Институт мирового соглашения в гражданском процессе Российской Федерации

0

 Московская государственная юридическая академия

   

Институт мирового соглашения  в гражданском процессе Российской Федерации

 

 

Оглавление

Введение……………………………………………………………………………..3

Глава 1. Общая характеристика института мирового соглашения в гражданском процессе РФ………………………………………………………………………….7
1.1. История появления и развития института мирового соглашения…………...7
1.2.  Понятие и правовая природа мирового соглашения………………………..14

1.3. Предмет и содержание мирового соглашения, его виды…………………30
Глава 2. Заключение мирового соглашения в рамках гражданского процесса……………………………………………………………………….….....38
2.1 Участники  мирового соглашения………………………………………38
2.2 Особенности заключения мирового соглашения на отдельных стадиях гражданского процесса…………………………………………………………….44

Заключение………………………………………………………………………....60

Библиография………………………………………………………………………63

 

 

 

Введение

На настоящем этапе в  рамках проведения реформы процессуального законодательства значительно расширен принцип диспозитивности. В соответствии с ним  стороны решают вопрос о необходимости защиты своих нарушенных прав,  что предоставляет им в гражданском процессе сохранять  за собой возможность не только использовать все процессуальные средства для защиты материального права, но и распоряжаться ими. Так, например, стороны в ходе процесса могут в известных рамках скорректировать свои материальные требования, либо вообще отказаться от их защиты: истец имеет право изменить предмет или основания иска, отказаться от иска; ответчик может признать иск; стороны могут завершить дело мировым соглашением.

Принцип диспозитивности, являясь основным движущим началом гражданского судопроизводства, дает лицам, участвующим в деле широкие возможности. Гражданский процессуальный  кодекс Российской Федерации (далее ГПК)  в статье 39  закрепляет одно из проявлений этого принципа – это право сторон  окончить дело мировым соглашением на любой стадии процесса[1].

           Предмет судебного рассмотрения в гражданском судопроизводстве - спор о субъективном гражданском праве. Истец, обращаясь в суд, просит  о защите своего права требования к ответчику, которое последний оспаривает своими возражениями. Суд, рассмотрев дело, выносит решение.

            В гражданском процессе часто встречаются отклонения от  этой  схемы. Истец иногда изменяет свой иск, стороны прекращают спор, отказываясь от своих прав или заключая на суде мировое соглашение. Такие изменения в исковом споре играют существенную роль в процессе.

Мировое соглашение - является важнейшим институтом гражданского процессуального права. В ходе процесса усилия одной из сторон направлены на достижение полного взаимопонимания и заключения на этой основе мирового соглашения. Это позволяет избавить стороны от излишних затрат.                     Главной целью представителей истцов и ответчиков является заключение мирового соглашения. Суд придерживается такого же мнения о роли мирового соглашения. Судьи отмечают, что в большинстве случаев заключение мирового соглашения сторон является наилучшим способом разрешения спора. Но очень часто достижение согласия истца с ответчиком затруднительно.. Если же ответчик по своей инициативе предлагает заключить мировое соглашение на приемлемых условиях, на этапе подготовки дела к судебному разбирательству, то эти обстоятельства беспрепятственно могут привести к заключению мирового соглашения. Одна из основных задач гражданского судопроизводства - правильное и быстрое рассмотрение и разрешение гражданских дел. Что легко может быть выполнено благодаря четкой организации деятельности судов при условии существования действенных и эффективных процессуальных норм.               Несмотря на то, что институт мировых соглашений известен процессуальной науке со времен русского дореволюционного судопроизводства, проблемы, связанные с его применением, остаются малоизученными. Особый интерес представляет проблема применения рассматриваемого института в гражданском процессе. Она в свою очередь затрагивает один из важных вопросов теории процесса - возможность унификации процессуальной формы гражданского и арбитражного процесса.     Изучение истории становления института мировых соглашений, применение процессуальной формы  этого института в гражданском процессе, выявление характерных ошибок в практике его применения судами общей юрисдикции, что на сегодняшний день отвечает потребностям в области научных исследований, представляет собой как теоретический, так и практический интерес и потому является актуальным.

Мировое соглашение является способом урегулирования спора на согласованных сторонами условиях путем взаимных уступок. В результате его заключения экономится время и средства суда и сторон. Стороны самостоятельно урегулируют спор на взаимовыгодных условиях, сохраняя  при этом деловые отношения. Несмотря на преимущества, на практике данный способ урегулирования споров применяется редко[2]. Стороны, по-прежнему, в основном, предпочитают властное разрешение спора. Развитие правового механизма, стимулирующего заключение мировых соглашений, способствовало бы ускорению разрешения споров.

Актуальность выбранной темы обусловлена в первую очередь тем обстоятельством, что результат деятельности участников коммерческого оборота во многих случаях зависит от эффективности защиты ими собственных прав, позволяет защитить свои права с наименьшими для себя потерями. Изучение истории становления института мировых соглашений, проведение сравнительного анализа процессуальных форм применения этого института в гражданском процессе, выявление общих ошибок в практике его применения судами общей юрисдикции - все это отвечает потребностям сегодняшнего дня в области научных исследований, представляет собой как теоретический, так и практический интерес и потому является актуальным.

Объектом исследования в предлагаемой работе является институт мирового соглашения в его историческом аспекте, общественные отношения, складывающиеся при урегулировании гражданско-правовых споров путём утверждения судом мирового соглашения между спорящими сторонами. Предметом выступают нормы гражданского процессуального законодательства, регулирующего правовой институт мирового соглашения, а также складывающаяся при этом правоприменительная практика.

При этом настоящее исследование ставит основной целью определение общих тенденций в развитии института мирового соглашения в рамках гражданско-процессуального законодательства, а также анализ и обобщение судебной практики по данному вопросу, исследование теоретических и практических проблем института мирового соглашения в гражданском судопроизводстве. Достижение поставленных целей возможно при условии успешного решения следующих задач:

1) определение сущности мирового соглашения, его правовой природы, видов;                                                                                                                           2) изучение законодательной эволюции института мировых соглашений в гражданском процессе;

3) исследование мирового соглашения как результата примирительных процедур: сторон, объекта и предмета мирового соглашения, формы и содержания указанного акта.

          Методологической основой исследования являются историко-диалектический и статический методы исследования. В основу исследования положен метод логико-правового и системного анализа положений закона, новейших научных достижений, с использованием сравнительно-правового метода научного познания.

 В процессе подготовки дипломной работы были изучены работы современных и дореволюционных процессуалистов, таких как: Гукасян Р.Е., Комиссаров К.И., Нефедьев Е.А., Шакарян М.С., Агеев А.Х., Рожкова М.А., Абдрашитов А.М., Давыденко Д.Л. и др.,  правовые акты дореволюционного и современного периода, а также постановления Пленума Верховного суда РФ, судебной практики.

Выбор темы настоящего исследования обусловлен необходимостью обобщения и систематизации предшествующего практического опыта и усовершенствования имеющегося нормативного материала о мировых соглашениях. Некоторые замечания, касающиеся вопросов совершенствования процессуальной техники применения института мировых соглашений, могут быть полезны для правоприменительной деятельности судей и иных участников процесса.

Структура данной дипломной работы определена её содержанием и состоит из введения, глав, параграфов, заключения и библиографии.  

 

Глава 1. Общая характеристика института  мирового соглашения в гражданском процессе Российской Федерации

 

  1. История появления и развития института мирового соглашения

            Примирение является одной из базовых категорий философии, религии и общественной жизни в целом. Идея и практика примирения близки и праву. Достижение взаимного согласия в деятельности людей, их объединений, государства и мирового сообщества является по большому счету главным предназначением правового регулирования на всех его уровнях. Мирное сосуществование – это не только некий нравственный идеал, это еще и системообразующий ориентир в упорядочении всевозможных юридических связей, призванный сбалансировать разнообразные социальные интересы.

Примирительные процедуры возникли одновременно с появлением первых организованных человеческих сообществ - с одной стороны, как способ самосохранения внутриобщинного мира и безопасности, а с другой - как средство цивилизованного конструктивного развития и приумножения материальных и духовных ценностей[3].

У разных народов зарождение и развитие примирительных процедур имело свои особенности. Философия примирения присутствует в основных мировых религиях[4]. Идея примирения сторон в судебном процессе – частное проявление идеи всеобщего примирения, гармонии, добра. Она находит своё отражение в творчестве таких известных философов и писателей, как В.С. Соловьев, Л.Н. Толстой. В.С. Соловьев рассматривает примирение в глобальном масштабе – как необходимую ступень культурного и нравственного развития.

Примирение, как процесс свойственен русскому менталитету, психологии русского человека, традиционным взглядам, что можно легко подтвердить ранее действовавшим в России законодательством. Первое упоминание в российском законодательстве об урегулировании споров путём мирового соглашения содержится в Новгородской берестяной грамоте и датируется 1281-1313 годами. В более поздних источниках упоминание о мировом соглашении мы встречаем практически во всех крупных памятниках русского права. Так, в эпоху феодальной раздробленности на Руси, в Псковской судной грамоте (1397 год), в статье 37 говорится о завершающей стадии процесса, поединке, а примирение рассматривается в качестве одного из возможных случаев его завершения. Процесс мог быть прекращен на любой стадии. В 1497 году в судебнике Ивана III право примирения сторон до суда и в ходе судебного процесса закреплено в статье 53. Н.Л. Дювернуа, комментируя данную статью, отмечает, что мировой сделкой можно заменить судебное решение в любой стадии процесса[5].

Соборное уложение 1649 года, принятое земским собором 1648-1649 годов, законодательно закрепило существующую в то время судебную практику. Анализ отдельных положений Уложения 1649 года позволяет сделать вывод, что мировая сделка могла быть заключена до обращения сторон в суд, после обращения в суд и в «ходе судоговорения», но до вынесения решения. В этот период характерно применение в практике мировых сделок не только по искам, но и по крепостным делам, совершаемым до суда и в ходе судебного разбирательства. в Соборном уложении 1649 г., закрепившем существовавшую к тому времени практику заключения мировых сделок на разных стадиях судебного процесса и установившем запрет на повторное рассмотрение судебных дел, прекращенных по записи, которой утверждались условия мировой сделки.

По указу императрицы Екатерины Великой были созданы губернские совестные суды. В период с 1775 по 1862 годы губернские совестные суды, рассматривали гражданские и некоторые уголовные дела с целью примирения сторон. Совестный суд вырабатывал условия для примирения самостоятельно или через особых посредников. Если попытка примирения безуспешна, стороны обращались в общие суды.

Устав гражданского судопроизводства 1864 года, принятого в ходе судебной реформы, содержал отдельную главу «о примирительном разбирательстве», статьи которой, однако, не указывали на условия заключения мирового соглашения. Спорящие стороны могли прекратить процесс по взаимному соглашению. Для этого необходимо было, чтобы истец заявил суду, что отказывается от своих требований, а ответчик, в свою очередь, что он согласен на прекращение дела. Устав 1864 г. содержал норму, согласно которой уступки сторон, сделанные при соглашении их на примирение, не имеют для них обязательной силы, если примирение почему-либо не состоялось. Так, например, истец при обсуждении условий мирового соглашения может отказаться от части своих требований, уменьшить или увеличить их объем. Но если мирового соглашения не будет впоследствии достигнуто, то не следует признавать подобные уступки соответствующими процессуальными действиями. То же можно сказать в отношении уступок ответчика. Близко к этому правило, действующее в иностранных государствах, где «недопустимыми признаются объяснения сторон по поводу заявлений, сделанных сторонами во время переговоров по заключению мирового соглашения. При этом лица, участвующие в деле, вправе использовать иные средства доказывания». Согласно Уставу допускалось заключение мировых соглашений у мировых судей и в общих судебных местах. Главная обязанность мировых судей состояла в принятии мер для соглашения и примирения спорящих. Невыполнение этой обязанности рассматривалось как нарушение процессуальных норм, что служило поводом к отмене решения[6]. Статья 1363 Устава содержала правовую норму, согласно которой к мировому прошению можно было приступить и в присутствии суда, причем стороны могли просить о соглашении их при закрытых дверях присутствия. Для сравнения обратимся к Конституции РФ, а именно ст. 123, согласно которой разбирательство во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом судебном заседании суда допускается лишь в случаях, установленных законом, с соблюдением при этом всех правил судопроизводства[7]. Как отмечал В.Д. Кайгородов, «принцип гласности судебного разбирательства важен для обеспечения воспитательных функций правосудия в отношении как присутствующей в зале судебного заседания публики, так и участников судебного дела. Вместе с тем, в силу данного принципа, граждане имеют возможность контролировать деятельность суда»[8]. В ст. 173 ГПК  было предусмотрено правило о том, что заявление истца об отказе от иска, признание иска ответчиком или условия мирового соглашения сторон заносятся в протокол судебного заседания и подписываются соответственно истцом, ответчиком или обеими сторонами (такое же положение было в ст. 165 ГПК РСФСР). Из редакции этой статьи можно сделать вывод, что мировое соглашение может быть заключено только между истцом и ответчиком, т.к. они являются сторонами по делу. Лица, имеющие право заключить мировое соглашение (истец, ответчик, третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора) также именуются сторонами. Поэтому, во избежание путаницы, целесообразно было бы в ч. 1 ст. 173 ГПК  указать, что мировое соглашение подписывается его сторонами.

Отметим, что Устав гражданского судопроизводства 1864 г., наряду с возможностью подачи письменных заявлений в суд, предусматривал совершение мировых сделок посредством записи, подаваемой к засвидетельствованию у нотариуса или мирового судьи. Что делалось, прежде всего, для мировых прошений, посылаемых по почте или подаваемых по доверенности. При этом засвидетельствованные мировые прошения не требовали опроса примиряющихся[9].

В Уставе судопроизводства торгового 1887 г можно найти первое законодательных упоминаний о примирении сторон в системе хозяйственной юрисдикции. В соответствии со ст. 211 суд был обязан предложить тяжущимся окончить дело миром при посредстве суда[10]. Если стороны соглашались на примирительное разбирательство при посредстве суда, то им предоставлялась возможность избрать из его состава одного или двух примирителей. Обязанности данных участников состояли в том, чтобы выслушать стороны, представить им соответствующие законы, затем сообщить своё мнение о том, каким образом по взаимному соглашению оно могло бы быть кончено миром[11].

В 90-х гг. XIX столетия были внесены дополнения в Устав гражданского судопроизводства о принудительном исполнении судебных мировых сделок. В связи с этим в Уставе гражданского судопроизводства (разд. IV, кн. III, ч. I, т. XVI Свода законов Российской империи (далее - СЗ) и в Законах о судопроизводстве гражданском (разд. VI, ч. II, т. XVI СЗ) содержались нормы, посвященные мировой сделке (в частности, о возможности заключения мировых сделок на разных стадиях процесса («во всяком положении дела»), об обязанности судей склонять тяжущихся к примирению, о порядке заключения и утверждения судебных мировых сделок, о возвращении сторонам пошлин и сборов в случае их примирения до разрешения дела по существу в мировом судебном установлении), что можно объяснить стремлением законодателя создать благоприятные условия для заключения мировых сделок. На практике, установленный законом порядок предъявления исков о невыполнении условий сделок представлялся спорящим сторонам обременительным и часто препятствовал их примирению. На основе вышеизложенного в дальнейшем в связи с этим получила развитие мысль о том, что мировая сделка, засвидетельствованная судебной властью или подтверждённая сторонами в присутствии суда, вполне соответствует понятию бесспорного акта, который может быть исполнен в принудительном порядке.

Принудительному исполнению подлежали только те сделки, которые содержали условия одностороннего обязательства ответчика, такие, которые касались передачи денег, вещи или иного движимого имущества. Просьба об обращении мировой сделки к принудительному исполнению должна была направляться к члену того мирового съезда, которым постановлено определение о прекращении дела за состоявшимся примирением сторон. В случае признания этой просьбы подлежащей исполнению судья налагал резолюцию на копии определения о прекращении дела.

Гражданский процессуальный кодекс (далее – ГПК) РСФСР, принятый в сентябре 1923 г., не упоминал о праве сторон окончить дело мировой сделкой. Вывод о существовании такого права можно сделать из анализа ст. 2 ГПК РСФСР, которая предоставляла стороне право отказаться от принадлежащих ей прав и судебной защиты, и ст. 18 ГПК РСФСР, посвящённой полномочиям представителя, где говорилось о том, что право на окончание дело миром должно быть оговорено в доверенности. Термин «мировая сделка» упоминался в ряде актов Верховного Суда РСФСР[12].

ГПК РСФСР 1964 г. в статье 34 условиями заключения мирового соглашения признал непротиворечие закону, ненарушение чьих-либо прав и охраняемых законом интересов. До 1995 г. мировое соглашение не подлежало утверждению, если им нарушались чьи-либо права и охраняемые законом интересы. При этом «чьи-либо» означало права и интересы кого бы то ни было, в том числе и сторон мирового соглашения. В.М. Жуйков так описывает существовавшее положение: «Раньше в ст. 34 говорилось, что суд не принимает отказа от иска, не утверждает мирового соглашения, если действия противоречат закону или нарушают чьи-либо права и охраняемые законом интересы, т.е. каких бы то ни было лиц, в том числе истца и ответчика. Если стороны заключают мировое соглашение по разделу имущества и одной из них передается четвертая часть спорного имущества, а другой - три четверти, то судья должен был проверить, не нарушаются ли права того, кому передается меньшая часть, но для этого надо было рассмотреть дело по существу значительно раньше, т.е. в подготовительной части». ГПК 2002 г. практически повторил своего предшественника. Противоречие закону выражается в несоответствии условий заключения мирового соглашения нормам материального и процессуального права.

П. 2 ст. 162 одного из проектов ГПК предусматривал норму, согласно которой «суд разъясняет истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска, признание иска или утверждения мирового соглашения». Аналогичная редакция и п. 2 ст. 173 принятого ГПК 2002 г. Более предпочтительной являлась редакция ГПК РСФСР, т.к. разъяснение последствий судом и понимание их сторонами необходимо до утверждения мирового соглашения, о чем должно быть прямо указано в законе. Согласно ч. 3 ст. 165 ГПК РСФСР до утверждения мирового соглашения сторон суд разъяснял им последствия его заключения. Это связано с тем, что в соответствии с п. 5 ст. 219, ч. 2 ст. 220 ГПК РСФСР (а ныне ст. 220 и ст. 221 ГПК) вторичное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. № 189-ФЗ[13] статья 34 ГПК РСФСР была изменена. В результате изменения закона мировое соглашение не может быть утверждено, если оно нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц. В соответствии с принципом диспозитивности стороны по своему усмотрению распоряжаются своими правами, в том числе и такими способами, которыми не нарушаются права и охраняемые законом интересы их и других лиц.

Идея мирного урегулирования возникшего спора имеет в России глубокие исторические традиции и соответствует российскому менталитету. Но, если обратиться к современной российской судебной статистике, можно увидеть, что крайне незначительное число судебных дел оканчивается миром. В чем же причины такого положения дел? А. Полуяктов среди факторов, препятствующих примирению сторон, относит низкий уровень правовой культуры, правовой нигилизм; наличие в России определённого стереотипа мышления, направленного на обязательность и необходимость судебной тяжбы для разрешения возникшего конфликта; несовершенство российского законодательства о примирении сторон, здесь же ученый говорит о необходимости принятия отдельного законодательного акта о посредничестве; недостаток информационного обеспечения в вопросе развития примирительных форм разрешения правовых конфликтов; нехватка квалифицированных специалистов в области альтернативных методов разрешения конфликтов[14]. Таким образом, для эффективного разрешения юридических конфликтов на основе достижения сторонами согласия необходимо вести работу комплексно по определённым направлениям.

 

  1. Понятие и правовая природа судебного мирового соглашения

Мировое соглашение является специфической формой выражения принципа диспозитивности в гражданском процессе.

Принцип диспозитивности, являясь основным движущим началом гражданского судопроизводства, дает лицам участвующим в деле широкие возможности.

Юридически заинтересованные в исходе дела лица имеют право свободно распоряжаться принадлежащими им материальными и процессуальными правами, не нарушая при этом права и охраняемые законом интересы других лиц и государства.

Часть 1 ст. 39 ГПК предоставляет сторонам право «окончить дело мировым соглашением». В обеспечение реализации этого права участникам спора предоставлен ряд процессуальных прав: 1) право заключить в судебном процессе мировое соглашение; 2) право представить его на утверждение суду и ходатайствовать о прекращении производства по делу. О реализации сторонами права окончить дело мировым соглашением можно говорить тогда, когда суд утвердит настоящее соглашение в определении об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу.

Право сторон на заключение мирового соглашения в судебном процессе – процессуальное право. В то же время, право на урегулирование спора собственными совместными усилиями – элемент гражданской правоспособности субъектов материальных правоотношений. Значит, заключение мирового соглашения в судебном процессе всегда представляет собой акт реализации процессуальных и материальных прав одновременно.

Каждой стороне как участнику материально-правового спора ГПК предоставляет право окончить дело по спору мировым соглашением. При одновременной реализации сторонами процессуального права будет достигнута цель – окончание судебного разбирательства по делу. Взаимное согласованное ими намерение в связи с урегулированием непосредственно сторонами правового спора на согласованных условиях приведет к отсутствию необходимости дальнейшего рассмотрения и разрешения судом дела по спору.

Следствием того, что в науке нет единой точки зрения на природу мирового соглашения и признаки, ему присущие, явилось множество различных определений мирового соглашения.

С.Н. Абрамов определял мировое соглашение (судебную мировую сделку) как утвержденную судом мировую сделку, заключенную сторонами в процессе путем прекращения или изменения спорного гражданского правоотношения, находящегося на рассмотрении суда, в целях устранения спора между сторонами и прекращения процесса[15].

В советской и современной российской доктрине имеется ряд определений судебного мирового соглашения. Так, А. Зинченко определяет мировое соглашение как «волеизъявление сторон, направленное на достижение определённости в отношениях между ними, в целях окончания процесса путём самоурегулирования спора. Оно заключается в виде договора об условиях разрешения гражданско-правового спора»[16]. Волеизъявление, направленное на достижение определенности в правоотношениях сторон, является не самим мировым соглашением, а его содержанием.

Согласно определению, данному К. Анохиным, мировое соглашение это договор об условиях прекращения спора. В этом определении не указывается на возможность предотвратить, а не только прекратить спор[17].

Следует отметить, что ни в одном из указанных определений не учтена возможность заключить мировое соглашение лишь по части спорных вопросов, когда процесс не прекращается, а лишь сужается круг рассматриваемых судом вопросов.

И.А. Ясеновец даёт следующее определение мирового соглашения: «гражданско-правовой договор, направленный на устранение спорности правоотношений сторон посредством внесения в них определенности либо их изменения или прекращения»[18]. Это определение в наибольшей степени отражает сущность мирового соглашения. В нём отражена цель мирового соглашения воздействие на правоотношения и три возможных способа её достижения. Можно сравнить его с определением, сформулированным российским правоведом конца XIX-начала XX веков К.П. Победоносцевым: мировым соглашением (мировой сделкой) называется договор, посредством которого стороны путём взаимных уступок устраняют неясность или сомнительность существующих между ними юридических отношений, обращая возникшие из них притязания в бесспорные и несомненные[19].

Очевидно, что единственное существенное различие в приведенных двух определениях – наличие взаимных уступок как обязательный признак мирового соглашения. Сущность взаимных уступок в том, чтобы выразить интересы сторон и третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования, не нарушая их прав и прав других лиц. В данном случае один из важных элементов – согласие на то или иное условие каждого из заинтересованных лиц. Сущность мирового соглашения заключается не в том, что оно в какой-то мере изменяет правоотношение, возникшее до процесса и являющееся предметом судебного разбирательства, хотя это в большинстве случаев и имеет место. Сущность мирового соглашения заключается в окончании процесса путем мирного урегулирования спора, т. е. достижения определенности в отношениях между сторонами на основании волеизъявления самих сторон. При достижении такой определенности мировое соглашение считается заключенным.

Мировое соглашение- это также договор, которым стороны устраняют неясность существующих между ними правоотношений путем взаимных уступок[20].

          Р.Е. Гукасян определял мировое соглашение как соглашение сторон об условиях разрешения судебного спора на приемлемых для них условиях[21].

И.М. Пятилетов считает мировое соглашение сделкой, заключенной сторонами при рассмотрении дела и утвержденной судом, по которой истец и ответчик путем взаимных уступок по-новому определяют свои права и обязанности и прекращают возникший между ними судебный спор[22]. Е.В. Пилехина называет мировое соглашение судебной сделкой, влекущей прекращение процесса на взаимоприемлемых для спорящих сторон условиях[23].

И.В. Орлова считает мировое соглашение утвержденным судом договором сторон об окончании производства по делу на взаимоприемлемых условиях урегулирования правового спора[24]

А.М. Абдрашитов считает мировое соглашение фактическим составом, складывающимся из ряда процессуальных действий сторон и суда, которые совершаются в строгой последовательности [25].

Нельзя забывать, что только в случае представления суду мирового соглашения возникает элементарное процессуальное правоотношение. Поэтому мировое соглашение – это не просто возможность заключить соглашение, но и прекрасная возможности представить его на рассмотрение суда для прекращения производства по делу. В данном случае в связи с заключением мирового соглашения, представленным сторонами на рассмотрение суда одновременно возникают два процессуальных правоотношения. Одно из них возникает между судом и истцом, второе - между судом и ответчиком. Содержанием правоотношений будет право стороны на заключение мирового соглашения и обязанность суда рассмотреть данное мировое соглашение и вынести соответствующий судебный акт по данному вопросу: либо об утверждении мирового соглашения, либо об отказе в утверждении. А юридическим фактом, влекущим возникновение процессуальных правоотношений, будет один и тот же факт - представление суду мирового соглашения.

Участники судопроизводства заключают мировое соглашение не с судом, а друг с другом.                                                                                                    Если, определяя мировое соглашение, ограничиться лишь указанием на процессуальное действие, как это сделано А.М. Абдрашитовым, то из определения извлекается само мировое соглашение, подписываемое сторонами. Чтобы осуществить свое процессуальное право и прежде всего, представить суду на рассмотрение мировое соглашение, его необходимо прежде заключить[26].

Поэтому, А.М. Абдрашитов отметил, что реализация прав на заключение мирового соглашения возможна лишь через волеизъявления сторон, направленные друг к другу, а не к суду. При этом он придерживается точки зрения, что процессуальных правоотношений между сторонами не возникает [27].

По признанию подавляющим большинством процессуалистов в процессуальных правоотношениях стороны обладают правами и обязанностями только по отношению к суду, суд является обязательным субъектом процессуального правоотношения. Соответственно все процессуальные действия, волеизъявления сторон могут быть совершены только по отношению к суду. Единственным вариантом, когда процессуальные действия могут быть направленными друг к другу, - признание возможности существования процессуальных правоотношений между сторонами.

 Речь идет о мировом соглашении, как о процессуальном действии. Авторы, придерживающиеся этой позиции, рассматривают лишь один из этапов заключения мирового соглашения, а именно процессуальные отношения, возникающие в связи с представлением суду мирового соглашения. С такой точки зрения мировое соглашение процессуальным действием не является.

В действительности, заключая мировое соглашение, его стороны не всегда заключают гражданско-правовую сделку. Стороны лишь согласовывают свою волю и выражают ее в представляемом суду мировом соглашении. Что в свою очередь характерно для сделок в гражданском праве, поэтому у некоторых исследователей складывается представление о мировом соглашении лишь как о разновидности гражданско-правовых сделок.

Праву известны различные виды соглашений (договоров, конвенций), которые не являются гражданско-правовыми сделками. Такие соглашения заключаются между государствами. Несмотря на то, что их участники согласовывают свою волю, безусловно, они не являются гражданскими сделками. И ни в коем случае не приводят к установлению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей.

Заключение соглашений, не являющихся гражданско-правовыми сделками, возможно и между органами государства Российской Федерации. Пункты 2 и 3 ст. 78 Конституции Российской Федерации предусматривают возможность заключения соглашений между федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов о передаче осуществления части своих полномочий. Ю.М. Козлов называет такие соглашения административно-правовыми соглашениями[28]

 Таким образом, не все договоры (соглашения) его сторон об установлении прав и обязанностей являются гражданско-правовыми сделками. Это положение в полной мере распространяется на мировые соглашения, заключаемые в суде.

Мировые соглашения, утвержденные судом, в которых стороны устанавливают гражданские права и обязанности, являются сделками в гражданском праве. Подавляющее большинство мировых соглашений, заключаемых в судах, являются гражданско-правовыми сделками и влекут возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. В то же время возможны мировые соглашения, которые не являются гражданско-правовыми сделками и влекут возникновение, изменение или прекращение иных (негражданско-правовых) прав и обязанностей.

По нашему мнению, мировым соглашениям, заключаемым в гражданском и арбитражном процессе, следует дать следующее определение: мировое соглашение - это соглашение, заключаемое определенными законом участниками судопроизводства, направленное на разрешение возникшего между ними конфликта, которое подлежит проверке на предмет соответствия его закону по форме и содержанию, утверждению судом, всегда влечет процессуальные последствия после утверждения, а в случае неисполнения его условий может быть принудительно исполнено.

Мировое соглашение - утверждаемый судом на основе процессуальных действий договор, заключаемый на основе взаимных уступок между сторонами, третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, направленный на урегулирование спора, являющийся основанием прекращения производства по делу[29].

Под мировым соглашением также понимают заключение сторонами гражданско-правовой сделки, в соответствии с которой они путем взаимных уступок устанавливают иные правоотношения между собой по сравнению с первоначальными; форму прекращения судебного спора между истцом и ответчиком на основе взаимных уступок, осуществляемая в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством; утверждаемый судом на основе процессуальных действий договор, заключаемый на основе взаимных уступок между сторонами, третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, направленный на урегулирование спора, являющийся основанием прекращения производства по делу.

Понятие «мировое соглашение» определяют как поданное сторонами и подтвержденное судом заявление, в соответствии с которым истец и ответчик путем взаимных уступок ликвидируют гражданско-правовой спор, который возник между ними. В данном случае мировое соглашение можно признать распорядительным документом сторон как процессуального, так и материального права, поскольку, заключая мировое соглашение, стороны распоряжаются своим процессуальным, а также субъективным материальным правом и охраняемым законом интересом.

Вместе с тем, на основании вышесказанного можно выделить следующие особенности мирового соглашения:

  1. Мировое соглашение — соглашение сторон об урегулировании спора путем взаимных уступок и направленное на ликвидацию возникшего между ними материально-правового спора и окончание судебного процесса по делу.
  2. Мировое соглашение — гражданско-правовая сделка.
  3. Мировое соглашение — распорядительное действие.
  4. Мировое соглашение — форма окончания гражданского дела.

Суть мирового соглашения заключается в прекращении (в предотвращении) спора путём устранения неясности правоотношений, а также его индивидуальности, которая определяется характером уступок сторон. Одной из черт мирового соглашения является распорядительный характер. Участие в мировом соглашении представляет собой акт распоряжения своими правами. Уникальность мирового соглашения как правового института проявляется в том, что для его действительности не имеет значения, обладали стороны такими правами или нет, важно лишь, чтобы они не распоряжались правами, принадлежащим третьим лицам. Возмездность так же является чертой мирового соглашения, так как отсутствие взаимности уступок обращает мировое соглашение в дарение. Для мирового соглашения характерен и производный (акцессорный) характер от основных правоотношений. Мировое соглашение является продолжением предшествующих отношений, которые оно уточняет, изменяет или подтверждает. Межотраслевой характер присущ мировому соглашению. Оно известно гражданскому, семейному и трудовому праву. Это институт материального и процессуального права; мировое соглашение во многих странах может прекращать споры не только из частноправовых, но и публично-правовых отношений. Поэтому оно является одним из редких межотраслевых институтов.

Мировое соглашение – юридическое выражение более широкого социального принципа разрешения общественных противоречий: компромисса, который особенно важен и распространён в демократическом обществе. Можно выделить ряд других особенностей. Это консенсуальный характер – для совершения мирового соглашения достаточно одного лишь согласия на его заключение, при условии определения всех его существенных условий. Двусторонний характер: по мировому соглашению права и обязанности приобретают обе его стороны. Совместная выработка решения проблематичной ситуации: в урегулировании конфликтов посредством мирового соглашения нет элемента навязывания кем-либо условий, на которых прекращается спор. Ориентация при проведении согласительной процедуры не на юридические позиции, а на лежащие в их основе экономические и иные интересы сторон присуща мировому соглашению как процессуальному институту. Мировое соглашение не направлено на восстановление справедливости в отношениях между сторонами, воздаяние по заслугам, выяснение истины о прошлом поведении сторон.

В отечественной науке сложились свои оригинальные традиции и достижения в сфере соотношения терминов «мировая сделка» и «мировое соглашение». Мировая сделка может быть заключена тогда, когда между сторонами гражданского правоотношения намечается или уже возник спор о праве (либо выявилась иная правовая неопределенность), однако ни одна из них не обратилась в судебный орган – суд, арбитражный суд, третейский суд.

После возбуждения производства по делу в суде или исполнительного производства в органе, осуществляющем принудительное исполнение решения, стороны могут заключить мировую сделку, обозначаемую в процессуальном законодательстве термином «мировое соглашение».

В советский период развития отечественного права (до принятия ГПК РСФСР 1964 г.) в теории и судебной практике термины «мировая сделка» и «мировое соглашение» применяются в одном и том же значении. В современной литературе также можно встретить утверждение, что термины «мировая сделка» и «мировое соглашения» являются равнозначными, тождественными.

Разделяет вышеназванные понятия и М. Тупичев, подчеркивая, что мировая сделка имеет только материально-правовое содержание, тогда как мировое соглашение, являясь более широким понятием, включает в себя и материально-правовое, и процессуальное содержание[30]. Вслед за ним А.И. Зинченко указывает, что мировое соглашение – понятие более широкое, чем мировая сделка, поскольку последняя имеет только материально-правовое содержание[31]. Е.В. Пилехина также считает, что понятие «мировое соглашение» является более узким понятием, нежели «мировая сделка», поскольку последнее включает в себя не только судебные мировые сделки (мировые соглашения), но и внесудебные мировые сделки[32].

В дореволюционной литературе термин «мировое соглашение» практически не встречается, но наряду с понятием «внесудебная мировая сделка» широко используется понятие «судебная мировая сделка» (реже - «процессуальная мировая сделка») – мировое соглашение в современном его значении. Внесудебная мировая сделка и судебная мировая сделка разграничивались также Е.В. Васьковским, И.Е. Энгельманом, Е.А. Нефедьевым, Д. Азаревичем[33].

Отличия внесудебной мировой сделки от судебной мировой сделки правоведы видят прежде всего в том, что:

1) судебная мировая сделка касается спорного правоотношения, ставшего предметом судебного процесса;

2) судебная мировая сделка совершается в присутствии суда и при его участии;

3) для судебной мировой сделки установлены особые формы заключения.

Однако гораздо большее значение имеет разграничение внесудебной мировой сделки и судебной мировой сделки в отношении возможности их принудительного исполнения.

Отмечая пагубность смешения понятий внесудебной и судебной мировых сделок, И.Е. Энгельман подчеркивал, что внесудебная мировая сделка есть договор, который «имеет свойство и действие всякого договора: в случае неисполнения она может быть осуществлена исковым порядком»[34]. В отличие от внесудебной мировой сделки судебная мировая сделка не только прекращает навсегда спор и делает невозможным иск к тому же лицу, по тому же предмету и на том же основании, но и дает право требовать принудительного ее исполнения. Иными словами, по мнению И.Е. Энгельмана, полемизировавшего с К.П. Победоносцевым, для принудительного исполнения внесудебной мировой сделки, необходимо судебное решение, для принудительного исполнения судебной мировой сделки, утвержденной судом, должен выдаваться исполнительный лист[35]. Аналогичной точки зрения придерживались Е.В. Васьковский, К.И. Малышев, но не все правоведы разделяли их взгляды[36].

Напротив, господствующим было противоположное мнение, согласно которому судебная мировая сделка приравнивается к судебному решению только в том смысле, что «стороны не имеют права ни жаловаться, ни возобновлять дела на тех же основаниях… но во всех прочих отношениях мировое соглашение не имеет ничего общего с решением».

В силу сказанного, принудительное исполнение судебной мировой сделки длительное время признавалось невозможным, а неисполнение судебной мировой сделки, по мнению большинства процессуалистов, давало основания для нового иска, по результатам рассмотрения которого – на основании последующего судебного решения – выдавался исполнительный лист. Этой позиции придерживались, в частности, К. Анненков, В.Л. Исаченко, Т.М. Яблочков, Е.А. Нефедьев, Д. Азаревич.

К. Анохин также отмечает принципиальные различия между мировыми сделками, совершенными вне суда, и судебными мировыми сделками. Мировые сделки, совершенные вне суда, он рассматривает как один из видов письменных доказательств, тогда как судебные мировые сделки представляют собой «соглашения сторон о прекращении на определенных условиях спора, заключенные в суде, утвержденные судом и приобретающие после этого силу судебного решения»[37].

После принятия ГПК РСФСР 1964 года, как пишет И.М. Пятилетов, от использования термина «мировая сделка» отказались и «прочно утвердился термин «мировое соглашение». В теории процессуального права мировое соглашение стали подразделять на внесудебное и судебное.

По мнению И.М. Пятилетова, под внесудебным мировым соглашением следует понимать только соглашение, прекратившее спор до обращения в суд; под судебным мировым соглашением – мировое соглашение, утвержденное судом. В законе мировым соглашением, как он подчеркивает, называется судебное мировое соглашение. Внесудебная мировая сделка и мировое соглашение при единстве их правовой природы имеют значительные различия. Обозначение их единым термином в гражданском и процессуальном праве будет иметь последствием не только терминологическое смешение, но и правоприменительные ошибки[38].

С учетом всего вышесказанного предлагается сохранить понятие «мировая сделка» как видовое по отношению к родовым понятиям «внесудебная мировая сделка» и «мировое соглашение», то есть термин «внесудебная мировая сделка» использовать для обозначения мировых сделок, заключаемых до обращения в судебные органы и не требующих судебной формы; термин «мировое соглашение» использовать для обозначения судебных мировых сделок (то есть мировых сделок, для вступления которых в действие необходимо утверждение суда).

Использование термина «судебная мировая сделка» как синонима термина «мировое соглашение» основано на том, что мировая сделка, заключаемая как в период рассмотрения дела судом, так и на стадии исполнения судебных актов, в любом случае должна выступать предметом исследования и оценки суда. Утверждение мировой сделки определением государственного или «внутреннего» третейского суда представляет собой требование закона, предъявляемое к форме такой сделки. Следовательно, мировое соглашение есть мировая сделка, нуждающаяся в судебной форме.

 Рассматривая формы воздействия мирового соглашения на правоотношения, следует выделить следующие функции этого правового института:

1) оно снимает и сглаживает противоречия правового характера в общественных отношениях (примирительная функция);

2) оно урегулирует, уточняет, конкретизирует правоотношения участников правового оборота, восполняет собой имеющиеся в праве пробелы(регулирующая функция);

3) оно представляет собой дополнительное средство защиты прав и законных интересов участников правового оборота (защитная функция).

М.А. Рожкова считает, что трактовка мирового соглашения, заключаемого в суде, как способа разрешения спора самими спорящими сторонами противоречит конституционному принципу организации правосудия, согласно которому правосудие осуществляется только судом (ст. 118 Конституции РФ)[39]. Автор указывает, что этот принцип находит свое отражение в нормах процессуального права: ч. 2 ст. 12 ГПК   предусмотрено, что руководство процессом осуществляет суд. Основываясь на этом положении, судья начинает, ведет и завершает процесс по делу; он направляет процесс и руководит им; все решения, как по вопросам материального права, так и по вопросам процессуального права, принимаются только судом. Однако, об утверждении мирового соглашения суд выносит определение, это означает, что по существу в данном случае сторонами дело не разрешается, т.е. правосудие не осуществляется.                                                Прекращение существования спора о праве – нормальное основание для прекращения производства по делу. В процессуальном праве предусматривается несколько такого рода обстоятельств, возникающих после возбуждения дела и свидетельствующих о том, что спора о праве как такового уже не существует. К ним относятся случаи, когда: истец отказался от иска, и такой отказ принят судом, одной стороны спора уже нет: гражданин, являющийся стороной по делу, умер (и при этом не возможно правопреемство), либо организация, являющаяся стороной по делу, ликвидирована, стороны заключили мировое соглашение, которое суд утвердил (ст. 220 ГПК ).

Заключая мировое соглашение и отказываясь тем самым от судебной защиты, стороны ликвидируют возникший правовой конфликт путем самостоятельного урегулирования имеющихся у них разногласий на взаимоприемлемых условиях. В результате – за отсутствием спора о праве – судебный процесс по делу лишается предмета рассмотрения, что влечет за собой прекращение производства по делу.

Широко распространено в современной литературе мнение о том, что, предусмотрев принудительное исполнение мирового соглашения по правилам, установленным для судебного решения, законодатель тем самым придал определению о мировом соглашении значение судебного акта.

В частности, отдельными авторами признается, что мировое соглашение, представляющее собой, по их мнению, соглашение о разрешении судебного спора, после утверждения судом «приобретает силу судебного решения». Другие говорят о том, что утверждение мирового соглашения присваивает ему статус судебного акта, снабженного силой принудительного исполнения.

В развитие упомянутого тезиса некоторыми авторами предпринимаются попытки обосновать то, что «мировое соглашение является не просто актом договорного права, но актом, который возникает в результате деятельности суда»[40]. Имеют место утверждения о том, что в отличие от зарубежных стран, где мировое соглашение оформляется актом сторон, «в российском праве мировое соглашение оформляется актом судебной власти», а именно определением о мировом соглашении.

Таким образом, вывод о том, что мировому соглашению придано значение (или сила) судебного решения, ведет к отождествлению собственно мирового соглашения и утверждающего его судебного акта.

Тезис о наличии у мирового соглашения силы судебного решения сформировался достаточно давно – об этом писали еще дореволюционные авторы. Между тем, такой вывод не только сам по себе является неверным, но и влечет за собой неправильное применение отдельных положений процессуального законодательства.

Таким образом, определение о мировом соглашении и судебное решение есть сопоставимые правовые явления, обладающие юридической силой и влекущие правовые последствия, соответствующие их правовой природе. Можно сопоставлять их, но не отождествлять. Неверно утверждение, что мировое соглашение обладает силой, значением или статусом судебного решения – это различные юридические факты, ни один из которых не может подменять другой[41]. «Мировое соглашение, - отмечает А.М. Абдрашитов, – является важным юридическим фактом процессуального права. Оно приравнивается по своим свойствам к судебному решению, однако имеет иную природу»[42].

Особенностями мирового соглашения как юридического факта является то, что оно влечет правовые последствия одновременно в процессуальной и материальной сфере, является сложным фактическим составом, вызывающим различные правовые последствия, оно может входить в иные юридические составы в качестве юридического факта.

По своему влиянию на движение процессуальное правоотношение мировое соглашение является правопрекращающим фактическим составом. Оно может иметь и правоизменяющее значение в том случае, если в его заключении принимали участие лишь некоторые из участников спора.

 

1.3.   Предмет и содержание мирового соглашения, его виды.

 

Предметом мирового соглашения, аналогично предмету договора в гражданском праве, являются вещи, включая ценные бумаги, недвижимость, имущественные права и другие объекты гражданских прав. Мировое соглашение представляет собой правовую сделку. В чём же истоки понятия предмета мирового соглашения?

Предметом мирового соглашения как договора являются материальные права. Являются ли процессуальные права, такие как право обжалования судебного решения, так же предметом мирового соглашения? Некоторые ученые-процессуалисты полагают, что мировое соглашение является актом распоряжения и материальными, и процессуальными правами. В результате истец лишается права подачи иска по данному делу. Если же мировое соглашение заключено после вынесения судом решения, то стороны уступают права обжалования этого решения. С данным подходом нельзя согласиться. Утрачивая право подачи иска или обжалования судебного решения, как следствие уступки по мировому соглашению определённых материальных прав. Заключив мировое соглашение, стороны утрачивают основания для подачи соответствующего иска и жалобы. В тексте же мирового соглашения может содержаться лишь отказ от защиты определённых материальных прав.

А.Кузбагаров отмечает, что юридический конфликт – это всегда противоречия между людьми. Применение юридических норм и процедур – один из способов разрешения противоборства интересов, а несоответствие или несовместимость материальных и процессуальных норм может привести к осложнению возможности разрешения конфликта[43].

Причины возникновения юридического конфликта зависят от сферы общественных отношений, в которых они возникают. Они могут возникнуть в сфере общественных отношений, урегулированных правом либо подлежащих правовому регулированию. Следовательно, конфликтное юридическое отношение – это юридическое отношение между субъектами с противоположными интересами.

Конфликты не всегда имеют деструктивный характер, иногда они необходимы для движения вперед. В некоторых случаях только путем конструктивных споров можно прийти к истине или к устраивающему всех решению вопроса. Стремление любой ценой уклониться от конфликта далеко не всегда может сыграть положительную роль в разрешении социальных противоречий, а иногда может их даже усугубить. В связи с этим положительный потенциал примирения состоит не в необдуманном согласии всех и вся, а именно в достижении взаимоприемлемого и оптимального решения в сложившихся условиях для выхода из спорной ситуации[44].

Мировое соглашение представляет собой один из способов регулирования общественных отношений. Особенность его проявляется в рассеивании неопределённости спорного правоотношения. Область применения мирового соглашения ограничена сферой действия договора. Следовательно, споры, возникающие из гражданских, семейных, трудовых правоотношений могут быть предметом мировых соглашений. Как указывает Р.Е. Гукасян, это общее правило, из которого есть исключения[45]. Р.Е. Гукасян отмечает, что волеизъявление сторон может быть способом разрешения судебного спора в тех же пределах, в каких оно могло быть основанием урегулирования спора до обращения в суд за судебной защитой. То, что не могут сделать стороны своим волеизъявлением до возбуждения дела, не могут сделать и в процессе[46]. Исключения существуют в различных областях материального права.

Гражданско-правовые споры не могут заключаться, когда те или иные положения строго урегулированы законодателем. Например, сроки исковой давности. Необходимо, чтобы мировые соглашения только подтверждали содержание таких правоотношений.

Споры, возникающие из семейных правоотношений, могут разрешаться путем заключения мирового соглашения в большинстве случаев без изменения содержания, кроме дел по искам о расторжении брака и признании брака недействительным, споры, связанные с вопросом о гражданстве детей.

Исключением при заключении мировых соглашений по спорам, вытекающим из трудовых отношений, являются споры, связанные с наложением дисциплинарных взысканий, т.к. это область властных полномочий администрации.

Р.Е. Гукасян говорит о том, что предметом мирового соглашения могут быть как споры по искам о признании, так и споры по искам о присуждении и преобразовательным искам[47]. Выходит, к предмету, по его мнению, относится спор, возникший между сторонами, подлежащий рассмотрению судом.

На первый взгляд, может показаться, что споры по преобразовательным искам не могут быть предметом мирового соглашения. Но такое суждение было бы неправильным. Даже в преобразовательных судебных решениях воля суда компенсирует волю одной из сторон, но тем не менее судебный контроль над большинством правоотношений, составляющих содержание преобразовательных исков, не обязателен. Поэтому стороны сами могли бы преобразовать свои правоотношения, а значит и заключить мировое соглашение. Обращение в суд требуется в связи с тем, что одна из сторон не изъявляет воли на преобразование правоотношения. И все-таки возможность заключения мирового соглашения будет отсутствовать в том случае, когда судебный контроль обязателен. А это зависит не от вида иска, от воли законодателя, характера правоотношения. При объективном соединении исков, то есть соединении нескольких исковых требований одного истца к одному ответчику, предметом мирового соглашения может быть отдельное исковое требование. Утверждая мировое соглашение сторон относительно одного требования, суд в этой части прекращает производство по делу, а в остальной части слушание дела продолжает[48].

Таким образом, предмет мирового соглашения можно рассматривать с разных позиций: и как предмет гражданского договора, и, по мнению Р.Е. Гукасяна, как спор между сторонами в процессе.

Судебные мировые соглашения можно разделить на следующие виды[49].

1) По воздействию на предшествующие правоотношения:

- мировые соглашения могут по-разному воздействовать на правоотношения между сторонами. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что мировое соглашение-средство прекращения споров, а не обязательств. Так, мировое соглашение может не только прекращать, но и изменять или подтверждать предшествующие отношения между сторонами.

2) По цели урегулирования спора:

- мировые соглашения могут быть направлены на предупреждение, прекращение спора и на замену одного бесспорного, но вряд ли реализуемого обязательства другим, осуществимым обязательством. Поэтому можно разделить мировое соглашение на прекращающие спор, предупреждающие спор и урегулирующие долг.

3) По предмету воздействия на правоотношения сторон в споре:

- одни мировые соглашения имеют единственную цель-урегулирование спора, другие же имеют и признаки другого гражданско-правового договора. Таким образом, по предмету мировые соглашения можно разделить на чистые и смешанные.

4) По времени окончания спора:

- стороны спора не всегда могут добиться сразу соглашения о прекращении спора, но могут договориться о его приостановлении до решения определённых вопросов. Кроме того, они могут договориться о заключении мирового соглашения в будущем после наступления определённого события. Поэтому мировые соглашения можно классифицировать как предварительные и окончательные.

5) По основанию:

- мировые соглашения могут основываться на не ясности по поводу содержания взаимных прав и обязанностей, закрепленных как в договоре, так и в иных источниках (договорные и внедоговорные).

6) По объёму разрешаемых вопросов путём заключения мирового соглашения:

- полные (по всем спорным вопросам) и частичные (по некоторым вопросам спора).

8) По характеру регулируемых правоотношений:

- общего и специального характера.

 9) По числу сторон, имеющих право заключить мировое соглашение:

- двусторонние и многосторонние мировые соглашения.

В процессе определения существа мирового соглашения необходимо проанализировать имеющий широкое распространение в современной литературе тезис о том, что мировое соглашение – есть способ разрешения спора. Причем в одних случаях речь идет о разрешении спора посредством мировой сделки судом, а в других – самими спорящими сторонами.

Содержание мирового соглашения, как и содержание любого договора, представляет собой неотъемлемую часть его правовой природы. А. Будневич указывает на то, что суть содержания мирового соглашения состоит в том, на каких условиях заключения мирового соглашения стороны «сошлись»[50]. Многие авторы (в том числе М.К. Треушников), дают определение мирового соглашения через взаимные уступки, как бы указывая на то, что содержание мирового соглашения обусловлено волеизъявлением сторон[51]. Ведь стороны, заключая мировое соглашение, идут на компромисс. Следовательно, здесь под содержанием мирового соглашения понимаются права и обязанности сторон. Отметим, что неотъемлемой частью содержания мирового соглашения, являются условия его действительности.

Предмет спора должен принадлежать непременно кому-либо из спорящих сторон, либо частично одной стороне, а в остальном - другой. Предмет спора ни в коем случае не должен принадлежать третьему лицу, в противном случае не может быть и речи о придании юридической силы мировому соглашению. Что является следствием, более общие принципы недопустимости нарушения сторонами договора прав третьих лиц, а также злоупотребления участников правового оборота своими правами, в том числе свободой договора. Мировое соглашение может быть признано недействительным в соответствующей части при условии, что такую часть можно определить без специального рассмотрения спора с участием такого третьего лица. Мировое соглашение будет действительно в части определения режима предмета, свободной от прав третьих лиц, т.е. правоотношения должны находиться в сфере распоряжения сторонами.

Подводя итог вышесказанному, судебное мировое соглашение можно определить как сделку, заключённую в процессе между сторонами, имеющую целью прекращение спора путём взаимных уступок, обусловленных волеизъявлением, устраняя тем самым неясность правоотношений сторон. Согласованные сторонами взаимоприемлемые условия урегулирования правового спора составляют лишь часть содержания мирового соглашения. Очевидно, что эти условия - содержание договора об урегулировании правового спора, который лежит в основе (является обязательным условием) достижения сторонами договоренности об окончании дела по спору мировым соглашением. Соответственно, последнее, будучи утвержденным судом, влечет не только процессуальные, но и материально-правовые последствия.

Разделяя в целом позицию авторов, рассматривающих мировое соглашение как единый юридико-фактический состав, включающий в себя элементы как материального, так и процессуального права, следует добавить, что мировое соглашение органично сочетает в себе частноправовые и публично-правовые начала.

Такой вывод можно сделать, проанализировав институт мирового соглашения, который с необходимостью сочетает в себе два юридических факта: саму мировую сделку (гражданско-правовая сделка) и утверждение мирового соглашения судом (процессуальный аспект заключения мирового соглашения). Таким образом, заключая мировую сделку, стороны по своему усмотрению распоряжаются своим субъективным правом, что составляет содержание гражданско-правовой диспозитивности. Сущность диспозитивности как раз заключается в возможности выбора варианта поведения для сторон правоотношения. При этом требования, предъявляемые к мировому соглашению как гражданско-правовой сделке, устанавливаются нормами гражданского права, традиционно относящимися к области частного права.

Однако мировое соглашение должно быть в обязательном порядке утверждено судом. Требования к процедуре утверждения мирового соглашения судом установлены процессуальным законодательством, которое находится в области действия публично-правового начала. В силу императивности норм процессуального права нарушение процедуры утверждения судом мирового соглашения влечет безусловную отмену судебного акта, при этом мировое соглашение при отсутствии определения суда о его утверждении не может рассматриваться как имеющее юридическую силу и влекущее правовые последствия.

 

 

 

Глава 2. Заключение мирового соглашения в рамках гражданского процесса

 

  1. Участники мирового соглашения заключаемого в гражданском процессе.

 

Судебное мировое соглашение может быть заключено только между сторонами, так как именно они являются субъектами спорного материального правоотношения, в том числе третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования на предмет спора. Следовательно, не может быть совершено иными участвующими в деле лицами – третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований на предмет спора, прокурором и другими.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования на предмет спора, в соответствии со ст. 42 ГПК пользуются правами и несут все обязанности истца. Они, вступая в процесс путем подачи искового заявления, являются предполагаемым субъектом спорного материального правоотношения, и имеют равное с истцом и ответчиком право на заключение мирового соглашения. Заключать мировые соглашения с ответчиками могут в том случае, если первоначальный истец отказался от иска или же суд отказывает ему в иске. В противном случае субъектами мировых соглашений должны выступать наряду с третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования на предмет спора, ответчик и первоначальный истец.

Метод правового регулирования материальных отношений, входящий в предмет судебной деятельности, исходит из диспозитивного начала и предопределяет существование соответствующего принципа в гражданском процессуальном праве. Для субъектов материальных правоотношений законодательно закреплена возможность урегулировать правовой спор собственными усилиями. Это субъективное материальное право рассматривается как элемент правоспособности субъектов материальных правоотношений, который «сохраняется» в случае рассмотрения дела в суде[52].

Отдельно следует сказать об участии прокурора в гражданском судопроизводстве при заключении мирового соглашения (ст.45 ГПК) и органов государственного управления, профсоюзов, предприятий, учреждений, организаций и отдельных граждан (ст.46 ГПК). Перечисленные лица не являются субъектами спорного правоотношения, а значит и не могут заключить мировое соглашение. В этих случаях, лица, перечисленные в ст.45 и 46 ГПК занимают положение истца, только в процессуальном смысле (хотя по мнению некоторых авторов термин «истец». в отличие от понятия иска и права на иск, материальному праву неизвестен, поэтому говорить «истец в процессуальном смысле» неверно), т.к. не имеют материально-правового интереса по делу. В первом случае (ст.45 ГПК) интерес государственный, во втором речь идет об интересе скорее общественном (ст.46 ГПК).

Для выделения понятий «истец» и «ответчик» процессуальная наука использует материально-правовой критерий, такое их участие в предполагаемом материально-правовом отношении, которое будет предметом судебного рассмотрения. Если прокурор не является участником, он не будет истцом или ответчиком по делу, даже если его процессуальные права и обязанности аналогичны стороне по делу. Но в любом случае лица указанные в ст.45 и 46 ГПК, возбуждая гражданское дело в защиту чужих интересов, сторонами по делу не являются, и заключить мировое соглашение не могут. Эти лица вправе отказаться от иска (это право ст.39 предоставлены истцу, т.е. стороне), но это не лишает истца права требовать рассмотрения дела по существу.

В соответствии со ст. 398 ГПК иностранные граждане, иностранные предприятия и организации, лица без гражданства пользуются гражданскими процессуальными правами наравне с российскими гражданами. Иными словами, будучи истцом, ответчиком, третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования на предмет спора, они также имеют право на заключение мирового соглашения.

Следует остановиться на роли представителя при заключении мирового соглашения. В соответствии со ст. 48 ГПК, граждане могут вести свои дела лично или через представителей. В соответствии со ст. 49 ГПК полномочия представителя должны быть надлежащим образом оформлены. Полномочие на ведение дела в суде, дает представителю право на совершение от имени представляемого всех процессуальных действий, кроме распорядительных , в их числе – заключение мирового соглашения, - ст.54 ГПК. В свою очередь совершение каждого распорядительного действия должно быть специально оговорено в доверенности. В тех случаях, когда доверитель предоставляет своему представителю право на совершение всех перечисленных в ст.54 ГПК распорядительных действий, в доверенности достаточно указать об этом, не перечисляя их. Право на заключение мирового соглашения, оговоренное в доверенности, имеет место только в том случае, когда такое право есть у доверителя. Речь, в данном случае идет об истце, ответчике, третьем лице, заявляющем самостоятельные требования на предмет спора. В силу ч. 3 ст. 52 ГПК, представители совершают от имени представляемых все процессуальные действия, которые данный представитель может исполнять с ограничениями, предусмотренными законом, в том числе и перечисленные в ст. 54 ГПК распорядительные действия. На совершение распорядительных действий законному представителю, в отличие от других представителей, особых полномочий не требуется.

Важное значение имеет распределение судебных расходов. Здесь возникает вопрос: кто же несёт бремя расходов, если заключено мировое соглашение? В случае заключения мирового соглашения судебные расходы распределяются по соглашению сторон. Если такого соглашения не было, то судебные расходы распределяются в том же порядке, как и при вынесении судебного решения. Это предусмотрено ст.101 ГПК.

Мировое соглашение в гражданском процессе является эффективным инструментом урегулирования спора. Гражданское процессуальное законодательство стремится обеспечить максимальную возможность для суда и сторон использовать этот институт. Мировое соглашение выступает предпочтительным способом окончания дела. Однако, не любое соглашение сторон о способе разрешения спора может привести к прекращению производства по делу. В соответствии со ст. 39 ГПК суд не утверждает мировое соглашение, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц. Деятельность суда по контролю за мировым соглашением сторон заключается в следующих действиях.

1) Разъяснение последствий заключения мирового соглашения. Отсутствие разъяснения сторонам последствий заключения мирового соглашения в виде прекращения дела и невозможности обращения в суд с тождественным иском, а также о придании определению суда силы судебного решения в части возможности принудительного исполнения условий мирового соглашения, продолжает оставаться достаточно распространенной ошибкой, приводящей к отмене определения судами кассационной и надзорной инстанций[53].

Закон и судебная практика указывают только на необходимость внесения в протокол судебного заседания и подписание сторонами заявления о заключении мирового соглашения, но не разъяснение последствий прекращения дела в связи с заключением мирового соглашения.

2) Мировое соглашение не должно противоречить закону. Основная нагрузка данного требования - проверка условий мирового соглашения нормам материального права. Согласно ст. 8 и 421 ГК РФ, гражданские права и обязанности могут возникать не только из законов и иных правовых актов, но и из действий и договоров, не предусмотренных законодательством[54]. Допустим, что мировое соглашение заключается по спору, возникающему не из гражданских правоотношений, тогда при решении вопроса о принятии его условий суд должен учитывать предусмотренную данной отраслью права возможность автономного регулирования содержания правоотношения его сторонами. При наличии таких условий суд не может ограничивать свободу сторон в установлении материально-правовых последствий разрешаемого ими спора, отраженных в условиях мирового соглашения.

Процессуальный смысл понятия мирового соглашения диктует суду учитывать и соответствие мирового соглашения нормам процессуального права. Мировое соглашение не может быть принято, если к содержанию его условий у суда не будет каких-либо претензий, но стороны или сторона откажется от подписи в протоколе судебного заседания под заявлением о заключении мирового соглашения. Противоречие процессуальному закону - ст.173 ГПК порождает отказ суда в утверждении такого мирового соглашения.

Для мировых соглашений в суде первой и апелляционной инстанции не предусмотрена письменная форма, однако в суде кассационной инстанции закон требует подавать заявление в письменной форме (ст.346 ГПК). Очевидно, несоблюдение формы мирового соглашения также должно быть причиной, по которой суд должен отказать в его утверждении.

3) Установление всех заинтересованных лиц по делу. Утверждение судом мировых соглашений, нарушающих права и охраняемые законом интересы других лиц, достаточно часто встречаются в судебной практике[55]. Причина такой ошибки - неправильное установление субъектного состава спорного правоотношения. Особенность мирового соглашения может приводить к нарушению ст.39 ГПК в случае установления прав и обязанностей лиц, которые вообще не могут участвовать в деле, поскольку не являются субъектами спорного правоотношения.

4) Проверка исполнимости условий мирового соглашения. Для исполнимости мирового соглашения необходима четкость и полнота изложения условий, чтобы не было споров при его исполнении. Мировое соглашение должно быть исполнимо не только сторонами, но и в принудительном порядке. В процессуальной науке предлагается выход из ситуации, когда условия мирового соглашения носят неопределенный характер, изменять их путем разъяснения определения о прекращении дела, применяя аналогию разъяснения решения[56]. Такое предложение выглядит целесообразным с точки зрения процессуальной экономии, но теоретически оно не соответствует конструкции мирового соглашения как института автономного урегулирования спора сторонами. Суд не может своей волей изменять или разъяснять мировое соглашение, содержание которого является продуктом частного волеизъявления. Согласно позиции, которая вполне соответствует реальности. участники мирового соглашения настаивают на каких-либо неясно выраженных условиях, суду следует отказывать в его утверждении ввиду противоречия закону, а в случае утверждения судом мирового соглашения с неясными условиями - просить об отмене определения суда в кассационном или надзорном порядке[57].

Об утверждении мирового соглашения сторон суд выносит определение, которым одновременно прекращает производство по делу в соответствии со ст.221 ГПК. В определении должны быть указаны условия, утверждаемого судом, мирового соглашения сторон. В случае не утверждения мирового соглашения суд выносит об этом определение и продолжает рассмотрение дела по существу. В случае прекращения производства по делу вторичное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

  1. Особенности заключения судебного мирового соглашения и утверждения его судом на отдельных стадиях гражданского процесса

 

Удостоверение и утверждение судом мирового соглашения является необходимым условием для приобретения им правового значения. Утверждение мирового соглашения сторон судом осуществляется только, если эти действия не противоречат закону и не нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц.

Мировое соглашение не может быть утверждено судом, если закон точно определяет размер требований и стороны не имеют права его изменить (например, по делам о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних детей стороны своим соглашением не могут установить сумму алиментов ниже предела, установленного законом).

В ст.134 ГПК дан исчерпывающий перечень оснований для отказа в принятии искового заявления. В соответствии с п.2 ст.134 ГПК, судья отказывает в принятии заявления по гражданскому делу, если имеется определение суда об утверждении мирового соглашения. Судья, отказывая в принятии заявления, выносит мотивированное определение, на которое может быть подана частная жалоба в соответствии с ч. 3 ст. 134 ГПК. Здесь же указано, что отказ судьи в принятии заявления по данному основанию препятствует вторичному обращению в суд с заявлением по тому же делу. Возникает вопрос об установлении тождества исков как по субъектному составу, по основанию, так и по предмету. Для начала необходимо разрешить вопрос о том, не предъявлен ли иск вторично тем же истцом к тому же ответчику. Если же иски тождественны только по предмету и основанию, но имеется измененный состав сторон, то их тождественными признать нельзя.

Тождество исков по субъектному составу сохраняется даже в том случае, если иск предъявлен прокурором или органом государственного управления в защиту чужих интересов. Нельзя вторично предъявить иск в защиту чужих интересов, если уже состоялось решение суда, принятое по требованию самого субъекта спорного материального правоотношения. Тождество исков по субъектному составу сохраняется и при вступлении в процесс процессуальных правопреемников на стороне истца или ответчика. Повторное обращение с иском не может быть со стороны тех же лиц, которые заключили мировое соглашение, т.к. мировое соглашение в отличие от отказа истца от иска, являющегося односторонним распорядительным актом, представляет собой двусторонний распорядительный акт, как со стороны истца, так и со стороны ответчика.

Пункт 2 статьи 220 ГПК в несколько другом контексте говорит о мировом соглашении. Рассматривается частный случай, когда производство по делу прекращается в силу того, что уже имеется определение суда об утверждении мирового соглашения. Принимая исковое заявление, судья может отказать в его принятии только в том случае, если тождество исков не вызывает у него никакого сомнения. Если сомнения все-таки появляются, то он обязан принять исковое заявление и рассмотреть вопрос о тождестве исков. Либо в стадии подготовки дела к судебному разбирательству (ст. 147 ГПК), либо в судебном заседании, где суд с учетом конкретных обстоятельств по делу, соображений и доводов, высказанных сторонами, должен решить, подлежит ли производство по делу прекращению.

Мировое соглашение, заключенное между сторонами в процессе, не приобретает свойств судебного решения. В отличие от последнего, оно не превращает спорное правоотношение в бесспорное в той степени, как это присуще судебному решению. В случае утверждения судом мировое соглашение, представляет собой акт защиты права. Характерная его особенность в том, что суд не разрешает своим волеизъявлением спор, а проверяет и подтверждает законность разрешения спора самими спорящими сторонами.

Ч. 4 ст. 1 ГПК предусматривают применение судом аналогии закона и права, однако используемая законодателем формулировка "спорное отношение" трактуется в науке гражданского процессуального права по-разному. Правы те авторы, которые связывают положения данной статьи исключительно с материальными правоотношениями, учитывая, что именно они находятся в состоянии неопределенности, спора в широком смысле слова.

Допустимо исправления описок и явных арифметических ошибок в определении об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу, о его разъяснении, также о вынесении после утверждения мирового соглашения дополнительного определения. Возможность исправления такого рода недостатков предусмотрена процессуальным кодексом, но нормы, закрепляющие ее, расположены в главах (гл. 16 ГПК), касающихся только судебного решения (ст. ст. 200 - 202 ГПК). Определениям суда в ГПК также отведена специальная глава (гл. 20 ГПК), однако в ней аналогичных норм не содержится, нет и указания на допустимость обращения к положениям, предусмотренным в главе о судебном решении, в случае возникновения потребности в восполнении какого-либо пробела. Что же это пробел в законе или же законодатель намеренно не посчитал нужным регламентировать данный вопрос? На необходимость разграничения этих понятий обращает внимание А.Т. Боннер: «Юристы склонны рассматривать пробелы в праве исключительно как отрицательное явление. В основном это правильно. В то же время отсутствие излишней регламентации в правовом регулировании свидетельствует не только о несовершенстве, но в известном смысле - об определенных достоинствах правового регулирования», так как «нормы права, носящие общий характер, зачастую удобнее применять в конкретной ситуации»[58].

Мировое соглашение, утвержденное судом, имеет общеобязательную силу и делает его годным к принудительному осуществлению. А значит и судебное мировое соглашение должно удовлетворять многим требованиям, предъявляемым к судебному решению. Задачи, стоящие перед судом, утверждающим мировое соглашение, состоят в том, чтобы проверить его законность, соответствие интересам государства, сторон, отсутствие недостатков, которые препятствовали принудительному исполнению мирового соглашения, если стороны добровольно его не исполнят. Все это обусловливает необходимость исследования в определенных пределах обстоятельств дела. Объем исследования зависит от характера материального правоотношения, находящегося на рассмотрении суда.

Заключаться мировое соглашение может на основаниях, предложенных истцом, ответчиком или взаимосогласованных ими условиях, когда истец отступает от части своих требований – всё остальное признаётся ответчиком.

Намерение сторон окончить дело мировым соглашением может быть заявлено в любой части судебного разбирательства до ухода суда в совещательную комнату для вынесения судебного решения.

Принцип диспозитивности действует не только в суде первой инстанции. Институт мирового соглашения может быть в полной мере реализован, например, в кассационной инстанции, только с определенной спецификой. В частности, мировое соглашение должно быть предоставлено в письменной форме, т.к. в суде кассационной инстанции не ведется протокол судебного заседания.

В соответствии с ч.1 ст.346 ГПК после подачи кассационной жалобы или представления, мировое соглашение сторон представляется суду кассационной инстанции в письменной форме. При утверждении мирового соглашения сторон, кассационная инстанция отменяет вынесенное решение суда I инстанции и прекращает производство по делу в соответствии с ч.2 ст.346 ГПК. До утверждения мирового соглашения суд разъясняет сторонам последствия их процессуальных действий (ч. 2 ст.173 ГПК).

Если по основаниям, указанным в ч. 2 ст.39 ГПК, суд отклоняет мировое соглашение, то он рассматривает дело, проверяя законность и обоснованность решения, т.е. в кассационном порядке. Отклонение мирового соглашения сторон имеет место только в случаях, если они противоречат закону или нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц. В определении суд должен указать конкретные мотивы, послужившие основанием отказа в утверждении им мирового соглашения.

В порядке надзора, суд, рассматривающий дело, вправе отменить решение, определение или постановление полностью или в части и прекратить производство по делу в силу п.4 ст.220 ГПК, потому что сторонами было заключено, а судом утверждено мировое соглашение. Это полномочие суда надзорной инстанции обозначено в п.3 ч.1 ст.390 ГПК. Возможность заключения мировых соглашений в надзорной инстанции судов общей юрисдикции достаточно сужена[59]. Вопрос об извещении лиц, участвующих в деле, отнесен на усмотрение суда (ст.385 ГПК). Согласно постановлению Конституционного суда РФ № 6-П от 14.04.1999 г.[60], обязанность известить о времени и месте рассмотрения дела всех лиц, участвующих в деле, появляется у суда, если последний придет к выводу о необходимости участия хотя бы одного из них.

Для того чтобы расширить сферу применения института мировых соглашений в надзорной инстанции, было целесообразно внесение соответствующих изменений в ст. 385 ГПК - обязательность для суда надзорной инстанции извещать всех лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела и право указанных лиц участвовать в заседании надзорной инстанции.

В соответствии с принципом диспозитивности в случае заключения сторонами мирового соглашения гражданское дело подлежит прекращению в любой стадии гражданского судопроизводства, даже на стадии рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Правом на обращение в суд за судебной защитой в виде пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, вступивших в законную силу, обладает любое заинтересованное лицо (ст. 394 ГПК). Суд может рассмотреть гражданское дело ввиду открытия новых обстоятельств, и приступает к рассмотрению заявления о вновь открывшихся обстоятельствах по заявлению заявителя. Ответчик вправе признать доводы, содержащиеся в заявлении, или возразить против этих обстоятельств.

При пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, вступивших в законную силу, у суда есть право решить дело с учетом волеизъявления сторон. Речь идет об одной из основных форм проявления диспозитивности в гражданском процессе, т.е. праве сторон в любой стадии процесса распоряжаться своими материальными правами, по поводу которых идет спор в суде, а также процессуальными средствами их защиты[61]. Стороны могут окончить дело мировым соглашением. Порядок волеизъявления сторон регламентирован законом, поэтому у суда имеется возможность осуществлять надлежащий контроль. Суд не утверждает мирового соглашения сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц. Диспозитивность в гражданском судопроизводстве - это закрепленная в нормах гражданского процессуального права идея свободы участников гражданского процесса, имеющих в деле материально - правовой или процессуальный интерес, распоряжаться своими материальными и процессуальными правами в целях возникновения, движения или прекращения гражданского процесса для защиты субъективных прав или охраняемых законом интересов. Поэтому суд, рассматривающий дело по вновь открывшимся обстоятельствам, при наличии оснований может не только прекратить гражданское дело, но и внести в решение необходимые изменения в связи с уменьшением гражданским истцом исковых требований к гражданскому ответчику.

На стадии исполнительного производства есть отдельные детали, которые следует учитывать, заключая мировое соглашения. При исполнении судебного акта, заключение мирового соглашения представляется несколько другим, поэтому целесообразно далее подробно остановиться на этом этапе судопроизводства.

С момента предъявления исполнительного документа начинается самостоятельный этап развития прав и обязанностей сторон по исполнительному производству. В зависимости от вида исполнительного документа, характера действий, а также от материально-правовых особенностей различных категорий дел механизм, обеспечивающий перевод прав, обязанностей и интересов, подтвержденных исполнительным документом различен.

Механизм реализации исполнительных документов, с учетом характера правоотношений, представляется возможным выделить, обеспечивающий принудительное исполнение, подтвержденной исполнительным документом обязанности должника, и механизм добровольного исполнения. Последний из них обеспечивает правомерное поведение субъектов в основном на уровне правового сознания: ценностных ориентаций, правовых установок, мотивов поведения в процессе реализации исполнительных документов.

Мировое соглашение, в процессе исполнительного производства, заключается в период, когда спор между сторонами уже разрешен судом. На этапе исполнения взыскатель уже обладает судебным актом, который устанавливает обязанность должника по совершению определенных действий или воздержание от них. Мировое соглашение в этом случае представляет собой механизм добровольного исполнения с целью отказа от механизма государственного принуждения либо прекращение принудительного исполнения, если процедура была начата.

Заключение мирового соглашения фактически отменяет все ранее вынесенные судебные решения. Что является исключением из общих правил: судебные акты, вступившие в законную силу, являются обязательными и подлежат исполнению на всей территории РФ.

Определение суда об утверждении мирового соглашения по своей силе приравнивается к судебному акту. Неисполнения его условий  влечет основание для выдачи судом исполнительного листа и подлежит принудительному исполнению.

 Мировое соглашение, заключенное на стадии исполнительного производства, по факту предоставляет лицам, его заключившим, возможность изменения последствий рассмотрения дела и изменения решения. Можно согласиться с М.А. Рожковой в том, что основной причиной, побуждающей стороны исполнительного производства к заключению мирового соглашения, является в отличие от судебного разбирательства не спорность права, а определенные сомнения в возможности осуществить исполнение в полном объеме[62].

В исполнительном производстве, рассматриваемый нами институт, равно как и мировое соглашение, заключаемое в процессе судопроизводства, имеет в своей основе два юридических факта: заключение между взыскателем и должником договора и утверждение его судом.

Заключение договора. Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод, что мировое соглашение, заключаемое на стадии исполнения, должно отвечать требованиям: а) определенности, б) безусловности, в) заключаться в отношении присужденного по иску.

а) Определенность мирового соглашения подразумевает, что в нем должны быть четко указаны права и обязанности сторон относительно материального объекта спора, также исполнительное мировое соглашение не может содержать в себе альтернативных условий.

б) Безусловность мирового соглашения, заключаемого при процедуре принудительного исполнения, заключается в недопустимости включения в него условий, от наступления или не наступления которых зависит его исполнение.

в) Мировое соглашение, заключаемое сторонами на стадии исполнения, допустимо в отношении присужденного по иску, в процессе допускается заключение мирового соглашения в отношении части иска.

В ГПК (п. 1 ст. 39), в отличие от Арбитражного процессуального кодекса[63], нет обязательных условий к форме мировой сделки, он содержит лишь общую посылку, позволяющую сторонам прекратить дело самостоятельно путем заключения мирового соглашения. Суды общей юрисдикции заключают мировые соглашения без составления отдельного документа, путем устного заявления сторон о достижении соглашения, условия которого подлежат закреплению в протоколе судебного заседания.

Нормы законодательства, посвященных вопросу заключения мирового соглашения в исполнительном производстве, при их подробном изучении позволяют сделать вывод, что основная функция суда при утверждении мирового соглашения - проверка мировой сделки на предмет ее соответствия закону, а также соблюдение прав и законных интересов других лиц. Данный вывод, основывается и на том, что мировое соглашение суд утверждает путем вынесения определения, без рассмотрения дела по существу. Так в определении суда об утверждении мирового соглашения, заключенного в процессе исполнения судебного акта, должно быть указано, что этот судебный акт не подлежит исполнению.

Для отмены определения суда об утверждении мирового соглашения могут быть основание - нарушения норм процессуального и материального права либо требований, предъявляемых к заключению мирового соглашения. Утвердить или опровергнуть законность мирового соглашения, суд может путем исследования и оценки вопросов, которые могли бы быть заявлены в иске об оспаривании самого соглашения сторон. Специфика мирового соглашения, заключаемого в исполнительном производстве, состоит в том, что его субъектами являются взыскатель и должник. Такая трактовка, возможно, не совсем точно отражает сущность мирового соглашения, заключаемого в исполнительном производстве. Исполнительное производство априори подразумевает доминирующее положение взыскателя, у которого есть право (подтвержденное судом) требовать с должника исполнения, а должник заведомо находится в менее выгодном положении как лицо обязанное. Сущность мирового соглашения, по мнению автора, заключается в том, что обе стороны делают свое согласованное волеизъявление, направленное на принятие условий друг друга. В одностороннем отказе от исполнения (полностью или в части) либо в исполнении должником своей обязанности отсутствует такой элемент мирового соглашения, как согласованность воли субъектов, находящихся на разных полюсах правоотношения. Односторонний отказ на ряду с исполнением, содержит волеизъявление одной стороны. Последнее будет обязательно для других участников исполнительного производства, но при этом не будет содержать элемента договора, который является неотъемлемым атрибутом мирового соглашения.

Цель исполнительного производства - выполнение предписания, содержащегося в судебном решении и ином исполнительном документе. Достижение которой, судебный пристав-исполнитель осуществляет принудительно. Таким образом, он гарантирует реализацию исполнительных документов помимо воли обязанного лица. Меры принудительного исполнения являются формой реализации норм права, через исполнение решений судов и постановлений других органов, подлежащих исполнению, выступают в конечном итоге в качестве санкций невыполненных должником обязанностей.

Обстоятельство того, что отношения в области исполнительного производства, равно как и иные процессуальные правоотношения, строятся на началах субординации, подчеркивает особенность субъектного состава процессуального правоотношения - обязательное наличие властного субъекта. Он, конечно, властен выбрать вариант развития процесса исполнения в пределах, установленных соответствующим законодательством. В то же время отношения в сфере принудительного исполнения юрисдикционных актов обладают определенной диспозитивностью[64]. Свобода усмотрения сторон гражданского процесса, связанная с судьбой иска: подача иска, подача встречного иска, отказ полностью или в части от исковых требований, заключение мирового соглашения и др.. В исполнительном производстве, в возможности заинтересованных лиц влиять определенным образом на ход исполнительного производства и определять дальнейшую судьбу дела.

Подчеркивая процедурность исполнительного производства, А.К. Сергун указывает, что «исполнение судебных решений совершается в процессуальной форме; порядок деятельности органов исполнения предписан законом; заинтересованным лицам обеспечена возможность участия в исполнительном производстве; при этом им предоставляются определенные процессуальные права»[65]. Процедурный характер исполнительного производства подвержен влиянию принципа диспозитивности. Действие принципа диспозитивности в исполнительном производстве аналогично действию принципа диспозитивности в области гражданского процесса с учетом той специфики, которая характерна для каждого производства. Взыскатель вправе определять, возбуждать ли ему исполнительное производство или не возбуждать, соответственно судебный пристав-исполнитель не может возбудить исполнительное производства без волеизъявления самого взыскателя. Диспозитивным началом здесь будет право, свобода взыскателя при решении вопроса о предъявлении исполнительного документа к взысканию.

В рамках юрисдикционной деятельности в области исполнительного производства существует ряд вопросов, при решении которых действия направляются самими сторонами как актом односторонней воли, например, отказ взыскателя от обращения к взысканию или отзыв исполнительного документа, так и совместным волеизъявлением путем согласительных процедур, к таковым можно отнести мировое соглашение. Отличительным признаком в данном случае служит факт наличия спора двух субъектов с противоположными юридическими интересами, и является возможным урегулировать его без применения инструментов государственного принуждения.

Заключая мировое соглашение, предполагается, что взыскатель и должник становятся носителями собственной воли и собственной инициативы, именно они своими действиями дают импульс возникновению и развитию исполнительных правоотношений. В данном случае отсутствует непосредственное и властное регулирование отношений. Ведь никто не может указать сторонам условия заключения мирового соглашения.

Начала частного права в исполнительном производстве предполагает проявление инициативы сторон, от которой зависит возникновение и движение исполнительного производства. В указанном случае предполагается, что вариант поведения определяется самостоятельно некоторыми самостоятельными социальными единицами, в данном случае сторонами исполнительного производства. В связи с вышесказанным справедливо мнение, что диспозитивное начало предопределяет широкий диапазон и большое количество вариантов осуществления конкретных процессуальных действий, что стимулирует позитивную социально-правовую активность личности, предоставляя возможность совершения процессуальных действий его воле.

Действующее российское законодательство допускает совершение сторонами мирового соглашения после вступления в силу решения суда - в процессе исполнительного производства. До окончания исполнительного производства стороны исполнительного производства вправе заключить мировое соглашение, утверждаемое в судебном порядке[66].

Заключение мирового соглашения в исполнительном производстве возможно только после вынесения судебного акта, который фактически разрешает спор сторон на стадии судебного разбирательства. Именно на основании судебного решения, вступившего в законную силу, взыскателю выдается исполнительный лист, предъявляя который к исполнению, он инициирует возбуждение исполнительного производства.

Судебное решение представляет собой форму суждения суда как государственного органа по самому содержанию рассмотренного спора. Проверив спорное притязание и удостоверившись в его наличии, суд в своем решении подтверждает возможность осуществления права выигравшей стороной на принудительное исполнение. Следует согласиться с М.А. Гурвичем, что «гражданское субъективное право на принуждение, будучи подтверждено судебным решением, становится процессуально осуществимым»[67].

При этом в соответствии со ст. 428 ГПК принудительно могут быть исполнены только судебные акты, вступившие в законную силу. Законная сила судебного решения подразумевает особое качество постановленного по делу судебного решения, заключающегося в том, что решение становится обязательным как для сторон и других участников дела, так и для самого суда, а также для всех государственных учреждений и организаций, должностных лиц и граждан, даже если они не принимали участия в деле .

Некоторыми исследователями высказывается мнение, что сила судебного решения, постановленного государственным органом, не может зависеть от волеизъявления заинтересованных лиц (отказ от получения исполнительного листа, отказ от взыскания, мировое соглашение в исполнительном производстве), не может находиться в зависимости от их усмотрения. Указанная точка зрения мотивируется тем, что эти действия представляют собой просто распоряжение правом (отказ от использования своего права), которое дает (подтверждает) вступившее в силу решение суда. Таким образом, делается вывод, что изменение или замена права, вытекающего из постановленного судебного решения, вступившего в силу, лишает его возможности иметь определенный материально-правовой эффект, но при этом не затрагивает законную силу судебного решения.

А.Х. Агеев согласен с тем, что указанный вывод справедлив в отношении мирового соглашения, заключаемого в процессе исполнительного производства[68].

Определение о мировом соглашении, заключаемом в исполнительном производстве, фактически отменяет собой состоявшийся по делу судебный акт, вступивший в законную силу, на основании которого был выдан исполнительный документ. Такой вывод вытекает из того, что мировое соглашение: обеспечивается силой государственного принуждения, если оно не исполняется в добровольном порядке, оно подлежит принудительному исполнению; утверждается органом судебной власти, т.е. не может рассматриваться как мировое соглашение без утверждения судом; невозможность сторон обратиться в суд за повторным рассмотрением дела. Таким образом, по силе действия мировое соглашение приравнивается к судебному акту, которым суд разрешает дело по существу.

Анализируя вышеизложенное, у нас напрашивается вывод о том, что мировое соглашение, заключаемое в исполнительном производстве, предоставляет взыскателю и должнику право изменить своим волеизъявлением решение суда, вступившее в законную силу. Даже сам суд, постановивший решение по делу, не вправе его изменить, за исключением прямо предусмотренных случаев дополнения и разъяснения решения и устранения явных арифметических ошибок. Отсюда следует, что в случае заключения мирового соглашения в процессе исполнительного производства волеизъявлению его участников (взыскателя и должника) отдается приоритет перед государственно-властным предписанием суда, содержащимся в судебном решении.

В силу специфики исполнительного производства, подтвержденности права взыскателя судебным решением, необходимо отметить доминирующее положение взыскателя при заключении исполнительного мирового соглашения. Если правоотношение между истцом и ответчиком является спорным, то в исполнительном производстве право взыскателя, равно как и обязанность должника, подтверждено обязательным для исполнения юрисдикционным актом - решением суда.

Доминирующее положение взыскателя заключается в том, что на стадии исполнительного производства у него нет сомнений в спорности своего права - оно подтверждено судебным актом, и для получения присужденного взыскателю достаточно только инициировать процесс приведения решения в исполнение. При этом, решая вопрос об обращении судебного решения к принудительному исполнению, взыскатель не зависит от мнения должника или органа, постановившего решение.

В вопросе о положении должника в исполнительном производстве выбор поведения должника ограничен, поскольку должник изначально считается обязанным лицом, именно его необходимо принудить к совершению каких-либо действий. При этом, в отличие от судебного разбирательства, где истец и ответчик находятся в равной ситуации и идут на уступки друг другу, отказываясь от того, чего у них еще нет, взыскатель отказывается от какого-то своего блага или его части, которым он фактически обладает.

Заключение мирового соглашения в процессе исполнения обусловлено тем, что «присуждение - это еще не есть полное взыскание», иногда взыскателю выгоднее получить хотя бы некоторую часть присужденного. Причина, побуждающая взыскателя к заключению мирового соглашения с должником, - не спорность права, а определенные сомнения в возможности получить присужденное по решению суда.

Для должника заключение мирового соглашения может быть одним из способов облегчить бремя обязанности, возложенной на него по решению суда, в частности, заключение мирового соглашения должником в срок, предоставленный для добровольного исполнения, позволит избежать дополнительных расходов, связанных с уплатой исполнительского сбора. Кроме того, заключая мировое соглашение, должник может изменить как размер, так и способ исполнения присужденной ему обязанности.

Мировое соглашение, заключаемое в процессе исполнительного производства, не затрагивает по сути предмета спора, а касается в основном изменения условий и способа исполнения судебного решения. В отличие от мирового соглашения, заключаемого в процессе судебного разбирательства, исполнительное мировое соглашение зачастую служит инструментом оптимизации условий исполнения должником своей обязанности. В ходе исполнительного производства стороны могут договориться об отсрочке или рассрочке платежа либо о замене способа исполнения возложенной на должника обязанности. Так, при отсутствии у должника денежных средств, достаточных для уплаты присужденной в пользу взыскателя суммы, стороны могут договориться о передаче должником взыскателю иного имущества, взамен чего взыскатель, со своей стороны, отказывается от присужденного.

В ходе изученного и рассмотренного стоит сделать следующие выводы. Мировое соглашение, заключаемое на стадии исполнения судебного решения, составляет единый юридико-фактический состав, включающий в себя элементы как материального, так и процессуального права; мировое соглашение, заключаемое в процессе исполнительного производства, обладает определенными специфическими чертами, позволяющими отграничивать его от мирового соглашения, заключаемого в процессе судебного разбирательства.

Мировое соглашение сторон по гражданскому делу, как в гражданском процессе, так и в арбитражном процессе - очень привлекательная, а в условиях очень неэффективной защиты субъективных гражданских прав - просто спасительная форма урегулирования спора самими сторонами. Но после утверждения судом этого действия сторон оно приобретает силу юрисдикционного акта со всеми последствиями[69]. Законодателю следует тщательно регламентировать процессуальный порядок рассмотрения заявлений о мировом соглашении на всех стадиях судопроизводства.

Заключение

 

Рассмотрев мировое соглашение с разных позиций, можно сделать вывод о том, что это очень эффективный способ разрешения гражданско-правового спора. В процессуальной литературе приведено достаточное количество убедительных доводов о преимуществах мирового соглашения над судебным решением. Основное из них - ликвидация субъективной стороны спора и создание реальной возможности добровольного исполнения обязанности должником.

Уже в законодательных актах XI века встречается положение о том, что стороны в споре могли окончить дело миром. Это положение получило развитие и применятся в наши дни. В разное время юристы поддерживали идею примирения путем создания целых научных трудов. Анализ этого и судебной практики позволяет выделить основные признаки мирового соглашения. К ним относятся волеизъявление сторон, т.к. только по воле сторон может быть заключено судебное мировое соглашение; взаимные уступки сторон, которые большинство авторов выделяют как существенные условия мирового соглашения. Наряду с волеизъявлением и взаимными уступками следует сказать о непротиворечии условий мирового соглашения закону, а так же соблюдение прав других лиц. Здесь основную роль играет суд. Он контролирует действия сторон, проверяет законность заключения мирового соглашения, в итоге выносит определение об утверждении его. Правом на окончание дело миром в судебном процессе имеют только истец, ответчик и третьи лица, заявляющие самостоятельные требования. Закон называет только этот исчерпывающий перечень субъектов. Таким образом, судебное мировое соглашение – это сделка, заключённая в процессе путём взаимных уступок на основе  волеизъявления сторон для устранения неясности правоотношений между субъектами под контролем суда.  Но, несмотря на столь широкое толкование этого института, судебное мировое соглашение не получило должного распространения на практике. Совсем небольшая часть дел в суде оканчивается мировым соглашением. Это связано с тем, что в законодательстве оно не получило место самостоятельного института.

Мировое соглашение, заключённое между сторонами в процессе, не приобретает свойств, характерных для судебного решения. Оно не превращает спорное правоотношение в бесспорное в той степени, как это осуществляется судебным решением. Такое свойство мировое соглашение приобретает лишь в случае утверждения его судом. При этом суды должны учитывать, что условия мировых соглашений должны быть ясны и определённы, и не допускать споров при их исполнении.

Мировое соглашение может быть заключено на любой стадии процесса, т.е. как в суде первой инстанции, так и во второй, в надзоре и в стадии пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам. Заключению мирового соглашения в этих стадиях присуща специфика в той мере, в которой она присуща каждой из них. Особое внимание следует уделить стадии исполнительного производства, т.к. она отличается рядом особенностей при заключении мирового соглашения. Специфика проявляется в том, что на всех остальных стадиях оно заключается аналогично с судом первой инстанции, на стадии исполнения судебного акта мировое соглашение заключается, когда спор между сторонам уже разрешён судом. Фактически это отменяет все ранее вынесенные судом решения. Большая загруженность судей диктует тенденцию увеличения количества мировых соглашений с одной стороны, с другой стороны сама практика применения института мирового соглашения вызывает целый ряд вопросов.

Заключение мирового соглашения можно признать одним из способов разрешения гражданско-правовых споров. По законодательству большинства государств мира мировое соглашение характеризуется двойной юридической природой. С одной стороны, это соглашение об урегулировании материально-правовых отношений, с другой — это процессуальное соглашение между сторонами о завершении правового спора. Поэтому лицо имеет право обратиться за защитой в суд лишь в случае отсутствия определения суда о признании мирового соглашения между сторонами по аналогичному делу.

  Для российского права традиционной формой разрешения споров всегда являлся судебный процесс. Сегодня же главным направлением повышения эффективности правосудия является альтернативное разрешение правовых конфликтов, заключение мирового соглашения как одного из них. Несмотря на ряд преимуществ альтернативных форм разрешения споров, в частности утверждение их на взаимовыгодных для сторон спора условиях, доля подобных процедур урегулирования конфликтов скромна. Думается, что действующее законодательство уделяет недостаточное внимание институту мирового соглашения и институту альтернативных способов разрешения конфликта в целом, что затрудняет его применение на практике. А потому необходима более детальная проработка понимания природы данного процессуального института, а также закрепление его легальной дефиниции законодателем. Примирительные процедуры должны быть не только альтернативой судебному порядку разрешения спора, но и составной частью гражданского процесса. Использование примирительных процедур в рамках гражданского судопроизводства приведет не только к ускорению процесса, но и к стабилизации и укреплению тех социальных связей, в которых находятся участники спора.

Идея примирения выходит далеко за рамки гражданского, арбитражного процесса и права вообще, так как умение находить компромисс необходимо не только в разрешении судебных споров, но и в политической, экономической, военной сфере, в области науки, искусства, бизнеса. Именно отказ от категорических суждений, стремление к компромиссу помогут справиться со многими острыми проблемами, возникающими в нашей жизни.      

 

 

 

 

Библиография

Нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года) // СПС «ГАРАНТ».
  2. Федеральный закон от 2 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», в ред. ФЗ N 8-ФЗ от 07.02.2011. // СПС «Консультант плюс».
  3. Федеральный закон «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса РФ» от 30 ноября 1995 г. №189-ФЗ// СПС «Консультант Плюс».
  4. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 года № 95-ФЗ, в ред. ФЗ от 06.04.2011. N 65-ФЗ.// СПС «Консультант Плюс».
  5. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ, в ред. от 06.04.2011. N 67-ФЗ. // СПС «Консультант Плюс».

 

Судебная практика

  1. Постановление Конституционного суда РФ № 6-П от 14.04.1999 г. «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 325 Гражданского процессуального кодекса РСФСР. //СПС «Консультант плюс».
  2. Постановление Президиума Свердловского областного суда от 11.11.1998 г. Дело N 44-г-445. //СПС «Консультант плюс».
  3. Постановление Президиума Свердловского областного суда от 25.11.1998 г. Дело N 44-г-464. //СПС «Консультант плюс».
  4. Постановление Президиума Свердловского областного суда от 06.10.1999 г. Дело N 44-г-392. //СПС «Консультант плюс».
  5. Постановление Президиума Свердловского областного суда от 13.10.1998 г. Дело N 44-г-393. //СПС «Консультант плюс».
  6. Постановление Президиума Свердловского областного суда от 18.04.2001 г. Дело N 44-г-90. //СПС «Консультант плюс».

Литература

  1. Абдрашитов А.М. Мировое соглашение как юридический факт и как фактический состав. // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. №2. С. 15-19.
  2. Абдрашитов А.М. Правовая природа мирового соглашения. // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2004. N 3. С.123-128.
  3. Абрамов С.Н. Советский гражданский процесс. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1952. 440 с.
  4. Агеев А.Х. Правовая природа мирового соглашения в исполнительном производстве. // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. №12. С.42-47.
  5. Административное право: Учебник. // Под ред. Л.Л. Попова. М.: Юристъ, 2002. 697 с.
  6. Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. Том 3. Судопроизводство. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1900. 363 с.
  7. Анохин К. Судебные мировые сделки. // Советская юстиция. 1959. №9. С. 50-56.
  8. Балабин В.И. Действие принципа диспозитивности в исполнительном производстве // Правоведение. 1992. №3. С. 62-65.
  9. Боннер А.Т. Применение нормативных актов в гражданском процессе. Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 1980. 416 с.
  10. Будневич А. Помиримся? // Расчёт 2007. №12 . С. 9-12.
  11. Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М.: Издание Бр. Башмаковых, 1914. 571 с.
  12. Громов Н., Жильцова И. Определение суда о рассмотрении гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам. // Законность. 1998. №8. С. 21-26.
  13. Грось Л. Мировое соглашение в гражданском судопроизводстве. // СПС «ГАРАНТ».
  14. Гукасян Р.Е. О мировых соглашениях. //Правоведение. 1965. №4. С. 95-99.
  15. Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. 190 с.
  16. Давыденко Д.Л. Некоторые теоретические аспекты мирового соглашения. // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. №8. С. 33-38.
  17. Зинченко А.И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1981. 49 с.
  18. Кочергин К. К. К вопросу о понятии мирового соглашения. // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. №12. С 11-15.
  19. Кузбагаров А. Причины возникновения юридического конфликта и примирение конфликтующих как способ их разрешения. // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №3. С. 26-30.
  20. Лазарев С.В. Мировое соглашение в гражданском процессе. // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. №11. С.2-5.
  21. Лазарев С. В. Мировое соглашение в гражданском судопроизводстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург. 2006. 22 с.
  22. Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. Санкт-Петербург, 1876. 454 с.
  23. Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе. // СПС «ГАРАНТ».
  24. Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. М., 1909. 388 с.
  25. Орлова И.В. Понятие, сущность и правовая природа мирового соглашения. // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №7. С. 30-34.
  26. Пилехина Е.В. Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. СПб., 2001. 146 с.
  27. Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3./Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. 338 с.
  28. Полуяктов А. Примирение сторон в арбитражном и гражданском процессе. // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №5. С. 20-24.
  29. Полуяктов А. Примирение сторон в арбитражном и гражданском процессе. // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №6. С. 32-36.
  30. Пятилетов И.М. Мировые соглашения как способ разрешения спора о праве без вынесения судебного решения. // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций. М., 1985. С. 60-62.
  31. Рожкова М.А. Мировая сделка: использование в коммерческом обороте. // СПС «Консультант Плюс».
  32. Русинова Е. Контроль суда за мировым соглашением // «эж-Юрист». 2004. №6. С. 16-18.
  33. Рухтин С.А. Мировое соглашение: проблемы заключения и исполнения при банкротстве. //Журнал российского права. 2001.№7. С. 23-24.
  34. Серегина Н.М. Исправление недостатков в определении об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу // Юрист. 2000. №9. С. 27-32.
  35. Советский гражданский процесс / Под ред. М.А. Гурвича. М., 1975. 399 С.
  36. Треушников М.К. Гражданский процесс: Учебник. – М: ОАО «Издательский дом «Городец», 2007. 620 с.
  37. Тупичев М. Отказ от иска и мировое соглашение как основание прекращения производства по делу // Советская юстиция. 1963. N 23. С. 10.
  38. Чернышова Т. В. Понятие и виды примирения сторон в российском праве // Журнал российского права. 2010. №12. С. 118-124.

50.Шакарян М.С. Гражданское процессуальное право: Учебник. М: Проспект, 2004. 580 с.

  1. Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912.646 с.
  2. Ясеновец И.А. Мировое соглашение в арбитражном процессе: актуальные проблемы теории и практики. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 2002. 184 с.

 

[1]              Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г.   № 138-ФЗ, в ред. от  06.04.2011. N 67-ФЗ. // СПС «Консультант Плюс».

                 

[2]           Лазарев С. В. Мировое соглашение в гражданском судопроизводстве.  Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006. С.14

[3]           Чернышова Т. В. Понятие и виды примирения сторон в российском праве // Журнал российского права. 2010. №12. С. 118.

[4]           Полуяктов А. Примирение сторон в арбитражном и гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №5. С. 21.

[5]           Лазарев С.В. Мировое соглашение в гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. №11. С.2.

[6]           Указ. соч. С. 2.

[7]             Указ. соч. С. 2.

[8]             Указ. соч. С. 3.

[9]           Полуяктов А. Примирение сторон в арбитражном и гражданском процессе. //Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №5. С. 23.

[10]          Полуяктов А. Примирение сторон в арбитражном и гражданском процессе. //Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №6. С. 32.

[11]          Нефедьев Е.А. Склонение сторон к миру в гражданском процессе. // Закон. 2007. № 11. С. 235

[12]          Орлова И.В. Понятие, сущность и правовая природа мирового соглашения// Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №7. С. 31.

[13]          Федеральный закон от 30 ноября 1995 г. №189-ФЗ «О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. № 49. Ст. 4696.

[14]             Полуяктов А. Примирение сторон в арбитражном и гражданском процессе. //Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №6. С. 36.

[15]          Абрамов С.Н. Советский гражданский процесс. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1952. С. 254.

[16]         Зинченко А.И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве: Автореф дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1981. С. 26.

[17]          Анохин К. Судебные мировые сделки. // Советская юстиция. 1959. N 9. С. 52.

[18]         Ясеновец И.А.  Мировое соглашение в арбитражном процессе: актуальные проблемы теории и практики. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 2002. С 21.

[19]          Давыденко Д.Л. Некоторые теоретические аспекты мирового соглашения. // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. №8. С. 33.

[20]          Указ. соч. С.34.

[21]         Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов: Приволжское книжное издательство, 1970. С. 146.

[22]          Пятилетов И.М. Мировые соглашения как способ разрешения спора о праве без вынесения судебного решения. // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций. М., 1985. С. 60.

[23]         Пилехина Е.В. Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 9.

[24]         Орлова И.В. Понятие, сущность и правовая природа мирового соглашения // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. N 7. С. 33.

[25]         Абдрашитов А.М. Правовая природа мирового соглашения // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2004. N 3. С. 126.

[26]          Кочергин К. К. К вопросу о понятии мирового соглашения. //Арбитражный и гражданский процесс. 2009. №12. С. 11.

[27]          Абдрашитов А.М. Правовая природа мирового соглашения. // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2004. N 3. С. 125.

[28]          Административное право: Учебник / Под ред. Л.Л. Попова. М.: Юристъ, 2002. С. 273.

[29]                         Лазарев С.В. Мировое соглашение в гражданском процессе. // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. №11. С. 3.

[30]           Тупичев М. Отказ от иска и мировое соглашение как основание прекращения производства по делу. // Советская юстиция. 1963. N 23. С. 10.

[31]          Зинченко А.И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве: Диссер. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1981. С. 26.

[32]          Рожкова М.А. Мировая сделка: использование в коммерческом обороте. // СПС «Консультант Плюс».

[33]            См., например: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М.: Издание Бр. Башмаковых, 1914. С. 457.; Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 449 - 450.; Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства (для студентов). М., 1909. С. 336.; Азаревич Д. Судоустройство и судопроизводство по гражданским делам. Университетский курс. Том 3. Судопроизводство. Варшава: Типография Варшавского учебного округа, 1900. С. 96.

 

[34]          Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 449.

[35]         Победоносцев К.П. Курс гражданского права: В трех томах. Том 3./Под ред. В.А. Томсинова. - М.: Зерцало (Русское юридическое наследие), 2003. С. 183.

[36]         См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М.: Издание Бр. Башмаковых, 1914. С. 459., Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. Санкт-Петербург, 1876. С. 402.

 

[37]          Анохин К. Судебные мировые сделки. // Советская юстиция. 1959. №9. С.52

[38]          Пятилетов И.М. Мировые соглашения как способ разрешения спора о праве без вынесения судебного решения. // Актуальные проблемы защиты субъективных прав граждан и организаций. Сб. научных трудов. М.: ВЮЗИ, 1985. С. 60

[39]             Рожкова М.А. Мировая сделка: использование в коммерческом обороте. // СПС «Консультант Плюс».

[40]         Рухтин С.А. Мировое соглашение: проблемы заключения и исполнения при банкротстве. //Журнал российского права. 2001. №7. С. 23.

[41]          Рожкова М.А. Указ. соч.

[42]          Абдрашитов А.М. Мировое соглашение как юридический факт и как фактический состав. //  Арбитражный и гражданский процесс. 2005. №2. С. 15.

[43]          Кузбагаров А. Причины возникновения юридического конфликта и примирение конфликтующих как способ их разрешения. // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №3. С. 27.

[44]          Чернышова Т. В. Понятие и виды примирения сторон в российском праве. // Журнал российского права. 2010. №12. С. 116.

[45]          Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. С. 140.

[46]          Гукасян Р.Е. Указ соч. С. 148.

[47]          Гукасян Р.Е. Указ соч. С. 148.

[48]          Р.Е. Гукасян. Указ. соч. С. 171.

[49]          Давыденко Д.Л. Некоторые теоретические аспекты мирового соглашения. // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. №8. С. 36.

[50]          Будневич А. Помиримся? // Расчёт 2007. №12 . С. 12.

[51]          Треушников М.К. Гражданский процесс: Учебник. М: ОАО «Издательский дом «Городец», 2007. С. 218

[52]          Орлова И.В. Понятие, сущность и правовая природа мирового соглашения. // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. №7. С. 30.

[53]          Постановление Президиума Свердловского областного суда от 11.11.1998 г. Дело N 44-г-445; Постановление Президиума Свердловского областного суда от 25.11.1998 г. Дело N 44-г-464; Постановление Президиума Свердловского областного суда от 06.10.1999 г. Дело N 44-г-392.

[54]                                                                                                                                              Русинова Е. Контроль суда за мировым соглашением // «ЭЖ-Юрист». 2004. №6. С. 10.

[55]          Постановление Президиума Свердловского областного суда от 13.10.1998 г. Дело N 44-г-393; Постановление Президиума Свердловского областного суда от 18.04.2001 г. Дело N 44-г-90.

[56]          Зинченко А.И. Мировые соглашения в гражданском судопроизводстве: Автореф. дис…канд. юрид. наук, Саратов. 1981. С. 14.

[57]          Русинова Е. Указ. соч. С.12.

[58]          Боннер А.Т. Применение нормативных актов в гражданском процессе. Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 1980. С. 23.

[59]          Пилехина Е.В. Мировое соглашение в практике арбитражного суда и суда общей юрисдикции. /Автореф. дис... канд. юрид. наук. СПб., 2001. С. 9.

[60]          Постановление Конституционного суда РФ № 6-П от 14.04.1999 «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 325 Гражданского процессуального кодекса РСФСР. //СПС «Консультант плюс».

[61]          Громов Н., Жильцова И. Определение суда о рассмотрении гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам. // Законность. 1998. №8. С. 21.

[62]          Рожкова М.А. Мировая сделка: использование в коммерческом обороте. //СПС «Консультант Плюс».

[63]          Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 года № 95-ФЗ, в ред. ФЗ от 06.04.2011. N 65-ФЗ.// СПС «Консультант Плюс».

 

[64]          Балабин В.И. Действие принципа диспозитивности в исполнительном производстве. // Правоведение. 1992. №3. С. 62

[65]          Агеев А.Х. Правовая природа мирового соглашения в исполнительном производстве. //Арбитражный и гражданский процесс. 2003. №12. С.43.

[66]          Федеральный закон от 2 октября 2007 года        N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», в ред.  ФЗ N 8-ФЗ от 07.02.2011. // СПС «Консультант плюс».

[67]            Советский гражданский процесс. / Под ред. М.А. Гурвича. М., 1975. С. 124.

[68]          Агеев А.Х. Указ соч. С.44.

[69]          Грось Л. Мировое соглашение в гражданском судопроизводстве.  // СПС «ГАРАНТ».

 

Скачать: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Дипломные работы / Юриспруденция дипломы

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.