкогольной продукции этих заводов (сок, квас, сухофрукты и т.д.); упала смертность и возросла рождаемость; было сбережено множество техники и оборудования, которые ранее ломалось по причине пьянства на рабочем месте и пр.[26]

Среди зарубежных авторов специальных исследований не проводилось, однако в общих работах по истории Советского Союза рассматривалась проблема Антиалкогольной кампании. К таким трудам можно отнести труды историков Н. Верту и Дж. Боффа.[27] При этом первый их этих авторов уделяет проблеме большее внимание: его труд, хотя и написанный по горячим следам, сохраняет свою ценность и в настоящее время. Автор подробно рассматривает ход кампании, меры, принимаемые руководством страны, и реакцию населения.[28]

Таким образом, проблема борьбы с пьянством в течение последних 30 лет оставалась в центре внимания общественности, но к истории борьбы с пьянством и алкоголизмом исследователи обращались эпизодически, глубоких и полных работ по истории проблемы нет, что служит дополнительным подтверждением актуальности темы дипломной работы.

Источниковую базу исследования составили опубликованные документы государственных, партийных и общественных организаций, официально-законодательные документы, периодическая печать, мемуары.

К работе был привлечен широкий комплекс партийных документов. Ценность этого комплекса источников в том, что он дает представление о характере взаимоотношений государственных и общественных организаций с партийными органами, о степени воздействия партии на формы и методы работы этих организаций, направления их деятельности. Партийные документы важны еще и тем, что роль коммунистической партии была определяющей, и ее решения лежали в основе законодательной и практической деятельности советского государства, общественных организаций.

Из опубликованных источников, в первую очередь, мы уделяли внимание законодательным актам, вышедшим в то время, поскольку именно в них отражались требования руководства к ходу кампании, с помощью них регламентировались ее некоторые стороны. Анализ этой группы источников поможет понять юридическую сторону проводимой борьбы за трезвость.

К следующей группе источников мы относим воспоминания участников событий, связанных с историей борьбы с пьянством. Это воспоминания Е. К. Лигачёва, М. С. Горбачева, Н. Матовец, Я. Погребняка и др. Литература мемуарного характера во многом дополняла, конкретизировала и иллюстрировала известные явления; в конечном итоге она помогла более полно представить проблему. Безусловно, в мемуарной литературе возможны искажения и фальсификация фактов, поэтому их сопоставление с прессой, документами и другими источниками необходима.

Последняя группа опубликованных источников – периодическая печать. Во время антиалкогольной кампании проблема пьянства активно обсуждалась на страницах центральных и местных газет: «Правды», «Комсомольской правды», «Труд», «Новосибирский агитатор», «Советский спорт», материалы которых были использованы в работе. В газетных статьях содержалась социально-значимая информация, публикации помогали раскрыть первоначальную реакцию общества на происходившие события, подчеркнуть частные способы решения возникнувших проблем. Также в них публиковались руководящие материалы ЦК партии, дискуссионные материалы.

Все вышеуказанные документы и материалы, в определенной степени дополняя друг друга, дают необходимый для решения задач круг источников. Комплексный их анализ помогал воссоздать историческую картину того времени, раскрыть деятельность государственных и общественных организаций по искоренению пьянства и алкоголизма.

Цель исследования определяется состоянием изученности темы: рассмотреть алкогольную ситуацию и исследовать процесс осуществления алкогольной политики государства во второй половине 1980-х гг. В рамках поставленной цели предполагается решение следующих конкретных задач:

  • охарактеризовать политику государства в отношении алкоголя в период с XV в. до 1917 г.;
  • рассмотреть юридические, организационные и социально-политические аспекты борьбы за трезвость в годы советской власти;
  • определить причины проведения антиалкогольной кампании 1985 – 1988 гг.;
  • изучить мероприятия, проводимые руководством страны в годы «сухого закона»;
  • показать положительные и отрицательные стороны кампании для экономики СССР;
  • проанализировать демографическую ситуацию в стране после окончания борьбы за трезвость.

Методологической основой исследования является диалектический метод познания истории, включающей принципы историзма, объективности и системности. Для достижения цели исследования использовались общенаучные и специально-исторические методы.

Общенаучные методы: сравнения, статистического анализа, абстрактно-объяснительной интерпретации, позволили выделить общее и частное в рассматриваемом предмете исследования. Специально-исторические методы: системно-сопоставительный, синхронный, проблемно-хронологический использовались для выявления и всестороннего рассмотрения фактов и событий составлявших процесс борьбы с пьянством и алкоголизмом.

Структура работы. Данная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка источников и литературы, приложений.

 

 

 

 

 

Глава I . Политика государства и общества в отношении пьянства в XV – начале XX вв.

1.1. Мероприятия по снижению алкоголизма до событий октября 1917 г.

 

Похититель рассудка – так именуют алкоголь с давних времен. Об опьяняющих свойствах спиртных напитков люди узнали не менее чем за 8000 лет до нашей эры – с появлением керамической посуды, давшей возможность изготовления алкогольных напитков из меда, плодовых соков и дикорастущего винограда.

На протяжении нескольких веков государство видело в спиртных напитках только средство пополнения казны. Миф о том, что пьянство является старинной традицией русского народа, неверен. Русский историк и этнограф, знаток обычаев и нравов народа, профессор Н.И. Костомаров полностью опроверг этот миф. Он доказал, что в Древней Руси пили очень мало. Солод для варки пива славяне умели приготовлять с V – VI вв., хмель же был известен им с Х в.: о нем упоминается у Нестора.[29] Однако лишь на избранные праздники варили медовуху, брагу или пиво, крепость которых не превышала 5 – 10 градусов.[30] Чарка пускалась по кругу, и из нее каждый отпивал несколько глотков. В будни никаких спиртных напитков не полагалось, и пьянство считалось величайшим позором и грехом. Так, еще в XVII в. крестьянам дозволялось варить пиво, брагу и мед для домашнего потребления только 4 раза в год, на рождество, пасху, Дмитриевскую субботу и масленицу, а также по поводу крестин и свадеб.[31] В домостроевских нормах Сильвестра рекомендуется «сыну и невестке не напиваться допьяна и следить за домочадцами».[32] Митрополит Фотий в 1410 г. запретил населению пить пиво до обеда.[33]

Точная дата появления винокурен на Руси неизвестна, но наиболее вероятным можно считать период с 1448 – 1478 гг.[34] В этот промежуток времени создается российское винокурение и изобретается технология выгонки хлебного спирта.

Однако пить в Московии стали отнюдь не сразу после этого. Вот, что писал Михалон Литвин в трактате: «О нравах татар, литовцев и московитян», написанный им в 1550 г. князю Литовскому и королю польскому Сизигмунду II Августу: «…случается, что, когда прокутив имущество, люди начинают голодать, то вступают на путь грабежа и разбоя, так что в любой литовской земле за один месяц за это преступление платят головой больше [людей], чем за сто или двести лет во всех землях татар и москвитян, где пьянство запрещено. Воистину, у татар тот, кто лишь попробует вина, получает восемьдесят ударов палками и платит штраф таким же количеством монет. В Московии же нигде нет кабаков. Посему, если у какого-либо главы семьи найдут лишь каплю вина, то весь его дом разоряют, имущество изымают, семью и его соседей по деревне избивают, а его самого обрекают на пожизненное заключение. С соседями обходятся так сурово, поскольку [считается, что] они заражены этим общением и [являются] сообщниками страшного преступления, у нас же не столько власти, сколько сама неумеренность или потасовка, возникшая во время пьянки, губят пьяниц. День [для них] начинается с питья огненной воды. Вина, вина! – кричат они еще в постели. Пьется потом эта вот отрава мужчинами, женщинами, юношами на улицах, площадях, по дорогам; а, отравившись, они ничего после не могут делать, кроме как спать; а кто только пристрастился к этому злу, в том непрестанно растет желание пить… А так как москвитяне воздерживаются от пьянства, то города их славятся разными искусными мастерами; они, посылая нам разные деревянные ковши и посохи, помогающие при ходьбе немощным, старым, пьяным, [а так же] черпаки, мечи, фалеры и разное вооружение отбирают у нас золото».[35]

       Резко меняется ситуация с 1552 г., когда Иваном Грозным в России был открыт первый питейный дом в г. Москве. Был он тогда единственным на всю Россию и назывался «Царев кабак», где дозволялось пить только опричникам.[36] Остальные москвичи могли делать это, как уже отмечалось выше, только в праздник Рождества, в Димитриевскую субботу, на Святой неделе и пр. За питье водки в другие дни года строго наказывали, даже заключали в темницу.[37]

С 1649 г. казенная продажа алкоголя в России постепенно заменялась откупной системой.[38] Откупщики получали монополию на торговлю спиртными изделиями и спаивали население в целях получения все большей и большей прибыли. Быстрое распространение кабаков вызывало протесты и жалобы духовенства и народа. Поэтому по совету патриарха Никона в 1652 г. на специально собранном церковном соборе были введены некоторые ограничения: «продавать водку по одной чарке человеку».[39] Запрещалось выдавать вино пьющим, а также всем во время постов, по средам, пятницам и воскресеньям. Однако из-за финансовых соображений вскоре была внесена поправка: «чтобы великого государя казне учинить прибыль, питухов с кружечного двора не отгонять», чем фактически поддерживалось пьянство.[40]

Вместе с тем, уже тогда начинается борьба с подпольным производством алкоголя, а нарушителей предписывалось «сечь руки и ссылать в Сибирь».[41]

В XVII в. в России создается собственная сырьевая база для производства вин. Так, в 1613 г. по указу Михаила Федоровича в Астрахани был заложен «сад для двора государева», в нем, среди прочего, высадили, привезенные из-за границы, виноградные саженцы. Уже в 1656 – 1657 гг. к царскому столу подавались первые партии отечественного вина. А в 1651 г. на реке Сунже обнаружили заросли дикого винограда, и астраханский воевода отправил Алексею Михайловичу послание, в котором докладывал, что из этих дивных ягод делают «виноградное питье, привозят на продажу в Терек и про себя держат».[42] Таким образом, вместе с началом производства отечественного вина на экспорт, была создано многообразие алкогольной продукции для местного населения. Другими словами, начался процесс спаивания народа, и те незначительные меры ограничения пьянства были уже не эффективны.

Ситуация усугубляется тем, что в 1716 г. Петр I вводит свободу винокурения в России, все винокурни облагаются пошлиной.[43] Это было сделано, чтобы пополнить казну и претворить в жизнь начинания царя.

В 1720 г. Петр I указывал астраханскому губернатору о необходимости разводить виноград, а на Тереке «помимо персидских сортов винограда приступить к разведению венгерских и рейнских форм и послать туда виноградных мастеров».[44] Винокурение при императоре достигло значительных успехов, что позволило спустя несколько лет при посещении Парижа передать французам несколько бочек вина с берегов Дона.

 Вместе с тем Петр I являлся главным противником пьянства на Руси, издав указ, чтобы пьяницам на шею подвешивали чугунную медаль и закрепляли ее цепью к шее. Русская водка всегда была слабоградусной, например, петровская водка всего 14 градусов. Излишества в употреблении алкоголя наказывали: били кнутом, рвали ноздри.[45]

Новые меры борьбы с пьянством были осуществлены в 1740 г., когда вокруг Москвы был построен земляной вал, на котором дежурили нанимаемые компанейщиками солдаты. Тех, кто пытался переходить вал, солдаты пороли плетьми и нагайками.[46] Этот камер-коллежский вал сохранился до сих пор и находится теперь в центре столицы.

В 1755 г. все винокуренные заводы были проданы в частные руки, поскольку государству было проще и выгодней заниматься продажей, чем изготовлением спиртного.[47] «Для умножения государственных доходов на нынешнее и будущее время» Елизавета Петровна ввела единые цены на водку: 1 рубль 88 копеек за ведро при оптовой продаже и 2 рубль 98 копеек при продаже в розницу.[48]

В XVIII в. активно идет рост производства алкогольной продукции. Так, Павел I снарядил специальную экспедицию по изучению возможностей развития виноградарства и виноделия. Согласно ее рекомендации «выращивать виноград и готовить вино предпочтительнее в местности между Кизляром и Моздоком».[49]

В 1762 г. Екатерина II дарует привилегию винокурения дворянству, регулируя размеры производства в соответствии с рангами и титулами.[50] Такая ситуация привела к тому, что к концу XVIII века практически вся водка была «домашнего» производства. Каждый уважающий себя помещик имел собственный рецепт изготовления спиртовой настойки. Простые люди тоже не отставали от знати – гнали спирт, изготавливали настойки на травах. Столь бурному расцвету народного творчества способствовало открытие академика Ловица, который первым описал очищающие свойства древесного угля. Вместе с тем, при Екатерине II растет цена на спиртное. Так, ведро водки стоило уже 2 рубля 23 копейки, а доход от ее продажи составлял 20% государственного бюджета.[51]

В начале XIX века во время отечественной войны водка вместе с русскими войсками попала во Францию, где и была по достоинству оценена местной аристократией. Впервые в Париже ее стали подавать в ресторане «Вери», который арендовало правительство для офицеров русской армии в 1814 году.[52]

В 1819 г. из-за огромных злоупотреблений, воровства и ухудшения качества водки правительство Александра I сменило систему откупов на жесткую государственную водочную монополию. Государство полностью контролировало производство и оптовую продажу. Однако Николай I – в 1826 г. частично восстанавливает откупную систему и через два года полностью отменяет государственную монополию.[53]

Эти указы привели государственную казну к большим убыткам и плохо сказались на духовном и физическом здоровье подданных. Полностью отказались от откупной системы только в 1863 г., заменив ее акцизной.[54]

Разумеется, государству было невыгодно вводить сухой закон и оно не собиралось этого делать, но, чтобы успокоить истинных, сторонников здорового образа жизни, стало бороться за закуску. Так, 1 января 1886 г. вышел официальный указ закрыть все кабаки, в которых выпивка продается без закуски.[55]

Кроме того, на вынос спиртное стали продавать в закрытых бутылках, которые старались запечатать таким образом, чтобы их несли домой, а не выпивали у дверей магазина, благодаря чему создавалась видимость того, что алкоголиков в стране значительно убавилось. Тогда же было запрещено продавать спиртное детям и лицам, находящимся в состоянии опьянения.

В конце XIX в. начинается масштабная общественная борьба за трезвость. Создаются специальные общества борьбы с алкоголизмом. Первое из них было учреждено в 1874 г. в селе Дейкаловка Полтавской губернии.[56] Через некоторое время, в 1882 г., было создано «согласие трезвости» в селе Татево Смоленской губернии, в 1884 г. было организовано Украинское общество трезвости.[57] Борьбу за трезвость начинают и активно поддерживают видные деятели культуры того времени: в 1887 г. Л. Н. Толстой вместе с Н. Н. Миклухо-Маклаем, П. И. Бирюковым, Н. Н. Ге и др. подписал «Согласие против пьянства» и создал у себя в имении общество трезвости.[58]

Уже к концу века подобные общества были открыты во многих крупных городах страны. Так, в 1890 г. было основало Петербургское общество трезвости, в 1891 – Одесское, в 1892 – Казанское, в 1893 – Рыбинское, а в 1895 – Московское общество трезвости. Особенно активно работало Казанское общество трезвости, председателем которого являлся А. Г. Соловьев. За два года общество издало много брошюр и книг.[59]

В состав подобных обществ входили: рабочие фабрик, ремесленники и крестьяне. В учреждении и работе обществ трезвости активное участие принимали видные русские врачи (А. М. Коровин, Н. И. Григорьев), а также другая прогрессивная русская интеллигенция.[60]

В это время в России стали издаваться трезвеннические журналы: с 1894 г. в Петербурге – «Вестник трезвости», с 1896 г. в Казани – «Деятель», а с 1898 г. – «Народная трезвость», приложение к журналу «Наше хозяйство» и др.[61]

Это не совсем совпадало с планами власти, поскольку с помощью продажи спиртного государство пыталось залатать «дыры» в собственном бюджете. Поэтому, в 1894 – 1902 гг. опять была введена государственная водочная монополия и установлен государственный эталон на водку.[62] Введение монополии разрабатывалось серьезно, оно состояло из ряда последовательных этапов и реализовывалось в течение восьми лет. Основными задачами проводимых реформ были: привить русскому народу культуру потребления алкогольных напитков, ввести качественный стандарт водки, полностью изъять производство и торговлю из частных рук. Была создана специальная комиссия во главе с Д.И. Менделеевым, которая разработала технологию нового производства водки.

Несмотря на недолгий срок с начала действия, реформы стали приносить свои положительные плоды: улучшилось качество производимых водок, были упорядочены время продажи и ужесточена ответственность за производство самогона. Например, торговля водкой в столицах и крупных городах разрешалась с 7 утра до 22 часов вечера.[63]

Финансовые результаты винной монополии имели весьма впечатляющие результаты. В 1914 г. Витте говорил: «Когда я уходил в конце 1903 г. с поста министров финансов, я оставил своим преемникам 380 млн. рублей свободной наличности, что дало им возможность в первые месяцы японской войны производить расходы, не прибегая к займам. После войны не только не было свободной наличности, но в 1906 г. образовался дефицит в 150 млн. рублей, затем наличность вновь начала увеличиваться и ныне превысила 500 млн. рублей... Вот такую роль играет питейный доход в нашем бездефицитном государственном хозяйстве».[64]

На рубеже XIX и XX вв. в России происходит подъем в антиалкогольном воспитании и обучении трезвости подрастающего поколения. В 1905 – 1908 гг. в Петербурге стало выходить бесплатное приложение к журналу «Трезвая жизнь», «Листок трезвости для школьников», а в 1909 г. листок трезвой жизни для младших детей «Зорька».[65]

Также с введением винной монополии в 1895 г. Витте провел реформу по учреждению попечительства о народной трезвости. Хотя наряду с правительственными учреждениями по-прежнему действовали и общественные организации. Так, количество обществ трезвости к 1 января 1911 г. составляло 253.[66] При этом основная их часть находилась в Европейской России. В Западной Сибири первое гражданское общество трезвости было открыто 13 апреля 1893 г. в Тобольске, однако и в 1910 г. оно по-прежнему оставалось единственной организацией.[67] Таким образом, в отличие от Европейской России трезвенное движение Западной Сибири с самого начала основывалось на инициативе епархиальных властей и активности приходского духовенства.

В начале XX в. поборники трезвости решили прививать ее с ученической скамьи. Так, инспектор народных училищ Г. Ф. Марков в 1912 г. написал «Проект методики преподавания «Науки трезвости».[68] В 1913 г. в Санкт-Петербурге вышел переведенный с французского языка А. Л. Мендельсоном «Учебник трезвости для начальной и средней школы» Ж. Дени.[69] В 1914 г. в Москве вышел популярный учебник трезвости для начальных училищ «Школа трезвости» С. Е. Успенского, а в 1915 г. первая отечественная противоалкогольная хрестоматия Н. В. Васильева «Трезвая жизнь», в которой были использованы произведения Г. Успенского, А. П. Чехова, Н. А.Некрасова, Г. Мопасана и др.[70]

С 1913 г. в школьных тетрадях появились промокашки с надписью: «Будущее принадлежит трезвым нациям», а в 1914 г. издана книжка В. Ф. Смирнова «Георгиевский детский кружок как мера борьбы со школьными пороками». Много внимания к проблеме пьянства уделялось в периодической печати. В Казани выходил журнал «Праздник трезвости», в Серпухове Московской губернии «Воскресный листок», в Острове Псковской губернии «Друг трезвости», Воронеже – «Заря трезвости», Одессе – «Зеленый змий», Уфе – «Уфимское попечительство о народной трезвости», Царицыне – «Царицынский трезвенник» и др.[71]

Алкогольная политика правительства России изменилась после начала Первой мировой войны. Опасаясь повторения беспорядков 1905 г., когда во время прощания с новобранцами пьяные толпы их друзей, родственников и просто сочувствующих громили кабаки, винные магазины и склады, правительство первоначально ввело запрет на продажу спиртных напитков во время мобилизации. При этом горячительные напитки разрешено было продавать в дорогих ресторанах, а так же изготовлять в домашних условиях.

Однако в 1914 г. правительство ввело на территории страны сухой закон, временно запрещающий изготовление и продажу алкогольной продукции, пребывая в полной уверенности, что благодаря столь радикальным мерам проблема пьянства будет решена в России в самое ближайшее время. Действительно, в первые месяцы после введения сухого закона, это давало положительный результат. Так, согласно официальной статистики, в 1915 г. потребление алкоголя в стране сократилось на 99,9%. Однако в аптеках отмечался огромный спрос на спиртосодержащие лекарства, и зачастую очереди у их дверей подозрительно напоминали скопление народа у дверей винных лавок.[72]

Итак, царское правительство было одним из факторов, повышающих рост употребления алкоголя в стране. С ростом производства спиртных напитков росло и употребление их. Власти одной рукой насаждали пьянство, а другой пробовали поставить его в рамки приличия. Однако большинство мероприятий по ограничению пьянства носили частичный характер. Поскольку, простым способом пополнить бюджет страны – была продажа алкогольной продукции.

Более действенным оказалось создание специальных общественных организаций борьбы за трезвость, начавшееся в России во второй половине XIX в. За довольно короткий срок участникам этих обществ удалось разработать приемы пропаганды трезвого образа жизни.

С началом Первой мировой войны был введен сухой закон, что позволило значительно снизить показатели употребления спиртосодержащей продукции и активизировать все силы для борьбы с врагом. В этих условиях, создающееся советское государство начало свою историю с трезвой страницы.

 

1.2. Алкогольная политика государства (1917 – 1985 гг.).

 

После октября 1917 г. жизнь в стране пришлось налаживать уже другому правительству. Сухой закон был продлен. Поскольку он не предполагал уничтожения государственных запасов спиртного, революционерам досталось около 80 млн. ведер водки, а так же просторные царские подвалы с огромным запасом коллекционных вин. Согласно исследованиям историков, только содержимое погребов Зимнего дворца оценивалось в 5 млн. долларов.[73]

Что касается алкогольной политики большевиков, последние вовсе не собирались отменять сухой закон, а винные запасы намеревались продать за границу. Однако народ занялся разграблением винных погребов. Понимая, что вывезти из страны спиртного не удастся, в ноябре 1917 г. Военно-революционный комитет принял решение уничтожить их.[74]

Стоит отметить, что борьба с «зеленым змием» имело огромное экономическое значение: продовольствия в стране не хватало, и правительство прилагало максимум усилий для того, чтобы не допустить производства из зерна и других продуктов спирта и самогона.

Одной из действенных мер того времени стал декрет ВЦИКа «О предоставлении народному комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими», согласно которому самогонщики считались врагами народа. В лучшем случае им грозило 10-летнее тюремное заключение, а в худшем – расстрел.[75]

Совет Народных Комиссаров РСФСР 19 декабря 1919 г. принял постановление «О воспрещении на территории РФСР изготовления и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртсодержащих веществ».[76] Это постановление предусматривало строгие меры наказания  за самогоноварение, покупку и продажу самогона: не менее 5 лет тюремного заключения с конфискацией имущества.

Борьба за трезвость нашла отражение в Программе РКП(б), принятой на VIII съезде партии в 1919 г. Алкоголизм как социальное явление был поставлен в один ряд с туберкулезом и венерическими болезнями.[77]

В. И. Ленин решительно выступал против пьянства, против попыток получения прибылей за счет продажи спиртных напитков. В своем докладе о продовольственном налоге на  X Всероссийской  конференции РКП(б) в 1921 г. он указывал, что в торговле приходится считаться с тем, что спрашивают, но «...в отличие от капиталистических стран которые пускают вход такие вещи, как водку и прочий дурман, мы этого не допустим, потому что, как бы они ни были выгодны для торговли, но они поведут нас назад к капитализму, а не вперед к коммунизму...».[78] В беседе с Кларой Цеткин В. И Ленин совершенно определенно высказал свое отношение к этому вопросу: «Пролетариат – восходящий класс. Он не нуждается в опьянении, которое оглушало бы его или возбуждало. Ему не нужно опьянения алкоголем. Он черпает сильнейшее побуждение к борьбе в положении своего класса, в коммунистическом идеале».[79]

В первые годы Советской власти, когда в стране была запрещена продажа спиртных напитков, борьба с алкоголизмом направлялась главным образом против самогоноварения и выражалась в административных мерах. Однако рост самогоноварения в начале 20-х годов, относительная безуспешность административных мер по борьбе с ним вынудили Советское правительство возложить на государство производство и продажу водки. Н. А. Семашко в 1926 г. писал, что «мы выпускаем водку, чтобы вытеснить вредный самогон, но и водка вредна, нужно вести борьбу самую решительную и непримиримую и против водки, и против самогона».[80]

Н. А. Семашко считал, что такой «веками укоренившийся обычай, как пьянство, нельзя уничтожить простым формальным запрещением продажи и производства спиртных напитков, однако в конечном счете надо держать курс на прекращение продажи водки. Прекратить ее продажу можно только тогда, когда массы будут подготовлены к этому».[81]

Вскоре в России разрешено было изготавливать напитки крепостью до 20 градусов, а уже в 1924 г. дозволенная крепость поднялась до 40 градусов.[82] Результат не заставил себя ждать. Если в 1924 г. было выпущено 11,3 млн. литров спирта, а доход от его продажи составил 2% поступлений в бюджет, то уже в 1927 г. в России было произведено 550 млн. литров алкогольных напитков, что обеспечило 12% государственных доходов.[83]

Вынужденная торговля водкой сопровождается усилением борьбы с алкоголизмом и пьянством. Журнал «За трезвость», издаваемый в Харькове, в 1929 г. писал, что «борьба за трезвый и здоровый быт так же серьезна и необходима, как борьба с белыми в эпоху гражданской войны, как борьба с разрухой, как борьба с классовым врагом».[84]

В марте 1927 г. СНК РСФСР принимает постановление «О мерах ограничения продажи спиртных напитков», предусматривающее запрещение продажи спиртных напитков малолетним и лицам, находящимся в состоянии опьянения, а также продажи спиртных напитков в буфетах и культурно-просветительных учреждениях.[85]

XV съезд ВКП(б), принявший первый пятилетний план и взявший курс на индустриализацию страны, в числе важнейших задач, направленных на повышение культуры, переустройство быта, укрепление трудовой дисциплины, рассматривал и вопросы борьбы с алкоголизмом.

Наряду с государственными мерами по борьбе с алкоголизмом и пьянством активизируется деятельность общественных организаций. В мае 1927 г. издается постановление ВЦИК и СНК РСФСР «Об организации местных специальных комиссий по вопросам алкоголизма», в задачу которых входило вовлечение в противоалкогольную борьбу широких слоев рабочих и крестьян, изучение причин алкоголизма, согласование мероприятий, разработанных различными учреждениями и организациями на местах, изыскания средств и содействие в организации лечебно-профилактических и культурно-просветительных учреждений по борьбе с алкоголизмом.[86] Такие комиссии и комитеты стали создаваться во многих городах и крупных поселках. Их руководителями избирались опытные партийные и советские работники. По всей стране ширится противоалкогольное движение, на предприятиях создаются противоалкогольные ячейки, которые становятся очагами борьбы за перестройку быта и оздоровление населения. В Москве в 1928 г. насчитывалось 239 таких ячеек, из них 169 на фабриках и заводах. В составе этих ячеек было около 5500 рабочих.[87]

Огромное значение созданию ячеек и обществ борьбы с алкоголизмом придавал Н. А. Семашко. Он считал, что эти «трезвые островки призваны организовать общественное мнение и вести антиалкогольную работу».[88] Противоалкогольные ячейки объединялись в общество по борьбе с алкоголизмом. Общества и ячейки создавались не только в крупных рабочих центрах, но и в самых отдаленных местах страны.

В 1928 г. создается «Всесоюзное общество по борьбе с алкоголизмом», которое сыграло большую роль в организации и развитии противоалкогольного движения. В состав организационного комитета общества вошли Н. А. Семашко, В. А. Обух, А. Н. Бах, Л. С. Минор, а также деятели партии и правительства С. М. Буденный, Н. И. Подвойский, Е. М. Ярославский, писатели Д. Бедный, Вс. Иванов и др. Руководители общества совместно с работниками Наркомздрава РСФСР развернули активную работу по привлечению общественности к борьбе с алкоголизмом.[89]

Важным событием в противоалкогольном движении явился I Пленум Всесоюзного совета противоалкогольных обществ, на котором был обобщен первый опыт работы в новых условиях. На пленуме отмечалось, что к концу первого года существования общества почти 250 тыс. человек, преимущественно рабочих, стали его членами, из них около 20 тыс. перестали злоупотреблять алкоголем и вернулись к нормальной производственной и общественной работе. «Возвращение этих рабочих к станку дало государству около 10 млн. рублей чистого дохода из-за уменьшения прогулов и увеличения производительности труда».[90] Общество считало одной из важнейших задач содействие проведению в жизнь советских законов по борьбе с алкоголизмом и пьянством.

Коренное изменение социально-экономических условий потребовало углубленного изучения проблемы алкоголизма как в масштабе всей страны, так и среди отдельных социальных групп населения. Для развития научно-исследовательской работы в области алкоголизма в 1929 – 1930 гг. предусматривались специальные ассигнования.[91] Намечалось, в частности, изучить влияние административных ограничений на распространенность алкоголизма, оценить результаты и стоимость лечения лиц, злоупотребляющих алкоголем, в специальных противоалкогольных и общих психиатрических учреждениях.

В ходе противоалкогольного движения в этот период родилось много новых форм и методов работы: недели и месячники борьбы с алкоголизмом, проведение противоалкогольных бесед в школах, широкое вовлечение в противоалкогольную борьбу деятелей науки и культуры, включение в социалистические обязательства производственных предприятий показателей по борьбе с алкоголизмом,  создание в  коллективах обстановки нетерпимости к пьяницам, совершенствование противоалкогольной пропаганды и др.

Серьезной статьей государственных доходов алкоголь оставался и после войны. Теперь в системе государственной отчетности спиртное было отнесено к товарам народного потребления.

В послевоенный период основную работу по борьбе с алкоголизмом и пьянством ведут учреждения министерств внутренних дел и здравоохранения. Организуются медвытрезвители, наркологические кабинеты и стационары для лечения больных алкоголизмом. Особое развитие эти учреждения получили в связи с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об усилении борьбы с пьянством и о наведении порядка в торговле крепкими спиртными напитками». Во исполнение этого постановления издается приказ министра здравоохранения СССР от 31 декабря 1958 г. «О мерах по профилактике и лечению алкоголизма», которым предусматривалось создание наркологических кабинетов при психоневрологических диспансерах, медико-санитарных частях промышленных предприятий и поликлиниках.[92]

Вопросы борьбы с алкоголизмом в 50 – 60-х годах обсуждались на многих медицинских форумах, в частности на конференции, организованной Институтом психиатрии Министерства здравоохранения СССР, на Всесоюзной конференции по борьбе с алкоголизмом, на Всероссийском совещании По вопросам профилактики и лечения алкогольных заболеваний, на IV Всесоюзном съезде невропатологов и психиатров. На этих конференциях подчеркивалась необходимость привлечения к борьбе с алкоголизмом общественности и учреждений общемедицинской сети.

С возобновлением в середине 60-х годов преподавания социальной гигиены усилилась социально-гигиеническая направленность в изучении состояния здоровья населения и, в частности, в изучении алкоголизма. На II Всесоюзном симпозиуме по социальной гигиене и организации здравоохранения академик Б. В. Петровский отметил, что социально-гигиенические вопросы борьбы с травматизмом, болезнями сердечно-сосудистой системы, алкоголизмом и другими хроническими заболеваниями должны занять самостоятельное место.[93]

Первые итоги изучения алкоголизма были обсуждены в мае 1972 г. на конференции во Всесоюзном научно-исследовательском институте социальной гигиены и организации здравоохранения им. Н. А. Семашко. В этой конференции, которая была посвящена социально-гигиеническим аспектам проблемы алкоголизма в России и СССР, приняли участие не только историки медицины и специалисты в области социальной гигиены, но и клиницисты, психиатры, социологи, экономисты и представители других специальностей.

Как отмечалось на XXIV съезде КПСС: «Не может быть победы коммунистической морали без решительной борьбы с такими ее антиподами, как стяжательство, взяточничество, тунеядство, клевета, анонимки, пьянство и т. п. Борьба с тем, что мы называем пережитками прошлого в сознании и поступках людей, - это дело, которое требует к себе постоянного внимания партии, всех сознательных передовых сил нашего общества».[94] Основными формами воспитательной работы, проводимой государственными органами и общественностью по борьбе с пьянством, являются создание стойких культурных традиций, убеждение людей в необходимости искоренения пьянства, широкая противоалкогольная пропаганда.

Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма» и принятые в соответствии с ними республиканские законодательные акты, в частности, Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 июня 1972 г. «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма» и соответствующее постановление Совета Министров РСФСР знаменуют новый этап борьбы с алкоголизмом.[95]

Эти документы направлены на повышение эффективности административного, общественного  и медицинского воздействия на лиц, злоупотребляющих алкоголем. Они предусматривают усиление массово-политической и культурно-воспитательной работы в трудовых коллективах и по месту жительства, проведение экономических и медицинских мероприятий. Принятые постановления и законодательные акты о мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма создали прочную организационную и правовую основу для искоренения этого явления.

С целью улучшения координации работы государственных органов и общественных организаций в 1972 г. были созданы комиссии по борьбе с пьянством и алкоголизмом при исполкомах районных, городских, областных и краевых Советов народных депутатов, при советах министров союзных и автономных республик.[96]

Выполняя соответствующие постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР, Министерство здравоохранения СССР, его органы и учреждения на местах совместно с партийными и советскими органами провели организационные мероприятия по созданию в стране самостоятельной наркологической службы. Уже к 1976 г. были выделены специальные помещения и организованы 21 наркологический стационар, наркологические кабинеты и отделения на промышленных предприятиях, утверждены новые штатные нормативы, что дало возможность ввести дополнительно. 13 тыс. врачебных должностей и 55 тыс. должностей среднего медицинского персонала для вновь создаваемой наркологической службы. В 1978 г. в стране насчитывалось около 60 наркологических диспансеров и свыше 2 тыс. наркологических кабинетов.[97]

Вопросы организации борьбы с алкоголизмом за последние годы обсуждались на VI и VII Всесоюзных съездах невропатологов и психиатров, на III и IV Всероссийских съездах невропатологов и психиатров, на II и III Всесоюзных научно-практических конференциях по вопросам клиники, профилактики и лечения алкоголизма, на Всероссийских конференциях.[98] Обсуждение вопросов борьбы с алкоголизмом на этих форумах способствовало обмену опытом, дальнейшему совершенствованию наркологической помощи лицам, страдающим алкоголизмом, и осуществлению профилактики алкоголизма.

Каждый из советских лидеров в свое время предпринимал попытки победить пьянство: Хрущев вводил сухой закон в 1958 году, Брежнев – в 1972, но после каждой антиалкогольной кампании потребление спиртного на душу населения не уменьшалось, а увеличивалось.

Несмотря на запреты, бросать пить народ не собирался. Велась борьба с самогонщиками: понижали цены на водку, ужесточали уголовные наказания за самогоноварение. Государство вело борьбу не только с самогонщиками, но и с теми, кто самогон этот потреблял. Правда, на практике борьба с пьянством сводилась лишь к борьбе с самими пьющими.

Таким образом, рост потребления алкоголя постоянно увеличивался. Если в 1913 г. продавалось 3,4 литра на человека в год, то в 1927 – 3,7. К концу 1940 г. продажа, снизилась до 2,3 литра, а к 1950 упала до 1,9 литра, однако потом начался стремительный рост.[99]

Итак, советская власть, пытаясь пополнить бюджет, отменила сухой закон. Однако вскоре рост пьянства в стране обеспокоил правительство. Начинается новая волна борьбы за трезвость. Идет активная пропаганда здорового образа жизни, но при этом, как и в предыдущий период, растет количество производимой алкогольной продукции, на законодательном уровне также отсутствует «работающая» регламентация питья и пр. Поэтому меры советского руководства сводят на нет весь положительный результат борьбы. Ситуация в стране с алкоголем стала перерастать в кризисную в годы застоя. Попытки выправить ситуация оканчивались провалом и новым еще большим всплеском роста пьянства. В таком состоянии страна оказалась к началу 1980-х гг.

 

 

 

 

Глава II. Проблема алкоголизма в периоды «застоя» и «перестройки».

  • Социально-экономическая ситуация в СССР
    в начале 80-х гг. ХХ в.

 

Все попытки власти сдержать развивающееся пьянство, не принесло результатов. Попытка наполнить казну деньгами за счёт доходов от продажи алкогольной продукции вылилась в катастрофическую социальную проблему в начале 80-х гг. Начинается массовая гибель людей – напрямую от алкоголя (отравление, несчастный случай) или косвенно (ослабление организма).

Массовая алкоголизация населения приводит к разорению страны, сопоставимое по масштабам с войной или землетрясением. Государственная монополия на продажу спиртного давала казне в 70-х гг. до 58 миллиардов рублей ежегодно – без этого невозможно было свести концы с концами в 400-миллиардном бюджете. Но затем стакан водки стал уносить из национального до 120-миллиардов рублей в год.[100] После стакана водки опрокидывается в кювет автобус с полусотней пассажиров, врезается в стену трактор, ломается дорогой станок, сотни пожаров каждый день,  причиной почти каждого пожара был и остается пустой стакан водки и непогашенная сигарета в руках задремавшего человека.

К стакану водки все чаще прикладываются женщины, молодежь, даже подростки. Однако женщина в России имеет особое положение, здесь женщина была всегда главным оплотом борьбы против пьянства, и вот теперь рушится последний оплот. Что касается молодежи и подростков, то их вовлечение в повальное пьянство означает, во-первых, лавинообразное разрастание последнего, а во-вторых, окончательный подрыв генофонда народа, потому что резко увеличивается процесс зачатий в состоянии опьянения и соответственно ускоряется процесс олигофренизации  населения.

Все это еще в начале 70-х годов позволило квалифицировать алкогольную проблемную ситуацию в России как острокритическую с тенденцией перерастания в катастрофическую.

В официальных заявлениях руководителей СССР необходимость антиалкогольной кампании 1985 г. определялась тяжестью алкогольных проблем в стране. Однако существовал и другой экономический и социальный контекст.

Для послевоенного периода СССР были характерны высокие темпы прироста ВВП, как это часто бывает в странах с полуразрушенной экономикой. Именно это породило лозунг Н. Хрущева «догнать и перегнать Америку». Однако в середине 1960-х гг. восстановительный период закончился, и темпы прироста ВВП резко снизились, а в середине 1960-х гг. начался новый послевоенный потребительский кризис. Одним из бытовых проявлений нового кризиса стали «колбасные поезда» – население с периферии страны ехало за продуктами в города с особым, льготным продовольственным снабжением, например, в Москву, Ленинград и Киев.[101]

Этот национальный кризис удалось преодолеть в течение нескольких лет за счет резкого повышения мировых цен на нефть после 1973 г. в результате мирового нефтяного кризиса. А это обернулось для СССР притоком нефтедолларов.[102]

Однако в конце 1960-х гг. в промышленно развитых странах Запада и в Японии началась, а в 1970-х осуществилась научно-техническая революция и переход к постиндустриальному обществу. Как частное проявление этого процесса к началу 1980-х западным странам удалось модернизировать и перестроить свою экономику, сделать ее энергосберегающей, и тем самым преодолеть нефтяной кризис. Для этого были и более общие предпосылки в виде новой организации мирового рынка по правилам, выгодным странам, развивающим наукоемкие производства, и невыгодным для стран, где доминировало сырьевое производство.

Максимум цен на нефть был достигнут в 1980 г., после чего они начали быстро падать и через 2 – 3 года достигли уровня, ниже себестоимости нефти, добываемой в СССР. Сократилось поступление нефтедолларов, и в стране вновь назревал потребительский кризис.[103]

В условиях изоляции от мировой экономики и для предотвращения нового кризиса руководство сделало ставку на внутренние ресурсы, на повышение эффективности труда. Короткое, пятнадцатимесячное правление Ю. Андропова ознаменовалось рядом шагов в этом направлении. С одной стороны – введение в порядке эксперимента хозрасчета в узком секторе – в ВПК, с другой – отлов людей в рабочее время вне их производства, чтобы страхом «привязать» их к рабочему месту.

Большие возможности повышения эффективности труда и оздоровления экономики Ю. Андропов видел в отрезвлении страны. Еще в начале 1982 г., будучи председателем КГБ, он направил членам Политбюро КПСС записку о необходимости принять постановление по усилению борьбы с пьянством. Политбюро быстро откликнулось на это созданием комиссии во главе с А. Пельше, который привлек к работе молодых и толковых экономистов для подготовки проекта постановления.[104]

В проекте утверждалось, что административные и запретительные меры не могут искоренить пьянство. Для этого требуется планомерная и многолетняя работа. В качестве первоочередных мер предлагалось увеличить производство сухих вин и пива, расширить сеть кафе, рюмочных и других видов распивочных заведений, которые стали робко открываться еще до принятия постановления. Этот либеральный проект, вскоре был представлен Политбюро, однако ему не суждено было реализоваться: в ноябре 1982 г. умер Л. Брежнев, а в 1983 г. – А. Пельше.[105]

Во главе комиссии по антиалкогольному законодательству встал М. Соломенцев, который унаследовал от А. Пельше гораздо более важный пост Председателя Комиссии партийного контроля. Новый руководитель двух комиссий, учитывая установки нового Генсека Ю. Андропова на укрепление дисциплины в стране, встал на путь более жестких мер против пьянства.

Вместе с тем Ю. Андропов санкционировал выпуск более дешевой водки, которая, вероятно, была призвана смягчить антиалкогольные меры. Эту водку окрестили в народе «андроповкой» или «школьницей», поскольку она была введена в торговлю с 1 сентября.[106] Первоначальный проект антиалкогольного постановления А. Пельше претерпел коренные изменения в сторону ужесточения антиалкогольных мер. Однако быстрая и последовательная смерть двух лидеров – Ю. Андропова в феврале 1984 г. и К. Черненко в марте 1985 г. задержала его принятие и реализацию.

Итак, необходимо было решить эту проблему и в кратчайшие сроки представить план реализации реформы. По распоряжению правительства было образовано несколько исследовательских групп, которые с 1976 по 1980 года независимо друг от друга изучали проблему и к 1981 году представили свои рекомендации в Сводный отдел Госплана СССР.[107] Рекомендации сводились к следующему:

  1. Сделать бюджет возможно менее зависимым от «алкогольных инъекций». Без этого любая борьба против пьянства изначально разбивалась об экономику, упиралась в «экономический фронт». С такой целью было предложено около 20 программ расширения производства товаров народного потребления, от сборных коттеджей и автомашин до модной одежды и коллекционных книг. Реализация давала доход, намного превышавший доход от государственный монополии на спиртное.
  2. Развить «индустрию досуга», поскольку миллионы людей принимают стакан водки только для времяпрепровождения, так как психика человека не выдерживает тоски «ничегонеделания». Образовался опасный «досуговый вакуум», заполнить который, по мировому опыту, могут только игровые автоматы и другие аттракционы плюс клубы по интересам.
  3. Организовывать эффективное лечение миллионов алкоголиков на специальных сельскохозяйственных фермах по принципу само обеспечению себя продуктами при личном трудовом участии пациентов.
  4. Разумеется, параллельно должна развертываться широкомасштабная профилактическая работа по предупреждению алкоголизма.
  5. Нейтрализовать «теневую» экономику, которая одна способна свести на нет любые усилия по борьбе с пьянством. Для этого приблизить цены на спиртное к реально рыночным, применять разорительные штрафы для крупных подпольных производителей спиртного – на страх миллионам мелких, затяжная борьба с которыми не давала и не могла давать заметных результатов.
  6. Ввести жесткие санкции за появление в общественных местах пьяным – вплоть до лишения «вида на жительства», составляющего главную ценность в глазах каждого россиянина, и ссылки для принудительного лечения в специальные трудовые колонии.
  7. Широко пропагандировать более высокую культуру потребления спиртного, разъяснять анахронизм традиций – пережитков прошлого, возбуждать чувства стыда у людей за пьянство, за неумение потреблять спиртное без потери чувства человеческого достоинства.[108]

Итак, история употребления спиртных напитков в России уходит в далекое прошлое. Проведение антиалкогольной политики тоже было делом не уникальным. Благодаря слаженной работе комиссий период подготовки реформы прошел плодотворно, правда, из-за частых смертей генсеков воплотить реформу удалось лишь новому генеральному секретарю М. С. Горбачеву.

 

  • Реализация государственной антиалкогольной политики
    в 1885 – 1888 гг.

 

Данные об алкогольной смертности всегда были государственной тайной Советского Союза. Согласно закрытым данным Госкомстата СССР, с 1960 по 1980 гг. алкогольная смертность в нашей стране возросла на 47%, т.е. примерно каждый третий мужчина умирал от водки.[109] С другой стороны, торговля водкой приносила государству огромную прибыль. При Брежневе цены на водку поднимались неоднократно, а доход от продажи алкоголя за время его правления поднялся со 100 до 170 млрд. рублей.[110]

Еще Андропов в 1982 г. в секретной записке на имя Брежнева писал, что годовое потребление алкоголя в СССР на душу населения зашкаливает за 18 литров, а цифра 25 литров признана медиками той границей, за которой начинается самоуничтожение нации.[111] Тогда же в Политбюро была создана особая комиссия по разработке антиалкогольного постановления, но в связи с частой смертью руководителей страны к этой проблеме вернулись только в 1985 году. Так, четверть века назад в СССР началась кампания по борьбе с пьянством.

Инициаторами кампании были члены Политбюро ЦК КПСС М. С. Соломенцев и Е. К. Лигачёв, которые вслед за Ю. В. Андроповым полагали, что одной из причин стагнации советской экономики является общий упадок морально-нравственных ценностей «строителей коммунизма» и халатное отношение к труду, в которых был повинен массовый алкоголизм.[112]

Как говорил тогда сам М. С. Горбачев: «Мы  твердо будем продолжать борьбу с  пьянством и алкоголизмом. Корни этого  социального  зла  уходят в глубину веков,  это явление стало привычной, бороться  против него нелегко. Но общество созрело для крутого поворота. Пьянство и алкоголизм, особенно в последние два десятилетия, многократно возросли и стали опасностью для самого будущего  нации».[113] Накануне, во время своего первого визита в Ленинград, Горбачев загадочно улыбается обступившим его горожанам: «Читайте завтрашние газеты. Все узнаете».

7 мая 1985 г. были приняты Постановление ЦК КПСС «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма» и Постановление Совмина СССР «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения», которыми предписывалось всем партийным, административным и правоохранительным органам решительно и повсеместно усилить борьбу с пьянством и алкоголизмом.[114]

Нельзя сказать, что Политбюро ЦК КПСС было единодушным, принимая это решение. Ссылаясь на грузинские обычаи изготовления напитка чача из отходов, Э. Шеварднадзе возражал против редакции раздела о самогоноварении. Были и другие участники заседания, пытавшиеся смягчить отдельные, особо жесткие формулировки проекта постановления: член Политбюро и первый заместитель Предсовмина Г. Алиев, член Политбюро и Председатель Совмина РСФСР В. Воротников, секретари ЦК КПСС И. Капитонов и В. Никонов.[115] Решительным противником постановления в целом выступил Председатель Совмина СССР Н. Рыжков, ставший только что членом Политбюро ЦК КПСС. Он предсказывал «резкий рост самогоноварения, перебои в снабжении сахаром и его рационирование, а, главное, сокращение бюджетных поступлений».[116] Однако все эти возражения разбивались о доводы Е. Лигачева и М. Соломенцева.

Поэтому постановления были учреждены. В принятых документах отмечалось, что «в современных условиях, когда все полнее раскрываются созидательные силы социалистического строя, преимущества советского образа жизни, особое значение приобретают строгое соблюдение принципов коммунистической морали и нравственности, преодоление вредных привычек и пережитков, прежде всего такого уродливого явления, как пьянство, злоупотребление спиртными напитками. Не может не вызывать серьезной озабоченности то обстоятельство, что проблема пьянства и алкоголизма в стране за последние годы обострилась. Намечавшиеся ранее меры по устранению пьянства и алкоголизма осуществляются неудовлетворительно. Борьба с этим социально опасным злом ведется компанейски, без необходимой организованности и последовательности. Недостаточно скоординированы в этом деле усилия государственных и хозяйственных органов, партийных и общественных организаций. По-настоящему не развернута антиалкогольная пропаганда. Она нередко обходит острые вопросы, не носит наступательного характера. Значительная часть населения не воспитывается в духе трезвости, недостаточно осведомлена о вреде употребления спиртных напитков для здоровья нынешних и особенно будущих поколений, для общества в целом».[117]

В связи с этим,  Совет Министров СССР обязал Советы Министров союзных и автономных республик, исполкомы краевых и областных Советов народных депутатов, министерства и ведомства СССР «решительно усилить борьбу с пьянством, алкоголизмом, самогоноварением и изготовлением других крепких спиртных напитков домашней выработки. В этих целях: активизировать деятельность трудовых коллективов, правоохранительных органов по устранению причин и условий, порождающих пьянство и алкоголизм; повысить ответственность руководителей предприятий, организаций и учреждений за создание во всех коллективах нетерпимого отношения к любым фактам пьянства; активнее вовлекать граждан, и особенно молодежь, в общественно-политическую жизнь, научно-техническое творчество, пробуждать глубокий интерес к художественной самодеятельности, искусству, физкультуре и спорту; со всей строгостью применять предусмотренные законодательством меры воздействия к лицам, допускающим распитие спиртных напитков на производстве и в общественных местах, а также занимающимся самогоноварением и спекуляцией алкогольными напитками».[118]

Органам внутренних дел было поручено «обеспечить своевременное выявление лиц, занимающихся самогоноварением, сбытом, приобретением и хранением крепких спиртных напитков домашнего изготовления, а также спекуляцией спиртными напитками, привлекать их к ответственности в соответствии с действующим законодательством».[119]

Государственный комитет СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли был обязан увеличить количество изданий научно-популярной литературы и научно-методических материалов, плакатов, буклетов, памяток по антиалкогольной пропаганде, а также предназначенных для использования преподавателями школ, профессионально-технических училищ, высших и средних специальных учебных заведений в воспитательной работе.[120]

В тоже время  по телевидению и радио увеличивалось число художественных, документальных и научно-популярных кино- и телефильмов, количество радиопередач на антиалкогольные темы, раскрывающих вред пьянства в социально-нравственном отношении, а также пропагандирующих положительный опыт его профилактики.[121] Запрещалось проповедовать идеи умеренного употребления спиртных напитков, изображать всевозможные застолья и питейные ритуалы в средствах массовой информации, в произведениях литературы, в кино и по телевидению.[122]

Вот как вспоминает былое Л. Макарович, котрорый в то время возглавлял идеологический отдел ЦК КПУ:  «В те времена партия зачастую, прежде чем принимать какое-либо решение, сначала «рыхлила» общественное сознание, используя все методы пропаганды. Так было и перед стартом антиалкогольной кампании. Следует сказать, что в 1985 г. люди еще доверяли средствам массовой информации. За полгода до начала антиалкогольной кампании телевидение, прессу, кино, радио заполонила агитация за трезвый образ жизни. И продолжалась она аж до 1988 г. Помню, к примеру, статью «За помощь магарыч», автор призывал отказаться от традиции выставлять бутылку за какую-либо услугу и довольно красочно поведал о пагубных последствиях такой благодарности. Появились и специфические художественные, документальные и мультипликационные фильмы на антиалкогольную тему. По телевидению показывали детей-инвалидов, рожденных от алкоголиков, спившиеся села, население которых вырождалось, «пьяный» травматизм на производстве... Довольно часто рассказывали о том, как «зеленый змий» разрушал некогда благополучные семьи. И все это было настолько остро и убедительно, что лично у меня не оставалось никаких сомнений в правильности и необходимости указа об усилении борьбы с пьянством».[123]

Стали выделять дополнительные средства на строительство кинотеатров, дворцов и домов культуры, клубов, библиотек, спортивных сооружений и предприятий общественного питания. Была установлена норму отчислений от доходов жилищно-эксплуатационных организаций – до 3% для развития спортивной работы и строительства спортивных сооружений по месту жительства граждан.[124]

У населения, в колхозах, совхозах выкупались излишки фруктов, винограда, ягод, в целях перепродажи в свежем, сушеном и замороженном виде, а также для переработки на варенье, компоты, джемы и соки, которые предписывалось продавать в мелкой расфасовке.[125]

С этого времени продажа водки и ликеро-водочных изделий производилась только в специализированных магазинах или отделах продовольственных магазинов.[126] Запрещалась продажа алкогольных напитков в торговых предприятиях вблизи производственных предприятий и строек, учебных заведений, общежитий, детских учреждений, больниц, санаториев, домов отдыха, вокзалов, пристаней и аэропортов, культурных и зрелищных предприятий, в местах массовых гуляний и отдыха трудящихся. Продажу винно-водочных изделий в рабочие дни производилась с 14.00 до 19.00.[127]

На местах создавались наркологические кабинеты и амбулатории для оказания профилактической медицинской помощи лицам, злоупотребляющим алкоголем и страдающим алкоголизмом, а также специальные наркологических отделений для принудительного лечения больных хроническим алкоголизмом с тяжелыми сопутствующими заболеваниями.[128] Например, закон Белорусской ССР от 4 июня 1985 г. предусматривал, что «больные хроническим алкоголизмом обязаны добровольно проходить полный курс специального лечения в лечебно-профилактических учреждениях органов здравоохранения. Если же такое лицо уклоняется от добровольного лечения или после лечения продолжает пьянствовать, его направляют в лечебно-трудовой профилакторий для принудительного лечения и трудового перевоспитания на срок от 1 года до 2 лет. Вопрос о направлении алкоголика в профилакторий рассматривается народным судом по месту его жительства. Основанием для рассмотрения является ходатайство общественной организации, трудового коллектива, государственного органа, членов семьи или близких родственников данного лица и обязательное медицинское заключение».[129]

Была создана широкая сеть больниц при крупных промышленных предприятиях для лечения больных алкоголизмом. Такие больницы были призваны сочетать лечение с работой на предприятиях, которые тем самым получали дешевую, хотя и неквалифицированную рабочую силу.[130] В результате лечебная эффективность у таких больных оказалась ничтожной, т.к. терапевтические задачи были подчинены производственным и вытеснялись ими, в частности, за счет ночных смен для больных.

Было создано Всесоюзное общество «Трезвость». Собирались  «алкогольные комиссии» при райсоветах и на предприятиях. В 1986 г. Московский городской институт усовершенствования учителей издал методические рекомендации «Антиалкогольное воспитание школьников в процессе изучения основ наук».[131] Авторы предложили включать элементы антиалкогольной пропаганды в процессе изучения химии, биологии, истории, литературы, обществоведения, этики и психологии семейной жизни, основ Советского государства и права.[132] Таким образом, вновь воспроизводился опыт педагогов–трезвенников начала ХХ в.

В 1987 г. появилось пособие А. Н. Маюрова по антиалкогольному воспитанию для учителей, в котором помимо методики антиалкогольного просвещения в курсе школьных дисциплин, предлагались методические рекомендации по антиалкогольному воспитанию во внеклассной работе, в том числе по взаимодействию с семьей и общественностью.

Меры, направленные на борьбу с пьянством, содержались и в трудовом законодательстве. В частности, за появление на работе в нетрезвом состоянии рабочий или служащий мог быть уволен, переведён на другую, нижеоплачиваемую, работу или смещён на другую, низшую, должность на срок до 3 месяцев. Также в отношении пьяниц вводилось меры: лишение премий, вознаграждений по итогам работы за год, путевок в дома отдыха и санатории и пр.[133]

Итак, кампании предавался массовый характер. Создавалось всесоюзное добровольное общества борьбы за трезвость с собственным печатным органом. Его члены должны были, отказавшись от употребления алкоголя, выступать активными борцами за трезвость. В него вошли передовые рабочие, работники колхозных хозяйств, интеллигенции, т.е. люди, способные увлечь других личным примером трезвости и активной борьбы за здоровый образ жизни. В выполнение этой задачи втягивались также в обязательном порядке профсоюзы, система образования и здравоохранения, все общественные организации и даже творческие союзы (союзы писателей, композиторов и т. д.).[134] Жёсткие требования отказа от алкоголя стали предъявляться к членам Партии. От членов партии требовалось также вступление в Общество трезвости.

В планах экономического развития было, начиная с 1986 г. ежегодно сокращать производство ликеро-водочных изделий, а уже к 1988 г. полностью прекратить выпуск плодово-ягодных вин.[135]

Конечная цель намеченных этими документами мер – полный отказ всего населения от употребления спиртных напитков даже в самых минимальных дозах.

Уже 16 мая 1985 г. вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом, искоренении самогоноварения», который подкреплял предыдущие документы административными и уголовными наказаниями. Так, за распитие спиртных напитков в общественных местах, кроме предприятий торговли и общественного питания, в которых продажа спиртных напитков в розлив разрешена или за появление в общественных местах в пьяном виде – накладывалось административное взыскание в виде предупреждения или штрафа в размере от 20 до 30 рублей.[136] Однако если подобное было совершенно повторно в течение года, то сумма штрафа увеличивалась до 30 – 100 рублей, а также исправительные работы на срок от 1 до 2 месяцев с удержанием 20% заработка. В исключительных случаях наказание было в виде административного ареста на срок до 15 суток.[137]

За изготовление или хранение алкогольных напитков влекло за собой уголовную ответственность. В то время как, приобретение напитков домашней выработки влекло за собой штраф в размере от 30 до 100 рублей.[138]

Таким образом, вводились силовые меры контроля антиалкогольной кампании. Милиционеры забирали любого, чья трезвость вызывала сомнения, отправляли в вытрезвители, количество которых пришлось спешно увеличивать. Членов партии исключали из ее рядов. Из докладной записки первого секретаря МГК КПСС: «В течение только июля-августа за злоупотребление алкоголем привлечено к партийной ответственности около 600 коммунистов, из них 152 исключены из партии».[139] 

Вскоре пришлось еще более ужесточить меры наказания. Поэтому пленум Верховного Суда СССР 1 ноября 1985 г. принял постановление «О практике применения судами законодательства, направленного на усиление борьбы с пьянством и алкоголизмом».[140]

Среди мер принуждения особое место принадлежит ответственности за вовлечение в пьянство несовершеннолетних. Уголовным кодексом установливалось, что доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения лицом, в служебной зависимости от которого он находится, наказывается лишением свободы на срок до 2 лет или исправительными работами на тот же срок или штрафом от 200 до 300 руб.[141] Систематическое же доведение несовершеннолетнего до опьянения рассматривалось как вовлечение его в пьянство и наказывается лишением свободы на срок до 5 лет.[142] Родители, которые доводили несовершеннолетнего до состояния опьянения, подвергались административному наказанию в виде штрафа в размере от 50 до 100 руб. Более того, родители или заменяющие их лица несли административную ответственность за появление в общественных местах подростков в возрасте до 16 лет в пьяном виде, а равно за сам факт распивания ими спиртных напитков. В таких случаях на виновных налагается штраф в размере от 30 до 50 руб. Хронический алкоголизм или наркомания родителей являлся основанием для лишения их родительских прав.[143]

Итак, были приняты жёсткие меры против распития спиртного в парках и сквериках, а также в поездах дальнего следования. Пойманные в пьяном виде имели серьёзные неприятности на работе. За употребление спиртного на рабочем месте – увольняли с работы и исключали из партии. Были запрещены банкеты, связанные с защитой диссертаций, стали пропагандироваться безалкогольные свадьбы. Появились «зоны трезвости», в которых спиртное не продавалось.

Между постановлением ЦК КПСС и ее началом (1 июня 1985 г.) прошло всего три недели, которые были даны на подготовку широкомасштабной всесоюзной акции с далеко идущими последствиями. Как позже заявил Б. Ельцин, такая «поспешность в реализации постановления, отсутствие его научной проработки и волевой характер решения свидетельствуют о незаурядных личных амбициях двух инициаторов кампании».[144] Так, 1 июня 1985 года закрылось две трети вино-водочных магазинов, спиртное исчезло с прилавков. Кампания сопровождалась интенсивной пропагандой трезвости. Повсюду стали распространяться статьи академика АМН СССР Ф. Г. Углова о вреде и недопустимости потребления алкоголя ни при каких обстоятельствах и о том, что пьянство не свойственно русскому народу.[145] «Не допускать, чтобы в театры, кино, теле- и радиопередачи, художественные произведения проникали мотивы, пропагандирующие выпивки, застолья» - говорилось в постановлении ЦК.[146] Из театральных репертуаров и кинопроката исключили фильмы и спектакли, где имелись подобные сцены. В числе первых под запрет попала фильм-комедия «Гусарская баллада». В Большом театре пришлось снять даже оперу «Борис Годунов».[147] Некоторые исполнители указа пытались подкорректировать историю. По случаю 25-летия полета Гагарина в газете «Правда» поместили старое фото космонавта на приеме в Кремле. Бокал в руке Гагарина при этом заретушировали, и получилась странная картинка: герой космоса протягивает весьма характерным жестом руку, в которой абсолютно ничего нет.[148]

Уже 25 сентября 1985 г. в Москве состоялась учредительная конференция Всесоюзного добровольного общества борьбы за трезвость, которое уже через несколько месяцев насчитывало 13 млн. записавшихся.[149]

Компания началась активно и с размахом. Уже через пару месяцев из столичного горкома партии сообщили: в Москве «проведено 63 тыс. собраний, на которых присутствовали почти 6 млн. человек. Везде приняты резолюции об одобрении».[150]

Основным направлением антиалкогольной кампании 1985 г. было снижение потребления алкоголя посредством уменьшения государственного производства и продажи спиртных напитков. Важным считалось также искоренение самогоноварения. Несколько позже, в августе 1985 г. произошло повышение цен, в частности, на водку на 25 %, а в августе 1986 г. – новый и более резкий рост цен на спиртное.[151]

Из 1,5 тыс. винных точек в Москве оставили торговать спиртным лишь 150. На заводе «Кристалл» отправили в металлолом недавно приобретенное за валюту дорогое импортное оборудование, на двух крупнейших заводах по производству пива порезали огромные чаны из нержавеющей стали.[152] Поскольку предполагалось уже в ближайшее время сократить выпуск фактически в два раза. Государство впервые пошло на снижение доходов от алкоголя, которые были значимой статьёй государственного бюджета, и стало резко сокращать его производство.

По первоначальному плану сокращение продажи спиртных напитков должно было составить 11% в год, что привело бы через 6 лет к двукратному сокращению доходов государства от винно-водочной торговли.[153] При этом предполагалось, что компенсация существенных потерь бюджета произойдет автоматически за счет «оздоровления производства», а также в связи со значительным расширением выпуска товаров народного потребления.

В РСФСР к 1987 г. почти в пять раз сократилась сеть магазинов, торгующих спиртным. Сокращение товарооборота алкогольных напитков также опережало планы, и потери бюджета составили в 1987 г. 5,4 миллиарда рублей, из которых только 2,4 миллиарда были компенсированы за счет расширения производства товаров народного потребления.[154] Надо заметить, что все это происходило на фоне резкого сокращения поступлений в бюджет в связи с низкими ценами нефти на мировом рынке.

Хотя еще до начала кампании некоторые экономисты предсказывали быстрое оскудение бюджета страны без «алкогольных вливаний», однако Горбачев слишком надеялся на высокие в то время цены на нефть. Тогда высокой считалась цена 30 долларов за баррель.[155]

Но самая страшная беда пришла в винодельческие регионы страны – за два года было вырублено и уничтожено бульдозерами 30% всех виноградников, тогда как в Великую Отечественную войну, когда бои прошли по югу России, Крыму, Молдавии, погибло 22% всех виноградников.[156] Причем уничтожались лучшие, элитные сорта. В Крыму из-за этого покончил с собой директор Всесоюзного научно-исследовательского института виноделия и виноградарства Павел Голодрига.[157]

Разумеется, для спекулянтов наступили «золотые» времена. Водкой торговали таксисты, торговали ею на частных квартирах, да и просто на улицах – «из-под полы». Очереди за спиртным у специализированных магазинов резко выросли и стали многочасовыми, часто «с ночи». Для покрытия недостачи бюджета правительство вынуждено было увеличить продажу дорогих напитков – шампанского и коньяка.

Резко возросло производство и потребление самогона. И это несмотря на то, что в начале кампании значительная часть самогонных аппаратов была реквизирована милицией или добровольно сдана населением, в некоторых районах России количество уничтоженных аппаратов почти равнялось количеству домов в деревнях.[158] Рост производства самогона происходил, несмотря на то, что число людей, привлекаемых к ответственности за самогоноварение, почти удваиваясь ежегодно с 1984 г., достигло 397 тысяч человек в 1987 г., в 1988 г. – 414 тысяч. А общее количество нарушителей антиалкогольного законодательства и административных правил в 1987 г. превысило 10 миллионов человек.[159]

Однако была, конечно, и польза от закона. Уже в постановлении ЦК КПСС от 18 сентября 1985 г. говориться о сокращении количества правонарушений, хулиганства и других преступлений, связанных с пьянством. Уменьшилось число дорожно-транспортных происшествий, различных нарушений на производстве. Укрепляется порядок в городах и населенных пунктах. Возрастает общественная активность трудящихся, более содержательным становится их досуг.[160] В 1985 г. резко упала смертность и была достаточно низкой до самого конца кампании. Смертность от алкогольных отравлений понизилась на 56%, а смертность мужчин в результате несчастных случаев – на 36%. И именно на этот период пришелся небывалый всплеск рождаемости.[161] В России в 1987 г. «потребление алкоголя из государственных ресурсов» сократилось в 2,7 раза или на 63,5 % по отношению к 1984 г., что существенно превысило запланированные темпы снижения потребления: предполагалось в 1985 г. уменьшить на 11 % в год, в 1987 г. – на 25 %.[162]

К тому же, не все виноградные предприятия начали вырубку лоз. Так, исследователи в Всесоюзном научно-исследовательском институте виноградарства и виноделия «Магарач» придумали перерабатывать технические сорта винограда, предназначенные исключительно для вина, в порошок. Таким образом, получался  виноградный «сок в сухом виде».[163]

В таком «порошковом» состоянии от ягоды сохранялось 95% всего, что есть в ней полезного.[164]

Также, в одном из отделов института был получен из винограда еще один оригинальный безалкогольный продукт – мед. Залитые, медом свежие виноградинки, как подтвердили многократные опыты, могут по нескольку месяцев оставаться такими же, как на гроздьях.[165]

Еще одним способом переработки сырья стало обработка ягоды: не солнцем и жаром, а холодом. При этом она становилась более «полной», как бы с остатками сока, мягкой, вкусной, ничего полезного не растерявшей.[166]

Вместе с тем, рос дефицит бюджета, не помогли ни печатный станок, ни продажа золота. Резко выросла задолженность государства, как внутренняя, так и внешняя. Страна стала сталкиваться с трудностями выплаты зарплат, что было свято для советской власти. Кроме того, 1987 г. государственная политика начала поворот от «ускорения» к «перестройке», для осуществления которой, также как и для ускорения, не было средств.[167]

В 1987 г. председатель Совмина РСФСР В. И. Воротников направил записку в Политбюро ЦК КПСС об ошибочности методов проведения антиалкогольной кампании. При обсуждении этой записки Политбюро передало решение судьбы кампании Совмину СССР, который по предложению своего председателя Н. И. Рыжкова постановил увеличить государственное производство и продажу вино-водочной продукции с 1 января 1988 г.[168] Еще до этого, в июле 1987 г. уголовная ответственность за изготовление суррогатных напитков без цели сбыта была заменена на административную, а 25 октября 1988 г. последовало новое постановление ЦК КПСС «О ходе выполнения постановления ЦК КПСС по вопросам усиления борьбы с пьянством и алкоголизмом», по сути дела положившее конец антиалкогольной кампании, хотя некоторые, запущенные ею процессы, продолжали действовать еще несколько лет.[169] Так закончилась антиалкогольная политика в 1980-е гг.

Таким образом, активно начавшаяся кампания была направлена лишь на некоторые, наиболее доступные элементы алкогольной ситуации: на производство напитков и их цены. Однако никак не затрагивала потребностные составляющие этой ситуации. До конца непродуманная борьба за трезвость носила половинчатый характер. Не были осуществлены многие предписания советского руководства. В условиях перестройки экономики сказалась нехватка денег на реализацию культурной составляющей «реформы».

Однако, вместе с плохой организацией мер (малое количество пунктов продажи, отсутствие должного количество мест досуга и пр.), правительство вводит жесткие способы контроля и принуждения.

Также власти не способны были четко разработать и спрогнозировать дальнейшее развитие принятых мер. Это привело к необдуманным решениям и плачевным последствиям. Так, к примеру, были уничтожены уникальные советские виноградники Украины, Армении и др.

Итак, вследствие не популярности кампании среди народа, а также в условиях дефицита бюджета правительство сворачивает проведения ранее принятых мер. Страна встретила 1988 г. с расшатанной экономикой, массой претензий со стороны стран ОВД и др. проблемами.

 

 

 

 

Глава III. Результаты кампании по борьбе с пьянством.

3.1. Последствия для экономики.

 

Несмотря на краткость кампании, она была большим потрясением для страны и затронула многие стороны жизни государства и его населения. Главная особенность кампании – неоправданно стремительные темпы сокращения госпродажи спиртных напитков: на 63,5 % за 2,5 года, т. е. на 25% в год.[170] Приблизительно в то же время правительство Нидерландов, обеспокоенное высоким уровнем потребления алкоголя в стране, после тщательной подготовки начало проводить новую алкогольную политику, которую также можно обозначить как антиалкогольную кампанию. Ее главным содержанием было антиалкогольное просвещение населения через СМИ. Была также большая исследовательская программа. В результате снижение потребления за три года составило 6%.[171] И это было воспринято как сугубо позитивный итог.

В результате резкого снижения госпродажи алкогольных напитков бюджет СССР за 1985 – 1987 гг. недополучил 49 миллиардов рублей, только в РСФСР и только в 1987 г. алкогольная недостача бюджета составила 5,3 миллиарда рублей в ценах тех лет.[172]

Значительная часть этих сумм перекочевала в карман подпольных производителей и продавцов самогона, потребление которого к 1987 г. выросло почти в 2 раза.[173] Государству не удалось обеспечить товарами те деньги, которые не были истрачены на алкогольные напитки. В 1985 – 1987 гг. торговля в СССР не получила предусмотренных планом товаров народного потребления на 40 миллиардов рублей и платных услуг на 5,6 миллиарда рублей.[174] Уменьшение продаж алкоголя нанесло серьёзный ущерб советской бюджетной системе, поскольку ежегодный розничный товарооборот в среднем сократился на 16 млрд. рублей.[175] Урон для бюджета оказался неожиданно велик: вместо прежних 60 миллиардов рублей дохода пищевая промышленность принесла 38 миллиардов в 1986 г. и 35 миллиардов в 1987-м.[176] До 1985 г. спиртное давало 25% поступлений в бюджет от розничной торговли, за счет высоких цен на него удавалось дотировать цены на хлеб, молоко, сахар и др. продукты. Неистраченные населением деньги стали давить на потребительский рынок, что и составило вклад антиалкогольной кампании в обесценивание рубля и усиление инфляции.

К 1985 г. винно-водочная промышленность обладала отсталой технической базой. В результате кампании темпы ее обновления, и без того самые низкие в пищевой промышленности, снизились более чем в 2 раза. Антиалкогольная кампания переориентировала виноградарство страны на выращивание столовых сортов в ущерб техническим, идущим на изготовление вина. В результате площади, занятые этими сортами, сократились на 29 %, а закупки государством — на 31 %.[177]

Резкое падение производства алкогольных напитков сопровождалось сокращением выпуска бутылок для винно-водочной продукции почти в 3 раза и пива в 1,5 раза.[178] Многие стеклозаводы были перепрофилированы на выпуск посуды для других целей. К 1990 г. дефицит бутылок для водки и коньяка составил 210, вина – 280, пива – 340 миллионов, в 1991 г. – вырос соответственно до 220, 400 и 707 миллионов бутылок.[179]

Дело не только в том, что было сокращено их производство. Снизился и возврат использованных. Так, к 1990 г. обеспеченность приемными пунктами в Москве составляло 80%, по стране – 74.[180] Число возвращаемой стеклотары уменьшилось еще из-за нелегальной торговли алкоголем.

Самогоноварение не только не было ликвидировано, как предполагали инициаторы кампании, но значительно расширилось и только в 1990 г., по расчетам Госкомстата СССР, вывело из пищевого употребления около 1 миллиона тонн сахара.[181] Усиление самогоноварения привело к дефициту в розничной продаже сырья для самогона – сахара, а следом – дешёвых конфет, томатной пасты, гороха, круп и пр., что привело к росту общественного недовольства. Существовавший и ранее теневой рынок кустарного алкоголя получил в эти годы значительное развитие – водка пополнила перечень товаров, которые нужно было «доставать». Немыслимых размеров достигла спекуляция алкоголем, даже продукция крупных ликеро-водочных заводов полностью скупалась спекулянтами, которые получали 100 – 200% прибыли в день.[182] Тем не менее, рост потребления «нелегального» алкоголя не компенсировал падения потребления алкоголя «легального», в результате чего реальное сокращение общего потребления алкоголя всё-таки наблюдалось, что и объясняет те благотворные последствия снижение смертности и преступности, рост рождаемости и ожидаемой продолжительности жизни, которые наблюдались в ходе проведения антиалкогольной кампании.

Развиваясь, самогоноварение переросло в подпольную водочную промышленность. К началу рыночных реформ в результате антиалкогольной кампании была сформирована всесоюзная инфраструктура подпольного производства и рынка алкогольной продукции, которая поэтому оказалась наиболее подготовленной к новым рыночным отношениям.

Увеличение продажи алкогольной продукции проходило медленно. Так, в 1990 г. было продано на 0,1 миллиона декалитров абсолютного алкоголя больше, чем в 1989 г. Тогда как, в 1990 г. выручка от продажи алкогольных напитков в фактических ценах составила 56,3 млрд. рублей – на 5,6 млрд. больше, чем в 1989 г., и на 3,6 млрд. больше уровня 1984 г.[183]

Наркологическая служба, созданная в 1976 г., среди заинтересованных государственных структур была наиболее восприимчивой к проведению кампании, которая вдохнула еще и новую жизнь в эту отрасль медицины: количество наркологических диспансеров за 4 года увеличилось в 3,5 раза в СССР и в 4,3 раза в РСФСР. Более 75 тысяч коек для больных алкоголизмом было развернуто во вновь открытых наркологических учреждениях при промышленных и сельскохозяйственных предприятиях. Это явно избыточное количество мест заполнялось, часто насильственно, больными, которые становились чернорабочими на производствах, где не хватало именно такой рабочей силы.  40% заработка этих пациентов удерживалось за лечение, которое по сути дела не проводилось из-за сменных, в том числе ночных условий работы предприятий.[184]

Созданная декларативно наркологическая служба была поспешно заполнена врачами, большинство из которых не имели специального наркологического образования. До начала кампании их переподготовка шла очень медленно. Благодаря антиалкогольной кампании квалификация врачей и персонала резко повысилась; наркологические знания распространились в общую медицинскую сеть. Можно сказать, что в результате кампании квалификация практических наркологов суммарно выросла.[185]

Этого никак нельзя сказать про научную наркологию. В отличие от практической службы научная алкология подошла к началу кампании очень слабой из-за идеологических установок и политических ограничений. Советская научная наркология была представлена несколькими десятками специалистов, главным образом, клиницистами, разбросанными мелкими группами в учреждениях Москвы и в нескольких больших городов Союза. В закрытом Институте судебной психиатрии им. В. П. Сербского существовал отдел наркологии, занимающийся преимущественно биологическими проблемами алкоголизма. А вот социальные и другие стороны пьянства и алкоголизма оставались практически закрытыми для изучения. Редкие наркологические публикации такого рода в большинстве своем имели гриф «для служебного пользования» или были засекречены.[186]

В начале кампании, т. е. в 1985 г., единственный отдел наркологии был преобразован во Всесоюзный Центр наркологии, однако организационные неурядицы и ошибочные целевые установки еще несколько лет мешали Центру начать планомерную работу. Помимо этого Центра в стране дополнительно было создано несколько лабораторий и небольших отделов.

Тут стоит напомнить, что Национальный институт злоупотребления алкоголем и алкоголизма в США был создан в 1970 г., а к 1985 г. он уже превратился в крупный исследовательский центр мирового уровня.

Несколько усиленная советская алкология продолжила свою генеральную линию – изучение проблемы алкоголизма, далеко не исчерпывающей всех алкогольных проблем, хотя в мировой алкологии по призыву ВОЗ уже в начале 1970-х гг. произошел сдвиг с проблемы алкоголизма на «проблемы, связанные с употреблением алкоголя».[187]

Несмотря на создание «единой целевой комплексной программы», почти ничего не было сделано для изучения и оценки алкогольной ситуации в стране, ее прогноза на ближайшее будущее. Так что в области науки кампания не оставила заметного следа, несмотря на принудительное подключение к программе большого числа непрофильных институтов и рост числа публикаций в области алкологии. И, главное, большие возможности такого «эксперимента», как антиалкогольная кампания, были упущены.

Кампания чрезвычайно негативно отразилась на винодельческой отрасли и её сырьевой базе – виноградарстве. В частности, были резко сокращены ассигнования на закладку виноградников и уход за насаждениями, увеличено налогообложение хозяйств.[188] Главным директивным документом, определяющим пути дальнейшего развития виноградарства, стали утверждённые XXVII съездом КПСС Основные направления социального и экономического развития СССР на 1986 – 1990 гг. и на период до 2000 г., в которых было записано: «Осуществить в союзных республиках кардинальную перестройку структуры виноградарства, ориентировав его в первую очередь на производство столовых сортов винограда».[189]

Также было уничтожено много гектар винограда. Виноградники вырубались в России, на Украине, в Молдавии и других республиках СССР.

В Молдавии было уничтожено 80 тыс. гектаров виноградников из 210 тыс. Нынешний директор известного молдавского винзавода Cricova Валентин Бодюл утверждает, что «почти целиком были уничтожены уникальные сорта винограда – фетяска, рара нягрэ, даже столовые сорта. Молдавия лишилась более 80 тыс. гектаров виноградников. Осталось чуть больше 130 тысяч, причем большинство из них приближалось к критическому возрасту. По сегодняшним деньгам посадить и довести до ума гектар винограда стоит 12 тысяч долларов. Мы до сих пор не восстановили прежние объемы работы, хотя прикладываем максимум усилий. Нас по выходным заставляли выходить с топором и рубить виноград. Особо непреклонным грозил тюремный срок. Были громкие судебные процессы, защитники винограда получали по 14 – 15 лет заключения. Якобы на месте виноградников должен был появиться компьютерный завод, который, конечно, не появился, да и не нужен он был. Ведь для Молдавии виноград – это как нефть для России».[190]

С 1985 по 1990 гг. площади виноградников в России сократились с 200 до 168 тыс. га, восстановление раскорчёванных виноградников сократилось вдвое, а закладка новых не производилась вообще. Среднегодовой сбор винограда упал по сравнению с периодом 1981 – 1985 гг. с 850 тыс. до 430 тыс. тонн.[191] «Беда в том, что за время борьбы за трезвость Украина потеряла примерно пятую часть своего бюджета, в республике выкорчевали 60 тысяч гектаров виноградников, знаменитый винзавод «Массандра» от разгрома спасло только вмешательство Владимира Щербицкого и первого секретаря Крымского обкома партии Макаренко. Активными проводниками антиалкогольной кампании были секретари ЦК КПСС Егор Лигачёв и Михаил Соломенцев, которые и настаивали на уничтожении виноградников. Во время отпуска в Крыму Егора Кузьмича повезли в «Массандру». Там за все 150 лет существования знаменитого завода хранятся образцы выпущенных вин – винотека. Подобные хранилища имеют все известные винзаводы мира. Но Лигачёв сказал: «Эту винотеку надо уничтожить, а завод закрыть!» Владимир Щербицкий не выдержал и позвонил прямо Горбачёву, дескать, это уже перегиб, а не борьба с пьянством. Михаил Сергеевич сказал: «Ну ладно, сохраните», - рассказывает экс-секретарь ЦК Компартии Украины Я. Погребняк.[192]

Первый секретарь Крымского обкома КПСС Виктор Макаренко подтверждает слова Погребняка: «Лигачев требовал уничтожить виноградники как первооснову производства алкогольной продукции. Он настаивал даже на ликвидации знаменитой винотеки «Массандры». Только личное вмешательство Щербицкого спасло ее».[193]

В целом по Азербайджану за эти года площади виноградников уменьшились почти на 70 тысяч гектаров. Тогда как, каждый из них обошелся в свое время государству примерно в пять тысяч рублей.[194]

Не обошла напасть стороной и российский юг. «У нас в крае были страшные вырубки виноградников. Люди просто плакали, когда наблюдали за всем этим. Нашему Славянскому району Краснодарского края еще повезло. У нас был умный глава райкома. Он нам сам советовал не лютовать с вырубками, просил перепрятать оборудование. Мы выкапывали ямы, выкладывали их сеном и туда оборудование складировали. Так сохранили производство. А вот Анапский район, например, понес совершенно жуткие потери», - рассказал главный инженер винного завода «Славпром» Борис Устенко.[195]

И действительно, в Анапском районе до антиалкогольной кампании собирали до 100 тыс. тонн винограда. Виноградники вплотную подходили к черте города. После горбачевской кампании отрасль была практически уничтожена. Сейчас хорошим урожаем по району считается 10 тысяч тонн ягод.[196]

По некоторым данным, было уничтожено 30% виноградников, по сравнению с 22% во время Великой Отечественной войны.[197] Согласно материалам XXVIII съезда Компартии Украины на восстановление потерь уничтоженных 265 тыс. виноградников необходимо было 2 млрд. рублей и 5 лет.[198]

Однако инициатор кампании Егор Лигачёв утверждает, что «в 1985 г. площади виноградников составляли 1 млн. 260 тысяч гектаров, в 1988 г. - 1 млн. 210 тысяч гектаров, соответственно сбор винограда – 5,8 и 5,9 млн тонн».[199]

Михаил Горбачёв утверждает, что не настаивал на уничтожении виноградников: «То, что лозу повырубали, это были шаги против меня. Закоренелого трезвенника из меня в период антиалкогольной кампании пытались сделать».[200]

Самая большая потеря заключалась в том, что были уничтожены уникальные коллекционные сорта винограда. Например, был полностью уничтожен сорт винограда «эким-кара», компонент знаменитого в советские годы вина «Чёрный доктор».[201] Розовый мускат уцелел всего на 30 гектарах. Почти не осталось сортов винограда с романтическими названиями педро хименес, серсиаль, кефесия, семильон.[202]

Вместе с этим, ухудшился уход за насаждениями. Средняя продолжительность жизни виноградников составляет только одиннадцать лет. Более половины земель, занятых виноградниками, перестала приносить отдачу. В то же время ежегодно требуется на их содержание до 300 миллионов рублей.[203]

Отрасль теряет опытные кадры. Только за последние три года около 40% работавших ушли из виноделия. Прекращен выпуск специалистов среднего звена. В вузах страны вдвое уменьшен набор студентов по специальности «Виноградарство» и «Технология виноделия».[204]

«Тогда была объявлена глупая, нелепая война именно винным сортам, -вспоминает Мария Костик, работавшая тогда младшим научным сотрудником в НИИ «Магарач» - Они шли под нож, а насаждать стали столовые сорта. Я помню, что винограда «Молдова» посадили так много, что потом не знали, куда его девать. Когда были разрушены все экономические связи с республиками СССР, молдавского винограда в масштабах Украины оказалось слишком много для употребления в пищу, и его пустили под пресс, пытаясь делать из него вино. Но этот виноград не имел необходимых качеств, и вино получалось ужасным. Тогда и настала эпоха дешевого вина из столового винограда. А знаменитые сорта, оставшиеся нам по наследству от Голицыных, советские сорта и виноград П. Голодриги, который за долгие годы селекционной работы создал более двадцати сортов, остались в микроскопических масштабах».[205]

Таким образом, особо жёстким гонениям подвергалась селекционная работа. В результате травли и ряда безуспешных попыток убедить М. Горбачёва отменить уничтожение виноградников покончил с собой один из ведущих учёных-селекционеров, директор Всесоюзного научно-исследовательского института виноделия и виноградарства «Магарач» доктор биологических наук профессор Павел Голодрига.[206] Его сорта не боялись корневой тли, морозов и болезней. Наши сорта превосходили знаменитые европейские. Павлу Голодриге удалось создать сорт Цитронный Магарача, очень похожий на элитарный мускат белый, но по устойчивости, жизнеспособности даже превосходит его.[207]

Сейчас на всех конференциях и собраниях твердят, что за ними будущее, выделяют миллионы, чтобы их восстанавливать. А ведь тогда эти сорта (Аврора Магарача, Рислинг Магарача, Кентавр Магарача) оставались в нескольких совхозах, виноградари просто плакали, наблюдая за уничтожением целых плантаций. Те, кому удалось восстановить виноградники хотя бы частично, сейчас имеют прекрасные результаты. К примеру, совхоз «Таврия» на 400 гектарах выращивает Первенец Магарача и Подарок Магарача.[208]

После самоубийства ученого власти решили избавиться и от будущих винных сортов, от генофонда. Небольшая площадь с тысячами бесценных гибридов подверглась раскорчевке: пустяк в промышленном масштабе, но для будущего – бесценный материал. М. Костик пыталась бороться, забрасывая инстанции письмами, а потом, осознав, что такова политика государства, стала тайно срезать лозу и отправлять ее по своим каналам – по Крыму, на Кубань, в Чечню. В результате были спасены шесть сортов Голодриги и знаменитый Цитронный Магарача. Сейчас на Южном берегу Крыма его высажено на 18 гектарах и уже получено изумительное вино «Мускатель белый».[209]

Наталья Богомолова работала в «Магараче», когда М. Горбачев издал сухой закон, и вот что она вспомнила: «Конечно, это было для нас непростое время. Вырубили старые виноградники, выкорчевали. И новые вместо них не посадили. Ни тогда, ни потом. После перестройки на тех местах стали один за одним вырастать дома, участки ушли в частные руки».[210] 

Резко осложнились отношения со странами СЭВ – Венгрией, Румынией, Болгарией, большая часть вина в которых производилась для экспорта в СССР. Внешторг отказался закупать вино в этих странах, предложив компенсировать упущенную выгоду другими товарами.

Итак, массовое недовольство кампанией и начавшийся в 1987 г. в СССР экономический кризис вынудили советское руководство свернуть борьбу с производством и потреблением алкоголя. По случаю 20-летия антиалкогольной кампании в 2005 году Горбачёв в одном из интервью заметил: «Из-за допущенных ошибок хорошее большое дело закончилось бесславно».[211]

Осенью 1988 г. хозяйственникам удалось добиться от Горбачева рассмотрения хода кампании на Политбюро. Это время считается датой отмены советского «сухого» закона. Хотя перед этим 29 мая 1987 г. был принят указ Президиума Верховного Совета СССР «Об ответственности за самогоноварение», резко усиливший меры уголовного наказания за это преступление. Так, в случае обнаружения самогонного аппарата полагался штраф в размере 100 – 300 рублей (при повторном изъятии – 200 – 500 рублей и исправительные работы сроком до 2 лет).[212]

Таким образом, до конца не продуманная схема реализации антиалкогольной кампании отрицательно сказалась на экономике страны. Также кампания пришлась на годы перестройки экономической и социальной жизни страны, ломки государственного аппарата, что повлияло на дальнейшее существование СССР. Молдавия, Болгария и др. также понесли экономические потери от борьбы с пьянством, были подовраны многолетние дружественные отношения с соседними странами. Вместе с тем, были и положительные итоги этой кампании. Так, благодаря строгому трудовому контролю удалось уменьшить «пьяные» потери на производстве, были сохранены техника, машины, человеческие жизни. Благодаря отсутствию расходов на алкоголь многие товары ранее не пользующиеся спросом стали покупать, правда, в условиях кризиса производства многие товары становились дефицитными, полки магазинов были пусты, выстраивались многочасовые очереди.

Итак, «сухой закон» 1985 – 1988 гг. имел как положительные, так и отрицательный итоги для экономики страны. Однако в силу поспешности решений, экономика оказалась в дефицитном состоянии, поскольку была лишена поступлений от продажи спорного. К другим итогам пришла кампания 1980-х гг. в демографическом плане.

 

3.2. Демографическая ситуация после окончания кампании.

 

Антиалкогольное рвение партийных органов, милиции и других властных структур имели серьезные моральные издержки. Со времени окончания войны престиж власти впервые упал так низко. «Пьянству была объявлена война», констатировал известный социолог.[213] Это была действительно война одних советских граждан против других, тоже советских. Нравственные издержки увеличивались еще и потому, что воюющие стороны одинаково не видели внутреннего смысла в такой войне. Так, милиционер, выливающий в раковину арестованный самогон, одинаково с арестованным самогонщиком сожалели об уничтожении столь желанного продукта. Значительная часть населения, если не большинство, была решительно против антиалкогольных акций властей, которые игнорировали фундаментальный закон политики, состоящей в том, что любая реформа должна опираться на психологию людей, учитывать их ценностные ориентиры и мотивации.[214]

Официально зарегистрированные среднедушевые продажи спиртного в стране за годы антиалкогольной кампании снизились более чем в 2,5 раза. В 1985 – 1987 гг. уменьшение государственной продажи алкоголя сопровождалось ростом продолжительности жизни, ростом рождаемости, сокращением смертности. За время действия антиалкогольного постановления рождалось в год по 5,5 миллионов новорождённых, на 500 тысяч в год больше, чем каждый год за предыдущие 20 – 30 лет, причём ослабленных родилось на 8% меньше.[215] Ожидаемая продолжительность жизни мужчин увеличилась на 2,6 года и достигла максимального значения за всю историю России, снизился общий уровень преступности.[216] Сокращение смертности по сравнению с прогнозируемой линией регрессии без учета кампании составляет 919,9 тысячи у мужчин и 463,6 тысячи у женщин.[217] И это главный позитивный итог кампании.

В результате антиалкогольных мероприятий снизилась не только смертность, но и заболеваемость, особенно та, которая напрямую связана с употреблением алкоголя. Например, в 1987 г. частота алкогольных психозов в РСФСР уменьшились в 3,6 раза по сравнению с 1984 г.[218] Этот факт рассеивает широко распространенный и прочно укоренившийся предрассудок о том, что во время кампании, при значительном снижении среднего потребления «алкоголики как пили, так и пьют». Но это не так. Алкогольный психоз бывает только у больных алкоголизмом, и если количество психозов уменьшилось, значит, снизилось потребление алкоголя больными алкоголизмом. Это коснулось, главным образом, больных, относительно сохранных, как клинически, так и социально.[219]

Стало меньше пьяного хулиганства и пьяной преступности. Однако этот урок не был усвоен: для населения гораздо большее значение имели принудительный характер кампании и насильственные приемы ее проведения. Это значительно сузило психологическую и социальную базу антиалкогольной идеи, которая состоит в том, что чрезмерное употребление спиртных напитков является большим злом, как для отдельного человека, так и для общества. Сокращению числа людей с антиалкогольной установкой способствовал также провал кампании по борьбе с самогоноварением. Но, главное, власти на примере кампании не научились тому, что спиртные напитки, выпивка в кампании – часть культуры современного общества.

Поэтому, направленная на «моральное оздоровление» советского общества, антиалкогольная кампания в реальности достигла совершенно иных результатов. В массовом сознании она воспринималась как абсурдная инициатива властей, направленная против «простого народа».[220] Народ между тем начал «войну». Таксисты торговали водкой «из багажника» по двойной – тройной цене, бабки продавали страждущим очередь в бесконечных хвостах в магазины. Умельцы без отдыха клепали самогонные аппараты. Для лиц, широко вовлечённых в теневую экономику, и партийно-хозяйственной элиты  алкоголь по-прежнему был доступен, а «доставать» его были вынуждены рядовые потребители.

Были и другие отрицательные эффекты у антиалкогольной кампании. Резко возросло количество «бытовых отравлений» техническими жидкостями.

Приписываемый рост наркомании в связи с кампанией не справедлив. Поскольку начался за несколько лет до 1985 г. и происходил под влиянием других, как международных, так и внутренних факторов.[221] Связано это с тем, что в 1970-х гг. произошло некоторое насыщение наркотиками американского рынка. Это привело к тому, что мировой наркобизнес начал осваивать западноевропейский рынок и новые пути его снабжения из Центральной Азии. Дополнительным стимулом к этому явилось некоторое временное подавление двух из трех «золотых треугольников» - главных регионов производства наркотиков и наркобизнеса в мире: Колумбийского (Колумбия, Перу, Боливия) и Таиландского. В силу этого третий «треугольник», включающий Пакистан, Иран и Афганистан, начал функционировать более активно.[222] Для транспортировки наркотиков из этого «треугольника» СССР отводилась роль транзитной территории. Этому способствовала слабая техническая оснащенность нашей таможенной службы и ее неподготовленность к выявлению грузов такого рода. Поэтому наркотики, закамуфлированные под нейтральные грузы, легко пересекали российскую границу в обоих направлениях.

Для роста наркоманий в нашей стране большое значение имела война в Афганистане с декабря 1979 г., а позже – прозрачность афгано-таджикской границы, наркобизнес таджикской оппозиции, а главное – заводское производство наркотиков, налаженное в Афганистане талибами, которые жестоко расправлялись с частным наркобизнесом.[223] Афганистан стал одним из главных источников опия на рынках нашей страны. Как раз в это время в Иране началась очень жесткая репрессивная политика в отношении наркотиков. Это вывело страну из состава третьего «золотого треугольника» и тем самым блокировало один из главных путей транспортировки наркотиков на Запад. Все это привело к формированию нового мощного «треугольника» (Пакистан, Афганистан и Таджикистан – Горный Бадахшан).[224] Были также внутренние факторы роста наркоманий в СССР в предшествующий кампании период.

Антиалкогольная кампания вызвала рост наркомании в России, но, почти исключительно в форме токсикомании, которые пошли на убыль с ростом потребления алкоголя.

А круг проблем в связи с наркотиками непрерывно расширялся, продолжая тенденции, возникшие до начала кампании. Постепенно увеличиваясь, количество наркоманов вышло за пределы, необходимые для решения задач транспортировки наркотиков. С начала 1990-х гг. наркомании стали большой и самостоятельной проблемой России.

При этом следует иметь в виду, что суммарно негативные проблемы, связанные с наркотиками, по своим масштабам не идут ни в какое сравнение с алкогольными. В качестве иллюстрации можно привести несколько примеров. Первый – смерти от внешних причин, в частности, насильственные, в алкогольном и наркотическом опьянении составляют 52,3% и 0,1%.[225] Другой – смерти при отравлении алкоголем и от передозировки наркотиков: более 40 тысяч и 3,5 тысячи соответственно.[226] Число людей, состоящих на учете по поводу алкогольных проблем, резко превосходит число состоящих на учете по поводу проблем наркологических. Даже с поправкой на большую закрытость наркоманий тяжесть проблем потребления алкоголя выше, чем наркотиков в нашей стране. Что нельзя сказать о других странах. Так, в США материальный ущерб от злоупотребления алкоголем составил в 1986 г. 54,7 миллиарда долларов, а от употребления наркотиков – 26,0. Несомненно, что относительная разница материальных потерь от алкоголя и наркотиков в России еще больше в силу большего различия размеров потребления того и другого в США и России.[227]

Однако пьяные традиции российской жизни, сформированные в послевоенный период, ставшее привычным российское пьянство, связанная с этим кажущаяся естественность алкогольного урона, как материального, так и человеческого, долго отодвигали алкогольные проблемы на второй план. Этому способствовал провал антиалкогольной кампании, а также – мощное алкогольное лобби. Кроме того обилие совсем новых для России неалкогольных проблем, в частности, бедность большой части населения, разрушение социальных и моральных норм затушевывают драматизм алкогольной ситуации в России, но не уменьшают его размеров.

В контексте последствий антиалкогольной кампании нужно отметить еще одно, очень важное обстоятельство: кампания пришлась на годы перестройки экономической и социальной жизни страны, ломки государственного аппарата и смены лидеров. По сути дела происходил глубокий разлом истории страны. В это историческое время значительные усилия М. Горбачева и госаппарата были отвлечены на реализацию антиалкогольных постановлений, а внимание населения было сужено противодействием этим мероприятиям. В центре сознания многих людей было, где бы достать бутылку, а у руководства страны – как эту бутылку не дать или отобрать у людей. Поэтому проблему «куда ведет перестройка» не успели во время обдумать. Реформы были половинчатыми и шла в направлении демократизации общества только, тогда как параллельно или даже в первую очередь необходимо было провести экономические реформы, законодательно разделить три ветви власти, развести власть и собственность, произвести стоимостную оценку государственной недвижимости и заложить фундамент социальной защищенности основной части населения. Ничего из этого не было сделано. Отчасти из-за того, что огромные усилия были затрачены на проведение антиалкогольной кампании.

Таким образом, кампания 1985 – 1988 гг. сберегла миллионы жизней советских обывателей. Значительно вырос уровень рождаемости за это время. Правда, на это же время приходится рост употребления наркотиков, но этот рост был не связан с проводимыми мероприятиями, т.е. это стечение обстоятельств, о которых писалось выше. Процветающее подпольное производство алкоголя сыграло роль замедленной бомбы: начавшаяся неразбериха 1990-х гг. свели на нет все старания советского руководства – начался огромный рост употребления спиртного. Посей день, эта проблема остается одной из приоритетных в национальной политике России.

 

 

 

Заключение

 

Исследование социально-экономических процессов, протекавших в СССР в ходе антиалкогольной кампании 1985 – 1988 гг., на основе источников, исследований, при корректировке и сравнительном анализе информации доступных материалов, применении компьютерных технологий, позволило прийти к следующим выводам и наблюдениям.

В мае 1985 года одно за другим вышли постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР и указ Президиума Верховного Совета СССР, знаменовавшие начало кампании по борьбе с пьянством и самогоноварением.

Однако в течение истории правительство не раз прибегало к ограничению потребления алкоголя. Однако правительство, в тоже время, было одним из факторов, повышающих рост употребления алкоголя в стране. С ростом производства спиртных напитков росло и употребление их. Другими словами, власти одной рукой насаждали пьянство, а другой пробовали поставить его в рамки приличия. Поэтому большинство мероприятий по ограничению пьянства носили частичный характер – самым  простым способом пополнить бюджет страны была продажа алкогольной продукции.

Более действенным оказалось создание специальных общественных организаций борьбы за трезвость, начавшееся в России во второй половине XIX в. За довольно короткий срок участникам этих обществ удалось разработать приемы пропаганды трезвого образа жизни, число последователей этих обществ постоянно росло.

В советском государстве ничего коренным образом не поменялось: с началом Первой мировой войны был введен сухой закон, но пытаясь пополнить бюджет, новое правительство отменило сухой закон. Последствия не заставили себя долго ждать. Началась новая волна борьбы за трезвость. Шла активная пропаганда здорового образа жизни, но при этом, как и в предыдущий период, растет количество производимой алкогольной продукции, на законодательном уровне также отсутствует «работающая» регламентация питья и пр. Поэтому меры советского руководства сводят на нет весь положительный результат борьбы. Ситуация в стране с алкоголем стала перерастать в кризисную в годы застоя. Попытки выправить ситуация оканчивались провалом и новым еще большим всплеском роста пьянства. В таком состоянии страна оказалась к началу 1980-х гг.

Благодаря слаженной работе комиссий период подготовки реформы прошел плодотворно, правда, из-за частых смертей генсеков воплотить реформу удалось лишь новому генеральному секретарю М. С. Горбачеву.

Претворение программы в жизнь показало до конца не продуманную схему реализации антиалкогольной кампании. Не был учтен опыт предыдущих столетий борьбы за трезвость. Время проведения кампании тоже было выбрано не верно: «сухой закон» пришелся на годы перестройки экономической и социальной жизни страны, ломки государственного аппарата, что повлияло на дальнейшее существование СССР.

Просчётом организаторов антиалкогольной кампании стало то, что она стала проводиться целиком запретительными мерами. Во многих регионах страны партийные руководители гнались за «перевыполнением плана» и в том, что касалось антиалкогольных мер. Так, по инициативам местных властей число торговых точек, реализующих алкогольную продукцию, уменьшалось. Неудивительно, что подпольное производство в таких условиях просто расцвело.

Массовое закрытие винно-водочных «точек» не сопровождалось параллельным развитием инфраструктуры досуга, которая одна могла амортизировать социальные последствия масштабной антиалкогольной кампании. Государство запрещало людям уходить от неустройств жизни в пьяный угар, но в то же время ничуть не помогало в налаживании альтернативного трезвого образа жизни.

Общем результатом кампании стала ее отмена. «Сухой закон» 1985 – 1988 гг. имел как положительные, так и отрицательный итоги для страны. Одним из негативных следствий антиалкогольной кампании стал бурный рост теневой экономики, связанной с «доставанием» спиртного, перешедшего в разряд дефицитных товаров. Происходил, хотя и в меньших масштабах, процесс, аналогичный формированию американской мафии во время действия в США сухого закона в 1919 – 1933 гг. Указывают и на токсикоманию, в масштабе социального явления появившуюся в нашей стране именно в ту пору. Наконец, ещё одно катастрофическое последствие «закона» связывают крупномасштабное уничтожение виноградников, в том числе очень ценных сортов, на юге СССР.

В тоже время в 1985 – 1991 гг. в стране стало рождаться ежегодно на полмиллиона человек больше. Средняя продолжительность жизни мужчин достигла самого высокого показателя за всю историю нашей страны. Значительно снизилась смертность. Антиалкогольная кампания спасла почти полтора миллиона жизней. Преступность сократилась на 70%. Освободившиеся в психиатрических больницах койки были переданы для больных другими заболеваниями. Количество прогулов снизилось, в промышленности на 36%, в строительстве на 34%. Возросли сбережения: в сберкассы внесено на 45 млрд. рублей больше. Ежегодно продавалось продуктов питания вместо алкоголя на 47 млрд. рублей больше, чем до 1985 г., только безалкогольных напитков и минеральных вод продавалось на 50% больше.

Подводя главный итог работе, необходимо отметить – опыт горбачёвского «полусухого закона» показал, что бессмысленно резко сокращать число точек, продающих спиртное – это только ведёт к развитию «чёрного рынка» алкоголя с неминуемым обращением на нём суррогатов. Необходимо воспитывать трезвость в человеке, еще с детских лет.

 

*********СПИСОК ЛИТ., ССЫЛКИ И ПРИЛОЖЕНИЯ НЕ ДОСТУПНЫ ДЛЯ ПУБЛИЧНОГО ПРОСМОТРА********

Скачать: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Дипломные работы / Дипломные работы по истории

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.