Курсовая: Информационно-психологические войны как средство реализации национальных интересов

0

Факультет экономики и управления

Кафедра государственного и муниципального управления

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине «Управление общественными отношениями»

Информационно-психологические войны как средство реализации национальных интересов

Аннотация

В данной курсовой работе рассматриваются теоретические основы ведения информационно-психологических войн, а также проводится анализ проведения информационных войн современного мира и их последствий.

Структура курсовой работы выглядит следующим образом. Первый раздел отражает теоретические основы ведения информационно-психологических войн.

Во втором разделе была изучена история возникновения информационных войн как средства реализации государственных интересов. Проведен анализ крупнейших информационных войн современного мира, а также дана оценка результатов прошедших информационных войн, их отражение в сознании российских граждан.

В третьем разделе сформулированы основные направления совершенствования процесса по обеспечению информационно-психологической безопасности Российской Федерации.

Работа выполнена печатным способом на 36 страницах с использованием 22 источников, содержит 2 таблиц и 3 рисунка.

Annotation

This term paper discusses the theoretical framework of reference information and psychological warfare, and an analysis of the information wars of the modern world and their consequences.

The structure of the course work is as follows. The first chapter covers the theoretical foundations of information and conducting psychological warfare.

The second section was studied history of information warfare as a means of implementing the public interest. The analysis of the major news of wars of the modern world, as well as an assessment of the results of previous information wars, their reflection in the minds of Russian citizens.

The third section of the main directions of improving the process to ensure the information and psychological security of the Russian Federation.

The work is done by printing a 36-page using 22 sources, contains 2 tables and 3 figures.

Содержание

Введение

1 Теоретические основы ведения информационно-психологических войн

1. 1 Сущность понятий «информационно-психологическая война» и «национальные интересы», их взаимосвязь

1. 2 Основные аспекты и структура информационно-психологических войн

1. 3 Методы проведения информационных операций в ходе информационно-психологических войн

2 Анализ проведения информационных войн современного мира и их последствий

2. 1 История возникновения информационных войн как средства реализации государственных интересов

2. 2 Анализ крупнейших информационных войн современного мира на примере войн в Южной Осетии 2008 года и Ливии 2011 года

2. 3 Оценка результатов прошедших информационных войн, их отражение в сознании российских граждан

3 Рекомендации по обеспечению информационно-психологической безопасности Российской Федерации

3. 1 Приоритетные направления развития системы обеспечения информационно-психологической безопасности Российской Федерации

3. 2 Рекомендации по обеспечению нравственно-культурного и патриотического воспитания российских граждан

Заключение

Список использованных источников

Введение

Понятие «информационно-психологическая война» становиться всё более популярным. Оно используется не только в научных трудах, но и в художественных фильмах. Появление киноплёнок и выступлений различных общественных деятелей, утверждающих наличие информационных атак и манипуляций сознанием, позволяет констатировать актуальность изучения этого явления [9].

Психологическая война как реальный политико-психологический процесс направлена на подрыв массовой социальной базы политических оппонентов, на разрушение уверенности в правоте и осуществимости идей противника, на ослабление психологической устойчивости, морального духа, политической, социальной и всех иных видов активности масс, находящихся под влиянием оппонентов. Конечной целью психологической войны является поворот массового сознания и массовых настроений от удовлетворенности и готовности поддерживать оппонентов, к недовольству и деструктивным действиям в их отношении. Достижение такой цели может выражаться в разных формах: от подготовки и провоцирования массовых выступлений для свержения политического режима до возбуждения интереса к социально-политическим и идеологическим конструкциям альтернативного характера [15].

Практически «психологическая война» означает перенос идейно -политической борьбы из сферы теоретического сознания в сферу сознания обыденного. В ней обращаются не к научным доводам и логическим аргументам, не к разуму и даже не к фактам, а к иррациональным явлениям. К ним относятся эмоции и инстинкты (социальной и национальной гордости, корыстной заинтересованности, державным амбициям, инстинкту социального и национального самосохранения и т. п. ), предрассудки (расовые, национальные) и предубеждения (обычно традиционно-исторического характера). Сюда же относятся разнообразные социальноидео-логические мифологические конструкции (от мифов о «русском медведе» до похожих штампов о «мировом империализме», «исламской угрозе», «масонском заговоре» и т. п. ). Задача такого переноса борьбы из одной сферы в другую заключается в ее переводе на уровень повседневной, обыденной психологии — таким образом, чтобы эта борьба пронизывала все проблемы жизни людей и «объясняла» их через политическое противостояние. Это достигается за счет массированного внедрения в сознание людей множества ложных стереотипов восприятия и мышления, извращенных представлений о господствующих в их среде взглядах, происходящих в мире событиях и тенденциях их развития.

Целью курсовой работы является анализ результатов информационно-психологических войн, как с участием Российской Федерации, так и с участием других стран, когда Россия выражала свой нейтралитет, определение предпочтений мирового и российского сообществ в рассматриваемых конфликтах, и рассмотрение возможных путей совершенствования информационно-психологической безопасности российского общества.

Достижение поставленной цели обусловило решение следующих задач:

1) исследовать теоретические основы ведения информационно-психологических войн;

2) раскрыть основные аспекты и изучить структуру информационных войн;

3) выявить методы проведения информационных операций в ходе информационных войн;

4) Изучить историю возникновения информационных войн как средства реализации государственных интересов;

5) проанализировать крупнейшие информационные войны современного мира;

6) дать оценку результатов прошедших информационных войн, их отражение в сознании российских граждан;

7) дать рекомендации по обеспечению информационно-психологической безопасности Российской Федерации.

В работе используются следующие методы научного анализа: экономическое описание, анализ и синтез, системный подход.

Объектом курсовой работы является информационно-психологические войны, прошедшие за последние годы.

Предметом курсовой работы является социально-политические отношения, возникающие в результате ведения информационных войн.

1 Теоретические основы ведения информационно-психологических войн

1. 1 Сущность понятий «информационная война» и «государственные интересы», их взаимосвязь

Практика информационного воздействия получает в современном мире все большее развитие. Термин «информационная война» активно используются политиками и политологами. Существует несколько определений информационных войн.

По определению Н. И Панарина, информационная война - это комплексное совместное применение сил и средств информационной и вооруженной борьбы [14].

Также существует определение Д. А. Швеца, которое заключается в том, что информационная война - это коммуникативная технология по воздействию на информацию и информационные системы противника с целью достижения информационного превосходства в интересах национальной стратегии, при одновременной защите собственной информации и своих информационных систем [14].

Имеющиеся сегодня подходы к информационным войнам можно представить как основывающиеся на двух возможностях: одна признает первичность объекта реального мира, а информация выступает как аналог объекта, другая - делает первичной информацию, признавая объект вторичным. Первый подход относится к «стандартной» информационной войне, второй - к «стратегической». Их различия описаны в таблице 1

 

Таблица 1 - Различия между стандартной и стратегической информационными войнами

Вид

Первичность-

вторичность

Определение, использование

Стандартная

информационная

война

Информация

аналогична

объекту

Применяется в военных операциях: внося изменения в информацию, мы можем изменять объект

Стратегическая

информационная

война

Объект аналогичен информации

Применяется в психологических операциях: имеющаяся среда адаптируется к вводимой информации

 

Таким образом, можно сделать вывод о том, что информационно-психологическая война является одной из разновидностей информационных войн.

Информационно-психологическая война - открытые и скрытые целенаправленные информационные воздействия социальных, политических, этнических и иных систем друг на друга с целью получения определенного выигрыша в материальной сфере, направленных на обеспечение информационного превосходства над противником и нанесение ему материального, идеологического или иного ущерба [20].

Информационно-психологическая война также является совокупностью различных форм, методов и средств воздействия на людей с целью изменения в желаемом направлении их психологических характеристик (взглядов, мнений, ценностных ориентации, настроений, мотивов, установок, стереотипов поведения), а также групповых норм, массовых настроений, общественного сознания в целом.

Понятие «Информационно-психологическая война» имеет два основных значения.

В профессиональной среде данное понятие отражает содержание деятельности специальных органов одного государства, оказывающих психологическое воз-действие на гражданское население и/или на военнослужащих другого государства ради достижения своих политических, а также чисто военных целей.

В обыденном понимании термин «Информационно-психологическая война» обозначает стихийное, неквалифицированное использование средств общения и механизмов социально-психологического воздействия одними людьми против других людей с целью подчинения их себе или создания благоприятных условий для своего существования и деятельности.

В информационно-психологической войне борьба ведется враждующими сторонами в форме проведения тайных информационнопсихологических операций с применением информационного оружия [16].

Признаки информационно-психологической войны:

- тайные информационно-психологические операции как организационная форма такой деятельности;

- применение информационного оружия;

- деятельность с целью нанесения ущерба государственным интересам.

Таким образом, информационно-психологические войны характеризуются стремлением противоборствующих сторон к реализации своих национальных интересов за счет ограничения интересов противника.

Национальные интересы — это объективно значимые цели и задачи государства как целого.

Национальные интересы - это осознанные потребности государства, определяемые экономическими и геополитическими отношениями данного государства в данную эпоху, культурно-историческими традициями, необходимостью обеспечения безопасности, защитой населения от внешней угрозы и внутренних беспорядков, экологических катастроф [1].

Национальные интересы понимают преимущественно как государственные. Выделяют два уровня национальных интересов государства: уровень главных внешнеполитических интересов и уровень специфических интересов. Первый связан с обеспечением его безопасности и целостности как социально-экономической, политической, национально-исторической и культурной общности, с защитой экономической и политической независимости государства. Главные интересы государство обеспечивает всеми военными, экономическими, дипломатическими и идеологическими средствами.

Формирование и реализация национальных интересов - предмет особого внимания государственных институтов, политических партий, общества в целом. Это сложный и многоступенчатый процесс, требующий объединенных усилий ученых, политиков, руководителей различных уровней.

1. 2 Основные аспекты и структура информационнопсихологических войн

В информационном обществе информационно-психологическая война является неотъемлемой составляющей политических отношений и основным инструментом политического принуждения и достижения политических целей. Именно информационно-психологическая война является тем фактором, который может заметно изменить направленность геополитических процессов и отношений в информационном обществе и привести к смещению геополитических центров притяжения национальных интересов субъектов геополитической конкуренции в информационной сфере - стран, лидирующих в разработке информационных и телекоммуникационных технологий, стран, контролирующих стратегически важные «транспортные» магистрали передачи информации, и стран, контролирующих (и использующих в собственных интересах) основные потоки информации.

Сущность профессионально организованной информационно-психологической войны выражена в наставлениях древнекитайского философа и военного деятеля Сунь Цзы. Они сводятся к следующему:

1) разлагайте все хорошее, что имеется в стране вашего противника;

2) вовлекайте видных деятелей противника в преступные предприятия;

3) подрывайте престиж руководства противника и выставляйте его в нужный момент на позор общественности;

4) используйте в этих целях сотрудничество с самыми подлыми людьми;

5) разжигайте ссоры и столкновения среди граждан враждебной вам страны;

6) подстрекайте молодежь против стариков;

7) мешайте всеми средствами работе правительства;

8) делайте все возможное, чтобы обесценить традиции ваших врагов и подорвать их веру в своих богов;

9) посылайте женщин легкого поведения с тем, чтобы дополнить дело разложения.

10) будьте щедры на предложения и подарки для покупки информации и сообщников [15].

Информационно-психологическая война является наиболее агрессивным средством достижения государствами-участниками информационного противоборства безусловного лидерства в информационно-психологической сфере, так называемого, информационного доминирования.

Новые возможности, предоставляемые доминированием в информационно-психологической сфере, имеют, как представляется, ряд следующих принципиальных особенностей:

1) скрытность и анонимность оперирования информационно-психологическими воздействиями, возможность проведения их «под чужим флагом» и с любой точки информационного пространства;

2) плавность» переключения информационных воздействий, регулируемая в широких пределах интенсивность и продолжительность их реализации: от организации информационных «шоков», «ударов», «вбросов», «блокад» до вялотекущих, латентных, растянутых на годы микродозированных воздействий;

3) многоаспектность и многообъектность воздействия с высокой степенью координации во времени и пространстве;

4) способность «малыми» информационными воздействиями получить «большие» конечные результаты. При обретении высокого уровня в способности прогнозного моделирования, дающего возможность выявлять тенденции и управлять не уже идущими процессами, а предшествующими им изменениями (тенденциями): государства, участвующие в информационно-психологической войне, в состоянии вносить управляющие воздействия с малой за- тратой общей «энергетики» в упреждающем режиме;

5) перенос функций сдерживания на информационную сферу. Ведущие государства мира ориентируются на превентивность действий в реализации функций сдерживания. Достижение информационного доминирования создает базу и необходимые условия для этого. В случае успеха курса на ядерное разоружение мира ин-формационное доминирование может стать главным механизмом сдерживания и обеспечения мирового, в том числе в силовом аспекте, лидерства.

6) информатизация как главный резерв повышения эффективности силовых (военных) акций. Существенным доводом в пользу этого служит, как представляется, утверждение американских специалистов о том, что стоимость традиционных систем оружия имеет «практический потолок», который уже достигнут большинством стран;

7) наведение хаоса в подвергающейся информационному воз-действию сфере и последующее управление им (или с помощью его) как один из принципов получения нужных результатов;

Информационно-психологическая война состоит из проведения различных информационно-психологических операций, имеющих целью:

- искажение получаемой противником информации и навязывание ему ложной и бессодержательной информации, лишающей его возможности правильно воспринимать события или текущую обстановку и принимать верные решения;

- психологическую обработку социальных групп (населения в целом);

- идеологические диверсии и дезинформацию;

- поддержание благоприятного общественного мнения;

- организацию массовых демонстраций под ложными лозунгами;

- пропаганду и распространение ложных слухов.

Информационная операция - это комплекс согласованных и

взаимосвязанных мероприятий по манипулированию информацией, осуществляемых по общему плану с целью достижения и удержания превосходства через воздействия на информационные процессы в системах противника.

Информационно-психологические операции являются главными элементами содержания психологической войны. Их проведение предполагает использование сложной совокупности согласованных, скоординированных и взаимосвязанных по целям, задачам, месту и времени, объектам и процедурам форм, способов и приемов психологического воздействия.

Существуют следующие основные этапы подготовки и осуществления психологических операций и мероприятий психологической войны:

1) планирование;

2) формулирование рабочих целей;

3) определение и изучение объекта воздействия;

4) выбор конкретных форм, методов и приемов осуществления психологического воздействия;

5) разработка содержания (технологии применения основных составляющих) психологического воздействия;

6) определение его коммуникативных контуров и условий осуществления, а при необходимости и создание их;

7) обеспечение контроля эффективности проведения конкретных операций и мероприятий [20].

Информационно-психологические операции состоят из политических, военных, экономических, дипломатических и собственно информационнопсихологических мероприятий, направленных на конкретные группы людей с целью внедрения в их среду чуждых идеологических и социальных установок, формирования ложных стереотипов поведения, трансформации в нужном направлении их настроений, чувств, воли.

1. 3 Методы проведения информационно-психологических операций в ходе информационно-психологических войн

Информационно-психологические операции есть не что иное, как определенная структура навязывания картины мира, которая призвана обеспечить желаемые типы поведения.

В соответствии с «Объединенной доктриной информационных операций», введенной в действие Министерством обороны США в октябре 1998 года, под информационно-психологической операцией понимаются мероприятия по воздействию на определенные группы людей и отдельные лица с помощью СМИ, разнообразной печатной, аудио- или видеопродукции, а также путем личного общения с целью вызвать у них такое настроение или поведение, которые способствовали бы достижению политических и военных целей [2].

Понятие «психологические операции» имеет широкое и узкое толкование.

В более узком плане психологические операции применяются вооруженными силами для деморализации и дезориентации противника.

В широком смысле под информационно-психологической операцией понимается спланированное использование средств, форм и методов распространения информации для оказания определенного воздействия на мнение, взгляды и поведение человека. Данные операции состоят из политических, военных и идеологических мероприятий, целью которых является изменение поведенческих и эмоциональных установок определенных групп по тем или иным вопросам в желательном направлении.

Главными объектами воздействия считаются лидеры политических и общественных организаций, религиозных общин, наиболее влиятельные представители деловых кругов, военной элиты и творческой интеллигенции. Мероприятия могут также охватывать личный состав вооруженных сил, рабочих, крестьян, техническую интеллигенцию и государственных служащих.

Ввиду того, что объектом информационно-психологического воздействия являются люди, главная задача информационно психологических операций заключается в том, чтобы повлиять на духовную сферу — общественное мнение и настроение, ценностные ориентации, взгляды, социально-психологический климат, посеять страх и неуверенность перед будущим, вызвать недоверие к деятельности органов власти и государственного управления, создать атмосферу недовольства, тревоги, содействовать возникновению оппозиционных групп и стимуляции антиправительственной деятельности.

Информационно-психологическая операция, как правило, содержит три этапа, где каждый последующий шаг опирается на предыдущий:

1) разрушение противодействия, разрушение старой картины мира, что позволяет освободить нишу для проведения следующего этапа;

2) введение новой информации в отношении старых моделей, зачастую противоположной старой;

3) введение информации о новых объектах [20].

Подобная схема позволяет перейти от введения информации к введению нового типа поведения, опирающегося на новую информацию, что оказывается возможным из-за произведенного изменения в модели мира у потребителя этой информации.

Информационно-психологические операции в политической борьбе структурно могут быть представлены как состоящие из трех основных компонентов, представленных на рисунке 1.

 

Курсовая: Информационно-психологические войны как средство реализации национальных интересов

 

Рисунок 1 - Компоненты информационно-психологических операций

 

Информационно-пропагандистская (информационно-рекламная) деятельность осуществляется в виде кампаний, акций и отдельных мероприятий с использованием средств массовой коммуникации, а также прямых контактов с различными аудиториями с применением соответствующих приемов и эффектов воздействия на психику людей [20].

Демонстрационные действия представляют собой акции и мероприятия, основное отличие которых от реальных практических действий заключается в ориентации в первую очередь не на их результат, а на использование как средства психологического воздействия на людей. В качестве таких действий могут выступать:

- угроза применения каких-либо санкций и мер по отношению к конкретным лицам или организациям;

- проведение благотворительных акций в период предвыборной борьбы;

- выдвижение и принятие значимых социальных программ.

Признаками отличия демонстрационных действий от реальных практических дел выступают их приуроченность к социально значимым событиям (например, выборам), сопровождение эффектной рекламной кампанией, а также часто для отсрочки планируемых основных (конечных) результатов и социально значимых последствий на некий период.

Организационно-практическая деятельность реализуется в виде мероприятий и акций обеспечивающего характера, которые направлены на оказание психологического воздействия на определенные лица и их группы или создание условий, повышающих его эффективность и эффективность информационно-психологических операций в целом или отдельных информационно-пропагандистских акций. В структуре этой деятельности выделяются три основные группы организационно-практических действий:

1) действия, направленные на организационное, финансовое, материально-техническое и иное обеспечение информационно-пропагандистских (информационно-рекламных) акций с использованием средств массовой коммуникации;

2) действия, направленные на обеспечение демонстрационных действий, различных акций поддержки, митингов, демонстраций, собраний, встреч;

3) действия по проведению различных переговоров, привлечению влиятельных сторонников, организации финансовой и иной поддержки, проведению выгодных решений в органах исполнительной и законодательной власти на различных уровнях. Основные организационные формы таких действий — политические игры и лоббирование.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что главной целью информационно-психологических операций является дестабилизация общественной жизни, разложение изнутри, подготавливающее почву для успешного осуществления политических, экономических и военных действий.

2 Анализ проведения информационно-психологических войн современного мира и их последствий

2. 1 История возникновения информационно-психологических войн как средства реализации государственных интересов

Развитие информационного противоборства как в условиях мирного, так и военного времени, происходило благодаря массовому распространению и доступности новых, более эффективных носителей и средств доставки информации, под воздействием и на основе которой происходит принятие решений. Выделяют четыре исторических этапа развития информационного противоборства, основанные на следующих технологиях: вербальной, бумажной, технической и телекоммуникационной [1]. При этом каждый последующий этап вбирал в себя средства и методы предыдущего и развивал их.

В качестве основного носителя и средства доведения информации на первом, вербальном этапе выступал человек, в качестве объекта воздействия - психика человека, определяющая направленность его деятельности.

Способы ведения информационного противоборства в тот период были ограничены вербальными технологиями (выступления ораторов, распространение слухов, дезинформации), наглядными средствами устрашения (демонстрация военного превосходства, устрашающие знаки, пропагандистские письмена) и физического противодействия (аресты, убийства ораторов). Важнейшими субъектами информационного противоборства того времени являлись священнослужители как наиболее образованные лица, обладавшие значительным влиянием на все социальные слои населения [1].

Второй, "бумажный" этап информационного противоборства начался с распространением грамотности, в условиях широкого охвата населения новыми носителями информации: письмами, книгами, газетами, журналами и др. В этот период появилось и специальное эффективное средство информационного противоборства, используемое до сих пор, - листовка.

Третьему этапу информационного противоборства дало начало возникновение новых носителей информации (в середине XIX века -изобретение фотографии) и новых средств доставки информации, появившихся благодаря открытию электричества (конец XIX века): телеграфа, телефона, радио, кино, а позднее телевидения. В этот период стало возможным оказание как оперативного, так и долгосрочного, как избирательного, так и массового информационного воздействия на сознание, волю и чувства населения [1].

Все это дало начало разработке и реализации идей информационнопсихологических войн, подразумевающих достижение стратегических внешнеполитических целей путем оказания управляющего информационного воздействия на индивидуальное, групповое и массовое сознание противника.

Современный, четвертый, этап развития информационного противоборства начался с появления персональных компьютеров и открытых телекоммуникационных сетей. Стало возможным оказание скрытого персонального информационного воздействия на конкретного пользователя компьютерной сети и неконтролируемого массового воздействия на широкую аудиторию глобальных сетей.

Средствами информационного противоборства в древние времена решались соответствующие задачи не только в военное, но мирное время. В истории известны случаи успешного проведения, по существу, первых информационно-психологических операций в мирное время. Например, в Шумерских памятниках (IV тысячелетие до н. э. ) приводится пример ведения "войны нервов": правитель шумерского города Уруку преднамеренно систематически страшными слухами запугивал жителей и правителя города Аратта, богатого благородным металлом, в результате чего последние безо всякого физического принуждения платили Шумеру большую дань[1].

Из документально зафиксированных разработок в области теории информационного противоборства исторически первыми можно считать труды китайских исследователей.

Сунь-Цзы поставил психологическое воздействие на противника на одно из первых мест в военном противоборстве в своем "Трактате о военном искусстве "[1].

С древних времен важнейшей частью информационного противоборства являлась выработка психологической устойчивости мирного населения к влиянию чужеземных нравов путем его воспитания в духе патриотизма и верности нравственным ценностям своей страны. Цицерон (I в. до н. э. ) указывал на отрицательное воздействие чужеземных нравов и языков, нарушающих отечественные установления и стабильность строя, и призывавший противостоять им [120].

Важную роль средствам информационного противоборства отводил русский царь Иван IV. Князь А. М. Курбский, бежавший в Литву от опалы, сочинил несколько посланий к Ивану IV и обширный исторический труд под названием "История о великом князе Московском". Каждая строка писаний Курбского - обличение деяний царя. Иван IV в своем ответном письме, которое по своему объему фактически составило целую книгу, опираясь на изречения Ветхого и Нового завета, исторические свидетельства и богословские толкования, обвинил Курбского в предательстве и дал свое понимание долга перед царем и Отечеством.

Свой вклад в развитие средств и методов информационного противоборства с военным противником внес великий русский полководец А. В. Суворов. В своем военно-теоретическом труде "Наука побеждать".

Первым в истории войн использования пропагандистского текста, который объединил в себе призыв к определенным практическим действиям и документ, имеющего юридическую силу и поэтому становящимся особенно привлекательным для пропагандируемых, принадлежит русскому полководцу М. И. Кутузову. Это была первая в истории листовка-пропуск в плен.

Одна из ключевых ролей в развитии теории информационного противоборства в военных условиях принадлежит Наполеону Бонапарту. Ему принадлежат слова: "Четыре газеты смогут причинить больше зла, чем стотысячная армия". Пресса, по мнению Наполеона, должна писать только то, что ей прикажут, и молчать о том, что ей не следует говорить.

В русской армии формированию международного общественного мнения начали уделять целенаправленное внимание, начиная с войны по освобождению Болгарии (1877-1878 года). Военный противник в этот период активно занимался антироссийской пропагандой среди европейских стран. В этой связи при Верховном главнокомандующем был создан штаб прессы, введена аккредитация корреспондентов, выезжающих к месту боевых действий [1].

В 1874 году по инициативе России Брюссельская конференция по регламентации обычаев войны впервые осудила применение дезинформации. Декларация этой конференции была подтверждена на последующих Гаагских конференциях в 1899-1907 гг. Однако, ни одно из государств, включая Россию, не изъяло из арсенала военных методов борьбы дезинформацию, они просто переименовали её активную и пассивную тактическую и оперативную маскировку.

Немецкая разведка накануне и в ходе Первой мировой войны (а позже - и Второй мировой войны) проводила стратегические информационно -психологические и дезинформационные операции в целях ослабления и деморализации политического и военного руководства всех государств-противников. Использовались такие методы, как компрометация наиболее активных военных и политических деятелей, дезинформация населения и оказание на него психологического давления, пропагандистское "оправдание" перед общественностью начала германской агрессии [1].

В начале Первой мировой войны наиболее успешной была пропагандистская работа стран Тройственного союза, хотя позже, в силу использования большого количества явно ложных сведений, она потеряла свою эффективность.

Именно Англия оказалась самой подготовленной к информационному противоборству в ходе Первой мировой войны. Своими победами на информационном поле она обязана, прежде всего, такой фигуре, как лорд Нортклифф, газетному магнату, возглавлявшему во время войны английскую пропаганду. Важнейшей задачей пропаганды лорд Нортклифф считал разложение армии и населения неприятельских государств [1]. Помимо пропаганды, английская сторона в лице своей разведки активно использовала СМИ для осуществления дезинформации противника.

Таким образом, Первая мировая война явилась поворотным пунктом в развитии теории и практики информационного противоборства, на исследованиях опыта которой в целом завершилось формирование теоретических основ ведения пропаганды в военный период.

В 1927 г. в Лондоне была издана книга англичанина Г арольда Ласвеля "Техника пропаганды в мировой войне". В ней впервые была выделена информационно-психологическая сфера войны, а пропаганда рассмотрена как особый вид оружия, воздействующий на нравственное (психическое) состояние неприятеля, призванный либо нарушить его состояние или отклонить ненависть неприятельской стороны от воюющей с ним страны.

В начале 1939 года министерством пропаганды и штабом верховного командования вермахта было подписано соглашение "О ведении пропаганды в период войны". Пропаганда в данном соглашении рассматривалась в качестве важнейшего средства ведения войны, приравненного по своей роли к одному из родов войск.

Стоит отметить высокую эффективность пропагандистской деятельности в военный период специалистов из Великобритании, США и особенно СССР.

Таким образом, информационно-психологическая деятельность органов политической власти иностранных государств, зародившаяся еще на ранней стадии человеческой истории в виде отдельных разрозненных операций, в процессе исторического развития претерпела существенные изменения и превратилась в постоянно действующий фактор внешней политики - информационно-психологическую войну, которая ведется не только в военное, но и в мирное время.

2. 2 Анализ крупнейших информационных войн современного мира на примере войн в Южной Осетии 2008 года и Ливии 2011 года

Информационные войны в современном мире - одна из наиболее значимых проблем международных отношений и глобального развития. Действительно, информационные войны сегодня стали одним из важнейших факторов внешней политики, в локальных конфликтах они успешно сочетаются с вооруженной агрессией, но, в отличие от последней, не подпадают под запреты и ограничения международного права [7].

Основным объектом приложения современных технологий информационно-психологического воздействия являются, безусловно, сами политические конфликты и возникающие в связи с ними конфликтные отношения. В сфере международных отношений это - региональные этнополитические конфликты, в отношении которых мировое сообщество предпринимает различные усилия по дипломатическому и силовому умиротворению: Балканы, Афганистан, Ближний Восток, Северная Африка.

Наглядным примером применения США и их союзниками технологий психологического воздействия на конфликты, в том числе - технологий

информационной и психологической войны, является война в Южной Осетии в августе 2008 г.

В этой войне, развернутой Соединенными Штатами, российское общество столкнулось и с тщательным планированием, и с тонким расчетом, и с применением новейших технологий психологического воздействия, к чему оказалось во многом не готово.

В развернувшейся вокруг событий августа 2008 г. ожесточенной психологической войне главной действующей фигурой стали Соединенные Штаты, которые, используя неоднозначность восприятия грузиноюжноосетинского конфликта различными слоями мирового сообщества, обрушили массированный информационный удар на Россию, используя для этого новейшие технологии психологического воздействия и управления общественным мнением.

В этой войне объектами психологических атак стали массовое сознание населения в зоне конфликта и за его пределами, сознание многонационального населения Северного Кавказа, сознание политической элиты стран постсоветского пространства и, в особенности, - массовое сознание граждан и политической элиты стран Европейского Союза. Применяемые США технологии управления общественным мнением позволили в рекордно короткие сроки негативно настроить против России широкие массы европейской общественности.

Для большинства простых обывателей США и Европы представление о войне в Южной Осетии прочно связано с российским вторжением на территорию независимого государства Грузия, а также с якобы имевшим место геноциде грузинского мирного населения.

В научной литературе существует классификация моделей психологического управления международными конфликтами, в которой выделялись четыре различных подхода к их мирному разрешению: англосаксонская (США, Великобритания, Канада, и др. ), романо-германская (Западная и Северная Европа, и прежде всего - Германия и Франция), ближневосточная (исламский мир) и восточноазиатская (Китай, Япония, Вьетнам, и т. д. )

Англо-саксонская модель представляет собой разрешение конфликтов путем полной, принудительной трансформации политических систем своего оппонента, который должен принять политические нормы и стандарты англосаксонской цивилизации («демократические институты»).

События 8 августа 2008 г. в Южной Осетии и связанная с ними информационная война стали наглядной иллюстрацией теоретических выводов и заключений англо-саксонской модели психологического управления конфликтами: психологические операции, проводимые Грузией и стоящими за ней силами против России в период войны в Южной Осетии, четко соответствовали её схемам и шаблонам [17].

Сочетание возможностей «жесткой силы» - установления военного контроля над регионом - и «мягкой силы» психологических операций создает наилучшие условия для достижения базовой цели англосаксонской модели управления конфликтами - полной, принудительной трансформации политических систем конфликтующих сторон под политические нормы и стандарты англосаксонской цивилизации.

В войне в Южной Осетии все особенности англо-саксонской модели ведения психологической войны проявились достаточно четко:

1) задолго до начала боевых действий началась информационная война против Южной Осетии и России. В грузинских и западных СМИ активно обсуждались темы: являются ли «сепаратистские регионы» частью Грузии, или нет, и имеют ли эти регионы право на самостоятельное существование или - только в пределах Грузии;

2) нападение на батальон российских миротворцев с целью его полного истребления, эта акция должна была вынудить Россию вмешаться в грузино-южноосетинский конфликт; последствия такого шага невозможно не просчитать заранее: ответный удар должен был обязательно последовать, и его, похоже, ждали;

3) с первых же дней войны трагедия мирного населения в Южной Осетии и собственно боевые действия, сопровождающиеся многочисленными потерями с обеих сторон, стали в западных СМИ предметом многочисленных политических спекуляций, сам конфликт стал конвейером для производства пиар-новостей, в которых Россия представлялась истинным агрессором, а Грузия - жертвой российской оккупации; в рекордно короткие сроки в мировом общественном мнении сформировался негативный образ России как милитаристской авторитарной страны, возглавляемой бывшими сотрудниками КГБ и стремящейся к немотивированной агрессии в направлении любых своих соседей, особенно -стран, вставших на демократический путь развития;

4) взволнованная этой новой угрозой, американская и европейская общественность начала быстро сплачиваться вокруг политических сил, требующих резкого ужесточения отношений с Россией «во имя мира и всеобщего спасения»;

5) все указывает на то, что одной из главных целей организованной США психологической войны против России было подготовить европейское общественное мнение к вводу «миротворческого» корпуса НАТО в Грузию и вовлечение его в вооруженное столкновение с российскими миротворцами, осуществляющими операцию по принуждению Грузии к миру [19].

Сразу после окончания войны в Южной Осетии было распространено мнение, что политическая картина мира изменилась кардинально и эти изменения - необратимы; прежние системы обеспечения международной безопасности и стабильности отошли в прошлое, нормы международного права уже в ближайшее время изменятся до неузнаваемости.

Спустя достаточно большое время после описываемых событий, можно утверждать, что мир другим не стал, международная стабильность не рухнула, Россия существенным образом не укрепила свой международный авторитет, Грузия не отказалась от своих претензий, Южную Осетию и Абхазию в мировом сообществе не признали. Система действующег международного права устояла, но его правоприменительная практика, особенно в условиях локальных конфликтов, действительно изменилась.

Это было ярко продемонстрировано во время гражданской войны в Ливии весной - летом 2011 года. Анализ данного конфликта позволяет выделить следующие этапы информационно-психологического воздействия на мировое сообщество и на граждан Ливии со стороны спецслужб НАТО.

Предварительный этап операции состоял в подготовке общественного мнения прежде всего в странах ЕС (для получения общественной поддержки действий протестующих против режима Каддафи сил внутри страны и военной помощи им со стороны правительств европейских держав), а также арабских государств и международного сообщества в целом, которое бы одобрило военное вмешательство [18].

На этом этапе операции единство замысла и совпавшие цели европейских правительств (прежде всего, Франции и Италии) и ливийских «революционеров», а равно их поддержка со стороны определенных стран региона позволило объединить информационную деятельность с участием арабских и европейских СМИ. Их задачей было:

- сформировать образ Каддафи как кровавого диктатора, расправляющегося с доведенными до крайности мирными жителями военными средствами, и по сути являющегося военным преступником;

- в глазах ливийской общественности создать образ оппозиции как единственной существующей в стране прогрессивной силы, которая ведет страну и народ к последующему процветанию, справедливости и демократии в ее позитивном смысле;

- в арабских странах сформировать симпатии к ливийской оппозиции, выступившей на основе чисто национальных побуждений против тирании (авторитаризма) на волне исламских ценностей, по примеру народа Туниса и Египта;

- подтолкнуть европейскую общественность к мысли, что с «врагом рода человеческого» Каддафи можно и нужно бороться только военными методами, в то время, как мирные ливийские жители молят о военной помощи со стороны ведущих стран Европы;

- в глазах международного сообщества создать образ европейских инициаторов военной операции против Каддафи как спасителей уничтожаемого диктатором мирного ливийского населения, пытающегося протестовать против произвола и угнетения в стране, и в этом контексте получить карт-бланш от ООН;

- дезинформировать ливийских военнослужащих относительно реального потенциала противника, создать в их рядах панику и деморализовать поддерживающие Каддафи силы.

Второй этап операции - активный. Он заключал в себе начало оперативных действий со стороны вооруженных сил стран НАТО на фоне широкой поддержки со стороны СМИ и мировых общественных организаций, в том числе и ООН путем принятия резолюции №1972 на установление над Ливией зоны, свободной от полетов [18].

Помимо операций с применением военной авиации для осуществления пропаганды против режима Каддафи на территории Ливии, а также нанесения ударов по важным военным объектам, параллельно проводилось информационно-психологические операции, направленные на мировую общественность, особенно на граждан Европейского Союза.

Целями этой составляющей является:

- продемонстрировать единство стран НАТО в борьбе с кровавым диктатором, поддержку операции в мировом масштабе;

- создать иллюзию строго выборочного нанесения ударов силами НАТО исключительно по военным объектам Каддафи и одновременную безопасность этих действий как для военнослужащих НАТО, так и для мирного ливийского населения;

- акцентировать внимание на строгом соблюдении в своих действиях положений резолюции ООН;

- дезинформировать международную общественность и силы Каддафи относительно успехов ливийской оппозиции и успехов действий НАТО.

В ходе этого этапа активно применялась дезинформация относительно оперативной обстановки в стране, результатов и хода проведения войсками Каддафи операций против повстанцев и действий последних, а также реального соотношения и тактики сил. Также использовались фото- и видеофальшивки и постановочные сцены для создания образа повстанцев в позитивном ключе, а их противника - в негативном.

Кроме того, благодаря грамотно проведенным информационно-психологическим операциям в европейских странах не возникали условия для формирования общественных требований ее прекращения, не смотря на высокую затратность боевых действий.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что на сегодня в руках ведущих стран мира мощнейшее оружие в виде инструментов и методик информационно-психологических операций демонстрирует достаточно высокую эффективность. Методы, позволяющие осуществлять давление на политические режимы других государств, вплоть до их смены без силового вмешательства, и «демократичны», и относительно малозатратны.

2. 3 Оценка результатов прошедших информационных войн, их отражение в сознании российских граждан

Объективную оценку всех информационных войн может дать только время. Опыт показывает, что история всегда расставляет все по своим местам: по-настоящему знаковые события остаются таковыми и с течением времени, как бы их ни пытались принизить. Однако не стоит забывать старую истину, что историю пишут победители, а современную историю пишут победители именно информационно-психологических войн. От их результата зависит содержание учебников по истории, которые будут читать будущие поколения.

Для оценки прошедших относительно недавно информационных войн необходимо изучить влияние на сознание людей информационно-психологических операций противоборствующих сторон.

Для оценки эффективности информационно-психологических операций, проводимых в период войны в Южной Осетии 2008 года, необходимо рассмотреть влияние данных операций на сознание людей.

Так по данным опроса, проводившегося в августе 2008 в странах Евросоюза, а именно в Италии, Франции, Германии, подавляющее большинство респондентов высказывалось с резким осуждением неправомерных и оккупационных действий со стороны России. Этот опрос проводился итальянской газетой «Limes» в период с 12 по 20 августа. Данные опроса представлены в таблице 2.

 

Таблица 2 - Ответы на вопрос «Как Вы относитесь к ситуации сложившейся в Южной Осетии» гражданами Евросоюза [19]

Вариант ответа

Частота, %

В

среднем,

%

Италия

Франция

Г ермания

Требуют немедленного ввода войск НАТО для стабилизации положения в регионе

2, 3

1, 2

0, 8

1, 4

Осуждают действия со стороны России

57, 5

54, 6

63, 7

58, 6

Не доверяют получаемой информации

11, 3

17, 2

9, 2

12, 6

Равнодушны к данной ситуации

26, 7

21, 4

25, 1

24, 4

Поддерживают инициативу России

2, 2

5, 6

1, 2

3

 

Таким образом, можно сделать вывод о том, что первые битвы на информационном поле Европы Россия проиграла. В основном это произошло из-за внезапности и быстрого темпа развития ситуации. Российские информационные службы и агентства не были готовы к столь широкомасштабным боям на информационном фронте. В итоге получилось, что в глазах Евросоюза Россия выступила в качестве агрессора и оккупанта грузинских территорий.

Более наглядно среднее соотношение ответов респондентов представлено на рисунке 2.

 

Курсовая: Информационно-психологические войны как средство реализации национальных интересов

 

Рисунок 2 - Результаты ответа граждан Италии, Франции и Германии на вопрос «Как Вы относитесь к ситуации сложившейся в Южной Осетии»

 

Однако с течением времени европейское сообщество признало факт грузинской агрессии, но для достижения этого результата со стороны российских пресс-служб потребовалось проделать колоссальную работу. Потребовалось непосредственное прибытие европейских парламентариев и представителей общественных организаций в Цхинвал для того, чтобы Евросоюз убедился в правоте России.

Результатом деятельности российских пресс-служб является изменение мнения граждан Европейского Союза по данному поводу. По данным опроса, проведенного уже в ноябре 2008 года немецкой газетой «Die Zeit» европейская общественность стала более спокойно относиться к сложившейся ситуации на Северном Кавказе. Опрос проводился только в Германии, однако, судя по результатам опроса, проведенного газетой «Limes», мнение немецких граждан не сильно отличается от общего мнения. Результаты опроса представлены на рисунке 3 [2].

 

Курсовая: Информационно-психологические войны как средство реализации национальных интересов

 

Рисунок 3 - Отношение граждан Германии к событиям в Южной Осетии

 

Несмотря на признание большинством стран Евросоюза факта грузинской агрессии, остались ещё те, кто продолжает осуждать действия России, считая, что это было вмешательство во внутренние дела независимого государства. Также нельзя не заметить роста поддерживающих позицию России людей с 3% в августе до 28% в ноябре. Это говорит об умении европейских граждан осознавать свои ошибки и о довольно успешной российской информационной компании, направленной на восстановление доверия европейских стран. Кроме того, можно заметить увеличение числа равнодушных к данной проблеме, хотя и на первоначальном этапе их было достаточно много, это обуславливается тем, что большинство из этих людей даже не знали, где находится Южная Осетия.

На данный момент отсутствует информация о динамике изменений отношения европейского сообщества к войне между Грузией и Южной Осетией, в первую очередь из-за того, что прошло уже около 5 лет.

Однако результаты той войны ещё не подведены. Сейчас число стран, признавших независимость Южной Осетии, составляет всего шесть. Из них постоянным членом Совета Безопасности ООН является только Российская Федерация. Отсюда можно сделать вывод о том, что Россия не добилась победы в информационной войне, ей лишь удалось избежать поражения.

Ещё одним классическим примером информационно-психологической войны являлась ситуация вокруг гражданской войны в Ливии. Её результатами является общественное мнение граждан. Так как Россия не являлась непосредственным участником этого противостояния, то отношение граждан Российской Федерации можно считать незаинтересованными лицами, то есть их мнение должно быть наиболее близким к объективному.

Был проведен опрос среди жителей города Оренбурга. Общее количество респондентов составляет 60 человек.

Результаты ответов на вопрос «В чем причина начала войны в Ливии 2011 года? » представлены на рисунке 4.

 

Курсовая: Информационно-психологические войны как средство реализации национальных интересов

 

Рисунок 4 - Результаты ответов на вопрос «В чем причина начала войны в Ливии 2011 года? »

 

Данные опроса показывают, что российские граждане считают происходящее в Ливии чаще всего борьбой народа против диктаторского режима Каддафи (23%), низким уровнем жизни и сильным расслоением общества (20%). Чуть реже видят причины в переделе власти (17%), ресурсов (15%), провокации западных спецслужб (17%). Наименее популярными назывались причины: застой в стране (5%), цепная реакция конфликтов в государствах Ближнего Востока (3%).

Размышляя о сложившейся ситуации в Ливии, большинство респондентов считают, что другие страны не должны были вмешиваться в этот конфликт, а предоставить его разрешение гражданам государства (62%). Вмешательство мирового сообщества поддерживают 27% опрошенных.

Большинство граждан не поддерживают проведение международной военной операции в Ливии (64%). Военное воздействие на Ливию со стороны мирового сообщества одобряет только каждый пятый респондент (20%).

С точки зрения большинства респондентов нашей стране следует соблюдать нейтралитет в отношении происходящего в Ливии и не вмешиваться в этот конфликт (56%). 18% опрошенных считают, что России следует влиять на Каддафи и его сторонников с целью установления диалога с оппозицией. Значительно реже респонденты советуют России выступить на стороне оппозиции (11%) или же поддержать правительство Каддафи (6%).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в России информационное воздействие со стороны запада частично достигло своей цели. Результатом этого воздействия стали 23% и 20%, считающие причинами войны в Ливии диктаторский режим и низкий уровень жизни. Однако в большинстве своём граждане России занимают отрицательную позицию по вопросу вмешательства Российской Федерации в данный конфликт, а также выступают с осуждением действий стран НАТО, которые начали прямое вторжение в дела независимого государства.

3. 1 Приоритетные направления развития системы обеспечения информационно-психологической безопасности Российской Федерации

В современной России процесс законодательного регулирования информационно-психологической безопасности находится в стадии становления. На сегодня нормативно-правовую базу обеспечения информационной безопасности государством образуют нормы, изложенные в Уголовном и Административном кодексах РФ, ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», нормативно-правовых актах о федеральных органах власти. В отличие от других крупных развитых стран в России государственная политика в отношении информационно-психологической безопасности еще полностью не сложилась [13].

В целях эффективного противодействия угрозам информационно-психологической безопасности государственная политика в данной области должна представлять собой грамотную и хорошо структурированную систему защиты, предполагающую законодательное регулирование, установление отношений и контроль над СМИ, идеологическую работу с населением в рамках внутреннего информационного пространства и пропаганду имиджа за рубежом.

Структура политики информационно-психологической безопасности должна иметь четко выраженный системный характер. В самом общем отношении можно выделить три основные составляющие этой системы: нормативно-правовую, организационную и технологическую.

Нормативно-правовая составляющая обеспечивает формирование и совершенствование системы правовых норм противодействия угрозам информационно-психологической безопасности и механизмов их реализации.

Организационная составляющая системы обеспечения информационно-психологической безопасности устанавливает функциональную структуру общественных организаций и государственных органов, занимающихся реализацией правовых норм в данной области, и отношения между ними, а также между этими организациями и органами - с одной стороны и гражданином - с другой. Представляется, что система обеспечения информационно-психологической безопасности в значительной степени должна строиться на основе тесного взаимодействия главы государства, органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также общественных организаций, занимающихся в установленном законом порядке деятельностью в данной области и встроенных в структуру гражданского общества [17].

Технологическая составляющая должна обеспечить возможность своевременного выявления возникающих угроз информационно-психологической безопасности личности, общества и государства, оценку возможного и нанесенного ущерба этой безопасности и организацию эффективного противодействия данным угрозам.

Кадровая составляющая призвана обеспечить формирование и поддержание достаточного кадрового потенциала общества и государства для эффективного функционирования системы обеспечения информационно-психологической безопасности.

Такой системный подход к политике обеспечения информационно-психологической безопасности дает возможность государству эффективно противодействовать соответствующим угрозам, реализовывать свои стратегические интересы в сложном, конкурентном информационном пространстве современности.

Для решения проблемы информационно-психологической безопасности российским властям необходимо достигнуть трех взаимодополняющих целей:

1) это формирование позитивного мирового общественного мнения по отношению к России;

2) обеспечение психического, культурного и нравственного здоровья граждан;

3) государство обязано осуществлять информационное воздействие на своих основных геополитических конкурентов и иные деструктивные силы, дабы предупреждать и противостоять их негативной активности.

Необходимо сформировать новую, эффективную систему защиты интересов общества, личности и государства в мировом идеологическом пространстве.

Россия на современном этапе своего развития крайне нуждается в ресурсах для спокойного развития без всяких потрясений. В этих условиях не только любой вооруженный конфликт, но даже латентная информационная диверсия потребуют от России огромных затрат. Они могут резко отбросить страну назад, тормозить ее развитие и создавать опасные предпосылки для социального взрыва [17].

Для этого должна быть сформулирована действенная государственная политика в области обеспечения информационно-психологической безопасности, которая должна быть направлена на:

- установление необходимого баланса между потребностью в свободном обмене информацией и допустимыми ограничениями ее распространения;

- обеспечение сохранения единого информационного и духовного пространства России, традиционных устоев общества и общественной нравственности;

- организацию системы международного сотрудничества в области обеспечения информационно-психологической безопасности.

При этом вопрос средств достижения этих целей во многом противоречив. Существует ряд проблем:

- проблема степени допустимости цензуры как соотношения прав и свобод граждан и допустимого предела полномочий государства,

- проблема морально-этического регулирования, формирования положительного «образа ментальности», через формирование у граждан позитивного мышления, толерантного восприятии друг друга

Эти проблемы во многом отражают противоречивые тенденции современной России, в которой все больше преобладают традиционно-консервативные тенденции.

Российской Федерации еще только предстоит сформировать единую систему обеспечения информационно-психологической безопасности личности и общества. Она должна быть направлена на совершенствование законодательства РФ в области обеспечения информационно-психологической безопасности [17].

Законодательное регулирование отношений в информационной сфере призвано обеспечивать функционирование информационных отношений на всех уровнях государственной системы, гарантировать правовую защиту психики и личности общества и индивида на государственном уровне.

Одним из приоритетных направлений обеспечения информационно-психологической безопасности должно стать осуществление координации деятельности органов государственной власти и общественных объединений с четким разделением полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в области обеспечения информационно-психологической безопасности.

Должное внимание необходимо уделять такому значимому направлению, как развитие правосознания и правовой культуры граждан в области обеспечения информационно-психологической безопасности. Важно проводить просветительскую деятельность, обучать население методам самозащиты от негативных информационно-психологических воздействий, основам безопасного поведения в современной информационной среде.

Только с учетом всех этих направлений и должной слаженной работой органов государственной власти в данном направлении можно минимизировать воздействие угроз информационно-психологической безопасности на общество и личность. Обеспечение информационно-психологической безопасности должно стать важным элементом внутренней и внешней политики государства.

И в этой связи понимание сути проблемы и особенности угроз информационно-психологической безопасности личности, механизмов их действия и возможностей психологической защиты становится не только теоретической проблемой и насущной потребностью социальной практики и повседневной жизни человека, но и приоритетной задачей государственной политики.

Патриотическое воспитание направлено на формирование и развитие личности, обладающей качествами гражданина - патриота Родины и способной успешно выполнять гражданские обязанности в мирное и военное время.

Составной частью патриотического воспитания является военно-патриотическое воспитание граждан в соответствии с Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе".

События последнего времени подтвердили, что экономическая дезинтеграция, социальная дифференциация общества, девальвация духовных ценностей оказали негативное влияние на общественное сознание большинства социальных и возрастных групп населения страны, резко снизили воспитательное воздействие российской культуры, искусства и образования как важнейших факторов формирования патриотизма. Стала все более заметной постепенная утрата нашим обществом традиционно российского патриотического сознания. Объективные и субъективные процессы существенно обострили национальный вопрос. Патриотизм кое-где стал перерождаться в национализм. Во многом утрачено истинное значение и понимание интернационализма. В общественном сознании получили широкое распространение равнодушие, эгоизм, индивидуализм, цинизм, немотивированная агрессивность, неуважительное отношение к государству и социальным институтам. Проявляется устойчивая тенденция падения престижа военной и государственной службы.

В этих условиях очевидна неотложность решения на государственном уровне острейших проблем системы воспитания патриотизма как основы консолидации общества и укрепления государства.

Чтобы объединить усилия федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, скоординировать и направить их работу на все социальные и возрастные группы, семью как главную ячейку общества, нужна единая государственная политика в области патриотического воспитания граждан России и соответствующая этой политике государственная система патриотического воспитания граждан, способная консолидировать и координировать эту многоплановую работу.

Эта система должна включать в себя соответствующие государственные структуры, нормативную правовую базу воспитательной деятельности на всех уровнях, начиная с первичного коллектива и заканчивая высшими органами государственной власти, а также комплекс мероприятий по формированию патриотических чувств и сознания граждан Российской Федерации.

Система патриотического воспитания предусматривает:

1) формирование и развитие социально значимых ценностей, гражданственности и патриотизма в процессе воспитания и обучения в образовательных учреждениях всех типов и видов;

2) массовую патриотическую работу, организуемую и осуществляемую государственными структурами, общественными движениями и организациями;

3) деятельность средств массовой информации, научных и других организаций, творческих союзов, направленную на рассмотрение и освещение проблем патриотического воспитания, на формирование и развитие личности гражданина и защитника Отечества.

Основным институтом, обеспечивающим организацию и функционирование всей системы патриотического воспитания, является государство.

В рамках первого направления должно происходить формирование у граждан Российской Федерации духовно-патриотических ценностей, профессиональных качеств и умений, чувства верности конституционному и воинскому долгу, а также готовности к их проявлению в различных сферах жизни общества, особенно в процессе военной и государственной службы.

Для обеспечения деятельности средств массовой информации и других организаций, направленную на рассмотрение и освещение проблем патриотического воспитания, необходимо реализовать следующие мероприятия:

- разработка программ, циклов и конкретных рекомендаций по усилению патриотической направленности телерадиовещания;

- формирование программы вещания на Россию в интересах обеспечения объективности изложения исторических и текущих событий;

- активное противодействие фактам искажения и фальсификации истории Отечества;

- создание информационной базы в сети Интернет по проблемам развития патриотического воспитания;

- организация постоянно действующих рубрик о патриотическом воспитании граждан в телевизионных и радиовещательных программах и в печати с привлечением к обсуждению проблем патриотического воспитания ученых, видных государственных и общественных деятелей, представителей культуры и искусства, педагогов, воспитателей, ветеранов войны, военной службы и труда.

Государственная политика в области воспитания у граждан нравственности и патриотизма должна быть одним из главных направлений обеспечения информационно-психологической безопасности российского общества.

Заключение

Целью курсовой работы являлся анализ результатов информационно-психологических войн, как с участием Российской Федерации, так и с участием других стран, когда Россия выражала свой нейтралитет, определение предпочтений мирового и российского сообществ в рассматриваемых конфликтах, и рассмотрение возможных путей совершенствования информационно-психологической безопасности российского общества

На основе изучения и обоснования теоретического материала была описана сущность понятий «информационно-психологическая война», «национальные интересы», также были определены основные аспекты и структура информационно-психологических войн, кроме того выявлены методы проведения информационных операций в ходе информационно -психологических войн. Результаты данной работы позволили показать, что информационно-психологические войны в современных условиях являются важным инструментом в обеспечении и защите национальных интересов современных стран.

В работе была проанализирована история возникновения информационных войн как средства реализации государственных интересов Данный анализ показал, что информационно-психологическая деятельность органов политической власти государств, зародившаяся еще на ранней стадии человеческой истории в виде отдельных разрозненных операций, в процессе исторического развития претерпела существенные изменения и превратилась в постоянно действующий фактор внешней политики -информационно-психологическую войну, которая ведется не только в военное, но и в мирное время.

Также был проведен анализ крупнейших информационных войн современного мира на примере войн в Южной Осетии 2008 года и Ливии 2011 года. Анализ показал, что на сегодня в руках ведущих стран мира мощнейшее оружие в виде инструментов и методик информационно -психологических операций демонстрирует достаточно высокую эффективность. Методы, позволяющие осуществлять давление на политические режимы других государств, вплоть до их смены без силового вмешательства, и «демократичны», и относительно малозатратны. На основе проведённого анализа была дана оценка результатов прошедших информационных войн, их отражение в сознании российских граждан. Она позволила сделать вывод о том, что европейское и российское сообщество одинаково воспринимают все, что происходит на мировой арене. Это доказывают результаты опросов по двум практически схожим темам, только в первом случае Россия являлась непосредственным участником информационно-психологического противостояния, а во втором - нет. В первом случае европейское сообщество выражало недовольство действиями

России, а во втором случае уже российская общественность осуждало деятельность стран НАТО.

Однако, несмотря на это, Российская Федерация и её граждане нуждаются в эффективной защите от информационно-психологических нападений со стороны иностранных государств.

Результаты курсовой работы выявили необходимость некоторых изменений в процесс организации информационно-психологической безопасности России. Были выявлены приоритетные направления развития системы обеспечения информационно-психологической безопасности Российской Федерации. Важную роль среди них играют рекомендации по обеспечению нравственно-культурного и патриотического воспитания российских граждан.

Список использованных источников

1 Баранов, Е. Информационные войны / Евгений Баранов // Журналист, 2009. - № 7. - С. 88.

2 Владимирова, М. Война глазами американцев: взгляд из-за океана / Мария Владимирова // Журналист, 2008. - N 9. - С. 44.

3 Власенко И. С., Кирьянов М. В. Информационная война: искажение реальности - ИД «Канцлер», 2011. - 196 с. ISBN 978-5-91730-0818

4 Емельянов Г. В., Лепский В. Е., Стрельцов А. А. Проблемы обеспечения информационно-психологической безопасности России //Информационное общество. 2009. № 13. С. 47-51.

5 Жарова, А. К. Сущность и структура информационного противоборства / А. К. Жарова // Государство и право, 2009. - № 2. - С. 48-54.

6 Иванов, О. В. Информационная составляющая современных войн / О. В. Иванов // Вестник Московского университета. Сер. 18, Социология и политология, 2011. - № 4. - С. 64-70.

7 Кирьянов, А. Ю. Сущность информационного аспекта национальной безопасности Российской Федерации / Кирьянов А. Ю. // Государственная власть и местное самоуправление, 2010. - № 6. - С. 20-22.

8 Куняев, Н. Н. Информационное противоборство и международное сотрудничество Российской Федерации в области обеспечения информационной безопасности / Н. Н. Куняев // Право и политика, 2010. - № 9 (129). - С. 1608-1615.

9 Лепский В. Е. Информационно-психологическая безопасность субъектов дипломатической деятельности / Дипломатический ежегодник -2002. Сборник статей. Колл. авторов. - М.: Научная книга. 2011. С. 233-248.

10 Манойло, А. В. Проблемы и перспективы исследования информационно-психологических технологий разрешения международных конфликтов / А. В. Манойло // Право и политика, 2008. - № 3. - С. 592-598.

11 Минтусов, И. Информационная война: победа или поражение России? / Игорь Минтусов // Советник, 2008. - N 8. - С. 1, 13.

12 Музалевский, М. Информационные войны / Максим Музалевский // Советник, 2008. - № 8. - С. 52-59. - Фрагмент готовящегося к изданию "Словаря PR-мотивов в художественной литературе"; № 1-7, 2008.

13 Муксимова Х. В. К вопросу правового обеспечения информационной безопасности// Теоретический журнал "Credo", 2012. №11

14 Панарин И. Н. Информационная война и дипломатия. — Издательство «Городец», 2004. — 528 с. ISBN 5-9584-0032-0

15 Почепцов, Г. Г. Психологические войны [Текст] / Г. Г. Почепцов . - 4-е изд., стер. - М.: Рефл-бук: Омега - Л, 2008. - 527 с. - ISBN 978-5-37000927-3.

16 Расторгуев, С. П. Информационная война. Проблемы и модели. Экзистенциальная математика [Текст]: учеб. пособие для вузов / С. П. Расторгуев. - М.: Гелиос АРВ, 2006. - 240 с. - Прил. с. 229-233. - Библиогр.: с. 234-235. - ISBN 5-85438-145-1.

17 Сапожникова С. Информационно-психологическая безопасность России: состояние и тенденции//Власть. 2010. №2. С. 8-14.

18 Серебряный, В. Информационно-психологическая война в ливийском конфликте / В. Серебряный // Гражданская защита, 2012. -№ 8. -С. 32-33.

19 Фишман, Л. Уроки августа / Л. Фишман // Знамя, 2009. - N 2. - С. 159-164.

20 Шелепин, Л. Методы и приемы психологической войны / Леонид Шелепин // Народное образование, 2008. - № 1. - С. 269-273.

 

Скачать курсовую работу: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Курсовые / Курсовые по экономике

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.