Урбанизация

0

Курсовая работа

Урбанизация

Содержание

 

Введение……………………………………………………………….…………..3

1  Сущность урбанизации…………………………………………………...……4

1.1 Основные стадии урбанизации…………………………………………..…..7

2  Основные районы и центры мировой урбанизации………………….……..10

3  Динамика мировой урбанизации и эволюция  наших представлений.........14

4  Характер урбанизации в развивающихся странах……………………….…20

5  Состояние городской природной среды  в развивающихся странах……....27

6  Урбанизация в России в контексте глобального процесса………………....36

6.1 Проблемы урбанизации в России начала 90-х годов……………..…….....37

6.1.1 Незавершённый, ущербный, односторонний характер развития самого процесса урбанизации ……………………………………………..……..37

6.1.2  Низкое качество городской среды……………………………………….38

6.1.3  Экологическое неблагополучие городского развития ……………...….38

6.1.4  Асимметричность городского расселения………………………………39

6.1.5  Деформация функциональной структуры городов, преобладание

монопрофильных узкоспециализированных центров ..……………......39

6.2  Динамика урбанизации в России ………………………………………….40

6.3  Новые города: их реальный вклад в улучшение и усложнение урбанистической ситуации в стране………………………………………………….41

6.4  Урбанизация и освоение пространства: проблема Запад-Восток в современной трактовке…………………………………………………………..43

6.5  Урбанизация по итогам  Всероссийской переписи населения

2002 года.……………………………………………….……………..…….45

7  Перспективы урбанизации  .…….……………………………………….…..47

Заключение  .……………..………………………………………………..…….48

Приложение А …………………………………………………………………..49

Список использованных источников…………………………………………..59

 

 

 

 

                                      Введение

 

«Города…  Города – это великое творение ума и рук человеческих. Им принадлежит решающая роль в территориальной организации общества. Они служат зеркалом своих стран и районов. Города-лидеры называют духовными мастерскими человечества и двигателями прогресса.» – такую восхищенную характеристику городу дал Георгий Михайлович Лаппо в своей книге «География городов». [1]

С данным утверждением очень трудно не согласиться. Действительно, урбанизация и заселенность играют немаловажную роль в жизни каждой страны и каждого человека, в частности.

Процессы урбанизации являются важнейшим показателями экономического, политического, социального и культурного развития страны. Урбанизация как явление очень сложна, малообъяснима, но интересна, поэтому я выбрал ее для исследования в своей курсовой работе.

В ней я постараюсь рассмотреть основные закономерности развития урбанизации в пространстве и во времени  как России, так и всего Мира; выяснить, что является её движущей силой; охарактеризовать ее современные проблемы. А также выяснить перспективы урбанизации и влияние урбанизации на экологию окружающей среды и человека. Это и будет являться главной целью моей курсовой работы.

 

 

1 Сущность урбанизации

 

XX век справедливо может быть назван веком урбанизации. В 1900 г. в городах мира проживало 14% всего населения, насчитывалось 12 городов - "миллионеров". В канун XXI в. городским стало 45% мирового населения, имеется примерно 2,4 тыс. больших городов (свыше 100 тыс. жителей каждый) и свыше 200 городов - миллионеров.

Человечество вступило в XX в., уже имея представление о градостроительном буме, о тягостных последствиях концентрации населения в крупных городах, об их патологии. Многим казалось, что отчетливо проявившиеся недостатки больших городов не оставляют им шансов на будущее. А. Бабель говорил о неизбежной грядущей гибели больших городов. Г. Уэллс прогнозировал их исчезновение (или, как он выразился, "распыление").

На рубеже веков в Англии Э. Говард выступил с идеей создания городов-садов, которые должны заменить обремененные недостатками существующие города. Эта идея оказала заметное влияние на мышление градостроителей, но она не смогла реализоваться.

В начале 1960-х годов в США, а затем в других развитых странах начался интенсивный отток населения из крупных городов в окружающие их пригородные зоны. Быстрыми темпами формировались пригороды. Этот процесс, получивший наименование субурбанизации, привел в США к тому, что численность пригородного населения заметно превзошла численность населения городов. Это дало право американцам заявить: "Мы - нация не только городская, мы нация - пригородная". Профессор Ирвинг Кристолл из Нью-Йоркского университета в то время выступил со статьей "Урбанизация без городов". Антиурбанисты собирались праздновать победу. Однако пригородные зоны, став важным резервом развития городов и дополнив их, вовсе не уменьшили их значение. Крупные центры остались узлами территориальной структуры страны, главными социально-экономическими фокусами территории, генераторами прогресса.

В 1970-х годах, также начиная с США, в индустриальных странах проявился процесс, получивший хлесткое название контрурбанизации. Это выразилось в притоке населения из крупных городов в сельскую местность, в малые города глубинки. Статистика зафиксировала это явление вполне четко. Однако и контрурбанизация вследствие своих весьма скромных масштабов (к тому же ее стимулировали коньюктурные факторы) не внесла сколь-нибудь заметных изменений в характер урбанизации и городского расселения.

По некоторым теоретическим построениям после стадии концентрации населения в городах и их окружении должна наступить стадия дезурбанизации. Считалось, что большие города отдадут существенную часть своего населения сельской местности и малым городам, а сами сократятся в размерах. Казалось бы, отмеченные выше явления контрурбанизации это подтверждали. Но вскоре начался новый, не предусмотренный виток урбанизации. Произошло возвращение деятельности и населения в центры старых городов. Этот процесс, очень заметный в городах США, а также в Западной Европе получил название реурбанизации. Он отмечается и в современной России (например, возрождение центральной части - "ядра" Москвы).

Таким образом, XX в. заканчивается на высокой урбанистической ноте во всех развитых странах. Что же касается урбанизации развивающихся стран, то там непомерно высокий уровень территориальной концентрации населения и экономики в крупных городах продолжает нарастать, хотя уже побиты все мыслимые и немыслимые "рекорды".

Ход урбанизации в XX в. показывает сложность этого процесса, его волнообразный характер, многообразие форм. Но в основной своей сути урбанизация - это исторический процесс повышения роли городов в развитии общества. Будучи весьма многообразным, имея социально- экономические, демографические, политические, этнокультурные и географические составляющие, этот процесс отражает и выражает изменения в территориальной организации жизни общества, его производительных сил, расселения. Он развертывается на основе углубления общественного разделения труда, в том числе территориального или географического. В более узком понимании урбанизация - рост городов, особенно больших, повышение удельного веса городского населения в стране. Уровень развития урбанизации обозначается термином урбанизированность и выражается показателями удельного веса городского населения, удельного веса крупногородского населения, степени охвата территории зонами непосредственного влияния крупных городов.

Урбанизация - интегральный и глобальный процесс, приводящий в действие множеством разнообразных факторов и имеющий свою выраженность в виде городов, особенно крупных и других более сложных форм городского расселения. Архитектор А.Буров правомерно назвал город "интегралом человеческой деятельности".

Урбанизация охватила все страны. Этот процесс в разных общественных и географических условиях проявляется и в разных "географических одеждах". При этом основные закономерности урбанизации имеют общий характер. В ее ходе происходит процесс формирования городской среды со специфическими свойствами. Существует поговорка: "что ни город, то норов".

В ходе урбанизации происходит последовательное и многостороннее усложнение городов как своеобразных социально-экономических организмов и градостроительных систем. Возрастает роль и значение больших городов, из их среды выделяются крупнейшие города, далее города-миллионеры и многомиллионные города. При этом важно подчеркнуть качественный характер изменений. Города не просто увеличиваются в размерах, но приобретают более высокий уровень своей организации - функциональной и планировочной; меняется их место в территориальной организации общества. Таким образом, большой город не есть увеличившийся в размерах малый или средний. Города в процессе своего роста (а рост обычно сопровождает развитие) как бы поднимаются по ступеням городской иерархии.

Урбанизация - процесс пространственный. Он происходит, развивается, меняет темпы и направления под сильным воздействием территориально дифференцированных факторов. Город - объект, для возникновения и формирования которого важнейшее значение имеет географическое или экономико-географические положение. Географическое положение - важнейший ресурс развития города. Сами названия Владикавказа и Владивостока говорят об их особом положении по отношению к региону. Екатеринбург - живой узел Урала (Д.Н.Мамин-Сибиряк), что и позволило ему стать во главе уральских городов. Феноменальный рост и развитие Новосибирска (возник как поселение в 1893г., стал городом Новониколаевском в 1903 г., четверть века спустя обогнал по числу жителей все города Сибири и стал столицей Сибири). Новосибирск рос и развивался в соответствии с теми возможностями, которые предоставило ему его выдающееся географическое положение (на выходе из Кузбасса, вблизи хлебородных районов в узле дорог - на Транссибе, у начала Турксиба, по Оби на север). Географически осмыслить город - значит, прежде всего, разобраться в его экономико-географическом положении.

А. Франс заметил: "Санкт-Петербург можно было создать, где угодно, а Москва создала Россию". Известно ироническое суждение Д. Дидро о Санкт-Петербурге: располагать на Финском заливе столицу огромной страны все равно, что иметь сердце в кончике мизинца. Однако эти великие люди были глубоко не правы. Санкт-Петербург возник, потому что был нужен России и именно там, где смог наилучшим образом выполнять свое предначертание - быть не только "окном в Европу", но и "дверью в Россию". Этому способствовала сама конфигурация сети рек и озер, дополненная системой каналов. Причем первая водно-транспортная система (Вышневолоцкая) стала сооружаться одновременно с началом строительства Санкт-Петербурга, то есть в начале XVIII в.

Взлеты и падения городов, которыми изобилует история, - нередко результат изменения их географического положения (Старая Ладога, Новгород, Верхотурье, Мангазея и ряд других). О географической выраженности урбанизации говорят характерные особенности картины городского расселения: в Австралии - по периметру континента, в Канаде - концентрация вдоль урбанизационной оси, в Бразилии мощный Атлантический фронт расселения.

Пространственность урбанизации выражается и в тесной ее связи с территориальной концентрацией деятельности. Социологи определяют урбанизацию как всемирно-исторический процесс развития, концентрации, интенсификации общения, интеграции все более разнообразных форм практической жизнедеятельности. Это довольно широкое определение, "растворяющее" урбанизацию в общем процессе развития цивилизации. Но оно, в принципе, правильно акцентирует внимание на главном - на концентрации многообразной деятельности, что является основой урбанизации. В процессе углубления общественного разделения труда происходит все большее расщепление деятельности, многообразные виды которой затем собираются в пунктах, наиболее для них удобных. Таким образом, города, агломерации, мегаполисы представляют особую форму территориальной концентрации - урбанистическую. Ее можно определить как концентрацию разнообразия.

Наконец, обращает на себя внимание двуединый характер урбанизации. За концентрацией деятельности, в результате чего территория разделяется на "центр" и "периферию", происходит распространение результатов деятельности на окружающий район. А.С.Ахиезер говорит о "пульсации" как о важнейшей черте механизма урбанизации. Урбанизация воспроизводит различия между центром и периферией и затем "снимает" эти различия, подтягивая периферию до уровня центра, что, в свою очередь, стимулирует дальнейшее его развитие.

Последовательное усложнение форм расселения, выражая общие глобальные черты и свойства урбанизации, связано с закономерно сменяющими друг друга стадиями. Каждая стадия выделяется присущими ей особенностями территориальной концентрации. [2]

 

1.1 Основные стадии урбанизации

 

  1. Развитие и рост городов (растущих как бы в отдельности). Это - "точечная" концентрация. Город накапливает потенциал, усложняет свои функциональную и планировочную структуры. Проблемы его становятся все масштабнее и приобретают возрастающую остроту, однако их решение в рамках самого города становятся все затруднительнее ввиду ограниченности территориальных ресурсов.
  2. Формирование агломераций. Постгородская стадия развития расселения. Возникновение плеяды городских поселений на базе крупного города вносит коренные изменения в картину расселения. Агломерации становятся ключевой формой территориальной организации производительных сил и расселения. Агломерирование носит выборочный характер, но в то же время весьма распространено. Агломерации играют ведущую роль во всех развитых и в ряде развивающихся странах. Крупный город находит в них свое дополнение и одновременно обретает новые возможности для решения своих проблем, в том числе и экологических. Выдающийся потенциал крупного города реализуется полнее.

В социальном отношении городская агломерация - ареал, в котором замыкается недельный цикл жизнедеятельности современного горожанина. У агломераций два фундаментальных свойства: сближенность образующих их поселений и взаимодополняемость (комплементарность) последних. С агломерациями связан значительный экономический эффект, обусловленный возможностью замкнуть в пределах территориально ограниченных агломерационных ареалов значительную часть производственных и иных связей. Это особенно важно для стран с большой территорией. В условиях централизованного управления экономикой агломерационный эффект использовался недостаточно: ведомства предпочитали организовывать связи в своих рамках, не обращая внимания на их экономическую нецелесообразность.

Положительные свойства агломераций сочетаются с их недостатками. Это объясняется тем, что агломерации как бы аккумулировали в себе разрозненные, плохо согласованные между собой частные решения. Их развитие не регулировалось в соответствии с заранее разработанным общим планом. Формирование агломераций можно рассматривать как одно из проявлений саморазвития расселения. Преимущества агломераций неоспоримы, недостатки устранимы. Важно, что агломерационный подход, ранее игнорировавшийся, пробивает себе дорогу в градостроительстве, что, в частности, подтвердил Генеральный план Москвы и Московской области 1988 г.

III. Формирование опорного каркаса расселения. Рассредоточенная концентрация. Опорный каркас представляет собой генерализованный урбанистический портрет страны или региона. Он образован совокупностью узловых (города, агломерации) и линейных (магистрали, полимагистрали) элементов. Там, где они достаточно сближены, и территория оказывается перекрытой зонами их непосредственного влияния, формируются урбанизированные районы. [3]

Формирование опорного каркаса свидетельствует о проявлении двух основных тенденций в развитии расселения - центростремительной и линейностремительной. О масштабах центростремительных тенденций говорит тот факт, что на территории бывшего Советского Союза 1/3 всех вновь возникших новых городов осело вблизи крупных центров, войдя, таким образом, в состав агломераций. Примером отчетливо проявившейся линейностремительной тенденции являлось формирование урбанизированной полосы Москва - Нижний Новгород.

Однако магистраль не во всех случаях проявляет себя в качестве оси развития, вдоль которой складывается мощная полоса расселения. Так, например, не сложилась она вдоль магистрали Москва - Санкт-Петербург, соединяющей крупнейшие в России центры - столицу и вице-столицу и первой по времени постройки в нашей стране. Интересно, что русский писатель, автор фантастических новелл В.Ф.Одоевский в первой половине прошлого века предсказывал, правда в далекой перспективе, соединение Москвы и Санкт-Петербурга в единый город. Сравнительно недавно с идеей формирования "линеарного города" Москваленинград выступил Д.С.Лихачев. Сейчас внимание к межстоличному региону и, прежде всего, к "коридору" Москва - Санкт-Петербург вновь возросло в связи с проектом сооружения высокоскоростной магистрали между этими центрами.

Авторы проекта считают, что эта магистраль будет способствовать социально-экономическому развитию межстоличного пространства, уже с давних времен испытывающего экономический застой и отток населения. Предполагается, что приток населения будет обеспечиваться путем расселения вынужденных переселенцев и демобилизованных офицеров (с членами их семей) частей, выведенных из стран Европы. Существующая и активно работающая магистраль, принадлежащая к числу технически наиболее совершенных в России, имела все же, в основном, транзитное значение и пересекаемую ею территорию к себе не подключила. Поэтому уверенно прогнозировать и на этот раз социально-экономический подъем местности и формирование своего рода мегалополиса Москва - Санкт-Петербург трудно. [2]

Территориальное устройство страны с формированием опорного каркаса приобретает новое качество. По выражению В.П.Семенова-Тян-Шанского возрастает прочность государственной территории. Опорный каркас ориентирует пространственное развитие экономики, образующая его совокупность узлов и линий выделяет центры и оси приоритетного развития. Важность опорного каркаса, большая для любой страны, особенно возрастает в России вследствие ее огромной территории и сильной дифференциации пространства. В этих условиях велико значение опорного каркаса как фактора территориально-хозяйственной интеграции всех регионов России.

 

 

 

 

2 Основные районы и центры мировой урбанизации

 

Пространственная дифференциация процесса урбанизации в современном мире очень велика и мозаична. На карте мировой урбанизации резко выделяются три основных региона – США, Западная Европа, Япония; их дополняют довольно дисперсно распространённые по большинству районов крупнейшие центры, прежде всего с населением свыше 1 млн жителей (в мире их свыше 300). В последние два десятилетия эту картину несколько меняют быстрорастущие, достаточно мощные (хотя и менее включённые в мировые политические, экономические и культурные связи) городские агломерации в Восточной и Южной Азии, а также в странах Латинской Америки и меньше – Африки. Это связано с высокими темпами роста и концентрации в них городского населения. Около половины горожан мира ныне сосредоточено в Азии (в 1950 г. – около 1/3), более 20% – в Европе. [2]

На пороге XXI в. отчётливо обнаруживается усиление юго-восточно-азиатского вектора в мировой урбанизации. Это связано, помимо известного феномена послевоенной Японии, со значительным увеличением во второй половине ХХ в. городской массы Китая, Индии и ряда прилегающих к ним стран Восточной и Южной Азии. Азиатский вектор в урбанизации мира находит отражение в быстром росте сверхкрупных городских агломераций с населением свыше 5 млн жителей в 1970-1990 гг. Особенно выразительно в этом отношении пополнение в списке агломераций с населением свыше 10 млн жителей. В него к началу ХХI столетия вошли Джакарта, Карачи, Дакка, Дели, Манила, Бангкок, Тяньцзинь и другие агломерации в Азии. Демографы ООН выделяют города с населением 8 млн и более жителей как мегагорода (mega-cities). Эта группа сверхкрупных городских агломераций растёт за счёт развивающихся стран. В 1950 г. только Нью-Йорк и Лондон превышали указанную численность населения, в 1960 г. к ним присоединились Токио и Шанхай, а в 1970 г. количество мегагородов увеличилось до 11, в том числе 5 приходилось на развивающиеся страны (Пекин, Сан-Паулу, Буэнос-Айрес, Рио-де-Жанейро). В середине 1994 г. на развивающиеся страны приходилось уже 16 из 22 мегагородов, а по прогнозам, в 2015 г. из 33 городов с населением 8 млн и более 27 (81,8%) будут находиться в развивающихся странах, при этом 21 – в Азии. (Таблица 1). [4]

Несмотря на значительное распространение концепции контрурбанизации известного американского географа-градоведа Б. Берри, получившей большой резонанс особенно как «лозунг» для нового направления региональных исследований, в целом в мире за счёт развивающихся стран в ХХ в. продолжается концентрация населения в сверхкрупных агломерациях свыше 1 и особенно свыше 10 млн жителей. Эта тенденция по прогнозам демографов ООН, сохранится и в начале XXI столетия.

В результате разрастания и постепенного слияния десятков соседних крупных городских агломераций вдоль транспортных магистралей во многих странах, прежде всего в упомянутых выше трёх регионах мирового масштаба, складываются обширные урбанизированные зоны полосовидной конфигурации. Наиболее известная из них впервые была выявлена и исследована Ж. Готманном в 50-х гг. в северной части Атлантического побережья США. Её протяжённость около 1000 км, ширина достигает местами 200 км; она состоит из переходящих друг в друга агломераций Бостона, Нью-Йорка, Филадельфии, Балтимора, Вашингтона – отсюда её название Босваш – и ряда других менее крупных (всего 40 агломераций) общей площадью 170 тыс. кв. км. Работавший многие годы в США известный французский географ Жан Готманн дал ей название Мегалополис, ставшее затем нарицательным. Мегалополис (Мегаполь) в Древней Греции – центр союза аркадских городов; он возник около 370 г. до н. э. в результате слияния более чем 35 поселений. [5]

Под таким же названием вышло его монографическое исследование в 1961 г. Население этой «главной улицы» Америки насчитывает около 50 млн человек (почти 20% всего населения), здесь производится примерно 1/4 промышленной продукции США. Другой мегалополис – Чипитс (Чикаго – Питтсбург) сформировался в США на южном побережье Великих Озёр путём слияния агломераций Чикаго, Детройта, Кливленда, Питтсбурга и других – всего их 35; его площадь – 160 тыс. кв. км, а население примерно 35 млн жителей (а вместе с тяготеющей к нему агломерацией Торонто в Канаде – 40 млн). Самый молодой мегалополис страны – Сансан находится в Калифорнии; он протянулся от Сан-Франциско через цепочку центров Большой Калифорнийской долины до Лос-Анджелеса и далее до Сан-Диего и насчитывает 20 млн человек. Всего в этих трёх мегалополисах концентрируется почти половина населения США. [5]

В Канаде важнейшим звеном расселения является линейно вытянутая урбанизированная зона (ось) от Квебека до Виндзора протяжённостью около 1000 км (и шириной до 300 км); в её пределах сосредоточено 55% населения страны (13,2 млн человек в 1981 г.) и 73% всех занятых в обрабатывающей промышленности. Самый большой в мире по численности населения мегалополис – Токайдо (около 70 млн человек) сложился на Тихоокеанском побережье Японии. Эта обширная урбанизированная зона протяжённостью в несколько сотен километров включает в себя крупнейшие агломерации страны – Токио, Иокогаму и Кавасаки, образующие вместе с прилегающими районами столичный метрополитенский ареал (Кейхин) с населением почти 30 млн человек, Нагою, Киото, Осаку, Кобе и другие (всего около 25). В мегалополисе Токайдо сосредоточено примерно 60% населения страны и около 2/3 её промышленного производства. [3], [5]

Мегалополисы формируются и в Западной Европе; там они, как правило, меньше по масштабам концентрации населения, чем в США и Японии. Выделяются своими размерами Английский мегалополис (объединяет агломерации Лондона, Бирмингема, Манчестера, Ливерпуля, и др.) и Рейнский («кольцевая» агломерация Рандстад в Нидерландах, Рейн-Рур, Рейн-Майн в ФРГ и др.); каждый из них включает до 30 агломераций общей площадью по 50 тыс. кв. км и с населением по 30-35 млн человек. Развитие мегалополисов и здесь связано с быстрым расширением крупнейших агломераций. Так, население Лондонской агломерации (в границах метрополитенского района) составляет 12 млн человек, Парижской в рамках городского района) – 10 млн, агломерации Нижний Рейн-Рур – примерно 11 млн человек. [3]

Всё отчётливее намечается формирование межгосударственных мегалополисов. В качестве примера могу указать на мегалополис в Северо-Западной Европе; он охватывает сопредельные урбанизированные районы 5 стран общей площадью 230 тыс. кв. км с населением 85 млн человек при средней плотности населения 350 человек на 1 кв. км: Юго-Восточную Англию, Рандстад, Рейн-Рур, бельгийско-французский район (Антверпен – Брюссель – Лилль) и Парижский район. [5], [6]

Своеобразная урбанизированная зона мегалополисного типа в 80-90-х гг. нашего столетия складывается на юге Китая. Её основу составляют свободные экономические зоны Шэньчжэнь с населением 3,3 млн человек в 1995 г. (рядом с Гонконгом – 5,6 млн, который 1 июля 1997 г. Великобритания, согласно договору, возвратила Китаю) и Чжухай – 1 млн человек (недалеко от Макао, который Португалия также в конце 1999 г. вернула Китаю) и крупнейшая агломерация Южного Китая Гуаньчжоу с населением свыше 4 млн человек. В начале XXI в. здесь, видимо, сформируется мощный мегалополис с населением порядка 30 млн жителей. [7]

Быстрорастущие агломерации становятся ядрами складывающихся мегалополисов и в других развивающихся странах: Сан-Паулу – Рио-де-Жанейро – Белу-Оризонте в Бразилии, Каир – Александрия в Египте, Калькутта – Асансол – долина р. Дамодар в Индии и т. д.  [2], [7]

Несмотря на всё более чёткое оформление в ряде стран мегалополисов в виде обширных высокоурбанизированных зон полосовидной конфигурации, образующихся в результате срастания соседних агломераций, представления о самой сущности мегалополиса, его качественной новизне по сравнению с городской агломерацией, возможностях и перспективах развития остаются всё ещё не до конца ясными. С этим связаны и весьма значительные расхождения во взглядах между разными авторами в нашей стране и за рубежом при оценке перспективности мегалополисов как наиболее обширной пространственной структуры расселения. Так, один из основоположников научной концепции мегалополиса, Ж. Готманн, считает, что мегалополис знаменует собой не только этап в организации территории и городской жизни, но и «возвещает новую эру в размещении населения и хозяйственной деятельности человека». Перспективность этой структуры расселения подтверждают также многолетние исследования прогнозов расселения в глобальном масштабе, осуществлённые Международным центром экистики в Афинах в рамках программы «Город будущего» под руководством известного греческого архитектора К. Доксиадиса в 70-80-х гг. [3]

Под влиянием западных работ понятие «мегалополис» всё более широко стало использоваться в советской литературе 80-х гг. для обозначения обширных территорий, охваченных процессами урбанизации, новых урбанистических структур. Первоначально преобладали гораздо более сдержанные оценки роли и перспектив развития мегалополисов. Но со временем осознаётся важность этого явления, и принимаются попытки серьёзного изучения факторов и условий развития мегалополисов в разных странах, СССР, России, их структуры, функций, перспектив. Это способствует лучшему пониманию будущей урбанизации и в новой России.

 

 

 

 

 3 Динамика мировой урбанизации и эволюция  наших представлений


             На рубеже ХХ и ХХI веков процесс урбанизации в мире продолжается. Городское население растет примерно в три раза быстрее, чем сельское, по причинам массовой миграции в города и преобразований сельских поселений в городские. К движущим силам урбанизации относится, прежде всего, широкое предложение различных видов деятельности и услуг в городах, наличие рабочих мест и возможность получить образование. Кроме того, в некоторых регионах мира, особенно в Африке, большое влияние на процесс урбанизации оказывают деградация земель, истощение природных ресурсов и социально – политические конфликты, зачастую сопровождающиеся так называемыми малыми войнами. Начнем с динамики общемирового показателя доли городского населения (таблица 2).

 По данным таблицы 2 нетрудно подсчитать, что за вторую половину ХХ века абсолютное число горожан в мире увеличилось в 3,9 раза, или более чем на 2,1 млрд человек, тогда как за первую половину того же века – на 520  млн человек. Ожидается, что в 2007 году в городах будет жить уже половина всего населения планеты по сравнению с 1/3 в начале 1970-х годов. [4]

Невиданные темпы и масштабы урбанизации во второй половине ХХ в., получившие название «городской революции», усиление её воздействия у нас и за рубежом на трансформацию общества способствовали значительному углублению исследований этого глобального процесса в различных странах мира.

В России оно сегодня особенно актуально в связи с постепенным освобождением науки от идеологизированных мифов и излишней схематизации географической реальности. Только за первые 20 лет «городской революции» (1950-1970) прирост численности горожан в мире был немногим меньше, чем общее число жителей городов, которые образовались за всю историю человечества (83,4%), а за следующие 20 лет (1970-1990) численность городского населения увеличилась ещё на 68,7%. Всего же за 1950-1990 гг. численность городского населения мира выросла почти в 3,1 раза и сохраняет тенденцию к дальнейшему значительному росту в первой четверти XXI в. [2]

Мы стали свидетелями ошеломляющего по темпам образования во второй половине ХХ в. единого и вместе с тем весьма дифференцированного городского мира, который утвердился прежде всего в развитых странах (с 50-х гг.), а в начале XXI в. станет преобладающим и в развивающихся странах.
             По классификации демографов ООН в более развитые страны включены все страны Европы, США, Канада, Япония, Австралия, Новая Зеландия.
Важная особенность мировой урбанизации во второй половине ХХ в. – выход на авансцену развивающихся стран. В 1990 г. в них проживало уже 61,4% всех горожан мира (в 1950-м только 38,7%), а к 2025 г., по прогнозам демографов ООН, эта цифра возрастёт почти до 80%. (Таблица 3). [4]

Из данных таблицы 3 следует, что благодаря «городскому взрыву» разрыв между двумя группами стран уже в значительной мере сократился.

Соответственно этой тенденции изменяется и доля в отдельных крупных регионах мира. Ныне по уровню урбанизации (75 – 77%) практически уже нет различий между зарубежной Европой, Северной Америкой, Латинской Америкой, Австралией и Океанией. Зарубежная Азия и Африка в этом отношении еще отстают, но по показателю доли во всем городском населении мира они начинают уже догонять и перегонять некоторые регионы развитого мира (Таблица 4).

Как мы видим, в первую очередь это относится к Зарубежной Азии, доля которой в мировой численности городских жителей ныне почти в 1,5 раза превышает совокупную долю всех развитых регионов. Да и в Латинской Америке горожан теперь больше, чем в Зарубежной Европе, а в Африке – больше, чем в Северной Америке.

Воспользуемся также показателями по отдельным странам. Если исходить из принципа «самый - самый», то интересно посмотреть на оригинальную таблицу 5.  [4]

Анализ первой колонки таблицы показывает, что более половины перечисленных в ней стран, как и можно было ожидать, относятся к типу экономически развитых. Среди остальных, если абстрагироваться от очень небольших по территории, обладающих специфическим хозяйственным профилем нефтедобывающих стран Персидского залива и Ливана, фигурируют две страны Латинской Америки, которая, как уже было отмечено, отличается очень высоким уровнем урбанизации. Анализируя вторую колонку таблицы, я без труда прихожу к выводу о том, что в ней представлены в основном наименее развитые страны Тропической Африки и Азиатско-Тихоокеанского региона. [4]

 Рост городских процессов в развивающихся странах в силу их специфики оказывает большое сдерживающее влияние на качественные стороны развития мировой урбанизации, резко усиливает её пространственную дифференциацию. Ведь в этой группе стран подавляющая часть горожан – вчерашние сельские жители, которые часто способствуют «деревенизации» города, привнося в него нормы поведения и системы ценностей, свойственные сельской местности. Глубокие структурные сдвиги не следуют автоматически за сменой среды, например, при переезде из деревни в город, тем более когда речь идёт о переселении большой массы населения в короткий срок.

Сказанное в первую очередь относится к странам с низкой в недавнем прошлом долей городского населения и с наиболее высокими темпами прироста численности горожан в 1950-1990 гг., такими как Нигерия (её столица Лагос за этот период выросла почти в 27 раз и, по донным демографов ООН, в 2000 г. вышла на 8-е место среди агломераций мира), Турция или Иран, а также к странам, обладающим наибольшей «городской массой» с высокими темпами её прироста в этот период – Китай, Индия, Россия (СССР), Бразилия, Мексика, Индонезия. На другом полюсе находятся развитые и наиболее урбанизированные страны Северной Америки, Западной Европы и Япония с высокой долей городского населения и вместе с тем с достаточно значительными темпами роста во второй половине ХХ в. (особенно в Японии, США, Франции). (Таблица 6). [3]

Вместе с тем мощные силы выталкивания из деревни и успехи экономического роста обусловили весьма высокую долю горожан в общей численности населения ряда развивающихся стран: в Венесуэле (92,9% в 1995 г.), Уругвае (90,3), Аргентине (87,5), Чили (85,9), Бразилии (78,7); в Объединённых Арабских Эмиратах (84,0), Саудовской Аравии (80,2), Ираке (75,6); в Ливии (86,0), Тунисе (59,0% в 1995 г.). (Рисунок 1) [6], [7]

Следует иметь в виду, что в большинстве развивающихся стран из-за чрезмерного притока населения в города в них часто живёт значительно больше населения, чем они в состоянии «переварить», развитие городов сопровождается ростом численности не ассимилированных ими городских жителей и увеличением разрыва между ростом городского населения и его реальным включением в городской образ жизни (по характеру занятости, уровню образования, культуры и т. д.). Рост населения в городах, значительно опережая спрос на рабочую силу в современных отраслях, сопровождается не только абсолютным, но подчас и относительным расширением тех слоёв, которые не участвуют ни в современном производстве, ни в современном потреблении и остаются, в сущности неурбанизированными. Наблюдается явление, обозначаемое в литературе как «ложная урбанизация». Однако в развивающихся странах урбанизация всё-таки больше связана с развитием промышленности и индустриализации, чем может показаться на первый взгляд, только эта связь не такая прямая и непосредственная, какой она была в Западной Европе и США.

 

 

 

                   Рисунок 1 Доля горожан в ряде развивающихся стран

 

Поэтому отмеченные диспропорции в развитии городов не означают, что в странах Азии, Африки и Латинской Америки вообще нет подлинной урбанизации, а то, что происходит, – это «ложная урбанизация». Напротив, указанные черты объясняют своеобразие процесса урбанизации в развивающихся странах (по сравнению с Западной Европой и Северной Америкой), фокусирующего все стороны их развития, может быть, в ещё большей степени, чем в развитых странах.

С середины ХХ в. в мире быстро растут крупнейшие города и агломерации с населением свыше 1 млн жителей; их количество увеличилось в 1950-1990 гг. с 77 до 275, а суммарная численность населения – соответственно со 187 до 800 млн человек. Начался этап «сверхкрупногородской» урбанизации с формированием очень больших агломераций и надагломерационных структур расселения. В результате в 1990 г. в агломерациях - «миллионерах» проживала 1/3 всех горожан мира. Особенно быстро растут они в странах Азии, Латинской Америки и Африки. В Азии (1990 г.) насчитывалось 115 таких агломераций, больше всего в Китае (38), Индии (24), Пакистане, Индонезии и Южной Корее (по 6 в каждой стране); в Латинской Америке – 40, в Африке – 24. [4]

Соответственно эти страны входят в лидеры и по формированию сверхбольших агломераций с населением свыше 8 млн жителей. В 1950 г. среди 20 крупнейших агломераций мира только 7 находились в развивающихся странах, а в 1990 г. – уже 14, в том числе 7 из них входили в первую десятку (в 1950 г. только 3). По численности населения Сан-Паулу скоро выйдет устойчиво на второе место среди агломераций мира, опередив Нью-Йорк и Мехико (Таблица 7).

С ростом масштабов урбанизации всё большую значимость в её изучении приобретают качественные параметры. Усиливается важность правильного соотнесения закономерностей мировой урбанизации с её региональными особенностями при анализе самого процесса и его результатов в странах разного типа. Процессу обычно свойственны общие (глобальные) закономерности, а его результаты, отражая большое разнообразие стран и регионов, и определяют значительную территориальную дифференциацию, мозаичность урбанизации в современном мире. Это заставляет по-новому взглянуть на движущие силы самого процесса, побуждает мерить его «общим аршином» и применительно к СССР – России – в контексте развития глобальной урбанизации и мировой науки, способствует заметной эволюции социально-географических представлений об урбанизации в нашем меняющемся мире. [3]

После возобновления изучения урбанизации в СССР (с начала 70-х гг.) многие годы наблюдалось значительное (и оправданное) внимание к росту больших городов, агломераций, урбанизированных районов мегалополисного типа, то есть к внешним пространственным формам этого процесса, и недостаточное – к сущностным факторам его развития, и, прежде всего, к основному действующему лицу – человеку. Методология изучения урбанизации отражала общую недооценку человека в общественном развитии, характерную для советской науки. И это несмотря на большие традиции в этом отношении у российской географии начала нашего столетия, фундаментальные исследования по географии человека во французской, англо-американской, немецкой географических школах ХХ в. Недооценка человека при изучении процесса урбанизации выражалась в изначальном моменте – его определении в первую очередь через рост городов, повышение их роли в жизни общества, появление новых форм расселения и другие внешние (хотя и важные) формы процесса урбанизации, в то время как сам человек оставался на втором плане.

Такая трактовка процесса урбанизации у нас в 40-80-х гг. отражала не только государственное (субъективное) отношение к нему, оторванность от мировой науки, неприятие многих её достижений, но и объективный характер развития советской урбанизации как во многом квазипроцесса.

В англо-американской географической литературе положение было несколько иным. Уже в 40-50-х гг. урбанизация (как процесс и состояние) прежде всего связывалась с человеком, его социопсихологическим состоянием, образом жизни, изменением социальных контактов, видов деятельности и т. д.

Вот одно из характерных определений: «Урбанизация – это процесс постепенного перехода от сельского к городскому социопсихологическому состоянию, например, от немногих постоянных «первичных» социальных контактов ко многим непостоянным «вторичным» контактам». [9]

Тем не менее и в России в последние годы происходит неизбежная эволюция социально-географических представлений об урбанизации. Акценты в определении этого процесса постепенно смещаются с анализа роста городского населения, его доли в населении страны (или района) на характер концентрации населения в крупных городах, агломерациях и надагломерационных формах расселения, затем на изучение городского образа жизни, норм поведения, качества городской среды и, наконец, на изучение человека в городе как феномена культуры и в более широком плане всей цивилизации.

В этой связи надо отметить одно важное обстоятельство в самой эволюции урбанизации в странах разного типа. В развитых странах Запада уже достаточно давно завершены два основных этапа, связанных, во-первых, с переселением в города основной массы населения, сменой его занятий, концентрацией населения в крупных городах и т. д. (количественные стороны урбанистической эволюции), а во-вторых, с утверждением городского образа жизни как феномена культуры и современной цивилизации (качественная сторона).

Вместе с тем в развивающихся странах, в России и в большинстве постсоветских республик (за исключением стран Балтии) процессы адаптации сельских жителей к городскому образу жизни, овладения ими городской культурой, соответствующими системой ценностей, нормами поведения и т. д. ещё очень далеки от своего завершения. И это сегодня важнейшее отличие урбанизации в России от стран Запада, повышающее при её изучении ценность мирового опыта и достижений мировой науки.

 

 

 

4 Характер урбанизации в развивающихся странах


             "Третий мир" становится все более урбанизированным, ареной продолжающейся "городской революции". Это во многом определяет наиболее важные направления социально-экономического прогресса развивающихся стран. В 1950 г. доля горожан в общей численности их населения составляла 19%-20%, а к 1990 г. она выросла до 38%- 40%. К 2000 г. этот показатель достигнет 45% или даже больше. В 2000 г. в 65 развивающихся странах городским будет свыше 2/3 всего населения, а в 15 наиболее индустриальных уровень урбанизации превысит 80%. [4]

  Все больше ведущих центров в развивающихся странах выходит в число крупнейших городов мира. В 1950 г. среди 10 из них в развивающихся странах было лишь два таких центра - Буэнос-Айрес и Калькутта. В 2000 г. их будет уже 7 и среди них Мехико, Сан-Паулу, Калькутта, Бомбей, Сеул, Рио-де-Жанейро, Дели. В 1960 г. в развивающихся странах городов с населением более 1 миллиона жителей было 52, к 2000 г. их будет 279, к 2025 г. -486. [5], [6]

 

 

Рисунок 2 Рост числа «городов-миллионеров» в развивающихся

                                           странах


             В 2000 г. в городах в развивающихся странах проживало в два раза больше жителей, чем в городах индустриальных стран. К 2025 г. это соотношение составит 4:1. Это и неудивительно, так как в развивающихся странах темпы роста городского населения примерно в 4,5 - 5 раз превышают аналогичный показатель в среднем по группе индустриальных государств. По одному из прогнозов ООН в последней трети XX в. городское население мира увеличится на 2 млрд. человек, в том числе 3/4 этого роста придется на развивающиеся страны. Отметим, что в них реальные темпы роста городского населения значительно выше даже максимальных прогнозных оценок. [4]
             "Городской взрыв" в развивающихся странах теснейшим образом связан с динамичными внутренними миграционными потоками. На них в большинстве развивающихся стран приходится от 40% до 50% общего роста городского населения. Можно прогнозировать, что аналогичное положение сохранится и на перспективу, особенно принимая во внимание сохраняющиеся высокие темпы роста населения и преобладающие в нем молодых возрастных групп (около 2/5 населения моложе 15 лет). При этом в развивающихся странах темпы роста городского населения в 2-3 раза выше, чем сельского населения (хотя в сельской местности показатели рождаемости существенно выше, чем в городах). Это характерно и для самых отсталых развивающихся стран, в том числе и для 30 из них, не имеющих выхода к морским побережьям. [8]

Взрывной характер роста городского населения в развивающихся странах нельзя упрощенно объяснять лишь "выталкиванием" крестьян из деревни и "притяжением" миграционных потоков городами. Внутренние миграции типов "село-крупный город", "село-малый город-крупный город" стали важнейшим элементом социально-экономической жизни развивающихся стран. Такие миграционные потоки характеризуются как "перенос нищеты" из сельской местности в города. Это ведет к обострению социально-экономических и экологических проблем крупных городов и к ухудшению состояния здоровья больших групп их населения.

В развивающихся странах урбанизация происходит по типу "центр-периферия". Менее развитые районы и их города выступают в качестве внутренних колоний ведущих районов и их центров (своеобразный "внутренний колониализм"). Подобный взгляд на урбанизацию в развивающихся странах связан с концепцией "экономического дуализма", которая исходит из существования "традиционного " и "современного" секторов. В этой связи рассматриваются 3 ситуации: а) город выкачивает из окружающих территорий различные ресурсы для развития; б) город "индифферентен" к соседним районам; в) город навязывает им ту или иную структуру развития.
             Такая урбанизация, идущая по типу "экономический рост без экономического развития" (по терминологии некоторых ученых), получила наименование "урбанизации существования" или "потребительской урбанизации". Такой урбанизации присущи многие кризисные явления. Некоторые из них связаны с состоянием городской природной среды. [3]

  В развивающихся странах "городской взрыв" происходит на фоне и в условиях продолжающегося "демографического взрыва". Оба этих "взрыва" в своем сочетании во многом определяют основные направления социально-экономического развития и, практически, все стороны жизни стран "третьего мира". "Городской взрыв" в развивающихся странах нередко рассматривается как одна из наиболее серьезных проблем человечества. Это обусловлено тем, что города развивающихся стран выступают в качестве центров концентрации нищеты, безработицы, социальной и политической неустойчивости, экологического кризиса.

В зарубежной научной литературе встречается термин "слаборазвитый город". Он определяет некоторые специфические особенности городов в развивающихся странах. Среди них:

- недостаточность функциональной базы (промышленность, непроизводственная сфера и другие источники занятости и доходов), которая не в состоянии "поглотить" все более увеличивающееся население;


- быстрый рост обездоленного населения (в значительной степени в результате притока мигрантов) и застроенной площади городов;

- сложившаяся концентрическая система планировочной структуры вокруг центральных исторических центров городов; при этом кварталы менее обеспеченных групп горожан непосредственно примыкают к "ядрам" городов;
- существование на периферии городов разрастающихся по занимаемой площади поселений сосредоточения наименее обеспеченных групп населения (главным образом мигрантов) с неупорядоченной хаотической застройкой, лишенных, как правило, элементарной инфраструктуры (электричество, водоснабжение, канализация, медицинское обслуживание);

- отчетливо выраженное территориально-имущественное разделение городских территорий с выделением ареалов проживания групп с высокими, средними, низкими и минимальными доходами ("социальная сегрегация");

 - распространение городской застройки территорий на неблагоприятные по своим инженерно-геологическим и экологическим условиям территории (горные склоны с сильной эрозией, высокогорья, заболоченные или подтапливаемые участки и другие подобные места).

Эти наиболее общие особенности "анатомии слаборазвитого города" порождены взрывным характером урбанизации. Она по своим масштабам значительно опережает темпы развития экономики. При этом города как бы закрепляют ту территориальную организацию общества и хозяйства, которые достались развивающимся странам в наследство от колониального прошлого, препятствуя их прогрессу. [3]

В промышленных городах отмечается новый виток (новая стадия) урбанизации. Она связана с тем, что бедные группы населения постепенно вытесняются из центральных районов города. Происходит своего рода их "джентрификация" (облагораживание). Процесс возрождения и повышения социально-экономической роли центральных частей городов получил название "реурбанизация". Она еще не затронула крупнейшие и крупные города в развивающихся странах

Характер размещения населения в развивающихся странах и, в том числе, его особенно высокая территориальная концентрация в крупнейших городах все более ощутимо препятствуют прогрессу этих государств. В ответе на анкету ООН только 6 из 116 развивающихся стран заявили, что в них размещение населения "приемлемо", 68 государств ответили, что оно "в высшей степени неприемлемо", а в 42 государствах "неприемлемо в той или иной степени".

Такой характер размещения населения сохранится и на отдаленную перспективу. Это связано и с особой гипертрофией крупнейших центров. В большинстве развивающихся стран в 4-5 крупнейших городах сосредоточено примерно 4/5 промышленного потенциала этих государств. При этом крупнейшие города растут темпами в 3-5 раз более высокими, чем общий рост численности населения. Это характерно, в частности, для Латинской Америки - наиболее развитого, индустриального и урбанизированного региона "третьего мира". В агломерациях Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро, Мехико и Буэнос-Айреса сосредоточены примерно 1/5 населения и 1/3 потенциала обрабатывающей промышленности региона. По расчетам П.Р.Оделла примерно 90% стоимости продукции обрабатывающей промышленности в Латинской Америке производится в 41 центре, в том числе 70% - в 10 крупнейших городах. [2]

В 2000 г. в городах Латинской Америки с населением свыше 1 млн. жителей будет проживать более 2/5 латиноамериканцев. В 1990 г. доля жителей крупнейшей агломерации в общем населении составляла в крупнейших и наиболее развитых странах региона: в Бразилии 12,5%, Мексике 22,8%, Аргентине 35,6%, Перу 30,4%. Максимум территориальной концентрации населения в ведущей агломерации отмечается в Пуэрто-Рико (40,2%) и в Уругвае (39%). Сходная картина прослеживается и в большинстве других стран "третьего мира". [9]

Для ускоренной и даже взрывной урбанизации в развивающихся странах более всего характерна "концентрационная модель" растущего сосредоточения населения и всех сфер экономики в немногих ведущих и крупнейших центрах. Их рост будет продолжаться и при постепенном снижении рождаемости, что отмечается в большинстве развивающихся стран. Отток населения из сельской местности в города (особенно в крупные и крупнейшие центры) будет продолжаться высокими темпами. Это обусловлено тем, что сельское хозяйство и сельская местность в развивающихся странах не могут удержать сельское население из-за малоземелья, ухудшения условий, растущей престижности городской жизни. Хозяйственное освоение новых районов в развивающихся странах (некоторое исключение представляет Латинская Америка) не может поглотить сколько-либо значительную часть избыточного сельского населения.

Во многих развивающихся странах (особенно в Тропической Африке) сложился довольно элементарный рисунок городского расселения. Существует один крупный центр общенационального значения при довольно большом количестве малых городов в сельской местности. Отметим, однако, что почти во всех развивающихся странах появились крупные города, имеющие свыше 100 тыс. жителей каждый. В Латинской Америке, например, за 1870-1990 гг. число таких городов увеличилось более чем в 50 раз.

В развивающихся странах формируются и все более сложные формы урбанистической организации: агломерации городов, "городские коридоры", расположенные между крупнейшими центрами. Они сложились в наиболее урбанизированных и индустриальных странах. Среди них Индия, Аргентина, Бразилия, Мексика, Венесуэла, Чили и некоторые другие. В Венесуэле, например, формируются 3 мегалополиса, в том числе между столицей Каракасом и побережьем. К концу века в них будет сосредоточено 77% населения Венесуэлы (в начале 70-х годов на занимаемой ими территории проживало 42.6% венесуэльцев). [9]

Почти во всех развивающихся странах отмечается нарастающее ухудшение состояния окружающей среды в столичных и других агломерациях и на прилегающих к ним территориях. Это, в частности, обусловлено тем, что в странах "третьего мира" типична высокая территориальная привязка "загрязняющих" отраслей промышленности к крупнейшим и крупным городам.

Это обостряет и без того кризисное состояние городской окружающей среды. Возникла реальная опасность для состояния здоровья городского населения, особенно в многочисленных окраинных ареалах сосредоточения наименее обеспеченных групп населения.

В ядрах агломерацией в развивающихся странах вокруг делового центра расположены основные городские магистрали. Обычно площадь под ними не соответствует возрастающим темпам автомобилизации. Рядом с кварталами многоэтажной застройки находятся предприятия "городских" отраслей легкой, пищевой, химической промышленности. В непосредственной близости располагаются кварталы с наивысшей скученностью населения. По направлению к периферии плотность населения обычно постепенно падает. Но вместе с тем резко возрастает площадь временных и наименее обеспеченных инфраструктурой поселений мигрантов, составляющих все более весомую долю в общей численности населения городов. На "вылетных" магистралях обычно сооружаются крупные предприятия и возникают новые зоны застройки. Происходит неуклонный рост доли населения и промышленности именно окраинных периферийных частей агломераций. Это в условиях недостаточной оснащенности предприятий очистными сооружениями еще более ухудшает состояние окружающей среды на расширяющихся городских площадях.
             Большие и все увеличивающиеся территории занимают трущобы и временные окраинные поселения. Они лишены элементарных удобств и медико-санитарных условий. Их население в незначительной степени втянуто в производственную и иные сферы жизни своих городов. Во многих городах развивающихся стран население таких ареалов растет в два раза более высокими темпами, чем все население таких центров. Это обстоятельство ведет к тому, что во всех развивающихся странах города занимают все более значительные площади.

Рост урабанизационных территорий показывает пример Дели. При разработке его генерального плана границы столичной зоны были определены в радиусе 100 км. Но реально радиус границ составляет 240 км. В этой и в других агломерациях в развивающихся странах особенно быстро растут участки временной застройки, занимаемые переселенцами. Нередко эти городские территории сохраняют деревенский облик. В их пределах довольно значительные площади занимают сельскохозяйственные земли. Это особенно типично для городов Тропической Африки. [7]

Во временных, спорадически возникших поселениях, на окраинах больших и даже средних городов проживают сотни миллионов мигрантов из деревень. В таких поселениях, которые нередко называются "колониями нищеты", "пролетарскими колониями" и другими подобными названиями, качество жизни населения и состояния среды обитания особенно неудовлетворительны. В Карачи, например, еще в 70-е годы насчитывалось 200 трущобных ареалов. Лишь 30% жилищ имели водопровод, 20% - подключены к канализации. Данные специального обследования показывают, что в неудовлетворительных условиях проживает не менее половины населения Карачи. Это, как и в других крупных городах развивающихся стран, главным образом, переселенцы из сельской местности. Плотность населения в таких ареалах в Карачи превышает 1600 человек на 1 га. В Медельине, крупнейшем экономическом центре Колумбии, в таких поселках маргинального населения еще в недавнем прошлом электричеством пользовались 45% населения, системой водоснабжения 26%, канализацией 43%. Между тем это один из главных центров всей Латинской Америки.

Характер урбанизации в развивающихся странах определяет и ряд общих особенностей внутреннего устройства (членения) "слаборазвитого города". В нем выделяются резко отличающиеся друг от друга составные части. В частности, быстрый рост городского населения сопровождается особенно высокими темпами увеличения численности пришлого населения и, прежде всего, мигрантов из сельской местности. Характерны трудности их адаптации к условиям городской жизни, к новой для них городской окружающей среде. Не только в крупных, но и в средних, а нередко и в небольших городах, в непосредственной близости от центрального "делового округа" быстро растут кварталы трущоб и поселения наименее обеспеченных групп "маргинального" (наименее обеспеченного и не участвующего в полной мере в городской жизни) населения.

В центральных частях "слаборазвитого города" возрастает плотность населения, чаще всего достигающая высоких, а иногда и критических показателей. Быстро увеличивается площадь под дорогами и другими транспортными сооружениями. Автомобилизация, интенсивно развивающаяся в городах "третьего мира", становится все более весомым фактором ухудшения состояния и качества окружающей городской среды. [9]

В городах всех развивающихся стран значительная часть жилого фонда и, особенно в окраинных поселениях маргинального населения, находится в весьма неудовлетворительном состоянии. В целом по группе развивающихся стран на массовое жилищное строительство предназначается примерно 1% ВНП. Это (в относительном выражении) существенно меньше, чем в индустриальных странах.

Существует прямая связь между уровнем социально-экономического прогресса и рынком жилья в развивающихся странах. Например, в Пакистане средний доход на 1 жителя составлял в 1988 г. всего 350 долл. В 1960-1980 годах в стране население увеличилось на 84%, а число жилищ лишь на 56%. Во втором по значению центре Аргентины - Кордове за 1980-1991 годы все население увеличилось на 19%, а в неблагоустроенных поселениях мигрантов на 34%.

В среднем по группе развивающихся стран из каждых 100 семейств 72 живут в плохих жилищных условиях. В Африке же этот показатель достиг 92. За 1970-1988 годы число жилищ, не имеющих качественной питьевой воды, выросло со 138 до 215 млн., а лишенных канализации на 340 млн. [2]

 

 

 

5 Состояние городской природной среды  в развивающихся странах

 

К концу первой четверти XXI в. ежегодный рост городского населения в развивающихся странах по одному из прогнозов ООН составит примерно 90 млн. человек. Это ведет к поглощению городами сельскохозяйственных земель. Но именно в большинстве развивающихся стран, где нередко (особенно в Африке) часть городского населения занимается сельским хозяйством, особенно болезненно проявляется растущая нехватка сельскохозяйственных угодий. Такое "расползание" городов также ухудшает и экологическое состояние урбанизированных территорий в развивающихся странах.

Показательны данные о росте территории столицы Чили. Если в 1930-1950 годах она увеличивалась в среднем за год на 200 га, то в 80-е годы более чем на 1300 га. В 1952 г. в поселениях маргинального населения проживало 6,3% населения Сантьяго, к 1973 г. этот показатель утроился. В Египте города занимают не менее 1/10 площади наиболее плодородных земель. С 1900 г. по начало 80-х годов площадь Дели увеличилась в 13 раз. Только за 10 лет в 1965-1975 годы столица Перу Лима "поглотила" 14 тыс. га наиболее ценных орошаемых земель в долине реки Римак. В столице Доминиканской республики в 70-е и 80-е годы население возросло с 600 до 2300 тыс. человек. Это привело к распространению городской застройки на зону пригородного сельского хозяйства. Произошло ухудшение продовольственного положения столичного района, а в его зоне стали в кризисной форме проявляться последствия нарушенности экологического равновесия. Нередко отчуждение земель под городскую застройку охватывает ценные сельскохозяйственные угодья под многолетними культурами.

В городах развивающихся стран с их неупорядоченной застройкой все чаще отмечается инженерно-геологическое и гидрогеологическое неблагополучие. Это приводит к проседанию территории, провалам, опусканию территории и ряду других неблагополучных последствий экологического свойства. Причины этих явлений различны, но среди них выделяется усиление давления экономики и населения на застроенную территорию. Немаловажное значение имеет и то, что новые поселения нередко создаются на неблагоприятных в инженерно-геологическом и гидрогеологическом отношениях участках, "взбираются" на склоны холмов и высоких гор (или "спускаются" в заболоченные местности).

В агломерации Мехико, расположенной на средней высоте 2240 м. над уровнем моря, временные поселения встречаются на высотах более 3000 м. Там уже ощущаются нехватка кислорода, особые трудности в снабжении топливом для готовки пищи и обогрева лачуг, а также в доставке воды цистернами. Заселение этих участков способствует распространению склоновой эрозии.

На экологическую ситуацию в агломерации Мехико огромное и угрожающее воздействие оказывает оседание значительной части ее территории в результате продолжающегося использования подземных вод для водоснабжения многомиллионного столичного района. При этом, несмотря на угрожающую гидрогеологическую ситуацию в центральной части города Мехико, а также на месте дренированного еще испанскими завоевателями озера Тескоко, продолжается интенсивное промышленное и жилищное строительство.

Положение усугубляется ограниченностью и отдаленностью мексиканской столицы от высокогорных ресурсов поверхностного стока. Поэтому и на длительную перспективу подземные воды сохранят значение для снабжения водой столичного района Мексики. Многие здания и различные транспортные сооружения из-за опускания территории находятся под угрозой разрушения. Дренирование территории на месте осушенных озер вызывает частые пыльные бури. Ежегодно отмечается до 7 таких бурь, особенно в сухое время года. В столичном районе Мексики в немалой степени из-за ухудшения условий экологии и качества окружающей среды отмечается рост заболеваемости раком. Различным аллергическим заболеваниям подвержена 1/7 часть населения Мехико.

В Калькутте - единственном в Индии крупном речном портовом комплексе - отмечается нарушение литологической структуры. Такая же причина препятствует развитию Бангкока, где также наблюдается опускание территории из-за нарастающего использования подземных вод при неблагополучной гидрогеологической ситуации. Опускание территории в этом крупнейшем промышленном центре Юго-Восточной Азии усиливает опасность опустошительных наводнений.

Ухудшение качества воздушного бассейна крупных городов в развивающихся странах связано с опережающими, относительно роста населения и промышленности, темпами производства и потребления энергии. Основой развития электроэнергетики в развивающихся странах стало строительство тепловых электростанций, как правило, без дорогостоящих устройств по защите окружающей среды. В Таиланде, например, потребление электроэнергии удваивается каждые 5-6 лет. В Бразилии по прогнозу за 1970-2010 годы население вырастет в 2,3 раза, а потребление первичных источников энергии в 13,8 раз. Но и при этом ее потребление на душу населения составит 31% от уровня США.

Объем твердых отходов в городах развивающихся стран в среднем на 1 жителя в 3-4 раза меньше, чем в индустриальных странах. Проблемы сбора, хранения, транспортировки и утилизации твердых отходов представляют немалые трудности и для городов в странах высокого уровня развития. Но для центров в развивающихся странах, многие из которых к тому же расположены в тропиках с повышенными показателями температуры и влажности, эти проблемы особенно сложны из-за низкого уровня технической оснащенности городского хозяйства.

В Африке лишь до 1/3 городского населения обслуживаются коммунальными службами по сбору твердых отходов. Это там стало важным фактором нестабильности состояния здоровья горожан. Слабость организованной очистки городских территорий в городах развивающихся стран вызывает засорение и выводит из строя и без того недостаточные дренажные устройства. Это осложняет водоснабжение и сброс сточных вод.

В некоторых развивающихся странах накоплен определенный опыт по сбору, хранению и использованию твердых отходов. Это, прежде всего, относится к Коста-Рике. Но это лишь единичные примеры. Даже в наиболее экономически развитой агломерации "третьего мира" Сан-Паулу (крупнейший город Южного полушария) нет достаточных площадей для хранения и утилизации твердых отходов. В наименее развитом районе Бразилии - на Северо-востоке большинство муниципий не имеют средств для организации сбора твердых отходов. И это происходит в стране, входящей в число государств мира с наибольшим объемом промышленного производства.

Экологическое состояние воздушного бассейна в крупных городах в развивающихся странах стало угрожающим. В столичном районе Малайзии (а между тем это одна из наиболее развитых стран "третьего мира") в 80-е годы качество окружающей среды в городах было в 2-3 раза ниже, чем в США. В Калькутте не менее 3/5 населения страдает от заболеваний дыхательных путей. [7]

Существует и важные географические факторы, влияющие на состояние окружающей среды в городах развивающихся стран. Это, в частности, способность атмосферы разбавлять поступающие в нее загрязняющие вещества в зависимости от метеорологических условий на различных широтах. В тропиках, где расположено большинство развивающихся стран, способность атмосферы к восприятию и разбавлению поступающих в нее загрязняющих веществ примерно в 3 раза ниже, чем в средних широтах в Западной Европе.

Исследования, проведенные в ряде развивающихся стран, показали наличие в атмосфере их крупнейших городов особо опасных концентраций загрязнителей. Такой вывод применительно к 18 крупнейшим центрам Латинской Америки сделан Панамериканской организацией здравоохранения. В крупнейших городах высокая, а нередко, и опасная степень загрязнения воздушного бассейна, в известной степени, обусловлена весьма значительной концентрацией промышленности. В большинстве центров "пальма первенства" в загрязнении атмосферы принадлежит автомобильному транспорту. В Каракасе, например, на него приходится примерно 4/5 общего объема загрязнения воздушного бассейна.

Выбросы окиси углерода приводят к массовым отравлениям, что сопровождается падением содержания гемоглобина в крови и ухудшением снабжения тканей организма кислородом. Опасность для здоровья городского населения увеличивается и потому, что из индустриальных стран в регион "третьего мира" перемещаются крупные мощности химической промышленности и черной металлургии. При этом нередко крупные производственные комплексы в этих отраслях, особенно сооружаемые транснациональными корпорациями, для удешевления проектов не располагают современными и дорогостоящими очистными сооружениями.

На состояние окружающей природной среды немаловажное воздействие оказывает устройство поверхности в районах их расположения. Это, в частности, показывают примеры ряда крупных центров в Латинской Америке. Многие из них расположены высоко в горах. Они окружены горными цепями, что затрудняет естественную вентиляцию воздушного бассейна и вынос загрязняющих веществ. К тому же в высокогорных агломерациях, где сосредоточена значительная часть населения Мексики, Центральной Америки и андских стран, из-за разреженности воздуха происходит неполное сгорание топлива. По этой причине, по сравнению с равнинными городами, выбросы в атмосферу увеличиваются: окиси углерода на 60%, окислов азота на 50%. Для столицы Мексики настоящим бедствием стал нефтехимический "смог" - сухой стелющийся и дымный туман. "Смог" нередко длится по несколько дней и наносит огромный вред здоровью населения мексиканского столичного района.

Высокая степень загрязненности воздушного бассейна и источников водоснабжения, нерегулируемое развитие промышленности и автомобильного транспорта способствуют распространению сердечно-сосудистых, канцерогенных заболеваний, болезней систем дыхания, инфекционных, кишечно-желудочных, а также ряд других серьезных нарушений здоровья больших групп населения.

На экологическое состояние городов в развивающихся странах влияет слабость водного хозяйства и ограниченность водоснабжения. Характерно, что в большинстве из них потребление воды на 1 жителя лишь несколько выше биологически необходимого уровня. При этом качество воды, как правило, не соответствует международным стандартам. Это, нередко, характерно и для районов, обладающих значительными водными ресурсами. Даже в Латинской Америке, где водное хозяйство находится на более высоком уровне по сравнению с другими регионами развивающихся стран, лишь примерно 2/3 городского населения обеспечены водой из специальных сетей. Но качество воды часто невысокое из-за различных загрязнений. [2]

Многие крупные города "третьего мира" страдают от систематических наводнений и нуждаются в строительстве гидротехнических сооружений. Паводки и пульсации поступления взвешенных наносов в урбанизированных районах наносят большой ущерб хозяйству. Например, в районе Манилы, где осуществляются довольно значительные гидротехнические работы и в радиусе 50 км запрещено строительство предприятий, вызывающих сильное загрязнение, качество поверхностного стока неудовлетворительно. Главная причина - спуск сточных вод и вывод из строя ряда дренажных систем на территории Большой Манилы. В районе Куала-Лумпур сток взвешенных наносов во время дождевых паводков стал серьезной помехой для использования водных ресурсов. При этом мутность воды от верховьев к замыкающему створу резко возрастает благодаря поступлению наносов из речных притоков в урбанизированном ареале.

Недостаточность водного хозяйства оказывает неблагоприятное воздействие на функционирование формирующихся промышленных районов. Многие из них тяготеют к речным системам. Один из таких примеров - бассейн реки Дамодар в Индии. В период муссонов при заполнении паводковыми водами действующих водохранилищ избыток воды спускают в реку. В сухой сезон нет притока воды и в результате плохой самоочистки промышленных сбросов резко увеличивается загрязнение стока. Приходится использовать дополнительные объемы дефицитной воды для разбавления загрязнителей и очистки русла в санитарных целях.

Довольно типичен и пример Ирака. До недавнего времени очистные сооружения в этой стране имелись только в Багдаде. В результате спуска огромного объема неочищенных стоков на территории Багдадской агломерации в нижнем течении Ефрата речная вода практически непригодна ни для населения, ни для промышленного использования.

Исследование, проведенное в 1980 г. в Никарагуа, установило, что в результате неконтролируемого сброса ртути предприятием компании США, резко ухудшились условия водоснабжения столицы и озерного рыболовства. На этом предприятии выбросы ртути в атмосферу в 12 раз превышали принятые в США стандарты. У более чем 1/3 работников этого предприятия отмечалось заражение ртутью.

Проведенные в Танзании в 80-е годы исследования миграционных потоков из сельской местности в небольшие города показали, что многие новые горожане занимаются сельским хозяйством и практикуют подсечно-огневое земледелие. Это ведет к деградации почвенного покрова и росту эрозии из-за сведения лесных участков. Переселенцы также добывают древесное топливо и производят древесный уголь для нужд городского населения. Это ведет к уменьшению лесопокрытой площади и ухудшению окружающей природной среды в зонах влияния городов и на значительных расстояниях от них. [3]

Во всех развивающихся странах, имеющих выход к морю, отмечается растущая нарушенность прибрежных экосистем. Это, среди прочих причин, вызвано сосредоточением многих крупнейших центров с их растущим населением и значительным промышленным потенциалом в прибрежной зоне. Например, в Бразилии не менее 2/3 промышленного производства сосредоточено в трехсоткилометровой приокеанской полосе. Там же расположены 13 из 15 городов - "миллионеров" страны. Разрушение экосистем барьерной прибрежной зоны ухудшает экологические условия как побережий в развивающихся странах, так и прилегающих акваторий.

Проблемы крупнейших центров в группе развивающихся стран достаточно репрезентативно отражают данные по агломерации Лагоса - столицы крупнейшего африканского государства Нигерии. На столичный район этой страны приходится свыше 60% ее промышленных и торговых предприятий, 90% внешнеторгового оборота (в том числе Лагос "поглощает" 80% импорта). Эти показатели отражают типичную для большинства развивающихся стран картину территориальной концентрации экономической мощи. По данным Мирового Банка в 1985 г. лишь 47% населения Лагоса обеспечивались качественной питьевой водой. Город испытывает большие трудности в организации водоснабжения. Сбор твердого мусора достиг в 1990 г. 3,8 млн. тонн, но, по крайней мере, 1/3 населения не обеспечена системами его сбора. В лагуне устьевой зоны на площади в 80 кв. км сбрасываются твердые и жидкие отходы. Это наносит значительный вред экосистемам, увеличивает опасность загрязнения атмосферы, поверхностного стока и подземных вод.

Очень важным обстоятельством, воздействующим на экологическое состояние обширных территорий и акваторий за пределами крупных агломераций, следует считать перенос их загрязнений. В развивающихся странах нередки случаи неблагоприятного экологического воздействия крупнейших центров на окружающую природную среду при все увеличивающихся радиусах такого воздействия. Например, следы загрязнения воздушного бассейна агломерации Сан-Паулу обнаруживаются и в далеко от него отстоящих речных системах во внутренних регионах Бразилии, и над Атлатическим океаном.

В городах многих развивающихся стран расходы на здравоохранение составляют в среднем менее 10 долл. в год на человека. Это не дает возможность создать эффективную систему медицинского обслуживания, особенно в окраинных зонах, сосредоточения маргинального населения. Там наиболее болезненно проявляются последствия экологического неблагополучия, непосредственно воздействующего на здоровье населения.

Медико-санитарное состояние городов "третьего мира" не удовлетворительно. Это применимо даже к наиболее развитым странам этой группы. Из-за неудовлетворительного санитарного состояния городов в Бразилии число заболевших малярией там увеличилось со 197 тыс. в 1981 г. до 378 тыс. в 1984 г. Отмечены случаи холеры в Лиме и в ряде других городов.

В развивающихся странах постепенно растет понимание особой важности и приоритетности проблем охраны и улучшения окружающей природной среды, в том числе в городах. Это явление относительно новое. Интересно, что в конкретном социально-географическом исследовании восприятия проблем окружающей среды различными группами населения в 1974 г. в 6 городах в промышленном районе Чотанагпур в Индии было выявлено понимание факта загрязнения окружающей среды в городах. Но оно не сопровождалось озабоченностью, потому что основная масса людей все еще отдает предпочтение более насущным повседневным экономическим и социальным проблемам, порожденным нищетой, а не качеству окружающей природной среды.

Развивающиеся страны располагают весьма ограниченными финансовыми и техническими возможностями для проведения эффективной политики устойчивого развития. Это не дает возможность более экологически полноценно использовать промышленный потенциал крупнейших центров в развивающихся странах. К тому же существует ограниченность инвестиционных ресурсов для создания соответствующей "экологической инфраструктуры".

Отсталость и бедность не могут создать устойчивого развития. Известный специалист по проблемам городов развивающихся стран Алан Джилберт отмечает существование в них "кризисной бедности". На среднесрочную и, особенно, на долгосрочную перспективу есть основание прогнозировать обострение экологической обстановки в городах развивающихся странах и возрастание их "вклада" в глобальное загрязнение.

Многие исследования показывают, что в столетний период между серединой 70-х годов XX в. и 2075 г. практически весь прирост потребности в энергии даст Азия (прежде всего менее развитые азиатские государства), а также Африка и Латинская Америка. В Европе (за пределами СНГ) потребности в энергии на протяжении столетия будут практически на одном уровне, а в Северной Америке даже снизятся. Это произойдет в результате внедрения новейших энергосберегающих технологий, что, несомненно, благоприятно скажется на состоянии городской природной среды. В Африке же за этот период потребности в энергии увеличатся в 45 раз, а в Латинской Америке в 9 раз, что может неблагоприятно повлиять на качество экологии во многих городах.

Территориальное перераспределение потребности в энергии создает предпосылки для дальнейшего усложнения экологических проблем в зоне "третьего мира". Прежде всего, это относиться к урбанизирующимся и индустриализирующимся районам развивающихся стран.

В большинстве развивающихся стран теория, практика и законодательство, имеющие целью регулирование роста и развития городов, организацию их территории и улучшение среды обитания, применяются в ограниченном масштабе и недостаточно эффективны. Даже в Мексике - одной из наиболее развитых и лидирующих стран "третьего мира" - рассмотрение законодательных актов, в какой-то степени регулирующих градостроительные процессы, произошло лишь в 1975 г. Законодательство предусматривает меры, направленные на улучшение использования городских территорий и их зонирование, а также состояния окружающей среды. При этом далеко не в полной мере учитываются социально-экономические особенности различных (особенно низовых) политико-административных единиц.

Многочисленные проекты реконструкции столиц и других крупных городов в развивающихся странах не приносят ощутимых результатов. В ряде из них города-спутники, а также некоторые близко расположенные города рассматриваются планировщиками как "противовесы" гипертрофированному росту крупнейших городов, как инструмент их "разгрузки" и смягчения в них угрожающего состояния окружающей природной среды.

Прослеживается определенная связь между государственной политикой в области охраны окружающей среды и размерами средних доходов на душу населения. При показателе менее 200 долл. на душу населения практически не проводится никакой политики охраны окружающей среды. При доходе в 200-1000 долл. в случае возникновения острых конфликтных ситуаций между состоянием окружающей среды и различными экономическими ситуациями, предпочтение отдается последним. [4]

В развивающихся странах длительное время идет полемика о соотношении экономических и экологических подходов и критериев к решению ключевых социальных проблем преодоления хозяйственной отсталости. Видный нигерийский ученый А.Мабогундже еще в 70-е годы отмечал, что перед развивающимися странами стоит задача трансформации экономической структуры (в том числе, и в территориальном разрезе), унаследованной от колониального периода. Он констатировал, что при некоторых позитивных сдвигах, вызываемых индустриализацией, все же происходит нарастающая территориальная концентрация промышленности в немногих ведущих центрах, что влияет и на их экологическое положение.

В ряде развивающихся стран (Индия, Бразилия, Мексика и некоторые другие) накоплен положительный опыт территориальной децентрализации промышленности. При этом преследуются цели улучшения состояния окружающей природной среды. В Мексике, например, новые промышленные предприятия и индустриальные центры, создающиеся в непосредственной близости от столичного района, призваны, в той или иной степени, облегчить его неблагоприятные экологические условия.

Но реализация многих проектов улучшения экологических ситуаций в крупнейших городах развивающихся стран чаще всего не может завершиться успешно. Показателен пример новой столицы Бразилии, функционирующей после 1960 г. Жизнь опрокинула все заложенные в проект нормативы. В бразильской столице численность населения многократно превзошла проектные расчеты. Возникли новые ареалы неупорядоченной временной застройки. Столица испытывает серьезные трудности в снабжении продовольствием, электроэнергией, водой. При этом происходит ухудшение качества воды и рекреационных возможностей населения из-за загрязнения водохранилищ. Не соответствуют стандартам и ряд других компонентов городской природной среды. [9]

В середине 90-х годов в бразильской столице проживало свыше 1,8 млн. человек (в 1957 г. было менее 7 тыс. жителей). Агломерация насчитывает 11 городов-спутников. Ежегодно в среднем в Бразилии прибывает не менее 30 тыс. мигрантов.

В развивающихся странах все более отчетливо понимают явную ограниченность чисто технократических подходов при исследовании и решении проблем городов и их окружающей среды. Все более широко распространяется представление о необходимости коренных социально-экономических преобразований. На их основе могут быть постепенно и поэтапно решены жизненно важные проблемы народонаселения, нерегулируемой урбанизации и состояния окружающей городской среды в условиях "городского взрыва". [2]

 

 

 

 

6 Урбанизация в России в контексте глобального процесса


            
За последние 50-70 лет урбанистические процессы и структуры на огромных пространствах Европы и Азии испытывали сильное влияние тоталитарной системы и однобокого развития экономики. Это негативное влияние в наибольшей мере выражено в России, Украине, Белоруссии, Казахстане, меньше – в государствах Балтии, Польше, Чехии, Словакии, Венгрии и в других странах Центральной Европы. В целом наблюдался своеобразный «географический ход» военно-тоталитарных черт урбанизации: они нарастали по мере движения с запада на восток, а в России – и на север.

На урбанизацию, как и на всё территориально-экономическое развитие СССР и России в последние десятилетия, оказали ощутимое воздействие военно-стратегические интересы в формировании хозяйства и освоении территории. Именно они определили многие негативные особенности урбанизации.

Высокие темпы роста городского населения России в послевоенный период отражали парадоксальное стремление создать современную военную экономику в мирное время в небогатой стране, сильно пострадавшей от войны, коллективизации и т. п. Поэтому огромные массы сельских жителей направлялись в разбухающие старые центры или во вновь создаваемые «социалистические» города. Последние вместо постепенного вызревания в очаги культуры обычно превращались в большие общежития при военных предприятиях-гигантах, в военно-промышленные поселения, не говоря уже о так называемых закрытых городах, которых нет ни на одной карте (их количество составляет около 100). Всё это во многом объясняет специфику советской урбанизации и актуальность возвращения многих городов России (как и других стран СНГ) в русло нормального развития. Ведь обычно город как носитель урбанизации – это прежде всего концентрация разнообразия во всех сферах жизнедеятельности, а в конечном счёте – концентрация культуры, её высших достижений. В наших же условиях многие российские города, даже крупные, нередко сохраняют исторически сложившийся «поселковый» характер, так как они формировались как сумма посёлков при «своих» предприятиях. Это отражало отношение к урбанизации как к побочному продукту индустриализации, недооценку её как самостоятельного социального процесса большой важности.

Основной итог развития урбанизации в советский период – очень большой разрыв между её количественными и качественными параметрами.

Только в 1959-1989 гг. городское население России увеличилось на 76%. При этом сформировались многие особенности урбанизации, связанные с низким уровнем жизни горожан, их культуры, качества городской среды, узкой монопрофильной специализацией городов, сращиванием в них социальной инфраструктуры с производственными предприятиями, ухудшением экологической ситуации, критическим состоянием малых городов и другими негативными явлениями. Они определяют круг проблем, которые предстоит решать России в обозримой перспективе.

Всё это напоминает тип развития, характерный для развивающихся стран, и даёт основание считать, что урбанизация в России в 30-80-х гг. носила черты квазипроцесса: она сохраняла внешние признаки урбанизации (рост городского населения, концентрация его в больших городах и агломерациях, их «расползание» и т. д.), но при этом во многом не соответствовала сложившимся мировым нормам и представлениям об образе и уровне жизни населения и стандартах обустройства городской среды. А изучение урбанизации во многом носило вполне узнаваемый характер квазинауки – например, бывшее ещё сравнительно недавно модным разделение её общих закономерностей на «у них» и «у нас».

Всё сказанное, прежде всего, осознание многих негативных сторон в советский период, вопреки прямолинейной логике не позволяет тем не менее согласиться с нередкой ныне уничижительной критикой всего и вся при оценке урбанистического развития России после 1917 г. Такая критика сегодня непродуктивна уже потому, что медленно, но верно разрушается прежняя система сверхмилитаризованной экономики и тоталитаризма, в рамках которой складывалась соответствующая теория и практика городского и регионального развития. Кроме того, как известно, урбанистические структуры, формирующиеся десятилетиями и веками, весьма инерционны и стоят очень дорого. То, что построено (особенно в бедном государстве), как бы это ни было неудачно, следует максимально использовать в предстоящий период в ходе постепенной и достаточно длительной трансформации.

Из итогов развития урбанизации в России за последние десятилетия вытекают многие её проблемы на ближнюю перспективу. [10]

 

6.1 Проблемы урбанизации в России начала 90-х гг

С наступлением экономического и политического кризиса в конце 80-х – начале 90-х гг. значительно обострились проблемы урбанистического развития страны, которые накапливались в предыдущие десятилетия. Это нашло выражение и в том, что численность городского (как и общего) населения России начала устойчиво снижаться – с 109,2 в 1992 г. до 107,5 млн человек в начале 1995 г. Естественно, что и людность подавляющего числа городов также уменьшается. Такой перелом в динамике городского населения – одно из свидетельств неблагополучия в развитии российских городов.

Оно во многом связано с особенностями урбанизации в советский период. Укажу наиболее важные из них. [10]


             6.1.1 Незавершённый, ущербный, односторонний характер развития самого процесса урбанизации

 

Эта особенность лежит в основе большинства других, о которых будет идти речь ниже. Она является прямым результатом формирования урбанизации в качестве побочного продукта индустриализации, пренебрежения к потребностям человека в городе, социальной сфере на протяжении десятилетий специфических собственно городских проблем.

Незавершённый характер урбанизации заключается в том, что далеко не всё городское население и поныне включено в городской образ жизни по характеру занятости, уровню обслуживания, разнообразию досуга и. т. д. В общем приросте городского населения страны примерно 70% составляли вчерашние сельские жители. Чрезмерная в ряде районов миграция из села в город усугублялась часто непродуманными административными преобразованиями сельских территорий в городские. Это способствовало возникновению явления, известного в литературе как «ложная урбанизация» и характерного для многих развивающихся стран, а в СНГ – особенно для стран Средней Азии. Всё это имело негативные последствия не только для города, но и для сельской местности. Число сельских населенных пунктов сократилось между переписями населения 1959 и 1989 гг. почти вдвое (с 294 до 153 тыс.), главным образом за счёт мелких сёл до 500 жителей, а численность сельского населения – с 55,0 до 39,1 млн человек.

По производительности труда в 1990 г. советское сельское хозяйство уступало США в 11 раз, Нидерландам, Бельгии и Канаде – в 10 раз и даже таким странам, как Греция и Португалия, – в 2 раза. Поэтому соотношение доли городского населения в СССР (66% в 1989 г.) и доли занятых в сельском хозяйстве (20%) было далеко от нормального. [10]


             6.1.2 Низкое качество городской среды

 

Низкое качество городской среды – прямое следствие сказанного выше; оно связано во многом со слишком высокими темпами роста городского населения страны и низкими доходами горожан. Недостаточное развитие социальной сферы, уровня благоустройства городов, однообразие, а порой унылость архитектурного облика, неразвитость городской культуры – всё это характерно не только для подавляющего большинства малых городов, особенно в России, но и для многих крупных центров с населением свыше 100 тыс. жителей, в том числе созданных в последние десятилетия. [10]


             6.1.3 Экологическое неблагополучие городского развития

Проблемы экологии за последние два-три десятилетия приобрели особую остроту в связи с резко возросшим загрязнением воздушного бассейна и водных ресурсов городов. Почти все большие города бывшего СССР, а некоторые специализированные промышленные центры и с населением менее 100 тыс. жителей подошли к экологическому пределу своего роста из-за отсталой технологии развития промышленности и автотранспорта – основных загрязнителей (роль последнего в загрязнении крупных городов достигает 70-90%).

К началу 90-х гг. в СССР насчитывалось около 100 городов с критическим экологическим состоянием. Неблагополучие городской среды связано не только с величиной города, но и с особенностями его функциональной структуры, микроположения, местных условий и т. д. Рекордсменами по суммарному выбросу вредных веществ в атмосферу тогда являлись Норильск (2,4 млн т в 1986 г., население 173 тыс. человек в 1990 г.), Кривой Рог (1,6; 717), Экибастуз (1,6; 137), Москва (1,25; 9100); Новокузнецк (1,1; 601); Темиртау (1,1 млн т; 213 тыс. человек). Ещё 8 городов отличались значительным превышением ПДК по отдельным веществам или высоким содержанием пыли; среди них не только крупные, но и небольшие города с населением около 50 тыс. жителей (Кириши, Благовещенск в Башкирии).

В России, по официальным данным, выделяются (на 1999 г.) 40 городов с наиболее неблагоприятной экологической ситуацией, исходя из объёма выбросов загрязняющих веществ только от стационарных источников. Среди них – Москва и половина «городов-миллионеров».

Важно отметить, что среди городов России с тяжёлой экологической ситуацией (по данным опроса населения летом 1990 г.) оказались не только традиционные центры металлургии и химии (Челябинск, Уфа, Липецк), но и многие новые крупные города – Тольятти, Набережные Челны, Нижнекамск, Новокуйбышевск, Волжский и др. [10]


             6.1.4 Асимметричность городского расселения

 

Между европейской и азиатской частями страны, между её югом и севером наблюдается асимметричность городского расселения. В европейской части в 1990 г. были расположены около 4/5 всех городов СССР; там находилось 127 из 165 больших городов России (77%). В этой наиболее освоенной части СССР и России лишь крайние северные территории и район Прикаспия на юге неблагоприятны для жизни населения и трудны для освоения.

В азиатской же части основная полоса расселения сильно сужена и отжата к югу. Её отличают также меньшая зрелость и сформированность сети расселения, более низкое качество городской среды, сферы обслуживания, культуры. [10]


            6.1.5 Деформация функциональной структуры городов, преобладание монопрофильных узкоспециализированных центров

 

Это одно из следствий тоталитарной (военно-промышленной урбанизации), для которой характерно обилие городов одной отрасли при слабом развитии центральных функций (связей с окружающей территорией), культурного потенциала, городской среды и т. д. Даже крупные города нередко остаются всего лишь огромными посёлками при предприятиях-гигантах. Поэтому и в крупнейших столичных и региональных центрах, которые по своей природе обычно многофункциональны, чрезмерное преобладание промышленности наблюдается повсеместно. Даже в Москве по доле занятых промышленность занимает первое место (24%). Все отмеченные выше особенности способсвовали обострению проблем развития урбанизации России. [10]

 

6.2 Динамика урбанизации в России

 

Динамика урбанизации в России связана со значительным повышением в структуре расселения роли больших (с населением свыше 100 тыс. жителей) и крупнейших (свыше 500 тыс.) городов, а в последние десятилетия – и городов-миллионеров. (Таблица 9)

В 2001 г. 168 больших городов сосредоточили 68% городского и 46% общего населения страны. Они отчётливо выделяют основную полосу расселения России и важнейшие звенья её территориально-экономического развития – столичные районы (Московский, С.-Петербургский), основные экономические оси и линии (Волга, Урал, Транссиб), морские побережья и т. д. Города с населением свыше 300 тыс. жителей (63 в 2001 г.) и их окружение составляют строгоорганизованные пространства (термин Е. Е. Лейзеровича), которые подверглись наиболее сильному антропогенному воздействию и являются основной ареной урбанизации в России. На другом полюсе – слабоорганизованные пространства (9/10 всей территории), редко заселённые (средняя плотность около 3 чел./кв. км) и слабоосвоенные с редкой сетью коммуникаций.

Большие города – главная фигура расселения страны во второй половине ХХ в. И только по страшному недомыслию их судьбы на протяжении многих десятилетий определяла пресловутая формула – ограничение роста больших городов и развитие малых и средних, кочевавшая систематически из одного партийно-государственного документа в другой. К сожалению, не одно поколение советских градоведов и градостроителей присягало на верность этой формуле.

По меткому выражению Л. Б. Когана, она, по существу, стала проверкой на благонадёжность, лояльность режиму. Фактически же политика ограничения роста больших городов (этих основных очагов урбанизации) и развития малых и средних (в большинстве не располагавших для этого необходимыми ресурсами) означала сдерживание процесса урбанизации в стране, особенно качественных параметров его развития, и во многом способствовала нарастанию негативных особенностей советской урбанизации, о которых говорилось выше. Одностороннее функциональное развитие, индустриальная доминанта в ущерб социальной сфере, недостаточность социально-культурного потенциала, низкое качество городской среды, плохая экологическая обстановка и другие проявления недостаточного внимания к человеку в городе – всё это плюс трудности переходного периода и кризиса в последние годы определили незавидное положение этой ведущей группы российских городов, а с ними и урбанистической ситуации в целом.

В связи со сказанным можно наметить следующие первоочередные проблемы развития больших городов на обозримую перспективу, имея в виду в качестве общей основы коренной пересмотр теории и практики государственного отношения к ним: резкое наращивание социально-культурного потенциала, акцент в развитии больших городов на потребности человека в городе; значительное повышение качества городской среды; расширение функциональной структуры больших городов исходя прежде всего из местных потребностей; резкое улучшение экологических условий больших городов, особенно столичных и крупных промышленных центров; разработка новых методов управления большими городами путём учёта закономерностей их самоорганизации; усиление процесса формирования пригородных зон больших городов. [11]


             

6.3 Новые города: их реальный вклад в улучшение и усложнение урбанистической ситуации в стране

 

Противоречия советской урбанизации, порождающие острые проблемы на современном этапе, хорошо видны при анализе роли новых городов в системах расселения разного уровня. С одной стороны, эти города, составлявшие многие годы предмет гордости советской градостроительной науки и практики и отражавшие социальный колорит нашей недавней отечественной истории, способствовали быстрому количественному росту урбанизации. Именно на их долю приходилась значительная часть прироста всего городского населения и пополнения сети городских поселений в послеоктябрьский период.

Стремительный рост новых городов в СССР был тесно связан с ускоренной, скоротечной индустриализацией и поверхностной, неподготовленной урбанизацией, сопровождавшими обычно освоение новых ресурсов и территорий.

Вот почему в СССР (1990 г.) из 2200 городов 887 (40,3%) составляли города, созданные после 1945 г., а 1525 (69,3%) – после 1917 г. Пик их образования приходился на 60-е гг.  Роль новых городов в системах расселения была весьма дифференцирована по районам разного типа. В старопромышленных районах России с исторически сложившейся густой сетью поселений их роль была невелика (например, в западных областях – Псковской, Смоленской, Брянской и др.). Напротив, во многих северных и восточных районах (Республика Коми, Урал, Кузбасс, Хабаровский край и т. д.) на долю новых городов приходится 75% общего числа городов. В этих же районах намного сложнее идёт процесс формирования среды новых городов, их благоустройства, культурного развития, особенно в монопрофильных поселениях отдалённых районов на севере и востоке страны; там уже в 70-80-х гг. отчётливо наметились черты надвигающегося кризиса. Их развитие в отличие от новых городов в столичных и вообще старопромышленных районах европейской части идёт обычно не от города, а от района; такие города не имели, как правило, солидного городского эмбриона и условий для быстрого накопления социально-культурного потенциала. В Сибири и на Дальнем Востоке особенно много новых городов, по существу, лишённых полноценной городской среды в её современном понимании, необходимого социально-культурного потенциала, поскольку их создание не опирается обычно на длительные традиции. Отсюда сохранение «поселковых» черт в период советской урбанизации, характерное и для многих городов европейской части России.

Таким образом, к началу ХХI века на первый план отчётливо выступает другая – качественная – сторона городского роста (которая раньше недооценивалась, а иногда просто «не замечалась»), особенно важная для судеб новых и отдалённых городов. Именно для этой группы городов наиболее актуальными становятся преодоление «поселковости» и создание полноценной городской среды и необходимого социально-культурного потенциала. Реальная оценка их состояния сегодня выявила огромные расхождения между идеями, воплощавшими некие абстрактные идеалы и утопии при основании новых городов 20-30 и более лет тому назад, и суровыми реалиями их функционирования, которые ещё более усилил переход к рынку. Правда, опыт создания новых городов во многих странах мира также не оправдал возлагавшихся на них надежд, но масштабы их строительства (а следовательно и разочарования в них) в этих странах несоизмеримы с советскими. Например, в Великобритании – стране, внесшей заметный вклад в теорию и практику создания новых городов, в 1946-1990 гг. возникло 34 таких города, во Франции – всего 9, в США – 52. В России к тому же и очень велики размеры отдельных новых городов, как, например, Тольятти и Набережные Челны, созданные при автозаводах-гигантах в Среднем Поволжье и отчётливо обнаружившие многочисленные просчёты при их создании. Так, Камский автозавод построен в типичном аграрном районе, где в 1960 г. самым заметным городом была Елабуга с населением 22 тыс. жителей. Но в 60-х гг. началось строительство нового города Нижнекамска и нефтехимического комбината, затем – Нижнекамской ГЭС около г. Набережные Челны и, наконец, в 70-х гг. – создание Камского автозавода и крупное жилищное строительство в Набережных Челнах. В результате в значительной мере на «пустом месте» сложилась крупная агломерация городов с населением около 1 млн человек. (Таблица 10)

Только в 1970-1986 гг. в указанную агломерацию и прежде всего в Набережные Челны прибыло на постоянное место жительства около 500 тыс. человек, в том числе примерно 140 тыс. из-за пределов Татарстана. Столь высокие темпы роста населения вызвали не только отставание развития социально-культурной сферы и качества городской среды от современных потребностей населения, но и поставили очень сложные проблемы их поддержания (не говоря о дальнейшем развитии) после акционирования КамАЗа и других событий, связанных с переходом к рынку, децентрализацией экономики и усложнением взаимоотношений между центром и регионами.

Серьёзные изменения оценки новых, или, как их ещё именуют, «молодых» городов в процессе урбанизации – в рамках цивилизационного подхода к социально-политическим и экономическим переменам в России последних лет – содержатся в материалах Международной конференцией под эгидой ЮНЕСКО (1993 г.) «Культура молодых городов». Органические недостатки создания новых городов в СССР, на которые старались не обращать внимания в тоталитарном государстве, в переходный период заявили о себе со всей определённостью и тем самым развеяли ещё один миф. Ведь в отличие от молодых городов в зарубежной Европе, основанных в 50-60-е гг. на больших традициях городской общины и самоуправления в компактных, небольших странах с близко расположенными исторически сложившимися крупными центрами, в России с её крестьянско-общинным прошлым, огромными пространствами, разнообразием регионов и другими особенностями процесс образования городов был изначально затруднён. В дальнейшем эти трудности возросли под влиянием идеологии «человек при производстве» и, как следствие, «город при заводе». Произвольное, без учёта потенциала крупнейших центров, массовое по своим масштабам «десантирование» новых городов в огромные пространства России, стремление с их помощью осваивать всё новые ресурсы и территории создавали сложнейшие социальные, экономические, культурные проблемы, что тормозило развитие общества в самых различных сферах. Вот почему естественный для нормального хода урбанизации приоритет исторически сложившихся культурных центров – больших городов – был опрокинут. Их социально-культурный потенциал произвольно, без учёта длительности его воспроизводства и реализации на новом месте долгие годы неразумно перекачивался в районы нового освоения, в том числе и в новые города. При этом исчёрпывался не только социально-культурный потенциал крупнейших городов, но и разрушался сам генофонд горожан в очагах урбанизации, истончался их массовый средний слой.

Тем самым не решались кардинально проблемы развития ни крупнейших, ни новых, ни малых городов, с чем пришлось столкнуться сегодня. А вместе с тем ещё более обострилась проблема освоения восточных районов. [12]

 

 

   6.4 Урбанизация и освоение пространства: проблема Запад-Восток в современной трактовке

 

Вековая задача освоения восточных и северных районов России сегодня получает новый поворот. Он связан с целым рядом обстоятельств, и прежде всего со снижением значимости военно-политических, военно-стратегических, ресурсных и некоторых других факторов и повышением урбанистических, социальных, культурных и в более широком плане цивилизационных основ регионального развития современной России. Этот поворот подготовлен предшествующим развитием и наметился ещё ранее; он был заметен особенно при изучении урбанистической ситуации в СССР – России в 50-80-х гг. с антропоцентрических позиций. Движение производства и населения на восток в последние десятилетия советского периода было весьма впечатляющим по масштабам, если отвлечься от той цены, которую за это пришлось платить. И речь идёт не только и не столько о себестоимости сырья и товаров, которые там производятся, сколько о качестве жизни населения на огромных просторах азиатской России. Это особенно остро ощущается сегодня, когда прогресс мирового производства и цивилизации в целом связан в первую очередь с культурной оснащённостью общества, его социальными ресурсами, взаимодействием с мировым хозяйством, а не с однобоким освоением природных ресурсов, при всей их важности. Перед современной Россией возникает задача формирования непрерывных городских структур, которая отличает развитые страны Запада, охват всего освоенного пространства энерго- и коммуникационными системами, транспортом, связью, сферой услуг и т. д.

Это заставляет по-новому взглянуть на традиционную проблему Запад – Восток в стране. Среди факторов освоения пространства ныне всё большее значение приобретает и у нас городской, социально-культурный потенциал, возможность пользоваться в перспективе набором элементов современной цивилизации в пределах транспортной доступности для всего населения страны. Поэтому в стратегии городского и регионального развития важно определить реальное соотношение темпов динамики урбанизированных старопромышленных районов европейской России и азиатской части страны с её разреженной сетью городов и коммуникаций, суровыми социальными и природными условиями. Необходимо понимание того, что темпы и масштабы освоения восточных районов, формирования в них новых городов во многом определяют сложившиеся крупнейшие центры. В нашей истории этой истиной постоянно пренебрегали, и в итоге неразумно истощались урбанистические ресурсы запада страны, прежде всего Московского и Ленинградского регионов, не создавая при этом за их счёт полноценных городов на востоке. Тем самым мы растрачивали немногое, что накопили в ходе трудного развития городской культуры, теряли её воспроизводственные возможности. Это мешало использовать важнейшие преимущества урбанизации, нарушало её естественный ход. Изучение урбанизации в СССР в 30-80-х гг. показало важность концентрации населения и производства в стране с огромной территорией как наиболее эффективный путь её освоения. Об этом свидетельствует и опыт других аналогичных по территориальным проблемам стран, таких как Канада или Австралия. И не случайно все эти годы в стране наблюдался процесс концентрации населения в основных узлах и ареалах преимущественного развития, во многом вопреки государственным доктринам ограничения роста больших городов и более равномерного расселения по территории СССР. Отсутствие стратегии урбанизации, чёткого выделения основных ориентиров городского развития привело к негативным результатам. Стремление одновременно «развивать всё разом» – и большие, и малые, и средние города, и создавать сотни новых, иногда очень крупных городов на огромной, в значительной части слабоосвоенной территории – практически не позволило решить на современном уровне ни одну из этих задач. То же во многом относится и к региональному развитию. Поэтому так важны ныне выборочность и очерёдность в развитии городов, и регионов.

В условиях перехода к рыночной экономике с новыми «правилами игры» ещё более усиливаются тенденции к сжатию интенсивно используемого пространства: ведь рынок беспощадно «выбраковывает» не только нерентабельные предприятия и целые отрасли, но и соответственно определённые типы и группы городов и целые территории «второго эшелона» (Крайний Север, Северо-Восток, некоторые районы Сибири, Дальнего Востока и др.). Речь при этом не идёт о выделении каких-то «второстепенных» городов и районов.

Просто стране сегодня после последствий десятилетнего кризиса непосильны крупные затраты по развитию всего и вся одновременно. Таким образом, урбанизация как весьма показательный фактор регионального развития подтверждает целесообразность изменения его вектора в России с восточного на западный. Эта концепция предусматривает перелом тенденций прошлых десятилетий – от фронтального крупномасштабного движения на восток и север, не считаясь с огромными затратами, к выборочному, тщательно продуманному освоению сравнительно немногих районов восточнее Урала. Основное же внимание должно уделяться в ближайшие годы дальнейшему развитию урбанизированных старопромышленных районов европейской части России, потенциал которых ещё очень далёк от исчерпания. Со сжатием интенсивно используемого пространства, видимо, ещё более возрастёт мозаичность, территориальная дробность, фрагментарность социально-экономического развития страны, что потребует детальных предварительных исследований, в первую очередь охватывающих урбанизированные структуры разного типа в России. [12]

 

 

6.5 Урбанизация по итогам  Всероссийской переписи населения 2002 года

 

 По данным Госкомстату России численность городского населения Российской Федерации составила 106,4 млн. человек (или 73%).

В России, как и в большинстве развитых стран мира, прекратился процесс урбанизации - соотношение городских и сельских жителей сохранилось на уровне переписи 1989 г

Почти пятая часть населения страны проживает в 13 городах-"миллионниках": Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Самаре, Омске, Казани, Челябинске, Ростове-на-Дону, Уфе, Волгограде, Перми.

            Численность крупнейших мегаполисов России составила: Москвы - 10,4 млн. человек, Санкт-Петербурга - 4,7 млн. человек.

             Столица Российской Федерации по численности жителей входит в число двадцати самых крупных городов мира.

По сравнению с переписью населения 1989 г. численность населения, проживающего в городских поселениях уменьшилась  на 1,6 млн. (Таблица 10). [13]

 

 

 

 

7 Перспективы урбанизации

 

Существуют два отличных вида на перспективы урбанизации как глобального процесса: процесс урбанизации близок к закату, наступает период деконцентрации, а с ним и «дезурбанизации»; урбанизация будет развиваться и впредь, но её содержание, формы и пространственные структуры заметно меняются по мере эволюции самого процесса в странах разного типа.

На мой взгляд, урбанизация имеет большие временные перспективы. С позиций антропокультурного подхода к урбанизации как феномену культуры и цивилизации её исторические рамки значительно расширяются и в ретроспективе, и в перспективе. Урбанизации не может быть «слишком много», как нельзя этого сказать о культуре или прогрессе. Но пределы концентрации населения, конечно, существуют, и речь, следовательно, надо вести о его разумной пространственной организации на различных этапах урбанизации в той или иной стране.

Снижение концентрации населения в городских агломерациях развитых стран – закономерное явление. Ведь кривая концентрации не может подниматься беспредельно. Это отнюдь не означает упадка крупных городских агломераций. Напротив, число их возрастает, ибо увеличивается количество населённых пунктов, привлекающих население. Таким образом, городские агломерации остаются основной формой пространственной организации расселения, своего рода опорным каркасом территории развитых стран.

Новый этап урбанизации дал основание некоторым учёным на Западе, в том числе и таким авторитетным, как американский географ-градовед Б. Берри, говорить о крутом переломе в характере урбанизации, смене тенденций, начале нового периода «дезурбанизации». Такие взгляды стали весьма распространёнными в США и Западной Европе. Однако ещё раз подчеркнём, что, с нашей точки зрения, речь идёт всё-таки не о дезурбанизации, а о дальнейшем углублении и территориальном расширении процесса урбанизации, который на новом этапе пространственной эволюции принимает новые формы и всё активнее вовлекает в свою орбиту малые города и сельскую глубинку. Но это отнюдь не контрурбанизация, а следующая закономерная стадия урбанизации, обусловленная рядом факторов – демографических, экологических, социальных, экономических, пространственных.

Этой же точки зрения придерживаются и демографы ООН. В своих прогнозах, весьма высокопрофессиональных, они дают дальнейшее заметное увеличение численности горожан в мире для первой четверти XXI в. – на 73,1%. Конечно, это увеличение существенно уступает динамике городского населения мира в XIX и XX вв., но прирост горожан останется достаточно весомым. Правда, значительная часть этого прироста будет приходиться на развивающиеся страны, но и в развитых странах городское население, согласно прогнозам, возрастёт на 15% в первой четверти XXI века. [14]

 

 

Заключение

 

Подойдя к заключению работы, мне хотелось бы сказать, что проблемы и характер урбанизации очень важны для изучения. Прежде всего, изучение данного явления помогает понять особенности расселения населения. Ведь каждый выбирает по вкусу место, где он будет жить, и работать, но, тем не менее «...совершенствование городов как жизненной среды и мест концентрации разнообразной деятельности, рациональное устройство городских сетей в соответствии с географическими, культурно-историческими, социально-экономическими особенностями территории – важная задача в России и в других странах мира.» (Г.М. Лаппо) [1]

Действительно, стремительный рост городов создает бесконечные проблемы для городского населения (прежде всего быстрым ростом городов и их не способностью на качественно высоком уровне размещать такое большое количество жителей), которые необходимо решать.

В данной работе я попытался раскрыть причины современных проблем урбанизации, а также рассказать об основных её закономерностях развития  в пространстве и во времени, о динамике, рассмотреть и охарактеризовать основные центры урбанизации, выяснить перспективы урбанизации и влияние урбанизации на экологию окружающей среды и человека. Также здесь большое внимание было уделено советско-российской урбанизации, её особенностям и современным проблемам.

Надеюсь, что все данные цели курсовой работы, я выполнил.

 

 

 

Приложение А

 

Таблица А-1 - Рост числа мегагородов в 1970-2015 гг.

 

 

1970

1994

2000

2015*

Мир в целом

11

22

25

33

Развивающиеся страны

5

16

19

27

Азия (без Японии)

2

10

12

19

Латинская Америка

3

4

5

5

Африка

0

2

2

3

Развитые страны

6

6

6

6

Европа

2

2

2

2

Северная Америка

2

2

2

2

Япония

2

2

2

2

*Прогноз.

 

Таблица А-2 - Динамика городского населения мира в 1950-2000 гг.

 

Годы

Городское население, млн чел.

Доля в население мира, %

1950

730

29

1960

1030

34

1970

1380

37

1980

1820

39

1990

2280

43

1995

2585

45

2000

2845

47

2025*

5065

58,3

* Прогноз

 

 

Таблица А-3 - Доля городского населения в экономически развитых и развивающихся странах, %.

 

 

Весь мир, группы стран

1950

1960

1970

1980

1990

2000

2025*

Весь мир

29

34

37

39

43

47

58,3

Экономически развитые страны

55

67

67

70

74

75

84

Развивающиеся страны

17

22

25

29

35

41

57

* Прогноз

 

 

Таблица А-4 - Доля отдельных регионов в городском населении мира

 

Регион

Доля в городском населении, %

1950 г.

1970 г.

2000 г.

СССР, СНГ

9,6

9,9

7,1

Зарубежная Европа

29,7

21,8

12,8

Зарубежная Азия

31,4

37,3

46,8

Африка

4,5

5,8

10,7

Северная Америка

14,5

12,1

8,1

Латинская Америка

9,2

12,1

13,7

Австралия и Океания

1,1

1,0

0,8

Весь мир

100

100

100

 

 

Таблица А-5 - Самые высоко- и слабоурбанизированные страны мира

 

Высокоурбанизиро-ванные страны

Доля городского населения, %

Слабоурбанизированные страны

Доля городского населения, %

Сингапур

100

Руанда

6

Кувейт

98

Бутан

7

Бельгия

97

Бурунди

9

Исландия

92

Непал

12

Катар

92

Уганда

14

Бахрейн

92

Камбоджа

16

Люксембург

91

Папуа – Новая Гвинея

17

Израиль

91

Эфиопия

18

Уругвай

91

Эритрея

18

Мальта

90

Соломоновы острова

19

Аргентина

90

Буркина–Фасо

19

Великобритания

89

Нигер

20

Нидерланды

89

Вануату

20

Ливан

89

Тайланд

22

Германия

88

Лаос

24

 

 

 

Таблица А-6 – Крупнейшие страны мира по численности городского населения.

 

 

Страны

Городское население, млн чел.

Доля городского населения, %

 

1950 г.

 

1995 г.

Прирост

 

1950 г.

 

 

1995 г.

Абсолютный, млн чел.

Относительный, %

Китай

61

370,0

309,0

506,6

11,0

30,3

Индия

61,7

250,7

189,0

306,3

17,3

26,8

США

97,7

200,7

103,0

105,4

64,2

76,2

Бразилия

19,2

126,6

107,4

559,4

36,0

78,2

Россия

45,9

108,5

62,6

136,4

45,0

73,0

Япония

42,4

97,1

55,0

130,6

50,3

77,6

Германия

49,2

70,6

21,4

43,4

71,9

86,5

Мексика

11,8

70,5

58,7

497,4

42,7

75,3

Индонезия

9,9

70,0

60,1

607,0

12,4

35,4

Великобритания

42,6

51,1

8,5

19,9

84,2

89,5

Франция

23,5

42,2

18,7

79,6

56,2

72,8

Нигерия

3,3

43,9

40,6

1230,3

10,1

39,3

Турция

4,4

42,6

38,2

868,2

21,3

68,8

Иран

4,6

39,7

35,1

763,0

27,0

59,0

Италия

25,6

38,1

12,5

48,8

54,3

66,6

 

 

 

Таблица А-8 - Рост числа сверхгородов в мире, млн чел.

 

1950 г.

1975 г.

2000 г.

2015 г.

1. Нью-Йорк 12,3

1. Токио 19,8

1. Токио 26,4

1. Токио 26,4

 

2. Нью-Йорк 15,9

2. Мехико 18,1

2. Мумбаи 26,1

 

3. Шанхай 11,4

3. Мумбаи 18,1

3. Лагос 23,2

 

4. Мехико 11,2

4. Сан-Паулу 17,8

4. Дакка 21,1

 

5. Сан-Паулу 10,0

5. Нью-Йорк 16,6

5. Сан-Паулу 20,4

 

 

6. Лагос 13,4

6. Карачи 19,2

 

 

7. Лос-Анджелес 13,1

7. Мехико 19,2

 

 

8. Колката 12,9

8. Нью-Йорк 17,4

 

 

9. Шанхай 12,9

9. Джакарта 17,3

 

Продолжение таблицы А-8

 

 

 

10. Буэнос-Айрес 12,6 

10. Колката 17,3

 

 

11. Дакка 12,3

11. Дели 16,8

 

 

12. Карачи 11,8

12. Манила 14,8

 

 

13. Дели 11,7

13. Шанхай 14,6

 

 

14. Джакарта 11,0

14. Лос-Анджелес 14,1

 

 

15. Осака 11,0

15. Буэнос-Айрес 14,1

 

 

16. Манила 10,9

16. Каир 13,8

 

 

17. Пекин 10,8

17. Стамбул 12,5

 

 

18. Рио-де-Жанейро 10,6

18. Пекин 12,3

 

 

19. Каир 10,6

19. Рио-де-Жанейро 11,9

 

 

 

20. Осака 11,0

 

 

 

21. Тяньцзинь                                                                                                                                                                       10,7

 

 

 

22. Хайдарабад 10,5

 

 

 

23. Бангкок 10,1

 

 

 

Таблица  А-9 – Динамика городских поселений и городского населения России

 

Годы переписей

Число

Численность городского населения, млн чел.

Доля городского населения, %

Городов

Поселков

Всех городских поселений

1939

574

743

1317

36,3

34

1959

877

1495

2372

61,6

52

1970

969

1969

2938

81,0

62

1979

999

2046

3045

95,4

69

1989

1037

2193

3230

108,4

74

1995

1079

2044

3123

108,3

73

 

 

 

 

Таблица А-10 - Рост населения основных городов агломерации
Набережные Челны (тыс. чел.)

 

Город

1959

1970

1979

1989

1995

Набережные Челны

16

38

301

500

526

Нижнекамск

49

134

191

210

Елабуга

22

32

36

54

65

 

 Таблица А-11 - Города с численностью постоянного населения 100 и более тысяч человек

Города

Субъект Российской Федерации, в состав которого входит город

Тысяч человек

мужчины и женщины

мужчины

женщины

              I. Города с численностью населения 1 млн. человек и более

 

Москва

 

10101,5

4749,0

5352,5

Санкт-Петербург

 

4669,4

2099,4

2570,0

Новосибирск

Новосибирская область

1425,6

651,8

773,8

Нижний Новгород

Нижегородская область

1311,2

583,7

727,5

Екатеринбург

Свердловская область

1293,0

582,4

710,6

Самара

Самарская область

1158,1

523,8

634,3

Омск

Омская область

1133,9

519,0

614,9

Казань

Республика Татарстан

1105,3

495,5

609,8

Челябинск

Челябинская область

1078,3

487,8

590,5

Ростов-на-Дону

Ростовская область

1070,2

489,7

580,5

Уфа

Республика Башкортостан

1042,4

477,1

565,3

Волгоград

Волгоградская область

1012,8

463,3

549,5

Пермь

Пермская область

1000,1

451,7

548,4

II. Города с численностью населения от 500 тыс. человек до 1 млн. человек

Красноярск

Красноярский край

911,7

413,4

498,3

Саратов

Саратовская область

873,5

393,5

480,0

Воронеж

Воронежская область

848,7

382,1

466,6

Тольятти

Самарская область

701,9

329,9

372,0

Краснодар

Краснодарский край

644,8

293,5

351,3

Продолжение таблицы А-11

 

Ульяновск

Ульяновская область

635,6

291,5

344,1

Ижевск

Удмуртская Республика

632,1

285,6

346,5

Ярославль

Ярославская область

613,2

274,2

339,0

Барнаул

Алтайский край

603,5

271,8

331,7

Иркутск

Иркутская область

593,4

269,4

324,0

Владивосток

Приморский край

591,8

278,4

313,4

Хабаровск

Хабаровский край

582,7

273,0

309,7

Новокузнецк

Кемеровская область

550,1

251,1

299,0

Оренбург

Оренбургская область

548,8

251,8

297,0

Рязань

Рязанская область

521,7

238,5

283,2

Пенза

Пензенская область

518,2

234,7

283,5

Тюмень

Тюменская область

510,7

237,0

273,7

Набережные Челны

Республика Татарстан

510,0

236,6

273,4

Астрахань

Астраханская область

506,4

233,5

272,9

Липецк

Липецкая область

506,0

231,9

274,1

III. Города с численностью населения от 250 тыс. человек до 500 тыс. человек

Томск

Томская область

487,7

226,3

261,4

Кемерово

Кемеровская область

485,0

219,1

265,9

Тула

Тульская область

472,3

209,5

262,8

Махачкала

Республика Дагестан

466,8

223,6

243,2

Киров

Кировская область

457,4

202,8

254,6

Чебоксары

Чувашская Республика

440,8

198,2

242,6

Иваново

Ивановская область

432,2

191,3

240,9

Брянск

Брянская область

431,6

193,5

238,1

Калининград

Калининградская область

430,3

203,3

227,0

Магнитогорск

Челябинская область

419,1

192,8

226,3

Курск

Курская область

412,6

185,6

227,0

Тверь

Тверская область

409,4

180,6

228,8

Нижний Тагил

Свердловская область

390,6

180,1

210,5

Улан-Удэ

Республика Бурятия

359,4

166,1

193,3

Архангельск

Архангельская область

355,5

159,8

195,7

Ставрополь

Ставропольский край

354,6

162,5

192,1

Курган

Курганская область

345,7

155,8

189,9

Белгород

Белгородская область

337,6

153,5

184,1

Мурманск

Мурманская область

336,7

156,9

179,8

Калуга

Калужская область

335,1

150,7

184,4

Орел

Орловская область

333,6

149,4

184,2

Сочи

Краснодарский край

328,8

150,3

178,5

Смоленск

Смоленская область

325,5

145,9

179,6

Продолжение таблицы А-11

 

Чита

Читинская область

317,8

149,6

168,2

Владимир

Владимирская область

316,3

143,6

172,7

Владикавказ

Республика Северная Осетия-Алания

315,1

147,3

167,8

Череповец

Вологодская область

312,2

144,0

168,2

Волжский

Волгоградская область

310,7

143,2

167,5

Саранск

Республика Мордовия

304,9

136,0

168,9

Тамбов

Тамбовская область

294,3

131,9

162,4

Вологда

Вологодская область

292,8

131,0

161,8

Сургут

Ханты-Мансийский автономный округ

285,5

140,7

144,8

Таганрог

Ростовская область

282,3

127,2

155,1

Комсомольск-на-Амуре

Хабаровский край

281,0

132,3

148,7

Кострома

Костромская область

279,4

125,9

153,5

Нальчик

Кабардино-Балкарская Республика

273,9

122,7

151,2

Петрозаводск

Республика Карелия

266,2

118,1

148,1

Стерлитамак

Республика Башкортостан

264,4

121,1

143,3

Дзержинск

Нижегородская область

261,4

117,6

143,8

Братск

Иркутская область

259,2

118,9

140,3

Йошкар-Ола

Республика Марий Эл

256,8

115,9

140,9

Орск

Оренбургская область

250,6

112,3

138,3

IV. Города с численностью населения от 100 тыс. человек до 250 тыс. человек

Ангарск

Иркутская область

247,1

113,1

134,0

Нижневартовск

Ханты-Мансийский автономный округ

239,0

118,0

121,0

Новороссийск

Краснодарский край

231,9

110,7

121,2

Сыктывкар

Республика Коми

230,0

105,4

124,6

Нижнекамск

Республика Татарстан

225,5

106,1

119,4

Прокопьевск

Кемеровская область

224,6

103,0

121,6

Грозный

Чеченская Республика

223,0

102,6

120,4

Рыбинск

Ярославская область

222,8

100,5

122,3

Шахты

Ростовская область

220,4

100,7

119,7

Благовещенск

Амурская область

218,8

101,2

117,6

Бийск

Алтайский край

218,6

98,1

120,5

Великий Новгород

Новгородская область

217,2

94,9

122,3

Старый Оскол

Белгородская область

216,0

99,6

116,4

 

Продолжение таблицы А-11

 

Зеленоград

городская администрация г. Москвы

215,9

100,6

115,3

Якутск

Республика Саха (Якутия)

209,5

97,1

112,4

Псков

Псковская область

202,7

91,1

111,6

Северодвинск

Архангельская область

201,5

93,5

108,0

Балаково

Саратовская область

200,6

91,9

108,7

Петропавловск-Камчатский

Камчатская область

198,2

99,9

98,3

Златоуст

Челябинская область

194,8

89,3

105,5

Армавир

Краснодарский край

193,9

87,1

106,8

Энгельс

Саратовская область

193,8

89,2

104,6

Сызрань

Самарская область

187,8

85,9

101,9

Каменск-Уральский

Свердловская область

186,3

83,9

102,4

Подольск

Московская область

181,5

81,2

100,3

Южно-Сахалинск

Сахалинская область

174,7

82,0

92,7

Березники

Пермская область

173,5

78,1

95,4

Новочеркасск

Ростовская область

170,9

81,7

89,2

Волгодонск

Ростовская область

166,5

76,3

90,2

Абакан

Республика Хакасия

165,2

76,3

88,9

Рубцовск

Алтайский край

163,1

77,9

85,2

Майкоп

Республика Адыгея

162,4

73,3

89,1

Мытищи

Московская область

159,2

70,6

88,6

Миасс

Челябинская область

158,5

72,3

86,2

Салават

Республика Башкортостан

158,5

76,6

81,9

Уссурийск

Приморский край

157,8

76,4

81,4

Люберцы

Московская область

156,9

70,2

86,7

Ковров

Владимирская область

155,6

72,4

83,2

Коломна

Московская область

150,1

69,3

80,8

Находка

Приморский край

149,3

73,4

75,9

Балашиха

Московская область

148,2

69,6

78,6

Электросталь

Московская область

146,1

65,9

80,2

Королев

Московская область

143,1

64,4

78,7

Химки

Московская область

141,3

65,5

75,8

Альметьевск

Республика Татарстан

140,5

65,7

74,8

Пятигорск

Ставропольский край

140,3

63,4

76,9

Норильск

Красноярский край

135,1

67,5

67,6

Одинцово

Московская область

134,7

64,1

70,6

Новомосковск

Тульская область

134,0

60,5

73,5

Первоуральск

Свердловская область

132,8

60,9

71,9

Продолжение таблицы А-11

 

Невиномысск

Ставропольский край

132,1

62,3

69,8

Серпухов

Московская область

131,2

60,1

71,1

Димитровград

Ульяновская область

130,9

61,3

69,6

Кисловодск

Ставропольский край

129,8

58,9

70,9

Камышин

Волгоградская область

128,1

61,3

66,8

Муром

Владимирская область

126,8

56,7

70,1

Назрань

Республика Ингушетия

126,7

56,9

69,8

Новочебоксарск

Чувашская Республика

125,9

59,3

66,6

Нефтекамск

Республика Башкортостан

122,3

57,0

65,3

Орехово-Зуево

Московская область

122,3

53,8

68,5

Хасавюрт

Республика Дагестан

122,0

58,4

63,6

Ачинск

Красноярский край

118,7

53,9

64,8

Ногинск

Московская область

118,0

53,7

64,3

Елец

Липецкая область

116,7

53,2

63,5

Черкесск

Карачаево-Черкесская Республика

116,4

52,6

63,8

Северск

Томская область

115,7

54,4

61,3

Сергиев Посад

Московская область

113,8

51,9

61,9

Щелково

Московская область

113,7

53,3

60,4

Новокуйбышевск

Самарская область

113,0

51,3

61,7

Ленинск-Кузнецкий

Кемеровская область

112,3

52,3

60,0

Арзамас

Нижегородская область

109,5

50,0

59,5

Октябрьский

Республика Башкортостан

108,7

50,2

58,5

Нефтеюганск

Ханты-Мансийский автономный округ

107,8

53,2

54,6

Батайск

Ростовская область

107,3

50,6

56,7

Киселевск

Кемеровская область

106,4

49,1

57,3

Новотроицк

Оренбургская область

106,2

51,1

55,1

Обнинск

Калужская область

105,8

48,9

56,9

Великие Луки

Псковская область

105,0

47,0

58,0

Элиста

Республика Калмыкия

104,3

47,3

57,0

Железнодорожный

Московская область

104,1

47,1

57,0

Кызыл

Республика Тыва

104,1

48,3

55,8

Ухта

Республика Коми

103,5

49,4

54,1

Сарапул

Удмуртская Республика

103,2

46,7

56,5

Канск

Красноярский край

103,1

48,1

55,0

Соликамск

Пермская область

102,8

48,1

54,7

Междуреченск

Кемеровская область

102,0

47,9

54,1

Жуковский

Московская область

101,9

46,9

55,0

Продолжение таблицы А-11

 

 

Новошахтинск

Ростовская область

101,2

46,6

54,6

Глазов

Удмуртская Республика

100,9

45,9

55,0

Дербент

Республика Дагестан

100,8

48,6

52,2

Усть-Илимск

Иркутская область

100,6

48,2

52,4

Серов

Свердловская область

100,3

44,8

55,5

Зеленодольск

Республика Татарстан

100,1

45,1

55,0

 

 

 

 

Список использованных источников:

 

 

  1. Лаппо, Г.М. География городов / Г.М. Лаппо. - М. : Гуманит.изд.центр ВЛАДОС, 1997, - с 3-7, 10-17, 89-113, 126-173, 306-319, 417-429
  2. Урбанизация как феномен // buk.irk/ library / book / texts/ mankast / chapter 6 / mega. htm
  3. Мировая урбанизация // www.geosites.com/ ru / index. html
  4. Максаковский, В.П. Новое в мире: Цифры и факты / В.П. Максаковский. – М. : Дрофа, 2003, - с 86-95
  5. Статистический справочник ЦРУ по странам мира // www.cia.gov / cia / publications / factbook / index/ html.
  6. Новичков, В.Б. Большая серия знаний: Страны и народы. Америка, Австралия и Океания / В.Б. Новичков. – М. : Современная педагогика, 2002, - с 6-115
  7. Новичков, В.Б. Большая серия знаний: Страны и народы. Азия и Африка / В.Б. Новичков. – М. : Современная педагогика, 2001, - с 6-114
  8. Новичков, В.Б. Большая серия знаний: Страны и народы. Европа и Россия

      В.Б. Новичков. – М. : Современная педагогика, 2002, - с 6-115

  1. Процессы мировой урбанизации // www.school.tazovsky.ru/ referat. html
  2. Пивоваров, Ю.Л. Мировая урбанизация на пороге ХХI века // География. – 1997.- №3.- с 10-11
  3. Пивоваров, Ю.Л. Мировая урбанизация на пороге ХХI века // География. – 1997.- №6.- с 8-9
  4. Пивоваров, Ю.Л. Мировая урбанизация на пороге ХХI века // География. – 1997.- №8.- с 14-15
  5. Итоги Всеобщей переписи населения 2002 года //  www.antropotok.archipelag.ru / raznoe / soder. html
  6. Перспективы урбанизации // www.cityref.ru / prosmotr / 2191. html

Скачать: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Курсовые / Курсовые по географии

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.