Анализ жанра ссоры в художественных фильмах

0

Дипломная работа

Анализ  жанра ссоры в художественных фильмах

Оглавление

Введение. 3

Глава 1 Речевой жанр как объект лингвистического изучения. 5

1.1    Лингвопсихологические  характеристики диалоговой формы общения. 5

1.2  Речевой жанр ссоры как вид языкового конфликтного взаимодействия. 12

Глава 2 Комплексный анализ речевых актов  ссоры, конфликта  и агрессии. 18

2.1 «Частные жизни» (англ. Private Lives) английского режиссера Ноэлла Кауэрда) 18

2.2 Грозовой перевал Wuthering Heights. 23

2.3 Кинофильм Borat: Cultural Learnings for Make Benefit Glorious Nation of Kazakhstan  29

Заключение. 33

Список литературы.. 35

 

 

 

 

Введение

 

Одной из актуальных проблем современной науки о человеке становится поиск цивилизованных, толерантных, конструктивных форм социального поведения людей. В этой связи на первый план выступают задачи исследования негативных, деструктивных разновидностей межличностного взаимодействия. Наиболее крайним проявлением такого типа поведения следует считать феномен агрессии, который проявляется в ссоре.

Проблема  ссоры, конфликта, агрессии издавна привлекала к себе внимание исследователей, но большей частью в аспекте социальных, психиатрических, криминали­стических исследований, в которых собственно лингвистический аспект на­званной проблемы рассматривался попутно при решении других задач.

Ссора - жанр как фундаментальная стратегия человеческого общения, относительно недавно стал самостоятельным объектом исследовательских интересов лингвистов.

Вместе с тем, комплексный анализ  жанра ссоры, а художественных фильмах, учитывающий весь перечень жанрообразующих признаков, до сих пор не проводился, что и предопределило выбор темы исследования.

Объектом исследования является жанр ссоры

Предмет исследования составляют жанрообразующие признаки ссоры в разных жанрах фильмах

Цель данной работы состоит в проведении комплексного анализа жанра ссоры в таких жанрах фильмов как комедия, драма, политический триллер.

В соответствии с поставленной целью выдвигаются следующие задачи:

  • определить лингвопсихологические характеристики диалоговой формы общения;
  • изучить речевой жанр ссоры как вид конфликтного взаимодействия;
  • провести комплексный анализ речевых актов агрессии и ссоры следующих кинофильмов: «Частные жизни»» (комедия), «Грозовой перевал» (историческая драма), кинофильм Borat: Cultural Learnings for Make Benefit Glorious Nation of Kazakhstan

Цель и задачи настоящей работы определили выбор методов анализа: метод научного описания, метод комплексного пофакторного анализа речевого жанра, предложенный Т.В. Шмелевой, количественный прием статистического метода.

Источником материала исследования является стилизованная разговорная речь, представленная в различных жанрах фильмов.

Фактологическую  базу исследования составили английские художественные фильмы..

В качестве методологической основы исследования следует рассмат­ривать базовые положения теории РЖ и лингвистической прагматики (Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюновой, А.Г. Баранова, Т.Г. Винокур, В.Г. Гольдина, В.В. Дементьева, М.Ю. Федосюка, Т.В. Шмелевой), социолингвистики (В.И. Жельвис, В.С. Третьякова, Г. Шибутани, К.М. Шилихина), языка права (Ю.А. Бельчиков, Н.Д. Голев).

Теоретическая значимость исследования состоит в развитии основных положений теории жанра применительно к жанру ссоры с введением нового фактологического материала и описанием данного жанра с учетом всех жанрообразующих признаков.

Практическая ценность данной работы заключается в возможности применения выводов и материалов исследования в  жизни и быту. Жизнь обязывает нас уметь общаться и грамотно выходить из конфликтных ситуаций. Структура  работы  определяется  ее исследовательскими  задачами. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы, приложения

 

Глава 1 Речевой жанр как объект лингвистического изучения

1.1  Лингвопсихологические  характеристики диалоговой формы общения

 

Речевая деятельность, а именно, устная речь, проявляется в актах говорения и слушания. Устная речь, как известно, подразделяется на монологическую и диалогическую.

Диалогическая речь – это процесс непосредственного общения, который характеризуется поочередно сменяющими друг друга и порождающими одна другую репликами двух и более лиц. В состав реплики может входить от одного нерасчлененного предложения-слова в функции предложения (минимальная степень развернутости реплики) до монологического высказывания.

Диалогическая речь – весьма сложное явление, требующее изучения и характеристики с разных точек зрения. Для методики наиболее важными являются лингвистические, психологические и психолингвистические свойства диалогической речи[1].

Если рассматривать диалогическую речь с ее лингвистической стороны, можно обнаружить в ней следующие особенности: с точки зрения соотнесенности в ней языковых и неязыковых знаков:

  • ситуативность; взаимодействия в ней готовых и неготовых (конструируемых) знаков;
  • клишированность; участия в ней полных и сокращенных конструкций;
  • эллиптичность; наличия или отсутствия у знаков переосмысления;
  • фразеологичность отнесенности знаков к определенным социальным группам;
  • стилистическую дифференцированность.

Все эти свойства выступают в реальном акте общения во взаимосвязанности, каждое из них необходимо для придания высказыванию законченности и целенаправленности. Но каждое, в какой то степени, сохраняет свои особенности и заслуживает специального рассмотрения.

Ситуативность.

Диалогическая речь имеет ярко выраженный ситуативный характер. Наша речь как деятельность состоит из речевых поступков, которые отличаются своей мотивированностью и целенаправленностью.

Чтобы совершился речевой поступок, должен появиться внутренний импульс, намерение его совершить. Поступок получит свое завершение лишь принеся определенный результат – вызвав другой речевой или неречевой поступок партнера по коммуникации. Таким образом, каждый поступок, как при своем возникновении, так и при завершении обусловлен воздействием среды, задающей стимулы и закрепляющей результат; среды, которая воздействует и на сам ход реализации речевого поступка. Однако ситуация не исчерпывается отношениями, в нее входит и другой компонент – реальная обстановка, совокупность обстоятельств, в которых совершается речевой поступок[2].

Оба названных компонента ситуации отражаются в высказываниях: подборе фраз, их структурной организации, интонационном оформлении, составе употребляемой лексики.

Клишированность.

Важно подчеркнуть большую роль в диалогической речи клишированных слов и выражений, которые способствуют краткому и выразительному формулированию мысли в условиях динамического речевого обмена. Клишированность – это свойство речи, которое не сводится лишь к тому, что в ней используются отдельные клише.

Речь идет о соответственности готовых и свободно конструируемых участков устноречевой цепи и общей тенденции устной речи к стяжению. Клише – это всякая готовая речевая формула, критерием для выделения которой служит регулярность ее появления в повторяющихся речевых ситуациях.

Клише является результатом стяжения – постепенного структурно-смыслового обособления свободного сочетания при многократном использовании в устойчивых социально значимых ситуациях. Не следует смешивать клише со штампом, потерявшим свои первичные информационные качества. Клише можно рассматривать как знаки лексического уровня языка, наряду со словами и устойчивыми словосочетаниями.

Клишированными следует считать и так называемые узуальные фразы, которые невозможно построить даже при полном владении грамматикой и лексикой языка, их нужно «просто знать»[3]. Обычно клише включаются в категорию несвободных речевых единиц. Но клишированность, как результат стяжения, это особое свойство, обличающее речевую цепь от простого скопления слов, которое существенно повышает сжатость, точность, выразительность, устойчивость, ситуативную заданность речи.

С помощью клише учащиеся могут более кратко и выразительно формулировать свои мысли в условиях динамического речевого обмена. Речевое клише является продуктом ситуативности и неотъемлемой принадлежностью устной коммуникации.

Если подвергнуть анализу живую разговорную речь, то окажется, что удельный вес в ней клишированных слов и выражений значительно выше, чем это обычно принято думать.

Эллиптичность.

Явления эллипса изучены недостаточно. Они могут рассматриваться как с языковой, так и с речевой точек зрения. Под эллипсом понимается пропуск члена высказывания, восстанавливаемого либо из контекста, либо из ситуации[4].Нас интересует эллипс как фактор речи. В этом смысле его следует рассматривать, как и клишированность, одним из средств стяжения высказываний, но осуществляется он за счет различных возможностей сокращения. Сокращение может происходить путем «прямого» или «косвенного» эллипса.

«Прямой» эллипс принимает форму усеченных, неполных, незавершенных фраз. Часто говорящий, убедившись в успешном приеме собеседником содержания высказывания еще до его завершения, «обрывает» фразу, оставляя ее неоконченной, и переходит к следующей. Точно так же слушающий может начать ответную реплику, не дожидаясь окончания высказывания собеседника, если оно оказалось уже понятым.

«Косвенный» эллипс выражен не непосредственно в усечении или сокращении фразы, а через редукцию одного из ее компонентов. Он проявляется в фонетической, грамматической и морфологической (опущение артиклей, предлогов и др.), синтаксической (опущение одного или двух членов предложения), лексической (опущение слова, восстанавливаемого по содержанию) редукции.

В результате эллиптичности в синтаксисе устной диалогической речи возникает обилие незамещенных синтаксических позиций в тех конструкциях, которые в кодифицированном литературном языке имеют, как правило, полносоставное строение. Некоторые из этих позиций таковы, что их грамматические показатели определяются системными отношениями в языке, они, частично или полностью, независимы от контекста или ситуации, в то время как другие позиции от них зависимы.

Неотъемлемыми компонентами диалога и ярко выраженными носителями его эллиптизма являются краткие клишированные эллиптические формы ответов, нехватка которых для ведения беседы так остро ощущается, а также «заполнители молчания» (silence fillers) типа: Well…; Now…, yes…; Let me see...; Just a moment ...; «выразители отказа» (delay words) типа: Let me think ...; Really ...; «выразители уклонения» (evasive tags) типа: Oh, I don't know ...; Is that so? Indeed? Oh, was he?…; различные выразители модальности. Разумеется, эллиптические формы следует применять уместно, не вытесняя ими необходимые для оформления диалога полные формы.

В целом эллиптичность нужна как средство повышения динамизма устной речи, ее ситуативной направленности, экономичности, эффективности устно-речевого высказывания, разгрузки от тех избыточных элементов, которые тормозят информационный обмен.

В связи с вышесказанным заслуживает внимания психолингвистический аспект эллиптизма. В процессе речи, собеседники, как правило, не замечают эллиптичности форм, выступающих для них в качестве некоторых символов, содержащих зашифрованные полнозначные формы. Можно, таким образом, полагать, что в большинстве случаев эллипс выступает как вторичное языковое образование, играющее роль заместителя полной конструкции.

Фразеологичность

Предметом фразеологии, в широком понимании этого слова, является «изучение закономерностей, обусловливающих несвободу сочетаемости слов и словесных значений»[5]. В более узком понимании фразеологическими единицами считаются только те, которые связаны с переосмыслением хотя бы одного компонента. Устойчивые, синтаксически неразложимые словосочетания, представляющие собой одно понятие, «... в котором хотя бы один из компонентов изменил свое значение и в данном значении может сочетаться только с очень ограниченным числом слов. Несвобода сочетаемости в этом определении связана с переосмыслением.

Стилистическая дифференцированность.

Она присуща каждому произведению речи: вне стиля нет речи; в определенном смысле речь — это стиль. Однако, несмотря на это «стилистический аспект в теории речевой коммуникации является одним из наименее изученных и ясных».

Ей присуща высокая мера ситуативности, непринужденность и безыскусственность в выражении, эмоциональная раскованность и вместе с тем — приверженность литературной норме, хотя и без соблюдения столь жесткой ее регламентации, как это имеет место в кодифицированном литературном языке.

В чем же состоит функция стиля при развертывании речевой цепи? Этот вопрос требует углубленной трактовки с различных точек зрения, в самом же общем плане на него можно ответить следующим образом: стилеобразующий фактор является жизненно важным для речи. Известно, что стилистическая дифференциация возникает как результат направленных действий, обеспечивающих подбор ряда более или менее однородных в стилистическом отношении языковых явлений. Мы уже знаем, что в речевой цепи возникают «узловые» точки, открывающие перед говорящим возможности выбора. В этих точках происходит пересечение синтагматической и парадигматической оси.

На последней выстраиваются ряды, в пределах которых возможно осуществление ситуативного варьирования. Однако вероятностный характер речевой деятельности проявляется не только в том, что происходит ситуативное варьирование, но также и в том, что на это варьирование накладываются стилистические ограничения.

Получается, что ситуативное и стилистически обусловленное варьирование разнонаправлены и именно благодаря этому способны регулировать отбор языковых явлений, обеспечивая ситуативную отнесенность и стилистическую дифференцированность высказываний[6].

 Известно, что иностран­цы... оказываются совершенно беспомощными в повседневном язы­ковом общении. ...Их обучают книжным стилям... но совсем не обучают стилю разговорному... Это лишний раз доказывает, что владение формой речи (в частности, устной) еще не означает владе­ние всеми стилями (в частности, разговорным)» [7]Нарушение стиля разрушает взаимопонимание, т. е. вызывает «культурный шок».

Рассмотрение лингвистических свойств устной речи позволяет прийти к следующим выводам:

  • основным свойством устной речи является ситуативность, позволяющая соотносить языковые и неязыковые средства выражения в целенаправленном осуществлении речевого акта;
  • клишированность способствует стяжению устной речи, усилению ее ситуативной направленности, опоры на вербальную память, повышению экономичности и рационализации высказываний;
  • эллиптичность — средство стяжения, ведущее к экономии языковых ресурсов в условиях встречной опережающей речеактивности коммуникантов в ситуации общения;
  • фразеологичность выводит речевую коммуникацию за рамки чисто прагматического информационного обмена, внося в него коннотативный аспект. Она повышает его эффективность, обогащает диапазоны варьирования в узловых точках речевой цепи;
  • стилистическая дифференцированность предполагает текущий отбор языковых явлений, способных к ориентированию высказываний на определенный стиль;
  • языковое развитие протекает под знаком конкурентной борьбы синонимических языковых явлений, группирующихся вокруг однотипных ситуаций; при этом одни закрепляются, подвергаясь все большему стяжению, другие оттесняются как менее эффективные и экономные. На фоне вытеснения одних явлений другими примечателен обратный процесс развития синонимии — пополнение резервуара языковых явлений для осуществления операций вероятностного прогнозирования.

1.2  Речевой жанр ссоры как вид языкового конфликтного взаимодействия

 

Агрессия как одно из фундаментальных свойств человеческого поведения находит разнообразное выражения в языке.«Агрессия» происходит от слова adgradi, которое в буквальном смысле означает gradus - шаг, ad -  на, то есть «двигаться на», «наступать»[8].

В первоначальном смысле быть агрессивным означало нечто вроде «двигаться в направлении цели без промедления, без страха и сомнения». Анализ различных определений термина «агрессия» в толковых словарях по­казывает, что понятие агрессии подразумевает физические или вербальные действия и включает в себя такие компоненты, как «атака, нападение», «сила, насилие», «враждебность», «угроза».

Феномен речевой агрессии, с которым в первую очередь связаны лингвистические исследования, сопряжен с такой формой речевого поведе­ния, которая нацелена на оскорбление или преднамеренное причинение вреда человеку, группе людей, обществу в целом. Научное описание речевой агрессии, вписываясь в общую тенденцию современной лингвистики, связан­ную со становлением и развитием идеи функционализма, позволяет рас­сматривать данный феномен с позиций жанроцентрического подхода к речи.

В рамках всего многообразия жанровых форм традиционно выделяют­ся речевой жанр, которые устойчиво ассоциируются с феноменом речевой агрессии:  ссоры, оскорбление, обвинение, угроза, упрёк, издёвка, колкость, ссора.

Взаимодействие агрессивно настроенных субъектов коммуникации за­частую приводит к конфликту. Под конфликтом (от лат. conflictus - столкно­вение) следует понимать ситуацию, в которой происходит столкновение двух сторон (участников конфликта) по поводу разногласия интересов, це­лей, взглядов, в результате, которого одна из сторон сознательно и актив­но действует в ущерб другой (физически или вербально), а вторая сторона, осознавая, что указанные действия направлены против его интересов, предпринимает ответные действия против первого участника[9].

Таким обра­зом, конфликт - это двустороннее поведение, базирующееся на коммуника­тивном контакте. Ссору, развитие которой также предполагает наличие не менее двух участников, также будем понимать как речевой конфликт.

Важным вопросом в теории конфликта является понимание и оценка природы конфликта. Исследователи указывают либо на биологическую обу­словленность конфликта как изначально присущего природе человека, либо становятся на позиции социального детерминизма, признавая конфликт ре­зультатом процессов общественной жизни.

Однако следует отметить, что в природе конфликта сочетаются и внутренние (духовные, личностные), и внешние (социальные) факторы. Именно их диалектическое взаимодействие определяет природу конфликта. В связи с этим определяют два параметра, характеризующие причины и характер конфликта:

  1. Непосредственные участники конфликта, чье поведение обу­словлено комплексом внешних (социальных) и внутренних (психологи­ческих) факторов.

К внешним факторам, регулирующим речевое поведе­ние, следует отнести традиции и нормы, сложившиеся в данной этнокультур­ной общности, к которой принадлежат говорящие; конвенции, принятые в данном социуме; схемы речевого поведения, ставшие социально значимыми и усвоенные личностью; а также выполнение коммуникантами социальных ролей, определяемых социальным статусом, профессией, национальной при­надлежностью, образованием, возрастом и т.д.

К внутренним факторам, определяющим поведение участников кон­фликта, следует отнести такие, которые обусловлены качествами самих субъ­ектов: типом личности (психологическим и коммуникативным), интересами, мотивами, интенциями, установками и взглядами участников конфликта и др[10].

Психологический механизм коммуникативного кон­фликта связан со статусно-ролевой структурой поведения людей. Его на­глядно демонстрирует трансакционный анализ Э. Берна. Так, успешность процесса межличностной коммуникации гарантируют параллельные тран­сакции. В них возможны равноправные отношения между говорящими: Ро­дитель - Родитель, Взрослый - Взрослый, Дитя - Дитя.

В свою очередь, кон­фликтные отношения возникают в результате непараллельных трансакций, когда, например, один участник общения пытается строить взаимодействие на основе равноправия, а другой, не принимая данную модель, обращается к собеседнику сверху вниз (Р. - Д) либо снизу вверх (Д - Р)[11].

  1. Язык и речь, которые также соотносятся как явления внеш­него и внутреннего порядка. Социальная сущность языка, его конвенцио­нальная природа позволяют рассматривать язык в качестве кода, единого для говорящих на данном языке, создающего условия для понимания общаю­щихся, и говорить о языке как о средстве установления контакта в речевом общении.

Другое дело речь. Речь - явление индивидуальное, зависящее от ав­тора-исполнителя, это творческий и неповторимый процесс использования ресурсов языка. Ситуативная обусловленность, вариативность речи, с одной стороны, и возможность осуществить выбор для выражения определенного содержания, с другой, делают речь своеобразной, непохожей на речь другого человека. Но как в языке, так и в речи кроются такие их свойства и особенно­сти, которые создают огромное количество помех, сбоев, недоразумений, приводящих субъектов коммуникации к конфликту.

Как уже было отмечено, конфликт - парный поведенческий акт, поэто­му его необходимо рассматривать с позиций двух субъектов общения. Это специфическое взаимодействие партнеров, протекающее по одному из двух возможных вариантов развития дискурса.

Первый - конгруэнция - представ­ляет собой нарастающее подтверждение взаимных ролевых ожиданий партнеров, быстрое формирование у них общей картины ситуаций и возникнове­ние эмпатической связи друг с другом[12].

Второй - конфрон­тация - есть, напротив, одностороннее или обоюдное неподтверждение роле­вых ожиданий, расхождение партнеров в понимании или оценке ситуации и возникновение известной антипатии друг к другу.

Опираясь на признаки, проявляющиеся в определенном стиле поведе­ния и существенно влияющие на вербальное поведение человека, Третьякова В.С. выделяет три типа личностей на основе их коммуникативных установок:

  • Конфликтный. Установка на конфликт, конфронтацию характеризует выбор поведения с активным воздействием на партнера по коммуникации, с использованием негативных средств стимуляции речевого взаимодействия, с доминированием роли говорящего, с сосредоточенностью на самом себе в высказывании, с нарушением коммуникативных норм поведения, с навеши­ванием ярлыков, с использованием прямых и косвенных оскорблений, с пре­обладанием модальности уверенности в диалоге.
  • Конформистский регулируется установкой на устранение, не­вмешательство. В речевом поведении люди такого типа руководствуются главной стратегией отстранения, проявляющейся в отдалении от других, в реализации индивидуальных целей коммуникации независимо от другого субъекта, в сосредоточенности на собственном "я", в отказе от принятия са­мостоятельных решений, от возможности повлиять на исход ситуации. Ре­зультат такого взаимодействия предугадать сложно. Он может продвигаться как в зону гармонического взаимодействия, так и дисгармонического в зави­симости от стечения других коммуникативных обстоятельств, в частности, от коммуникативного типа другого субъекта[13].

Представленные В.С. Третьяковой типы личностей во многом коррели­руют с разработанной К.Ф. Седовым типологией языковых личностей по особенностям коммуникативной координации в их повседневном речевом поведении.

В основу классификации положена установка по отношению к участникам общения. Предлагается три типа языковых личностей, каждый из которых представлен двумя подтипами:

  1. Конфликтный тип демонстрирует установку на себя и одновре­менно против партнера по коммуникации.
  2. Центрированный тип характеризуется установкой на себя при иг­норировании партнера коммуникации.
  3. Кооперативный тип в качестве доминирующей установки демон­стрирует одновременно установку на себя и на партнера коммуникации[14].

Таким образом, определение природы конфликта и характеристик, ос­новных его участников позволяет выявить те пусковые механизмы, которые приводят к назреванию, развязыванию и развитию конфликта.

Все эти ком­поненты конфликтного общения регулируют выбор тактик речевого поведе­ния, репертуар которых очень богат: от прямого оскорбления до самого изощренного способа унижения чести и достоинства собеседника (недомолв­ки, намеки, двусмысленности, речевые импликатуры и т.д.).

 

 

 

Глава 2 Комплексный анализ речевых актов  ссоры, конфликта  и агрессии

2.1 «Частные жизни» (англ. Private Lives) английского режиссера Ноэлла Кауэрда)

 В настоящее время фильмы представляют огромный интерес не только с точки зрения искусства и эстетики, но и как объект широкого лингвистического исследования.

Фильмы входят в сферу интересов многих исследователей-лингвистов (Горшкова, 2006, 2010; Ефремова, 2004; Зарецкая, 2010; Ильичёва, 1999; Малинкин, 2007; Мартьянова, 1990; Матасов, 2009; Муха, 2011; Назмутдинова, 2008; Слышкин, 2004).

Материалом для анализа послужила пьеса английского драматурга, актера, композитора и режиссера Ноэла Кауэрда «Частные жизни» (англ. Private Lives).  Частные жизни» (Private Lives) – театральная постановка прежде уже неоднократно экранизированной пьесы британского драматурга Ноэла Коуарда. Объектом изучения служат реплики героев в конфликтных диалогах, их эмоциональный заряд, речевое манипулирование, инвективный характер высказываний, физическое воздействие, способы положительного разрешения речевой агрессии в отношениях «любовь – ненависть». Таким образом, речь идет не только о языковых средствах и речевых приемах, но и о невербальных средствах коммуникации.

Изучение фрагментов диалога позволяет определить степень речевого воздействия, которое герои пьесы пытаются оказать друг на друга.

Пьесу Н.Кауэрда «Частные жизни» можно назвать комедией нравов или комедией положений. Речь идет о случайной встрече бывших супругов в первый день их медового месяца с новыми партнерами. Волею судеб они оказываются в соседних номерах одного и того же отеля. Несмотря на весьма бурные, даже скандальные отношения друг с другом, они всѐ же решаются отказаться от своих новых браков и возобновить свое бывшее супружество.

Их прежняя любовь вспыхивает, они надеются на то, что, став старше (прошло пять лет после развода) и мудрее, они выстроят свои отношения по-новому: теперь не будет ссор, бурного выяснения отношений, ревности и драк, они заживут спокойно и счастливо.

Обратим внимание на семантическую сетку слов и выражений, отражающих идиллическое настроение полного взаимопонимания и любви.

Amanda: Do you remember waking up in the morning, and standing on the balcony, looking out across the valley?

Elyot: Blue shadows on white snow, cleanness beyond belief, high above everything in the world. How beautiful it was.

Amanda: It‟s nice to think we had a few marvelous moments.

Elyot: A few: We had heaps really, only they slip away into the back-ground, and one remembers the bad ones.

Amanda: Yes. What fools we were to ruin it all. What utter, utter fools.

В данном речевом акте согласия и умиротворения герои вспоминают лучшие моменты своей прошлой жизни, используя лексику с положительной коннотацией (cleanliness beyond belief – чистота невероятная; beautiful – прекрасный вид). Некоторые моменты своей жизни они называют marvelous (восхитительными), убеждая друг друга, что таких сцен было много (Do you remember? – А помнишь?), и при этом осуждают себя за то, что по глупости все это разрушили.

Автор прибегает к повтору существительного fools (дураки), повторяет эпитет utter перед словом «дураки», обозначая тем самым полный и абсолютный характер глупости своих персонажей, и поддерживает эту мысль деструктивным глаголом ruin (разрушать). Обращает на себя внимание тот факт, что в данном контексте отсутствуют авторские ремарки. На наш взгляд, это свидетельствует о полном совпадении авторского коммуникативного намерения с поведенческими тактиками героев.

Первый конфликт возникает постепенно, он является фактически продолжением любовного диалога, но после того как Элиот позволяет себе ложное высказывание:

Elyot: We‟re not in love all over again and you know it. Goodnight, Amanda (He turns abruptly, and goes towards the French windows), а авторская ремарка помогает понять, что его решительность напускная, и раздается голос Аманды, который зовет его:

Amanda: Elyot – don‟t be silly – come back.

В этом фрагменте разговора все свидетельствует об обратном. Мы как бы читаем совершенно другой текст; неозвученным, т.е. латентным, является примерно следующий: «Наша любовь зажглась с новой силой, не стоит нам расставаться». Метод «двойного» прочтения текста находим у Ю.Е.Прохорова[15]. Импликатура текста состоит в значении, противоположном тому, что произносит Элиот. Последующий диалог подтверждает это.

Elyot: I must go and find Sybil. Amanda: I must go and find Victor.

Elyot (savagely): Well, why don‟t you?

Amanda: I don‟t want to.

Как видим, неожиданная ярость Элиота, выраженная в авторской ремарке savagely и означающая «зло, беспощадно, разгневанно», свидетельствует о том, что о расставании не может быть и речи. Негативный ответ Аманды I don‟t want to «Мне не хочется идти (искать Виктора)» передает ее нерешительность и нежелание возвращаться к новому партнеру. Наши герои решают убежать из отеля, и, покинув своих новых возлюбленных, они оказываются в очаровательной квартире Аманды в Париже.

Через несколько дней пребывания в новых условиях наши герои начинают словесные перебранки, которые приводят их к речевой дисфункции.

Рассмотрим следующую ситуацию: Аманда желает слушать музыку и включает ее на сильную громкость, что раздражает Элиота. Его возражения носят явно нервный характер, тем более что Аманда не соглашается с его доводами. В ход идут речевые акты неповиновения, отказа, речевого манипулирования.

Рассмотрим следующий пример:

Elyot: It‟s very late and it will annoy the people upstairs.

Amanda: There aren‟t any people upstairs. It‟s a photographer‟s studio.

Elyot: There are people downstairs, I suppose? Amanda: They are away in Tunis.

Elyot: This is no time of the year for Tunis. (He turns the gramophone off.)

Amanda (icily): Turn it on again, please.

Elyot: I‟ll do no such thing (Coward 2000: 62).

Во всех репликах Элиота присутствуют скандальные нотки, он сознательно, а не случайно организует коммуникативный сбой, приводя один за другим неубедительные аргументы.

Итак, по этому эпизоду можно сделать вывод о том, что оба собеседника достаточно язвительны и ироничны, так что речевое манипулирование одного из них получает немедленный отпор с помощью такого же манипулирования.

Следует заметить, что Аманда и не подумала оставить граммофон выключенным. Вот продолжение этой сцены:

Amanda: Very well, if you insist on being boorish and idiotic. (She gets up and turns iton again).

Elyot: Turn it off. It‟s driving me mad.

Amanda: You‟re far too temperamental. Try to control yourself.

Elyot: Turn it off.

Amanda: I won‟t. (Elyot rushes at the gramophone. Amanda tries to ward him off. They struggle silently for a moment then the needle screeches across the record). There now, you‟ve ruined the record. (She takes it off and scrutinises it).

Elyot: Good job, too. Amanda: Disagreeable pig.

Elyot (suddenly stricken with remorse): Amanda darling – Sollocks. Amanda (furiously): Sollocks yourself. (She breaks the record over his head.)

Elyot (staggering): You spiteful little beast. (He slaps her face. She screams loudly and hurls herself sobbing with rage on to the sofa, with her face buried in the cushions) (Coward 2000: 62).

В течение разговора герои включают и выключают граммофон, упрямство проявляется с обеих сторон, в результате ломается пластинка, резко меняется настроение и разговор становится инвективным.

Таким образом, в  приведенном фрагменте коммуниканты полностью потеряли контроль над собой, о чем свидетельствуют такие инвективы, как boorish and idiotic (невоспитанный и по-идиотски ведущий себя), эпитеты с резко отрицательной коннотацией; императивные конструкции: с явной издевкой звучит предостережение Try to control yourself (Пытайся обуздывать свои эмоции) или резкий приказ мужчины Turn it off. It‟s driving me mad (Выключи, а то я с ума сойду) и, наконец, такие мощные маркеры агрессивного поведения, как инвективы: disagreeable pig (противная свинья) – восклицает Аманда, и далее по тексту You spiteful little beast (Ты, маленькая злобная сучка) – отвечает ей Элиот.

Такое поведение является именно агрессией, а не простой враждебностью, так как герои прибегают к комплексу активных, направленных друг против друга слов и действий, начавшей с обыкновенной ссоры

Следовательно, обратим внимание на тот факт, что в какой-то момент Элиот чувствует что-то вроде раскаяния и произносит непонятное слово Sollocks. Дело в том, что, зная о своей вспыльчивости и готовности в любой момент перейти к вербальной агрессии, наши герои договорились прибегать к этому слову, совершенно случайному, придуманному ими в момент нежности и доверительности друг к другу, если появится необходимость изменить тактику речевого поведения, отринуть агрессию, могущую нарушить их коммуникативное пространство.

Вот почему после услышанного оскорбления disagreeable pig Элиот пытается минимизировать опасность деструктивного разговора, поставить точку. Но тут же наталкивается на эксплетив Sollocks yourself (нечто вроде русского «Сам ты…» или «Иди ты со своим Sollocks»), и, как результат, доминантной становится инвективная стратегия в коммуникации, которая очень быстро переходит в самую обыкновенную драку.

2.2 Грозовой перевал Wuthering Heights

 

В этом фильме рассказывается история двух поколений семейных кланов Эрншо и Линтон, — история о сложном переплетении их жизней и судеб и о роковом проклятии двух возлюбленных — Хитклиффа и Кэти…

Грозовой перевал» («Wuthering Heights») представляет весьма необычную историю в контексте викторианской эпохи, историю заведомо обреченной любви главных героев — Хитклифа и Кэтрин Эрншо.

Не останавливаясь подробно на характеристике фильма, проанализируем специфику взаимоотношений между Кэтрин иее законным супругом Эдгаром Линтоном. Будучи замужней женщиной, Кэтрин проявляет неподобающие, сточки зрения господствующей морали исистемы ценностей, порывы и желания, и ее поведение с мужем не соответствует викторианским канонам женской покорности и повиновения.

Героиня очень свободолюбива и поступает так, как сама считает нужным, порой даже вопреки воле супруга. Показательным, на наш взгляд, является эпизод, когда Кэтрин после долгой разлуки встречает своего друга детства Хитклифа, и, зная, что ее супруг испытывает к нему неприязнь, не старается сдержать своей радости по поводу этой встречи.

‘I know you didn't like him,’ she answered, repressing alittle the intensity of her delight. ‘Yet, for my sake, you must be friends now. Shall Itell him to come up?’ ‘Here,’ he said, ‘into the parlour?’ ‘Where else?’ she asked. He looked vexed, and suggested the kitchen as a more suitable place for him. Mrs. Linton eyed him with adroll expression— half angry, half laughing at his fastidiousness. ‘No,’ she added, after a while; ‘I cannot sit in the kitchen. Set two tables here, Ellen: one for your master and Miss Isabella, being gentry; the other for Heathcliff and myself, being of the lower orders. Will that please you, dear? Or must Ihave afire lighted elsewhere? If so, give directions. I'll run down and secure my guest. I'm afraid the joy is too great to be real!

 На наш взгляд, проявление героиней такого восторга по поводу события, которое огорчает ее супруга, демонстрирует неуважительное отношение к его чувствам, принижает его социальный статус мужа иидет вразрез с принятыми в обществе нормами поведения, так как викторианская мораль требовала— в особенности от женщин— сдержанности в чувствах и подавления эмоций.

Более того, зная неприязнь супруга к Хитклифу, она настаивает “youmustbefriendsnow”, используя в реплике модальный глагол долженствования must наряду с усилительной конструкцией formysake, предающей высказыванию эмоциональную окраску, превращая его в настоятельную просьбу или даже указание. Фразу “ShallItellhimtocomeup?” мы расцениваем не как просьбу о разрешении совершить действие (для выражения данного значения в английском языке более характерно употребление модальных глаголов can иmay) и даже не как просьбу об указании к действию.

Мы считаем, что выбор героиней глагола shall не случаен, и, хотя рассматриваемая фраза имеет структуру вопроса, в контексте всей реплики она имеет такую же иллокутивную силу, как утверждение “I shall tellhimtocomeup” (я позову его сюда наверх), то есть Кэтрин не спрашивает мужа о том, как ей поступить, а заявляет освоем намерении совершить определенное действие.

Кэтрин не считает нужным прислушаться к мнению супруга и дает очень категоричный ответ (“No, Icannotsitinthekitchen”), мотивируя свой отказ тем, что она не может сидеть на кухне. На самом деле, мы считаем, отрицательная форма модального глагола can свидетельствует не об отсутствии возможности или физической способности совершить действие, а о нежелании героини поступать, так как говорит супруг, и выражает некий протест против проявления воли мужа.

 Не дожидаясь ответной реакции Эдгара, Кэтрин дает указания служанке, что еще раз подтверждает ее пренебрежительное отношение к мнению супруга.

Кроме того, героиня иронично подчеркивает разницу впроисхождении и социальном статусе мужа и Хитклифа, намеренно приравнивая свое положение к положению друга и противопоставляя себя супругу. В ее высказывании содержится семантически выделенная оппозиция “masterand MissIsabella— Heathcliffandmyself”. Чтобы усилить эффект этого противопоставления, Кэтрин добавляет: “Willthatplease you, dear? Ormust I have a firelightedelse where?”.

 Очевидно, что героиня на самом деле не рассчитывает на ответ, она лишь еще больше старается задеть мужа. Глагол please истолковывается как «угождать», «приносить удовольствие», «радовать» ив контексте данной ситуации придает высказыванию оттенок иронии, поскольку

Кэтрин понимает, что мужа не может радовать присутствие Хитклифа в их доме и тем более ее общение с ним. Модальный глагол must (должен) можно расценивать как маркер подчиненного положения, однако в данной ситуации героиня демонстрирует не готовность подчиняться супругу, а свое ироничное отношение к его статусу, употребляя данное слово, она вовсе не собирается исполнять волю мужа.

Кроме перечисленных лексических средств выражения коммуникативных интенций героев, мы считаем необходимым также отметить невербальные способы обозначения отношения к партнеру по коммуникации, используемые Кэтрин:

“Mrs. Linton eye dhim withadroll expression— halfangry, halfl aughinga this fast idiousness”. Глагол to eye («пристально разглядывать», «рассматривать», «взирать», «держать под наблюдением»), характеризующий взгляд Кэтрин, можно расценивать как маркер статусной позиции героини по отношению к супругу, так как длительный и пристальный взгляд на собеседника является признаком вышестоящего, а прилагательное droll («забавный», «чудной», «насмешливый»), выбранное автором для описания выражения лица миссис Линтон, говорит о том, что героиня не пыталась скрыть, а даже наоборот демонстрировала свое пренебрежительное отношение к мужу..

Для того, чтобы получить наиболее полное представление о восприятии Кэтрин своего статуса и статуса мужа в браке, обратимся к примеру, где она делится со служанкой своими впечатлениями от встречи и дает оценку поведению своего супруга. ‘I tell you, I have such faith in Linton's love, that Ibelieve Imight kill him, and he wouldn't wish to retaliate.’ I advised her to value him the more for his affection. ‘I do,’ she answered, ‘but he needn't resort to whining for trifles. It is childish and, instead of melting into tears because Isaid that Heathcliff was now worthy of anyone's regard, and it would honour the first gentleman in the country to be his friend, he ought to have said it for me, and been delighted from sympathy. He must get accustomed to him, and he may as well like him’.

Сам факт того, что героиня обсуждает своего мужа с прислугой, оценивая его поступки, свидетельствует о ее неуважительном отношении к нему. Заявляя о своей уверенности в любви супруга к ней, Кэтрин подчеркивает свою власть над мужем, который готов стерпеть от нее любое зло, не проявив сопротивления.

Фраза “Imightkillhim” свидетельствует о восприятии героиней своего мужа как человека, абсолютно подвластного ее воле, в этих словах Кэтрин заключает следующий смысл: «я могу делать с ним, все, что захочу, и он не станет сопротивляться». Кроме того, героиня рассуждает  о том, как следует и как следовало бы поступать ее супругу, используя модальный глагол must (должен) и модальный глагол ought to с перфектным инфинитивом, несущий отрицательное коннотативное значение упрека.

Поведение супруга она оценивает негативно, подбирая такие словосочетания, как “to whinе fortrifles” (хныкать из-за пустяка) и “to meltintotears” (расплакаться, лить слёзы), которые чаще используются для описания эмоциональной реакции детей или женщин, но подобное поведение считается недостойным для взрослого мужчины.

Таким образом, героиня принижает не только социальный статус своего мужа, но также его гендерный статус мужчины. В то же самое время, Кэтрин дает исключительно положительную характеристику своему другу Хитклифу, используя такие лексемы как worthy (достойный) и honour (удостаивать чести), то есть, приписывая ему атрибуты истинного джентльмена.

Героиня проводит противопоставление между своим мужем, поведение которого она характеризует как childish (ребяческий, инфантильный), и давним другом, который не имеет благородного происхождения, но заслуживает, по ее мнению, всеобщего уважения (worthyofanyone'sregard). Самым ярким и показательным, на наш взгляд, является эпизод, в котором происходит открытое столкновение между Хитклифом и Эдгаром, а Кэтрин, являясь свидетельницей и основной причиной этого столкновения, не стремится защитить или принять сторону мужа, а лишь наоборот открыто осуждает его поведение. ‘Fair means!’ she said, in answer to her husband's look of angry surprise. ‘If you have not courage to attack him, make an apology, or allow yourself to be beaten. It will correct you of feigning more valour than you possess. No, I'll swallow the key before you shall get it! I'm delightfully rewarded for my kindness to each! After constant indulgence of one's weak nature, and the other's bad one, Iearn for thanks two samples of blind ingratitude, stupid to absurdity! Edgar, Iwas defending you and yours; and Iwish Heathcliff may flog you sick, for daring to think an evil thought of me.

 Фраза “Fair means!”, которую можно перевести на русский язык, как «честный/ достойный способ», представляет собой речевой акт, форма и содержание которого не совпадают по эмоциональному знаку. Так иронично героиня выражает свое негодование по поводу попытки мужа позвать прислугу, вместо того, чтобы разобраться с Хитклифом лично.

 В присутствии прислуги и Хитклифа Кэтрин обвиняет супруга в трусости и требует, чтобы он публично принес извинения человеку, к которому он испытывает крайнюю неприязнь. Героиня использует повелительные структуры make anapology и allowyourselftobebeaten, которые характеризуют речевой акт как категоричный директив, в котором мнение адресата не учитывается. Чтобы придать высказыванию большую иллокутивную силу, миссис Линтон апеллирует к чувству собственного достоинства супруга, употребляя синтаксическую структуру, называемую условным предложение реального типа (Ifyouhavenotcourage…); героиня настаивает на том, чтобы муж либо сам применил физическую силу в отношении Хитклифа, либо подставил себя под удары противника.

Поучительный тон в высказывании “Itwillcorrectyou…” свидетельствует о том, что Кэтрин воспринимает свое положение в браке как выiестоящее, позволяя себе отчитывать и наставлять супруга.

Таким образом, мы видим, проведенный анализ речевого поведения супругов Линтон в коммуникации друг с другом позволил выявить особенности супружеских отношений героев и прийти к выводу о том, что данная пара представляет нетипичную для викторианской эпохи модель брачных отношений.

Миссис Линтон не следует принятым в обществе нормам поведения жены в браке. Такое несоответствие нормативным ожиданиям и предписываемым статусным позициям в браке можно объяснить личностными характеристиками героев и особенностями их межличностных отношений.

Кэтрин является примером сильной и свободолюбивой женщины, не соответствующей викторианским канонам женственности, в которых определяющим качеством считалась покорность.

В данном фильме образ женщины-бунтарки, живущей в соответствии со своими личными моральными принципами. На наш взгляд, идеи для своего романа, который положен в основу фильма писательница,  почерпнула из развивавшегося и набиравшего обороты суфражистского движения, что объясняет столь необычную для викторианской эпохи трактовку роли и места женщины в браке.

2.3 Кинофильм Borat: Cultural Learnings for Make Benefit Glorious Nation of Kazakhstan

 

Кинофильм Borat: Cultural Learnings for Make Benefit Glorious Nation of Kazakhstan постоянно утрирует культурную идентичность, чтобы исследовать саму самобытность культур, подчеркивая опасности культурного посредничества и бесконечный потенциал неправильного перевода для тра-гикомического эффекта при межкультурной коммуникации.

В кинофильме неидиоматический и безграмотный английский язык сигнализирует эффект перевода − извращенный смысл текста в английском языке, основанный на синтаксисе и лексиконе языка оригинала. Эти переводы являются псевдо-переводами так, как они возникают не в результате каких-либо нарушений подлинного текста исходного языка, а созданием эффекта вымышленного перевода в английском языке.

Когда тележурналист и ведущий Борат Сагдиев, который отправляется в США по поручению Казахстанского Министерства информации, чтобы по его словам, собрать как можно больше информации об одной из «величайших стран мира» «СШ и А» впервые появляется в кадре, то зритель сразу слышит его нелепый английский язык:

Borat: This my house. Entry, please. He is my neighbor, Nursultan Tulyakbay. He is pain in my assholes. I get window from a glass, he must get window from a glass. I get a step, he must get a step. I get a clock radio, he cannot afford. Great success.

Солецизмы используются многократно на протяжении всего фильма и отличительной чертой характера Бората является домысли его переводной речи. Трудность для собеседников Бората в том, что они не уверены, сколько на самом деле теряется в переводе и является ли это тем, что они должны объяснить ему, или он делает вид, что не понимает. Эта неопределенность означает, что часто то, что остается скрытым или неявным знанием о культуре должно быть переведено в эксплицитную плоскость, даже если некоторые женоненавистнические взгляды будут рассматриваться как не-научные и неприемлемые, или считается неуместным высмеивать те или иные группы общества.

Восприятие окружающими Бората как не носителя английского языка и американской культуры позволяет ему высказываться об убеждениях, идеях и ценностях с такой откровенностью и наивностью, которые обычно не приняты в англоязычной среде американского общества.

Кинофильм демонстрирует, что приезжему, незнающему культурный код принимающей страны, позволено, до некоторой степени, нарушать табу из-за языковой наивности. Так, когда Борат появляется на родео в Салеме, штат Вирджиния, в качестве иностранного гостя, чтобы спеть национальный гимн США, то, прежде чем начать петь, он произносит короткую речь, срывая аплодисменты присутствующих на родео зрителей:

Borat: My name-a Borat. I come-a from Kazakhstan. Can I say first... we support your war of terror!... May we show our support to our boys in Iraq. May U.S. And A. Kill every single terrorist. May George Bush drink the blood... of every single man, woman and child of Iraq! May you destroy their country... so that for the next thousand years... not even a single lizard will survive in their desert.

Зрители не аплодировали бы, если бы они слушали более внимательно, что говорит Борат, заменяя предлог on на of, что резко меняет смысл его заявления и призывает к уничтожению всего населения Ирака. Более чем вероятно, что публика в то время как бы без сомнения осознала на каком- то уровне странность речи, согласилась с тем, что она приняла за патриотические чувства Бората.

Если то, что прозвучало в речи Бората было искаженным переводом того, что он намеревался сказать, то оговорка должна быть сделана на ошибках вербальных трансформаций при переводе.

Но злоупотребление культурным кодом имеет свои пределы. Когда Борат начинает петь гимн США со словами якобы от Казахского национального гимна, толпа начинает недовольно гудеть.

Одно из таких нарушений выявляется в рамках самого языка перевода и в вариативности языка. На своем пути, чтобы встретиться и жениться на актрисе Памеле Андерсон в Калифорнии, Борат встречается с группой афроамериканской молодежи. Он интересуется их одеждой и, в особенности, в специфике их речи.

Позже, желая поселиться в фешенебельный отель, Борат, подражая стилю городской афроамериканской культуры, опускает штаны пониже, так что видно нижнее белье, что в этой ситуации является вопиющим нарушением рекомендуемого стиля одежды.

Конфликтная ситуация усугубляется тем, что Борат обращается к администратору гостиницы − к американцу европейского происхождения, используя недавно выученные фразы из речевого арсенала афроамериканцев:

Borat: What’s up with you, vanilla face? Me and my homey ass just parked our slab outside.

Receptionist: (to the security officer) Please.

Borat: We’re looking for somewhere to post up our black asses for the night. So, uh, bang, bang, skid, skid, nigga. We’re just a couple of pimps, no hos.

Receptionist: Sir, sir, you got to leave. Okay. Either leave now, or we’re gonna call the cops and we’ll have you taken out [8].

В этой сцене кинофильма американский зритель становится свидетелем использования афроамериканского городского сленга в совершенно неуместном контексте, более того, возникают четкие противоречия связанные с языком и расой. Мобильность Бората, как иностранца, в доступе к различным группам в американском обществе может быть гораздо более проблематичной для самых членов этого общества. Однако, мобильность не только социальная, но и лингвистическая.

Борат может переводить свои мысли на различные варианты английского языке по своему выбору, но перевод, как и язык, является социальным явлением и члены социума реагируют на использование конкретного варианта языке в процессе коммуникации. Условия высказывания оказываются такими же значимыми, как и содержание высказывания. Использование языка производит определенные эффекты, которые определяются тем, кто, как и в каком контексте говори

Одним из характерных способов рефрейминга иностранной реальности для Бората является перевод культурных реалий на английский язык, с которыми он предположительно знаком. Поэтому, на пути в Вашингтону на встречу с конгрессменом республиканцем Бобом Барром Борат описывает Вашингтон как дом могущественного военачальника США, премьера Буша, а Барра − как официальное партийное лицо правящего режима:

Borat: First stops on our journey was Washington, D.C.s, home of mighty U.S. Warlord, Premier Bush. …We arrive here to learn from American politic. Azamat arrange interview with party official from ruling regime. We are good friend, Bob Barr, yes?

Bob: Barr: I hope so.

Borat: It is custom have a cheese at the start. Bob: Thank you.

Borat: Uh, my wife, she, uh, make this cheese. Bob: Very nice.

Borat: She make it from-a milk from her tit. Bob: (gulps) .

Таким образом, являясь одним из наиболее успешных форм массовой культуры, кино выступает в качестве инструмента для представления классового напряжения в американском обществе.

Дискурс кино доводит до кинозрителя, что культура всегда многогранна, и никакая культурная форма не может претендовать на неоспоримое господство.

 

Заключение

 

Проведенное в русле прагмалингвистического подхода к языку иссле­дование позволяет сделать следующие выводы.

Правила, по которым разыгрывается жанровое действие ссоры, пред­ставляют коммуникантам определенную свободу речевого поведения.

Последняя, в свою очередь, проявляется в выборе внутрижанровых тактик, зачастую сопрягаемых между собой для наиболее эффективной реализации коммуникативной интенции и зависящих от индивидуальных свойств языковой личности участников общения, от характера самой речевой ситуации

В начале сюжетного развития ссоры, как правило, используется такти­ка возмущения. Ответная реакция адресата может сопровождаться тактикой насмешки.  К тактике насмешки близка по семантике тактика колкости.

В речевом поведении участников ссоры на самых разных стадиях развития сюжетного действия способна проявляться и тактика упрека. Характерна для ссоры и тактика враждебного замечания.

По мере развертывания конфликтной ситуации возможна реализация тактики обвинения. В ходе коммуникативного столкновения может возникнуть тактика демонстрации обиды. В кульминационных стадиях развития ссоры обычно наблюдается тактика оскорбления.

Грубое требование  также является тактическим ходом ссоры, вслед за грубым требованием возможен грубый отказ.  Тактика угрозы, как и тактика оскорбления обычно используется в высших по накалу страстей стадиях развития ссоры.

В качестве тактического хода может быть использовано и молчание, иногда обладающее угрожающим характером. Однако в ситуации ссоры оно встречается довольно редко.

Многие из выделенных тактик могут быть квалифицированы и в качестве самостоятельных жанров. В связи с этим, ссора определяется  нами как гипержанр, сопрягающий в себе субжанры оскорбление, обвинение, угроза, упрёк, издёвка, колкость. Соответственно ссора обладает наибольшими в сравнении со смежными жанрами изобразительными возможностями.

Специфику ссоры следует рассматривать в контексте вербального и невербального оформления. Показательными для ссоры являются лексико-грамматические средства. Здесь следует отметить оскорбление, а также упот­ребление слов и выражений, которые тяготеют к книжной лексике.

Типичными для ссоры являются и конструкции, выражающие негатив к адресату в виде пожеланий увечий, смерти. Исследуемый жанр характеризуется эллипсисом. Также в жанре ссоры отсутствуют перформатив.

Таким образом, речевое поведение коммуникантов в ситуации кон­фликта сопровождается использованием вербальных и невербальных компо­нентов. При этом в рамках речевого жанра ссоры вербальные и невербальные компоненты зачастую сопрягаются друг с другом. Однако невербальные средства в значительной степени определяют особенности агрессии в кон­кретных речевых ситуациях.

В качестве перспектив дальнейшего изучения, обозначенного  речевого жанра, можно отметить его описание в рамках тендерного подхода, что позволит наметить тактические приемы характерные для представителей того или ино­го пола.

В заключении о хочется отметить, что знание основ конфликтного и гармонизирующего речевого по ведения необходимо каждому человеку, так как это способствует нейтрализации агрессивно настроенной личности и выработки гармоничного толе­рантного поведения.

 

 

 

 

Список литературы

 

  1. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаи­моотношений; люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. - СПб., 1992. - С. 483.
  2. Бурунский, В.М. Языковые особенности, функционирование в речи и типология клише [Электронный ресурс]: электронное издание на 1 CD носителе: монография / Бурунский В. М.; М-во образования и науки РФ, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования "Курский гос. ун-т". - Курск : Курский гос. ун-т, 2014.
  3. Буянова, Л.Ю. Терминологическая деривация в языке науки: когнитивность, семиотичность, функциональность [Текст] : монография / Л. Ю. Буянова ; М-во образования и науки Российской Федерации, Ставропольский гос. ун-т. - 2-e изд., стереотип. - Москва : ФЛИНТА, 2011. - 390 c. 
  4. Верещагин, Е.М. Лингвистическая проблематика страноведения в преподавании русского языка иностранцам [Текст] : Докл. на междунар. симпозиуме "Страноведение и преподавание рус. яз. как иностр." (Ленинград, 22-26 июня 1971 г.) / Е. М. Верещагин, В. Г.Костомаров. - Москва: Изд-во Моск. ун-та, 1971. - 84 с
  5. Колокольцева, Т.Н. Специфические коммуникативные единицы диалогической речи / Т. Н. Колокольцева; М-во образования Рос. Федерации. Волгогр. гос. ун-т. - Волгоград : Изд-во Волгогр. гос. ун-та, 2001. - 257, [1] с
  6. Комалова, Лилия Ряшитовна. Язык и речевая агрессия [Текст]: аналитический обзор / Л. Р. Комалова; Российская акад. наук, Ин-т науч. информации по общественным наукам. - Москва: ИНИОН РАН, 2015. - 74 с.
  7. Конфликты в социальной сфере [Текст] : сборник материалов VIII Всероссийской научно-практической и научно-методической конференции, Казань, 28-29 марта 2014 г. : [сборник] / М-во образования и науки России, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования "Казанский нац. исслед. технологический ун-т", Каф. социальной и политической конфликтологии; [редкол.: С. А. Сергеев, В. М. Ловчев]. - Казань: Изд-во КНИТУ, 2014. - 276, [1] с.
  8. Мифология медиа [Текст]: [Опыт исторического описания творческой биографии. Алексей Исаев (1960-2006): сборник] / [сост. Л. Бредихина, О. Шишко]. - Москва: Новое литературное обозрение, 2013. - 459 с.
  9. Панкратов, А.В. Практическое мышление [Текст]: учебное пособие / А. В. Панкратов; М-во образования и науки Российской Федерации, Ярославский гос. ун-т им. П. Г. Демидова. - Ярославль: ЯрГУ, 2010. - 105 с.
  10. Панов, М.В. Труды по общему языкознанию и русскому языку / М. В. Панов. - М. : Яз. славян. культуры, 2004-. - 25 см. - (Классики отечественной филологии). Т. 1. - 2004. - 562 с
  11. Русский язык и культура речи [Текст]: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / [М. В. Невежина и др.]. - Москва: ЮНИТИ, 2012. - 351 с.
  12. Седов К.Ф. Становление дискурсивного мышления языковой личности: психо- и социолингвистические аспекты. - Саратов, 1999а. С. 30 - 179.
  13. Третьякова В.С. Конфликт глазами лингвиста // Юрислингвистика 2: русский язык в его естественном и юридическом бытии. - Барнаул, 2000. - С. 127-140.
  14. Шибутани Г. Социальная психология. М., 2009. С. 34 - 67.

 

 


 

 

 

 

 

Приложения

 

 

 

Приложение 1

I What is a conflict?

Everyone has ever asked himself “What is a conflict?”  Different people will answer this question in their own way. Some grownups think that it is bad relations between people, teenagers are sure that it is just a quarrel or an argument. 

To know exactly I have decided to see this definition in the dictionary ( ) The conflict (from an armor. Conflictus – collision) is a collision of opposite directed tendencies incompatible with each other in consciousness of separately taken individual, in interpersonal interactions or interpersonal relations of individuals or groups of people, connected with sharp negative emotional experiences. Certainly, we have heard much about conflicts but the main problem is how to avoid conflicts. First of all let’s speak about their kinds. There are following types of conflicts: intrapersonal, interpersonal and intergroup conflicts. The intrapersonal conflict is a conflict with itself. It means that the person finds any lacks, contradictions in itself which are uncoordinated with the opinions and actions. And the person thinking about it starts to reproach himself in all things and everywhere. He thinks that all his actions are wrong because he has not consulted to others. So the person begins to criticize and scold himself.

 Speaking about the interpersonal conflict, I can say that it differs from the intrapersonal. Interpersonal is more serious because two persons participate in it who wants to achieve the same aim, but it can be reached only by one of the conflicting sides.

 The next type of a conflict is intergroup. Social groups participate in it. For example, every year elections pass in which some parties participate. Every party, trying to become successful, does any tricks in order to prevent other party. They do it to become the winner of elections. Besides, the intergroup conflict can be in sports. For

 

 example, soccer teams, being beaten out forward, become the best, and those who remained behind starts to achieve differently that this soccer team could not participate further. These are those conflicts which can happen to each of us. After all we know that, the conflict is a fear, which concerns at least one side whose interests are broken, restrained and ignored by the other side.  As we see any sphere of human life isn't free from conflicts. The conflicts are collisions, serious disagreements. During conflict time the person is disturbed by unpleasant feelings or experiences. But conflicts are ineradicable; they appear under any vital circumstances and accompany us from a birth to the death. After all conflicts is an integral part of our life. We should learn to solve them, to keep friendly relations with people and to protect our own health, both physical, and mental. Therefore don't forget about the following: «Wise looks down on the world, from space position». Here if the person lived the life without conflicts then all its successes in something would be only dream!

 

 

 

 

Приложение 2

The main categories of conflicts

We have definite the meaning of conflict, now we shall speak about its basic categories. Let’s get acquainted with these concepts.

There are four basic categories of conflicts: structure of the conflict, its dynamics, functions and typology.

Let's consider short each of them.

  At first there is a structure of the conflict which has some components:

  1. Informative components. Mutual perception of features of each of conflicting sides ; mental abilities of processing of the information and decision-making; degree of an inclusiveness of the person in a conflict situation at various stages of its development; level of self-checking of participants of the conflict; experience with people and professional readiness; consciousness, self-understanding and objectivity in an estimation of the possibilities.
  2. Emotional components of the conflict represent set of experiences of its participants.
  3. Strong-willed components are shown as set of the efforts directed on overcoming of disagreements and other difficulties, the resulting an antagonism of sides and on achievement of the purposes pursued by participants of the conflict.
  4. Motivational components of the conflict form its kernel and characterize essence of discrepancy of positions of participants of an antagonism.

 Besides, in the subject of the conflict the structure of the conflict is included, concerning the reason of an antagonism. The conflicts subject is characterized by following features.

 First, it can be both material, and psychological.

 Secondly, it is always significant enough for participants of an antagonism though this importance can be only situational.

 

 

 

 

 Thirdly, from the practical point of view overcoming of considerable difficulties at subject definition in the real conflict justifies usually and is compensated by possibility rather precisely to predict behavior of the contradictory party as the conflict subject is one of the factors defining this behavior.

Following point is dynamics of the conflict which has seven stages of development:

1) a predisposed stage;

2) a stage connected with appearing f an objective conflict situation;

3) an intellectual stage of development;

4) a critical stage of development;

5) recession of intensity in counteraction;

6) comparison of official and informal estimations of behavior;

7) the resolution of conflict or an exit from it by one of the sides.

What are functions of the conflict? There are 2 main functions: destructive and constructive.

        Constructive is the conflict when opponents aren't beyond ethical standards, business relations and reasonable arguments. The permission of such conflict leads to development of human relations and group development (according to one of the dialectics laws, asserting that conflict of opposites is a development source).

The destructive conflict appears two cases: when one of the sides persistently insists on his position and doesn't wish to consider interests of other side; when one of opponents address to moral condemned methods of struggle, tries to suppress psychologically the partner, discrediting and humiliating it.

The reasons of constructive conflicts are:

 

- bad conditions

- lacks of the work organization;

- unevenness of work;

- overtime works;

 

 

- omissions in technology

- discrepancy of the rights and duties;

- absence of clearness in distribution of duties, in particular, inefficient, too indistinct or out-of-date duty regulations;

- low level of labor and executive discipline;

- conflict making (i.e. promoting occurrence of conflicts) organizational structures.

The positive permission of the constructive conflict is first of all elimination of lacks, the reasons, resulted to it. As these reasons are objective, reflecting imperfection of the organizations of management their elimination means improvement of the organization.

Destructive conflicts appeared more often by the subjective reasons to wrong actions of the head and subordinates, and also psychological incompatibility of separate people

TYPOLOGY OF CONFLICTS.

The typology of conflicts plays not only methodological, but also a practical role. Now there is a considerable quantity of various typologies and classification of the conflicts reflecting different views and positions of authors. The typology of conflicts in which basis character of an objective situation of the contradiction and understanding of the given situation bythe sides is of interest. Here it is:

  1. the original conflict.

 

  1. the casual or conditional conflict.

 

  1. the displaced conflict.

 

  1. incorrectly attributed conflict.

 

  1. the latent conflict.

 

 

  1. the false conflict.

So, for understanding of essence of conflicts we have two important concepts.

  1. A conflict situation are representations of the person about the existing contradiction, about himself (his purposes, possibilities, etc.), about the opponent - its purposes, individual and personal features in concrete conditions, and also about what representation of the opponent about its representations.
  2. The conflict is a psychological antagonism of the people having different purposes and interests.

        So, the conflict is a collision of opposite directed purposes, interests, positions, opinions or sights of two or several persons. At the center of any conflict is situation including or inconsistent positions of the sides in any occasion, the opposite purposes or means of their achievement, or discrepancy of interests, desires, inclinations of opponents. The conflict gets bigger, when one of the sides starts to act, restraining (even unintentionally) interests of other side.

More often the conflict appears because of a trifle: unsuccessfully told word, insignificant incident - and here is already the conflict. Incident leads to the conflict only in the presence of the contradictions waiting for the decision. Incident can provoke any careless told word, any action.

Growth, "escalation" of conflicts occurs under such scheme:

The interpersonal conflict, the intergroup conflict, all collective conflict.It happens in a way because the participant of the conflict searches for supports of the people, wins supporters to himself. Especially they try to entice on the inside the head. So the initial conflict acquires new, reflecting interests of new participants and the contradiction between them. Thus emotions increase.

Conflicts differ on sphere of their permission - business or personal -emotional. Full resolution of conflict consists of elimination of the objective reasons which have generated it, and in restoration of normal personal relations.

On some facts we have found out that such categories of conflicts which play large role in conflict situations.

 

 

Приложение 3

Reasons of appearing of conflicts

They say that definite actions of person, his acts and words lead to conflicts.

 In a general sense the conflict reason is the phenomenon which predetermines its appearing. However  I want to find the answer to the questions: why the same phenomenon causes the conflict among one persons or social groups and doesn't cause among others; why  some people try to become  the foreman,  a director of the company or the deputy of the State Duma, and another doesn’t care anything.

The answer is that fact that for one people this phenomenon acts as requirement, and for others  doesn’t  present.  So without requirements conflict doesn't exist.

The person (social group, a society) can objectively feel need in something, but subjective not realize this or that phenomenon as requirement. In this case it doesn't become the conflict reason; either in other words, the unconscious requirement doesn't act as the conflict reason.

So, people can objectively be in great need in any medicine, new type of the power or more progressive organization of manufacture, but if the given requirements aren't found, the conflict doesn't arise because of them even if the medicine or any other objective requirements are scarce.

The reason of conflict is only requirement which acts as an interest. However not any interest is at the reason of the conflict but only which is connected with satisfaction scarce requirements, because of mastering with which arises the contradiction and there is a collision of the sides.

So, the final reason of any social conflict is a contradiction of interests between its subjects: individuals, social groups and societies.

Any conflict is the form of expression of this contradiction of interests.

Thus interests can be rather various: material and ideal, objective and subjective. People enter struggle, both for the capital, and for ideas, as for the statement of public values, and the personal ambitions. Interests can be as illusory, or false, and real, or

 

true. For example, the person can continue to defend any values or ideas which have no real basis in life in struggle against others or have lost the urgency.

Moreover, as historical experiment, shows people can struggle for the statement of mythological ideas and representations, but it is not necessary to forget that attribute of any myth is the belief in the validity or a reality of its maintenance.

More often the conflict appears because of a trifle: unsuccessfully told word, insignificant incident - and here already the conflict. Incident leads to the conflict only in the presence of the contradictions waiting for the decision. Incident can provoke any careless told word, any action.

Приложение 4

 

People’s behavior in conflict situations

Each of us, perhaps, had conflict relation with some people, whether they are close people or acquaintances on work. And all of us we behave in such situations differently: one try to avoid the obvious conflict and to leave from the created situation, others show aggressiveness, try to finish the conflict before "boiling point".

... In general the situation represents a condition which has got private character and became defined.

G.Gegel

Certainly, each person behaves himself differently. But sometimes it doesn't depend on us, as the person starts to behave improperly in front of others to show him off.

 It happens often at our schools at lessons. Here are some situations from one of schools.

The lesson goes as usual. The teacher of art has started an explanation. Suddenly she has heard behind herself a distinct scratch. Looking at the pupils she has defined at once that it has made Sergey, and, without reflecting, has strictly told, that he should stop to creak, differently he will be removed from a lesson. She even doesn’t suspect that the failure of her lesson has begun, as it has given in on provocation (couldn't

 

analyses and estimate quickly a conflict situation). The teacher has continued the explanation, but the scratch has renewed. Then the teacher has come to Sergey, took from a school desk his diary and has written down the remark.

So she has made at once two pedagogical mistakes. First of all, if it has considered feature Sergey of this pupil (naughty, impudent, stupid, cowardly) she would understand that it was enough to take a diary enough and to put to itself on a table, thereby to cause at Sergey stimulus to work well at a lesson. He doesn’t want any remarks in his diary. The second mistake is a loss of precious time for the teacher on writing of the remark and attraction to the conflict attention of all the pupils.

As the remark has been written down, Sergey began to creak even more loudly, frankly scoffing at the teacher. Hardly restraining, she began to shout that will remove him from the lesson. It is the next mistake of the young teacher (she doesn’t leave the conflict, and even more aggravates it). The teacher in this case has put herself in such position when her authority publicly, in the face of children, falls. Such words (“I will remove from a lesson!”) the teacher can say only in that case, when she is sure that the pupil will obey to her requirement, when she possesses the big authority and the power.

Sergey not only doesn’t leave a class, and continued to argue with the teacher, then  she has  closed magazine and has sat down at table. But it doesn’t bother  neither Sergey, nor a class. The bell has rung out, and with tears in her face of the teacher has entered into a teacher's room where all teachers sympathized with her , listening to her story about the broken lesson.

The geography lesson is the following in this class. The girlfriend of the young teacher,  who has worried her story,  taught this subject. Being in the excited condition she having forgotten to greet children, begins to do on high-pitch tones to remark Sergey how it is necessary to stand up at a school desk. Sergey, as usual, couldn't keep silent, for the teacher has cried at him finally has expelled from a class. Sergey, having understood nothing, leaves the classroom. The class also has understood nothing and agrees Sergey’s position. The pupils do not like their teacher’s behavior and were angry with her actions.

 

 

 

 

The next lesson in this class is a foreign language lesson. Their class teacher teaches this subject. Instead of explaining on the lesson,  she begins  to  speak about a case at  art lesson.

Sergey isn’t the “difficult pupil”, but as a result of the conflict only with one teacher, spoils relations with other teachers. After this event Sergey has begun to hate the teacher of art.

The main mistake of other teachers is that from solidarity with the colleague they have destroyed good relations which were long created. If this wave of teacher's "solidarity" against Sergey doesn't stop in time, it is rather possible that the teenager quickly becomes objectively “difficult”. So sometimes not the pupil is guilty, the teacher is guiltier.

 Here is another example in which the teacher wasn't right. His actions lead to from – for what has  a conflict, too.

Elena Grigorevna has been revolted and confused at the same time.

- Volodja, well, how many  times should I remind you ? And after all it is your own wish: to take a theme for creative work. After all it you have included it in  your curriculum. Now, if work is not presented in time, you won't be certified for 9th class. Excuse, but I must to address for the help to parents.

- Are my parents guilty? They won't write work for me.

- Well, if you cannot organize  you’re the activity, maybe, the father or mum will help you.

- Parents won't help, only it will be worse. And it is possible for me to transfer terms of delivery of work?

- We have you already spoke on this theme, and once term is already transferred. Where is result?

- And  why are you so worried , I  write this, and I will have problems?

- No, it is not only your problem, I  am responsible for default.  And besides under my scientific management you do your creative work. And, besides, I as at the class  teacher I have duties.

 

 

- Well, does it mean that you worry about yourselves?

- And for myself.

- Well and what a creative work is it if you press for me? Creativity - as you have said is a free activity.

- Well, it’s enough! Tomorrow I wait for your parents.

- And if I make this work by Tuesday?

-I can only doubt.

- That’s true.

- Well, well. But it  exactly last time.

Such cases mean that in the given conflict the contradiction has appeared insufficiently presented for its permission, or the  sides don't possess sufficient and corresponding resources.

 It is usually considered that the conflict situation has in itself only bad points, it spoils the person, disturbs to education of good qualities. Investigating the conflict phenomena, you find out its dialectic nature, you see also the positive creative qualities promoting formation of the person – strong, basic, ready to self-affirmation, to struggle against the harm, not capable to a petty-bourgeois neutrality, to cowardly silence. Describing mistakes of tutors, leading to the moral conflicts with the child, we will try to show on positive examples as timely overcoming of contradictions in family relations makes the child spiritually rich and proof.

People think that the most diffused age is teenage. It is true.

Situations can be different , therefore such conflicts happen and in families, too.

 Situation in families where the parents  reject their children is dramatically. The parental love there  stops to be something reliable for the child, becomes unsteady, conditional: if you will be «the good boy» - we will love you,  you will be  bad-we, won't love you. And the child has nothing to lean sincerely, emotionally.

Conflicts in a family appear  when parents concern children-teenagers almost as    their property, which they are free to dispose how they like. Certainly, in the first years of life the child is weak, defenseless and completely depends on parents. But after 12-15

 

 

 years the child is already independent person, unripe, not strong, but the person! And parental tactics frequently, doesn't change. So conflicts appear . Sometimes they are heavy conflicts.

Here  are the words of Paul Lafarge about K.Marx's mutual relations  with daughters: «He never ordered anything to them; if he wanted something from them, he asked them, as about the favor, or persuaded to refuse  what was undesirable to him. And, still, it was possible to rare father to achieve the big obedience».

  Just so! Not the sharp, categorical order, but an equal, quiet tone; not the order, and the request but  the friendly relation to the young person. The valid relation to the teenager, to his opinion and judgments, are required at this age stage.

 One more situation! When we see in families where feelings of the child are suppressed by petty guardianship, excessive cruelty of control, mistrust to independence. In such cases the teenager has no possibility to feel to some extent the adult and to confirm himself such in opinion of adults. But it is necessary for him! And then he starts to be rude, there are insults, conflicts, mutual misunderstanding only grows. Sometimes the of such situation is that the teenager,  leaves  his family, i.e. leaves from under control and influence, becomes the stranger in a family.

External signs of the conflict in a family can and not  be seen. However suppression at the teenager feeling of grown up conducts to that he fact when  becomes isolated, retires into himself  herself or searches for such circle of contacts where  his wishes growing up find satisfaction. The paradox consists that in this new circle the teenager becomes often the uncomplaining executor of any orders. 

The behavior of people in conflicts can be a different. But sometimes people change so much, that nothing can affect their opinion. So that always remember that you have a opinion, the point of view which you can state … And you should follow your opinion. It is not necessary to accept words which influence badly on you. You have the right to listen to the internal voice.

 

 

 

 

Приложения 5

The ways out of conflicts

 

For appearing of conflict the occasion is needed .So there is an exit from it.

There are people who often have such situations. And they already know some facts and can get out of any situation without problems. But those who has got to a conflict situation for the first time, doesn't know, what to do and to speak.

Usually more often conflicts have teenagers. Especially those who are of awkward age! Then their parents have the big problems with them.

Parents, of course, will take care of that the person of the teenager developed harmoniously: they will form his informative interests, develop abilities, bring up socially valuable qualities, qualities of the collectivist.

«In our country, - wrote A.S.Makarenko, - only that person will be high- educated whose, requirements and desires are requirements and desires of the collectivist».  In order teenager has managed to find the place in future life, he should seize all richest practice  collective  relations: to be able to coordinate his desires and interests with desires and interests of collective, to learn to be glad he general pleasures, to mourn the general grieves, to correlate his activity to overall aims.

It is necessary to approach to each conflict situation, as to an interesting intellectual problem for which decision is necessary to make certain efforts. Certainly, it isn't simple, but the result will justify all expectations.

Certainly, it is difficult, being on peak of emotions, to reflect easy and sensibly. «Oh, this driver has creatively got nasty with me now! » But as we are clever people, we can't inhale and suppress all impulsive reactions deeply. Eventually, it is the next situation where we need to show the creative approach to the decision of conflicts not as usual – with shouts, insults, fights – and quiet, ironic, even indifferent Can you imagine the boor-driver  will be surprised  when you simply will shrug shoulders will smile.

The major element of creative process of the resolution of conflict is search of pluses. As they say, transform disappointment into joy! The doubtless positive moment

 

of any conflict is an experience of its permission, experience of dialogue with aggressively adjusted people. It is whole school of life! Such experiences always have only advantages!

As an example of the creative permission of a difficult situation the World of Councils will tell about following incident. A certain elderly lady, coming back late at night home with the decent sum of money, has felt that all road is followed by the suspicious man.

Having suppressed a wave of fear, she began to think what she can undertake now. As a result, the lady has turned to the robber and has told: «the Young man, do you understand, I am afraid to be back with  home the large sum of money which has borrowed at the girlfriend for very important trip, and one very am afraid to go on these dark streets – whether a little who will attack. Could you go with me to the house? » As a result, the man goes with spent her to apartment near which he admitted that wanted  to plunder, but behavior of the woman it has confused and has discouraged. Here an example is of the creative approach.

Besides I can say the following advice to parents:

 That your child did not enter conflicts, it is necessary so to build interfamily relations that the child took part in the general family cares and then it becomes closer to you. He will trust you his secrets. And may be, you never will not interfere in conflicts of your child.

 

 

 

 

[1] Колокольцева, Т.Н. Специфические коммуникативные единицыдиалогическойречи/ Т. Н. Колокольцева; М-во образования Рос. Федерации. Волгогр. гос. ун-т. - Волгоград : Изд-во Волгогр. гос. ун-та, 2011. - 257, [1] с

[2] Панкратов, А.В.  Практическое мышление [Текст] : учебное пособие / А. В. Панкратов ; М-во образования и науки Российской Федерации, Ярославский гос. ун-т им. П. Г. Демидова. - Ярославль : ЯрГУ, 2010. - 105 с.

 

[3] Бурунский, В.М. Языковые особенности, функционирование вречии типологияклише[Электронный ресурс] : электронное издание на 1 CD носителе : монография / Бурунский В. М. ; М-во образования и науки РФ, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования "Курский гос. ун-т". - Курск : Курский гос. ун-т, 2014.

 

[4] Русский язык и культураречи[Текст] : учебное пособие для студентов высших учебных заведений / [М. В. Невежина и др.]. - Москва : ЮНИТИ, 2012. - 351 с.

 

[5] Панов, М.В.  Труды по общему языкознанию и русскому языку / М. В. Панов. - М. : Яз. славян. культуры, 2004-. - 25 см. - (Классики отечественной филологии). Т. 1. - 2004. - 562 с

 

[6]Буянова, Л.Ю.  Терминологическая деривация в языке науки: когнитивность, семиотичность, функциональность [Текст] : монография / Л. Ю. Буянова ; М-во образования и науки Российской Федерации, Ставропольский гос. ун-т. - 2-e изд., стереотип. - Москва : ФЛИНТА, 2011. - 390 c.

[7] Верещагин, Е.М.  Лингвистическая проблематика страноведения в преподавании русского языка иностранцам [Текст] : Докл. на междунар. симпозиуме "Страноведение и преподавание рус. яз. как иностр." (Ленинград, 22-26 июня 1971г.) /Е.М.Верещагин,В.Г.Костомаров. - Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1971. - 84 с

 

[8]Комалова, Лилия Ряшитовна. Язык и речеваяагрессия[Текст] : аналитический обзор / Л. Р. Комалова ; Российская акад. наук, Ин-т науч. информации по общественным наукам. - Москва : ИНИОН РАН, 2015. - 74 с.

 

[9] Конфликты в социальной сфере [Текст] : сборник материалов VIII Всероссийской научно-практической и научно-методической конференции, Казань, 28-29 марта 2014 г. : [сборник] / М-во образования и науки России, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования "Казанский нац. исслед. технологический ун-т", Каф. социальной и политической конфликтологии ; [редкол.: С. А. Сергеев, В. М. Ловчев]. - Казань : Изд-во КНИТУ, 2014. - 276, [1] с.

 

[10] Третьякова В.С. Конфликт глазами лингвиста // Юрислингвистика 2: русский язык в его естественном и юридическом бытии. - Барнаул, 2000. - С. 127-140.

 

[11] Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаи­моотношений; люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. - СПб., 1992. - С. 483.

 

[12] Шибутани Г. Социальная психология. М., 2009. С. 34 - 67.

 

[13] Третьякова В.С. Конфликт глазами лингвиста // Юрислингвистика 2: русский язык в его естественном и юридическом бытии. - Барнаул, 2000. - С. 127-140.

 

[14] Седов К.Ф. Становление дискурсивного мышления языковой личности: психо- и социолингвистические аспекты. - Саратов, 1999а. С. 30 - 179.

 

[15] Мифология медиа [Текст] : [Опыт исторического описания творческой биографии. Алексей Исаев (1960-2006) : сборник] / [сост. Л. Бредихина, О. Шишко]. - Москва : Новое литературное обозрение, 2013. - 459 с.

 

Скачать: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Дипломные работы / Дипломные работы по филологии

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.