Развитие отечественной исторической науки в 20-30-е годы ХХ века

0

Факультет гуманитарных и социальных наук
Кафедра истории России
КУРСОВАЯ РАБОТА
по дисциплине «История России в ХХ – начале ХХI века» на тему:
Развитие отечественной исторической науки в 20-30-е годы ХХ века

Содержание

Введение
1 Организационная перестройка исторических учреждений в 20-30-х гг. ХХ века
1.1 Создание организационно-материальной базы советской исторической науки в 1920 – 1930-х гг.
1.2 Изменения в преподавании истории в 1920 – 1930-х гг.
2 Становление марксистской концепции понимания истории.
Основная проблематика в трудах историков-марксистов в 1920 – начале 1930-х гг.
Заключение
Список использованных источников

Введение

Актуальность работы. Современная историческая наука не может плодотворно развиваться без использования достижений предшествующих поколений ученых, накопленных ими знаний, выработанных исследовательских методов. Раскрытие содержания этапов развития исторической мысли позволяет определить направленность ее движения, оценить достигнутые результаты и, исходя из этого, наметить новые исследовательские горизонты. Особое место в самопознании отечественной исторической науки занимает ее советский период. Современное движение исторического знания требует осмысления этого этапа его развития, понимания сути происходивших процессов, которые самым непосредственным образом связаны с проблемами, решаемыми исторической наукой России сегодня.
Объектом исследования выступает система советской исторической науки в 20-30-е гг. ХХ века, включающая в себя образующие ее институты, деятельность исследователей и опыт познания истории.
Предметом исследования является научное творчество отечественных историков в 20-30-е гг. прошлого века, деятельность которых развивалась под влиянием специфических условий их формирования как исследователей, особенностей восприятия политических и идеологических установок, усвоения марксистской исследовательской парадигмы.
Хронологические рамки охватывают период 20-30-х годов, когда происходило формирование и утверждение идеологической системы советского государства и превращения исторического знания в ее составной элемент.
Территориальные рамки исследования. Советская историческая наука в 20-30-е годы изучалась на примере ведущих научных центров страны – Москвы и Ленинграда.
Степень изученности темы. Первые попытки обобщения опыта молодой советской исторической науки были предприняты в юбилейных обзорах состояния общественных наук в стране, приуроченных к отмечавшимся в 20-е годы ХХ века праздникам Октября. С середины 20-х годов усиливается внимание советских историков к изучению исторических воззрений К. Маркса и В.И. Ленина, что способствовало углублению методологических основ советской историографии. Зачинателями разработки этой тематики были историки-марксисты старшего поколения — В.А.Быстрянский , В.И. Невский, М.Н. Покровский. Вслед за ними выступили со статьями о В. И. Ленине как историке марксисты младшего поколения — А. Ломакин, М. Волин и др.
Традиция подведения определенных итогов развития советской историографии в связи с юбилеями Октября была поддержана в статьях Б.Д.Грекова  и в вышедшем в условиях Великой Отечественной войны сборнике статей «25 лет исторической науки в СССР».  Две статьи — А.М.Панкратовой «Советская историческая наука за 25 лет» и И.И. Минца «Изучение истории великой пролетарской революции и гражданской войны» — были посвящены проблемам историографии советского общества.
Начало систематического научного изучения истории советской историографии приходится на 60-е годы ХХ века. Большую роль в изучении советской историографии сыграла дискуссия о периодизации советской исторической науки, развернувшаяся в 1960—1962 гг. на страницах журнала «История СССР». Она пробудила интерес к этой проблематике, наметила критерии периодизации и основные этапы истории советской исторической науки, дала богатый материал для ее последующего изучения.
С начала 60-х годов ХХ века советская историческая наука стала осваивать пути, ведущие к созданию обобщающей картины ее собственного развития. Появились тематические историографические сборники, посвященные отдельным актуальным проблемам истории советского общества , а затем ретроспективные тематические очерки исследования в советской исторической литературе вопросов классовой борьбы и революционного движения в России и истории советского общества . Однако названные сборники, очерки и статьи в силу их тематического или отраслевого построения не воспроизводили развития советской исторической науки в целом. Поэтому они не давали  представления о степени  актуальности тех или  иных проблем, их удельном весе в советской историографии определенного периода, об их взаимосвязи и соотношении с общими закономерностями развития советской исторической науки. Все более ощущалась необходимость в обобщающем труде, построенном на иных принципах. Удовлетворить ее было призвано издание   многотомника   «Очерки   истории   исторической   науки в СССР». В IV томе этого издания развитие исторической науки в СССР систематически прослеживалось с 1917 г. до середины 30-х годов. В томе освещены история создания, первых научных учреждений, подготовки периодических изданий, формирования кадров историков-марксистов, рассмотрены работы, посвященные важнейшим проблемам отечественной истории. Однако в указанном томе была преувеличена степень   теоретико-методологической   зрелости   советской историографии 20-30-х годов ХХ века.
Ряд монографий был посвящен формированию советской исторической науки. Таковы книга Г. Д. Алексеевой, раскрывающая влияние Великой Октябрьской социалистической революции на изучение отечественной истории в первые годы Советской власти (1917—1923) и Л.В. Ивановой о подготовке кадров историков-марксистов в 1917—1929 гг. и деятельности первых советских научных центров. В совместной работе Г.Д. Алексеевой и Г.И. Желтовой рассмотрен процесс складывания советских историко-научных учреждений в центре и в союзных республиках за период 1917 — середины 30-х годов.
С начала 1990-х гг. начала происходить переоценка опыта осмысления отечественной истории, связанная с отказом от марксистско-ленинских концептуальных подходов как единственно возможного метода ее исследования.
Существенную роль в раскрытии поставленных задач сыграли работы, созданные в рамках активно развивающегося в последние годы направления по изучению повседневности, основанному на использовании приемов исторической антропологии, которые также дали интересные результаты применительно к истории исторической науки 20-30 –х гг. ХХ века.
В конце ХХ века в отечественной историографии получил распространение вывод, что вся послеоктябрьская историческая литература являлась сплошь политизированной, фальсифицированной и, следовательно, не могла претендовать на научность. Этот тезис был сформулирован Ю.Н. Афанасьевым в книге «Советская историография». Он оценил всю советскую историографию как «особый научно-политический феномен, гармонично вписанный в систему тоталитарного государства и приспособленный к обслуживанию его идейно-политических потребностей» .
В последние годы в научном сообществе все более утверждается точка зрения, согласно которой использование формулы «феномен советской историографии» сочетается с признанием ее достижений. Историческая наука России ХХ века рассматривается многими исследователями как поступательный процесс, в котором сохранялись традиции предшествующих периодов.  В этом отношении весьма характерна позиция петербургских историков В.С. Брачева и А.Ю. Дворниченко, которые в своей книге, посвященной деятельности кафедры русской истории Санкт-Петербургского университета, отметили взаимосвязь между советской и досоветской историографией. Подчеркнув, что, «пройдя сквозь переходное время 1920-х гг., русская историческая наука выльется в форму «феномена советской историографии» со всеми присущими этому явлению чертами», они подкрепили свои рассуждения о специфике советского периода мыслью о том, «что тысячами зримых и незримых нитей историография этого времени была связана с предшествующей, «дореволюционной».
Целью исследования является изучение советской исторической науки 20-30-х годов ХХ века.
В соответствии с поставленной целью были определены следующие задачи исследования:
• рассмотреть процесс создания организационно-материальной базы советской исторической науки в 1920 – 1930-х гг.;
• проследить за изменениями в преподавании истории в 1920 – 1930-хгг.
• изучить процесс становления марксистской концепции понимания истории;
Методы исследования. Исследование проводилось на основе сравнительно-исторического метода, который позволяет определить тенденции развития исторической науки в 20-30-х гг.

1 Организационная перестройка исторических учреждений в 20-30-х гг. ХХ века

1.1 Создание организационно-материальной базы советской исторической науки в 1920 – 1930-х гг.

Одна из первостепенных задач в области исторической науки заключалась в создании марксистских научно-исторических учреждений и учебных заведений, в перестройке и использовании некоторых наиболее существенных звеньев дореволюционной сети научных центров.
Поскольку в Российской Академии наук не было марксистов и создать в ней марксистский центр по изучению общественных наук было сразу невозможно, ВЦИК 25 июня 1918 года принял декрет об организации нового учреждения — Социалистической академии общественных наук, в составе которой учреждалось социально-историческое отделение. В 1924 году Социалистическая академия была переименована в Коммунистическую. Главой академии являлся М.Н. Покровский.
В 1921—1922 годах из академии выделился Институт К. Маркса и Ф.Энгельса. Институт начал работу по собиранию и изданию произведений основоположников марксизма. Постановлением Совнаркома в сентябре 1920 года при Наркомпросе была учреждена Комиссия для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и истории Российской Коммунистической партии — Истпарт. В декабре 1921 года Истпарт был передан в ведение ЦК РКП (б) на правах отдела. К работе в нем были привлечены видные партийные работники: М.Н. Лядов, Н.Н. Батурин, А.С.Бубнов и др. Председателем Истпарта стал старый большевик М.С. Ольминский.
Сразу после организации Истпарт обратился с письмом «Ко всем членам партии» с призывом собирать документы по истории партии и революции, создавать на местах архивы революции, разрабатывать архивные материалы, составлять описания и монографии по истории революционных событий.
В начале 20-х годов были созданы местные органы Истпарта: отделы при ЦК национальных коммунистических партий, бюро при губкомах и обкомах. Партия придавала большое значение деятельности Истпарта и его местных органов. Сообщения об Истпарте неоднократно заслушивались на партийных съездах и конференциях. Истпарт имел свои периодические органы: «Пролетарская революция» в Москве (1921 г.), «Красная летопись» в Петрограде, «Летопись революции» в Харькове и «Пути революции» в Казани (1922 г.).
В первые годы деятельности Истпарт занимался также собиранием, изучением и изданием произведений В.И. Ленина и трудов о жизни и деятельности В.И. Ленина. Но эта работа приобрела вскоре такой большой размах, что потребовалось создание специального учреждения. В марте  1923 года Московская партийная организация   предложила учредить   Институт имени Ленина. Открытый в 1924 году по  решению  XIII съезда РКП (б)  Институт В.И. Ленина стал единственным хранителем всех рукописных   материалов В.И. Ленина   и развернул большую научную и издательскую работу: продолжил издание Сочинений В.И. Ленина, начал выпуск «Ленинских сборников», «Архива Ленина», воспоминаний о вожде. В Совет Института В.И. Ленина вошли видные деятели партии: К.Е. Ворошилов, М.И. Калинин, Н.К. Крупская,  В.В. Куйбышев, И. В. Сталин, М. И. Ульянова и др.
Одновременно с Истпартом в 1920 году при ВЦСПС была организована Комиссия по истории профессионального движения в России — Истпроф.  Она  занималась  собиранием  и  изучением материалов по истории рабочего класса и рабочего движения. К учреждениям, начавшим разработку истории революционного движения в России, относятся также  Общество  старых большевиков и Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев. Первое, организованное в 1922 году при Истпарте, помимо учета старых   большевиков и   помощи   им, занималось собиранием и публикацией мемуаров и других материалов по истории партии. Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев было создано в 1921 году. В него вошли такие известные деятели революционного движения, как В.Н.Фигнер, член группы «Освобождение труда» Л.Г. Дейч, старые большевики Ф.Э. Дзержинский, И.А. Теодорович, Е.М. Ярославский и др. Общество издавало литературу   по   истории   революционного движения в России. С  1921 года начал выходить орган общества— журнал «Каторга и ссылка».
Создавая новые центры марксистской исторической науки, Советское правительство вместе с тем старалось привлечь историков старой школы к сотрудничеству для развития исторической   науки   в   соответствии   с   задачами   Коммунистической партии и Советского государства. Оно оказывало помощь Академии наук, где находилась основная группа дореволюционных историков, предоставляло им возможность издания монографий и периодических   органов:   «Русского   исторического   журнала», «Дела и дни» (1920—1922), «Анналы» и др. Так, в 1919 году возникла Российская академия истории материальной культуры. В  1921 году в Московском и Петроградском университетах были организованы Институты истории, которые в 1923 году объединились с аналогичными учреждениями в Российскую ассоциацию научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИИОН), Одновременно принимались меры к тому, чтобы и в этих учреждениях постепенно усиливать воздействие на ученых марксистско-ленинской методологии.
Из новых учреждений, готовивших кадры историков-марксистов, первым был Коммунистический университет им. Я.М. Свердлова, организованный в 1919 году. В 1921—1923 гг. коммунистические университеты были организованы еще в девяти городах. Они готовили партийных и советских работников, а также преподавателей для совпартшкол, в том числе и преподавателей истории. О том, какое значение придавала партия этим университетам, видно из того, что в университете им. Я.М. Свердлова вели занятия лучшие лекторы партии: А.В. Луначарский, В.И. Невский, М.Н. Покровский. Две лекции о государстве прочитал там в 1919 году В.И. Ленин.
Исключительную роль в подготовке научно-педагогических кадров высшей квалификации сыграл основанный декретом СНК РСФСР от 11 февраля 1921 года Институт Красной профессуры (ИКП). В Институте было три отделения — историческое, философское и экономическое. В ИКП принимали коммунистов, имевших не менее чем трехлетний партийный стаж (с 1925 года — не менее чем пятилетний), проявивших себя на партийной, советской или военной работе и показавших способности к научно-исследовательской деятельности. К преподаванию в институте были привлечены ведущие марксисты — обществоведы и историки. Слушатели ИКП сочетали обучение с научной и агитационно-пропагандистской работой. Институт стал настоящей кузницей кадров историков-марксистов. В 1924 году он выпустил первых слушателей, среди которых были известные впоследствии советские историки: Н.Н. Ванаг, С.М. Дубровский, С.Г.Томсинский, А.В. Шестаков и др.
Для подготовки специалистов общественных наук в 1919 г. в Московском и Петроградском (впоследствии и в других) университетах вместо историко-философских и юридических факультетов были организованы факультеты общественных наук с историческими, экономическими и политико-юридическими отделениями. В университетах стали преподавать выдающиеся историки-марксисты: В.В. Адоратский, Н.Н.Батурин, В.П. Волгин, В.И. Невский, М.Н. Покровский, И.И. Скворцов-Степанов и др. Наряду с традиционными курсами в университетах читались курсы по истории социализма, революционного движения, революций 1905 и 1917 гг. С 1924 года стало обязательным изучение истории партии и ленинизма.
Борьба против дореволюционной историографии, утверждение марксистско-ленинской методологии истории вызывали потребность в консолидации сил историков-марксистов, координации их деятельности, в выработке единых позиций. Организацией, объединившей еще немногочисленные силы ученых новой формации, стало Общество историков-марксистов. Оно возникло в 1925 году в Москве при Коммунистической академии и насчитывало первоначально около 40 ученых. Председателем общества был избран М.Н. Покровский. С 1926 года выходит научно-популярный журнал «Историк-марксист», а с 1931 года — научно-популярный журнал «Борьба классов». Общество историков-марксистов ставило научные доклады, проводило обсуждения и дискуссии по наиболее важным и острым вопросам исторической науки. Его отделения были образованы на Украине, в Белоруссии и в некоторых других республиках.
Рост кадров советских историков и их первые крупные успехи показала проведенная в конце 1928 — начале 1929 года первая Всесоюзная конференция историков-марксистов. В Обществе к этому времени состояло 169 действительных членов и 176 членов-корреспондентов. В конференции историков-марксистов приняло участие в общей сложности до 1000 человек. На пленарных заседаниях конференции, а также в ее секциях было заслушано свыше 40 научных докладов.
Важнейшее значение среди них имела доклады М.Н. Покровского «Развитие современной исторической науки и задачи историков-марксистов» , А.М. Панкратовой «Основные проблемы изучения истории пролетариата СССР» .
В развитии организационной структуры науки в 30-х гг. происходило два взаимосвязанных процесса: укрупнение ведущих центров общественных наук и углубление специализации ряда научно-исследовательских учреждений и учебных заведений. Одновременно совершенствовалась структура научных учреждений, уточнялись и конкретизировались их задачи в связи с программой социалистического строительства, в работу научно-исторических центров на исходе 20-х годов начали внедряться принципы планирования. Исключительно важное значение для развития и пропаганды марксистско-ленинской методологии истории имела деятельность основных теоретических и историко-партийных научных центров: Института В.И.Ленина, Института К. Маркса и Ф. Энгельса, Истпарта. Опыт издания произведений классиков марксизма-ленинизма и изучения истории большевистской партии показал необходимость сосредоточения всей этой работы в одном научном учреждении. В 1928 году Институт В.И.Ленина был объединен с Истпартом, а в 1931 году в результате его объединения с Институтом К. Маркса и Ф. Энгельса был создан Институт Маркса—Энгельса—Ленина (ИМЭЛ) при ЦК ВКП(б). ИМЭЛ проводил подготовку и издание как опубликованных ранее, так и неопубликованных произведений Маркса, Энгельса и Ленина, изучение их жизни и деятельности, собирание, изучение и издание материалов по истории партии и партийного строительства, научную разработку и издание материалов по истории Коминтерна. В то же время на базе местных истпартотделов формировалась сеть научно-исследовательских историко-партийных институтов, главным образом в столицах союзных республик.
Процесс специализации и совершенствования структуры охватил прежде всего Коммунистическую академию. Во второй половине 20-х годов формировались ее исторические секции и комиссии. В 1929 году после передачи Комакадемии учреждений Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук в ее составе был создан Институт истории, сосредоточивший свою деятельность на разработке проблем истории капитализма, революционного движения, Октябрьской революции и советского общества, истории рабочего класса СССР. В середине 20-х годов началась реорганизация Российской Академии наук. В 1925 году отмечалось ее 200-летие. Постановлением Президиума ЦИК и СНК СССР она была признана высшим ученым учреждением страны и названа Академией наук СССР. Среди академиков появились историки-марксисты (М.Н. Покровский и др.). В 1931 году был образован Историко-археографический институт, занимавшийся публикаторской и исследовательской работой, главным образом по истории СССР феодально-крепостнического периода. В 1933 году для руководства учреждениями, занятыми в составе АН СССР разработкой вопросов истории, была создана Историческая комиссия во главе с академиком В.П. Волгиным.
Специализация охватила и высшие учебные заведения. Основным центром подготовки кадров историков-марксистов высшей квалификации оставался Институт Красной профессуры. В 1929 году он был разделен на четыре института: истории партии, истории (с отделениями истории России и СССР, истории Запада, истории Востока, истории рабочего и профсоюзного движения), философии и естествознания, экономики. За первое десятилетие своего существования ИКП подготовил свыше ста ученых историков, среди них были И.И. Минц, М.В. Нечкина, А.М. Панкратова и др.
Следует отметить, что Институт истории РАНИИОН ко времени передачи его в Коммунистическую академию также достиг значительных успехов в подготовке историков. Среди его выпускников были известные советские историки: А.В. Арциховский, Н.М. Дружинин, С.А. Никитин, Б.Ф.Поршнев, Л.В. Черепнин, В.И. Шунков и др.
Коммунистические университеты, сыгравшие свою роль в подготовке советских и партийных работников и пропагандистов, в 1932 году были преобразованы в высшие коммунистические сельскохозяйственные школы; на базе Коммунистического университета им. Я.М. Свердлова была создана Высшая партийная школа при ЦК ВКП(б)—один из центров развития историко-партийной науки.
До 1936 года в исторической науке параллельно действовали две группы учреждений: Институт истории Коммунистической академии и исторические учреждения Академии наук СССР, находившиеся в Ленинграде. Деятельность их объединялась Исторической комиссией, развернувшей работу в 1934 году. Комиссия издавала свой непериодический орган «Исторические сборники». Значительно расширилась исследовательская и публикаторская деятельность Историко-археографического института. Исторические учреждения Академии наук более всего занимались историей феодальной России. Близкой по тематике к историческим учреждениям Академии наук была деятельность Государственной академии истории материальной культуры, начавшей издавать в 1934 году ежемесячный журнал «Проблемы истории докапиталистических формаций».
Значение Академии наук как основного научного центра в СССР еще более возросло в связи с переездом Президиума и большей части академических учреждений в Москву. В декабре 1934 года открылась первая в Москве сессия Академии наук. Во время этой сессии состоялось заседание Отделения общественных наук, посвященное 50-летию со дня выхода в свет книги Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» . На заседании был заслушан доклад Б.Д. Грекова «Энгельс и проблема родового строя у восточных славян» . Заседание показало, что историки, работавшие в системе Академии наук, в том числе и историки старшего поколения, творчески, на основе марксистской методологии разрабатывали важнейшие исторические проблемы.
В условиях консолидации советских ученых на базе марксистско-ленинской методологии существование двух научных Центров становилось ненужным. В начале февраля 1936 года партия и правительство приняли решение о ликвидации Коммунистической академии и передаче ее учреждений и институтов Академии наук СССР. На основании этого решения в составе Отделения общественных наук АН СССР был создан Институт истории. В новом институте было образовано восемь секторов, охвативших своей проблематикой все основные разделы истории СССР, всемирной истории и вспомогательных исторических дисциплин. Периодическим органом нового института стал журнал «Историк-марксист».    С 1936 года  институт   стал издавать непериодический сборник «Исторический архив» с публикациями документов по истории дореволюционной России, а с 1937 года — «Исторические записки» со статьями исследовательского характера. Близко к институту стоял и научно-популярный исторический журнал «Борьба классов», в 1937 году переименованный в «Исторический журнал».
Возрастающее значение Академии наук как центра научной работы в области общественных наук, и в частности истории, отразилось в новой структуре Академии наук СССР, утвержденной в 1938 году. Из Отделения общественных наук выделилось Отделение истории и философии. Проходивший в 20 - начале 30-х годов процесс поиска завершился утверждением единых, наиболее целесообразных форм организации научно-исследовательской работы.
Большие изменения произошли в области высшего исторического образования. С начала 1934/35 учебного года открылись исторические факультеты в Московском и Ленинградском университетах, преобразованные из МИФЛИ и ЛИФЛИ. В последующем в университетах других городов, во многих педагогических институтах также были открыты исторические факультеты.
Исторические факультеты не только готовили историков, но уже в те годы стали базами научно-исследовательской работы по истории и подготовке научных кадров через аспирантуру. С развитием аспирантуры в вузах и исследовательских институтах потеряли свое значение в подготовке научных кадров по общественным наукам Институты Красной профессуры, они и были ликвидированы в 1938 году.
Таким образом, в результате создания организационно-материальной базы советской исторической науки в 1920-1930-х гг. сложилась система научно-исследовательских учреждений и центров подготовки научных и преподавательских кадров для высшей и средней школы, которая в своей основе сохранилась и поныне.
 

1.2 Изменения в преподавании истории в 1920 – 1930-х гг.

По мере роста успехов советского народа все более увеличивалось значение общественных наук в жизни страны, и прежде всего исторической науки, непосредственно связанной с патриотическим сознанием народа
Особенно большое значение для распространения исторических знаний среди широких масс советского народа и в первую очередь молодежи имела постановка школьного исторического образования. В постановлении ЦК ВКП(б) об учебных программах в начальной и средней школе, принятом в августе 1932 года, указывалось, как на наиболее слабую сторону школьных программ, на «недостаточность исторического подхода». Было предложено значительно усилить элементы историзма в программах по обществоведению и другим предметам. Это решение предопределило коренные изменения в преподавании истории, проведенные в следующие годы.
Между тем изучение и преподавание истории в школах и вузах, в системе партийно-политического просвещения страдало рядом серьезных недостатков. Не было стабильных школьных учебников ни по отечественной, ни по зарубежной истории, написанных с марксистско-ленинских методологических позиций. Периодизация отечественной истории, оценки многих исторических событий были разработаны слабо, не были сведены воедино итоги изучения развития социально-экономического строя, классовой борьбы, внутренней и внешней политики, культуры. Отечественная история изучалась не широким фронтом, а отдельными разделами. Совершенно не разрабатывались проблемы истории борьбы народов нашей страны за свою независимость, история национальных традиций.
Решение о замене в первые годы Советской власти преподавания истории в школе курсом обществоведения, оправданное в свое время необходимостью борьбы с дореволюционной идеологией, к началу 30-х годов изживало себя. В курсе обществоведения школьникам давались весьма неполные и схематические знания отдельных исторических фактов. Были резко сокращены сроки обучения в высшей школе (до 2—3 лет). Подобное положение, связанное с потребностью удовлетворить страну в кадрах специалистов, приводило к преобладанию прикладных дисциплин за счет резкого сокращения фундаментальных, в том числе истории. Подготовка квалифицированных преподавательских кадров для школы затруднялась и тем, что в 1931 году были ликвидированы исторические отделения Московского и Ленинградского университетов, не было и учебной исторической литературы для высшей школы.
Сложившееся в исторической науке положение и необходимость неотложного совершенствования преподавания истории осознавались партией и правительством. В январе — марте 1934 года по поручению ЦК партии Наркомпрос РСФСР организовал два совещания ученых и школьных преподавателей истории для решения вопроса о наиболее эффективных методах изучения истории. Нарком просвещения А. С. Бубнов критически оценил имевшиеся тогда учебники по истории, отметил схематизм и перегрузку их социологическими схемами, отсутствие имен и описания конкретных событий.
Была создана комиссия из историков-исследователей и педагогов для разработки предложений по улучшению преподавания истории и подготовке учебников истории. Эта комиссия высказалась за увеличение времени на изучение истории в школе, предложив ввести элементарный курс истории СССР в 3—4 классах, а в 5—7 и в 8—10 классах проводить параллельно изучение истории СССР и всеобщей истории. Рекомендовалось подготовить хрестоматии и наглядные пособия по истории, расширить подготовку преподавателей средней школы и начать издание для них специального исторического журнала.
Преподавание истории передавалось в выделенные из состава МГУ Московский институт философии, литературы и истории (МИФЛИ) и Ленинградский институт истории, философии и лингвистики (ЛИФЛИ).
В середине марта 1934 года Политбюро ЦК ВКП(б) одобрило предложения Наркомпроса, и они начали проводиться в жизнь.
В сентябре 1934 года вместо этнологических и языковых факультетов открывались исторические факультеты в Московском и Ленинградском университетах. Наркомпросу предлагалось разработать план дальнейшего развития исторического образования. Одновременно были подобраны авторские коллективы для написания учебников по истории для средней школы. В состав авторского коллектива учебника истории СССР вошли: Н.Н.Ванаг (руководитель), Б.Д. Греков, А.М. Панкратова, С.А.Пионтковский.
Было подготовлено постановление Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) «О преподавании гражданской истории в школах СССР» от 16 мая 1934 года, которое признало, что преподавание истории в школах поставлено неудовлетворительно. В постановлении говорилось: «Решающим условием прочного усвоения учащимися курса истории является соблюдение историко-хронологической последовательности в изложении исторических событий с обязательным закреплением в памяти учащихся важных исторических явлений, исторических деятелей, хронологических дат. Только такой курс истории может обеспечить необходимые для учащихся доступность, наглядность и конкретность исторического материала, на основе чего только и возможны правильный разбор и правильное обобщение исторических событий, подводящие учащегося к марксистскому пониманию истории».
Постановление утвердило предложенный Наркомпросом состав авторских коллективов учебников по истории и определило срок их представления — июнь 1935 года.
Принципы преподавания истории в школе были важны также для вузов, они явились руководством и в исследовательской работе, ориентируя историков на изучение истории во всей ее полноте, на анализ конкретных исторических событий.
В июне 1934 года ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР приняли решение о введении в 3—4 классах начальной школы элементарного курса истории СССР. Для подготовки учебника по истории СССР были организована две авторские группы — И.И. Минца и З. Лозинского,— начавшие работать параллельно. Конспекты учебников обсуждались на совещаниях историков под председательством А.С. Бубнова. Перед авторами стояла трудная задача. Старые, дореволюционные и первые советские учебники не могли послужить основой для новых. Ряд важных проблем русской и всеобщей истории еще не был разработан марксистской исторической наукой. При составлении конспектов учебников приходилось вести дискуссии и уточнять взгляды по самым различным вопросам.
Конспект учебника по истории СССР, составленный группой Н.H.Ванага и предназначенный для 8—9 классов средней школы, начинался с раздела «Восточная Европа и ее древнейшее население» и кончался разделом «Первая пятилетка и вступление СССР в период социализма».
В начале августа 1934 года А.А. Жданов, С.М. Киров и И.В. Сталин написали «Замечания по поводу конспекта учебника по истории СССР», одобренные Политбюро ЦК ВКП(б). Главные недостатки конспекта, по мнению авторов «Замечаний», заключались в том, что он представлял собой «конспект русской истории, а не истории СССР, т. е. истории Руси, но без истории народов, которые вошли в состав СССР».
Работа над учебниками продолжалась, однако в намеченные сроки авторские коллективы не укладывались. 26 января 1936 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли новое постановление «Об учебниках по истории», по которому для просмотра и улучшения, а в необходимых случаях и для переделки написанных уже учебников по истории была образована комиссия под председательством А.А. Жданова. Ей предоставлялось право организовать группу для просмотра отдельных учебников, а также объявлять конкурс на учебники взамен тех, которые будут признаны подлежащими коренной переделке.
27 января 1936 года в центральных газетах было опубликовано сообщение «В Совнаркоме Союза ССР и ЦК ВКП(б)», в котором излагалось названное постановление и давалась оценка положению дел в советской исторической науке. В сообщении излагалось также и постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 16 мая 1934 года «О преподавании гражданской истории в школах СССР», краткое содержание «Замечаний» Жданова, Кирова и Сталина на конспекты учебников по истории СССР и новой истории, после чего указывалось, что представленные учебники «большей частью неудовлетворительны», особенно учебники по истории СССР, так как они продолжали страдать теми же недостатками, которые были отмечены ранее.
Постановление от 26 января 1936 года закрепило переход советской исторической науки к осуществлению задач, поставленных Центральным Комитетом партии в постановлении от 16 мая 1934 года.
Из всех работ историков первоочередное значение имела подготовка учебников истории для всех ступеней образования: начального, среднего и высшего. Над разрешением этой важной и сложной государственной задачи с энтузиазмом трудились большие коллективы советских ученых.
Первым был подготовлен учебник по истории СССР для 3 - и 4-х классов начальной школы, конкурс на который был объявлен в январе 1936 года. Всего на конкурс было представлено отдельными историками или авторскими коллективами 46 проектов учебника. Постановление жюри правительственной комиссии об итогах конкурса было опубликовано 22 августа 1937 года. Первая премия не была присуждена; вторую получил «Краткий курс истории СССР» , созданный кафедрой историй СССР Московского государственного педагогического института им. В. И. Ленина под руководством А.В. Шестакова. Более чем на полтора десятилетия он стал учебником для начальных классов, выдержав ряд переизданий. Постановление отметило как крупное достижение, что учебники истории СССР перестали быть историей только великого русского народа.
При подготовке учебника по истории СССР для 8—10 классов средней школы возник новый авторский коллектив в составе научных сотрудников Института истории АН СССР К.В. Базилевича, С.В. Бахрушина, A.M.Панкратовой и преподавательницы-методистки А.В. Фохт. Макет учебника вышел в 1938 году массовым тиражом. В 1940 году был издан под редакцией А.М. Панкратовой учебник в трех частях (книгах). В первой излагался дофеодальный и феодальный период до конца XVII в., во второй — история Российской империи в XVIII—XIX вв., в третьей — период империализма, Октябрьская революция и строительство социализма. Учебник был написан на высоком для того времени научно-историческом и методическом уровне. Он содержал большой конкретный материал по истории СССР, начиная с характеристики первобытнообщинного строя в далеком прошлом и древнейших рабовладельческих государств на территории СССР и кончая победой социализма; изложение доводилось до событий лета 1940 г .
Одновременно с подготовкой учебника для средней школы шла работа над учебником по истории СССР для исторических факультетов университетов. В 1939 году вышел первый том — «История СССР с древнейших времен до конца XVIII века» , написанный авторским коллективом сотрудников Института истории АН СССР и исторического факультета Московского университета под редакцией В.И. Лебедева, Б.Д.Грекова и С.В. Бахрушина. Второй том — «Россия в XIX веке»  вышел в 1940 году под редакцией М.В. Нечкиной. Шла подготовка к изданию третьего тома, в котором предполагалось изложить историю СССР в XX в.,  т.е. в период империализма и в переходный период от капитализма к социализму. В авторский коллектив тома входили сотрудники секретариата редакции «История гражданской войны» и исторического факультета Московского института истории, философии и литературы. Отдельные главы учебника публиковались в печати для обсуждения. Но до войны 1941—1945 гг. текст тома не был полностью закончен.
В 30-е гг. ХХ века в Институте истории началась подготовительная работа к созданию многотомной истории СССР. В 1937 году был разработан план пятитомника по истории СССР, в начале 1938 года опубликована схема первых четырех томов, посвященных истории СССР с древнейших времен до Февральской революции 1917 года. В пятом томе предполагалось изложить историю Октябрьской революции и социалистического строительства в СССР. После доработки плана было решено увеличить объем издания до семи томов. Первый том семитомной «Истории СССР» охватывал период с древнейших времен до образования Древнерусского государства. В феврале 1939 г. Президиум АН СССР постановил организовать его обсуждение, которое состоялось в мае 1939 г. на сессии Отделения истории и философии Академии наук.
Во второй половине 30-х годов встал вопрос о написании единого учебника по истории партии. Была создана комиссия ЦК ВКП(б), которая рассмотрела и одобрила к изданию в 1938 г. книгу «История ВКП(б). Краткий курс» (впервые опубликован в газете «Правда»). Появление «Краткого курса» было для своего времени достижением в разработке истории партии. Вместо многочисленных учебников истории партии с различной периодизацией и явно ошибочной трактовкой некоторых вопросов  был  создан новый  труд, излагающий  историю партии до 1938 г., в котором раскрывались содержание и особенности ленинизма как высшего этапа марксистской научной мысли, а история партии тесно связывалась с историей страны.
Вместе с тем «Краткий курс» содержал серьезные теоретические и фактические ошибки, обусловленные как общим уровнем развития историко-партийной науки второй половины 30-х годов, слабой изученностью ряда важных сторон деятельности и внутренней жизни партии, так и влиянием культа личности И.В. Сталина. В книге давалась односторонняя, отрицательная оценка революционного народничества, не раскрывались его социальные корни. Вопреки положению В.И. Ленина, что большевизм как течение политической мысли и как политическая партия существует с 1903 года, «Краткий курс» относил оформление большевистской партии к 1912 году, т.е. ко времени Пражской конференции. Не была последовательно проведена ленинская периодизация отдельных этапов истории партии, а также истории Октябрьской революции и гражданской войны. Преувеличивалась роль И.В. Сталина в Октябрьской революции и гражданской войне.
Ошибки «Краткого курса» повлияли и на деятельность некоторых авторов, которые вместо творческой разработки истории партии занялись комментированием положений «Краткого курса», что задерживало развитие историко-партийной и исторической науки.
Таким образом, в результате напряженной работы был написан на основе марксистско-ленинской методологии научный курс истории СССР для высшей школы. В процессе создания учебников по истории СССР советская историческая наука разрешила задачу овладения общей концепцией истории СССР. Разработанная при подготовке учебников периодизация истории СССР сохранила в основном и до настоящего времени научное значение, хотя и подвергалась исправлениям и уточнениям.
 

2 Становление марксистской концепции понимания истории. Основная проблематика в трудах историков-марксистов в 1920 – начале 1930-х гг.

Марксистская концепция общественного развития была провозглашена теоретической основой исторической науки и концепции ее эволюции в условиях нового социального режима. Особенно заметно на этот процесс создания новой концепции науки истории и ее роли влияли такие историки-профессионалы марксистского направления, как М.Н. Покровский, Н.М. Лукин, М.С. Ольминский, В.И. Невский, В.А. Быстрянский, Н.Н. Батурин, М.Н. Лядов .
Созданная К. Марксом и Ф. Энгельсом модель развития науки включала ряд характерных черт, среди которых главное место занимали: свободное развитие и воздействие на все стороны существования общества, освобождение личности ученого от пут, мешающих развитию его творчества и науки в капиталистическом обществе, повышение общественного престижа науки и деятельности научных работников, широкое распространение научных знаний и их определяющее влияние на формирование мировоззрения личности, вытеснение религиозных и других предрассудков из сознания человека. Для теоретиков марксизма социализм представлялся первой в истории человечества общественной системой, все функционирование которой строится на базе науки, ее достижений.
Однако в формировании новой концепции науки в послереволюционной России на первое место выдвигались идеи не развития науки на базе лучших достижений мировой и национальной научной мысли, а подчинение науки социальной практике — строительству социализма. Главное место в этой доктрине заняла идея демократизации науки, всех направлений и форм ее существования. Путем группы намечавшихся мер наука должна была превратиться из элитной, поскольку такой она была во всем мире, как и в дореволюционной России, в явление массовой культуры, доступной всем слоям населения и в первую очередь рабочему классу.
История стала той областью знания, где эти установки партийной элиты внедрялись и распространялись особенно интенсивно, подчиняя постепенно понимание роли науки, процессов ее развития, не получению нового научного знания, а обслуживанию пропаганды и агитации. Так под влиянием политических и идеологических факторов история стала постепенно превращаться в инструмент воздействия на массовое общественное сознание в ущерб ее свободному и всестороннему развитию, которое провозглашалось марксистской доктриной еще задолго до победы социалистической революции в России. Ведущую роль в новой концепции науки, формировавшейся после 1917 г., стала играть идея служения народу (позднее она функционировала в виде служения ученых коммунистической партии и советскому государству), его просвещению и воспитанию, усвоению народом идей марксизма и социализма, повышению культурного уровня общества, приобщению масс к новым духовным ценностям.
Изменились взгляды на понимание новой роли исторической науки в обществе, которая в силу своих специфических особенностей, ее тесной связи с политикой, которую история изучает, постепенно превращалась в заложницу политических лидеров. Они стремились использовать историю для решения политических и идеологических задач в ущерб развитию самой науки. Свободное развитие науки, прокламированное Марксом и Энгельсом, стало постепенно приобретать иной характер, оно определялось не потребностями самой науки, а ее зависимостью от финансировавшего ее государства, от диктата идеологического аппарата, политической конъюнктуры и партийных структур. Именно они стали определять социальный заказ науке истории, а не общество.
Благодаря концепции непримиримой борьбы и ее упорного претворения в жизнь историками-марксистами во главе с М.Н. Покровским постепенно ликвидировался один из важнейших факторов развития науки — ее преемственная связь с мировой и отечественной дореволюционной историографией. Стремление к разрыву с традициями дореволюционной национальной науки приводило к потере многих ценных наработок, особенно по древней и средневековой истории России, которой историки-марксисты фактически не занимались, главным образом, из-за отсутствия профессиональной подготовки в этой области.
В результате демократизации история приобрела новые черты и признаки. Ее главная функция стала трактоваться как участие в социалистическом строительстве, в воспитании и просвещении масс, в  борьбе с противниками марксизма и социализма. В ходе реализации этих установок стал утверждаться главный принцип изложения фактического материала — доступность широким кругам читателей, их приобщения к историческому знанию. Шло формирование свойственной советской науке черты – полное отсутствие граней между научной, профессиональной и популярной формами изложения полученных наукой знаний по истории. Это обстоятельство отрицательно влияло на весь процесс развития исторической науки, ее продвижения по пути философского, теоретического объяснения важных исторических проблем.
В первые послереволюционные годы марксизм нередко трактовался историками как «экономический материализм» . В исторических исследова-ниях это отражалось на объяснении исторического процесса как смены общественных форм (родового строя, натурального хозяйства торгового капитала, феодализма, капитализма). Стало утверждаться большое внимание к истории производительных сил, роли экономического фактора, истории классовой борьбы, политической истории. При этом игнорировались другие важные стороны жизни общества: географические условия, народонаселение и демографические сдвиги, роль идеологии, общественного сознания, элитарной и массовой культуры в различные исторические эпохи. Если для начального этапа развития науки эти явления можно объяснить отсутствием профессиональных кадров историков-марксистов, то в последующие периоды они приобрели характер отрицательного влияния на все освещение и объяснение истории народа.
Главным фактором исторического развития России стала признаваться экономика, классовая борьба, политика правящих верхов. Народ изображался главным участником классовых столкновений и революционных потрясений, хотя главное в истории — это роль трудящихся масс в созидании, в творчестве хозяйственных, духовных и культурных форм жизни, в борьбе за выживание. Даже такая важная тема, как защита отечества и роль народа в борьбе за независимость России, исследовалась примитивно и ограниченно, подчиняясь тезису, что у эксплуатируемых масс нет отечества.
Для развития советской историографии особенно важное значение имела публикация классической марксистско-ленинской обществоведческой литературы. В первые годы Советской   власти   помимо   выпуска   отдельных   произведений основоположников марксизма были предприняты две попытки издания многотомного собрания их сочинений. В 1918—1922 гг. начало выходить Собрание сочинений Маркса и Энгельса под редакцией И.И. Скворцова-Степанова, но подготовить и издать удалось лишь четыре тома (т. III—VI). В томе III были напечатаны исторические работы, связанные с революцией 1848 г.; в тома IV—VI вошел «Капитал». Вторая попытка была предпринята в 1923—1924 гг., когда вышли еще четыре тома (т. I, II, X, XI), но издание в целом осталось незаконченным. Обе эти попытки показали необходимость большой предварительной работы по собиранию и обработке текстов.
По решению IX съезда РКП (б) в 1920 г. было предпринято издание Собрания сочинений В.И. Ленина, которое продолжалось до 1926 г. Всего вышло 20 томов (26 книг). В Собрание вошло более 1500 произведений и писем В.И. Ленина, преимущественно опубликованных ранее (впервые публиковалось 48). Собрание содержало крупнейшие произведения В.И. Ленина и, несмотря на неполноту и несовершенство издания, сыграло значительную роль в теоретической деятельности партии, в пропаганде марксизма-ленинизма.
Большое научно-историческое значение имела публикация документов Коммунистической партии и Советского государства: постановлений и резолюций, протоколов и стенографических отчетов проходивших в эти годы съездов и конференций партии, собраний советских законодательных актов, стенографических отчетов съездов Советов, сборников постановлений и распоряжений по отдельным народным комиссариатам и др. Наряду с публикацией современных материалов Истпарт в начале 20-х годов предпринял ряд изданий важнейших документов партии начиная с 1898 г .
Советская историография уже на первом этапе своего развития начала разработку истории революционного движения и передовой общественной мысли. В первый год после Октябрьской революции появилась небольшая, но яркая работа А.В. Луначарского «Александр Николаевич Радищев - первый пророк и мученик революции» (1918). В 1920 г. — в год 50-летия со дня смерти А.И. Герцена — появился ряд статей, брошюр и монографий. Среди литературы по истории революционного движения в России в XIX в. выделяется небольшая книга М.С. Ольминского «Из прошлого»  (1919). В ней была предпринята попытка дать обобщающий очерк революционной борьбы в XIX в.
В изучении истории революционного рабочего движения историки-марксисты успешно преодолевали взгляды меньшевиков, которые преувеличивали стихийность вовлечения рабочих в политическую борьбу против царизма и преуменьшали значение руководящей роли революционной социал-демократии. Первый удачный краткий очерк истории рабочего движения содержала брошюра Б.Павлова (Б. П. Кузьмина) «Пролетарская борьба в России до революции 1905 г.» (М., 1919). Разработать научную историю рабочего движения конца XIX — начала XX в. и революции 1905—1907 гг. можно было лишь при изучении истории революционной социал-демократии, истории партии большевиков.
Историко-партийная наука имела глубокие корни в дооктябрьской большевистской историографии; ее истоки идут от ленинских работ, от «Доклада большевиков Международному социалистическому конгрессу в 1904 г.», написанного М.Н. Лядовым, В.В. Воровским, П.А. Красиковым под руководством и при участии В. И. Ленина и содержащего очерк истории российской социал-демократии с 1883 по 1904 г. В 1906 г. появились «История Российской социал-демократической рабочей партии»  М.Н.Лядова и «Очерки истории социал-демократии в России»  Н.Н.Батурина, в которых излагался начальный этап истории РСДРП.
В 1923 г. В.И. Невский опубликовал «Очерки по истории Российской коммунистической партии», в которых обстоятельно, с привлечением впервые в историко-партийной литературе широкого круга, источников исследовалось становление социал-демократии в России начиная с I съезда РСДРП. Вышла также книга Е.М. Ярославского «Краткие очерки по истории ВКП(б)» в двух частях и др.
XIII съезд РКП (б) отметил «громадную потребность в работах по истории партии и Октябрьской революции, их огромное воспитательное значение». Задача эта была исключительно трудной. Оценка революции и исторические выводы непосредственно переплетались с политической и идеологической борьбой текущего дня. В связи с первыми юбилеями революции появились брошюры, содержавшие краткое изложение ее истории: В.А. Карпинского— «Два года борьбы. Вторая годовщина Великой Октябрьской революции» (1919), В.А. Быстрянского — «Революция буржуазная и революция пролетарская», В.И. Невского— «Как образовалась Советская власть и что ею сделано за три года» (1920). Деятельность Истпарта и Центрархива создала возможность для составления хроник событий революции. Одновременно с хрониками вышла в свет обстоятельная книга С.А. Пионтковского «Октябрьская революция в России, ее предпосылки и ход» .
Другой крупной темой советских историков была история иностранной интервенции и гражданской войны 1918—1920 гг. Для ее разработки большое значение кроме трудов В. И. Ленина имели публицистические произведения партийных, советских и военных деятелей. В статьях И.В. Сталина «К военному положению на Юге» и «Новый поход Антанты на Россию» (1920) была изложена история основных событий иностранной интервенции и гражданской войны с весны 1919 г. до лета 1920 г., выделены три похода Антанты против Советской России, дан анализ причин поражения интервенции и контрреволюции. В статье М. В. Фрунзе «Памяти Перекопа и Чонгара» была описана история боевых операций при прорыве Красной Армии в Крым в начале ноября 1920 г.
Октябрьская революция положила начало глубоким социально-экономическим преобразованиям в Советской стране. В партийной и советской печати уже в конце 1918 г., в связи с первой годовщиной Октябрьской революции, появились статьи об итогах осуществления советских декретов. Авторами их были специалисты по различным вопросам политики, экономики, права. Подобные итоговые статьи и юбилейные сборники, опубликованные к трехлетию, а затем к пятилетию Октябрьской революции, среди которых выделяется сборник ЦК РКП (б) «За 5 лет. 1917-1922» (1922), имели уже определенно исторический характер. В эти годы появились труды научно-исследовательского характера. Социалистические преобразования в экономике, более всего в промышленности, освещались в книге В. П. Милютина «Новый период мировой экономики. Курс лекций по экономике переходного периода»  (1923). Серьезным исследованием была книга А.М. Панкратовой «Фабзавкомы России в борьбе за социалистическую фабрику» (1923), подготовленная в Институте Красной профессуры. Работа Панкратовой показывала значение борьбы рабочего класса и его организаций за социалистическое преобразование промышленности.
Тогда же, в первые годы Советской власти, появились статьи, брошюры и книги о социально-экономических преобразованиях в деревне. Большой материал об изменениях в сельском хозяйстве за годы революции приводился в книге С. М. Дубровского «Очерки русской революции. Сельское хозяйство» (1922). В изучении советской деревни начала 20-х годов большое значение имели книги, появившиеся в результате обследования Деревни, проведенного по указанию В. И. Ленина: такова работа Я.А. Яковлева «Деревня как она есть» (1923) и др.
Издание исторических источников с середины 20-х годов приобрело систематический характер. В Академии наук велась работа над источниками феодально-крепостнической эпохи. Были найдены, главным образом усилиями С. В. Юшкова, новые тексты «Русской Правды», некоторые из них опубликованы. Переиздавались русские летописи — Новгородская IV, Лаврентьевская, появилось учебное издание «Повести временных лет». Сборники документов, составленные по материалам хозяйств боярина Б.И. Морозова, Строгановых, Троице-Сергиева монастыря, писцовые книги характеризовали важнейшие стороны аграрной истории феодально-крепостнической России. Четырехтомная публикация «Крепостная мануфактура в России» (1930—1934) впервые знакомила научную общественность с историей российского предпролетариата. Началось издание источников по истории народов СССР — об экономических отношениях Московского государства с государствами Средней Азии в XVI—XVII вв.
В связи со 150-летием Крестьянской войны под руководством Е. И. Пугачева С. А. Голубцов по поручению Центрархива подготовил трехтомное собрание документов «Пугачевщина» (М., 1926—1931). В нем впервые были напечатаны манифесты и указы Е. Пугачева и другие документы восставших.
Отмечая столетие движения декабристов, Центрархив решил издать полностью их следственные дела. Было издано шесть томов публикации «Восстание декабристов» с документами следственной комиссии и восьмой том с «Алфавитом декабристов» (1926—1931), Седьмой том с «Русской Правдой» Пестеля вышел в 1958 г. Академия наук в 1926 г. издала переписку декабристов в трех томах.
В 1926—1928 гг. ленинградские историки и архивисты опубликовали три тома материалов о петрашевцах: программные документы, показания, воспоминания. К столетию со дня рождения Н. Г. Чернышевского было решено издать его «Избранные сочинения». Из публикаций произведений идеологов народничества следует назвать подготовленное Б. П. Козьминым собрание сочинений П. Н. Ткачева. В связи с 50-летием «Народной воли» были опубликованы сборники документов народнических организаций 70-х годов XIX в.
Истории первой русской революции была посвящена пятитомная серия «1905. Материалы и документы» (1925—1928) с источниками о стачечном, аграрном и профессиональном движении, а также о печати Советов 1905 г.
Большое значение имели также публикации, раскрывающие характер внешней и внутренней политики самодержавия в эпоху империализма. Кризис самодержавия в годы первой мировой войны отразило семитомное издание «Падение царского режима» (1924—1927), содержавшее показания царских министров и сановников в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства летом 1917 г. В 1929 г. при ВЦИК была создана специальная комиссия для издания дипломатических документов периода империализма; ею было издано десять томов документов, охватывающих период с января 1914 по март 1916 г.
Названные публикации давали возможность шире, основательнее и вернее изучать вопросы истории дореволюционной России и обеспечивали начало разработки многих важных проблем истории советского общества. Участие в подготовке публикаций вместе с тем было серьезной научной школой для молодых историков-марксистов.
Овладевая марксистско-ленинской методологией, советские историки в середине 20-х годов приступили к систематическому изучению социально-экономических отношений и классовой борьбы в феодальной России на новой, материалистической основе. Положение в этой области было сложным — с одной стороны, в историографии древней и средневековой России были наиболее сильные кадры ученых и прочные традиции, с другой — эти традиции были наследием дореволюционной исторической науки.
Вопросами истории Древней Руси успешно занимался С. В. Юшков — профессор истории права в Саратовском университете. Он начал изучение этой проблемы исходя из схемы Ключевского о торговом характере Руси IX—XI вв., но уже в работах первой половины 20-х годов сделал вывод о феодальном характере социальных отношений. В изучении феодальных институтов он придерживался схемы Павлова-Сильванского, однако сделал новые выводы о смердах как важнейшем разряде неполноправного сельского населения. В дальнейшем С. В. Юшков пришел к марксистскому пониманию социально-экономического положения смердов и других разрядов сельского населения Киевской Руси, хотя значительно преуменьшал степень феодализации в домонгольский период .
В начале 30-х годов советские историки начали рассматривать социально-экономические отношения в Киевской Руси с точки зрения теории общественно-экономических формаций. Ленинградский историк Б.Д.Греков доказывал, что у восточных славян, как и у германцев, разложение первобытно¬общинного строя вело к развитию феодальных отношений и установлению феодальной общественно-экономической формации. Большинство участников дискуссии поддержали Грекова.
Борьба со старыми схемами дореволюционной историографии шла и при изучении проблемы закрепощения крестьян в XVI— XVII вв. В работах С.Б. Веселовского и ряда других историков старой формации закрепощение крестьян рассматривалось в связи с сеньориальным или вотчинным режимом по концепции Н. П. Павлова-Сильванского. В ходе изучения этого вопроса советские историки Б.Д. Греков, М.Н. Тихомиров и другие разрабатывали историю закрепощения крестьян в России, рассматривая его в связи со всей системой производственных отношений феодализма. Если в 20-е годы закрепощение крестьян и распространение барщинной системы Б. Д. Греков и другие связывали с развитием «торгового капитализма», то с начала 30-х годов эти историки приступили к разработке таких принципиально новых идей, как роль товаризации сельскохозяйственного производства в изменении форм феодальной ренты, связь форм ренты с общественным устройством и внутренней политикой государственной власти и феодальных группировок и т. д. Итогом разработки проблемы на данном этапе стала обобщающая работа Б. Д. Грекова «Очерки по истории феодализма в России»  (1934), в которой он исследовал систему господства и подчинения в русской феодальной деревне с X по XVI в. исходя из марксистского учения о формах докапиталистической ренты.
Много внимания уделялось вопросам истории крестьянского движения в период феодализма. Литература о крестьянских войнах Болотникова, Разина, Булавина, Пугачева насчитывает ряд монографий и множество статей. Историки обсуждали вопросы о характере крестьянских войн, их руководителях и участниках. В 20-е годы большинство историков полагали, что крестьянские войны направлялись против торгового капитала.
Из истории революционных выступлений XIX в. основательно изучалось движение декабристов, столетний юбилей которого отмечался в 1925 г. Советские историки высказывали различные мнения об историческом значении движения. Старый большевик М.С. Ольминский даже выступил в печати против празднования юбилея, так как видел в нем лишь движение группы помещиков. М. Н. Покровский противопоставлял северных декабристов южным и «Обществу соединенных славян». Первых он называл «типичной буржуазно-помещичьей группировкой», последних — революционными демократами . Саратовский историк С.Н. Чернов опубликовал в 1924—1932 гг. серию работ о «Союзе благоденствия». М.В.Нечкина в книге «Общество соединенных славян» (М. — Л., 1927) впервые разработала историю этого общества. Н. М. Дружинин в монографии «Декабрист Никита Муравьев» (М., 1933) исследовал историю его «Конституции». В литературе 20-х годов о декабристах генезис и эволюция их воззрений связывались с хозяйственной конъюнктурой (уровнем хлебных цен). В этих упрощениях обнаруживалась недостаточная зрелость советской исторической науки на том этапе ее развития .
Во второй половине 20-х годов появилась большая историческая литература о народничестве. В 1929—1930 гг. прошла дискуссия о «Народной воле», поводом к которой послужила статья И. А. Теодоровича (1929), объявившего революционное народничество прямым предшественником большевизма. Автор резко критиковал Покровского, считавшего народовольцев буржуазно-либеральным течением. В дискуссии выступили сторонники взглядов Теодоровича и Покровского, но большинство обращалось к трудам В. И. Ленина.
Одной из важнейших задач советских историков было изучение истории российского пролетариата и пролетарского этапа революционного движения. Задачи историков-марксистов по изучению истории пролетариата СССР были сформулированы в докладе А.М. Панкратовой на Первой Всесоюзной конференции историков-марксистов. В 1930—1935 гг. издавался журнал «История пролетариата СССР», в 1932 г. вышел краткий очерк его истории, написанный Б.Б. Граве, М.В. Нечкиной, A.M.Панкратовой и К.Ф. Сидоровым. В этом очерке история пролетариата рассматривалась в связи с социально-экономическим развитием страны и ее политической историей.
Годовщины 20-летия и 25-летия революции 1905 г. продвинули научное изучение истории первой русской революции и рабочего движения. Началось монографическое исследование отдельных периодов и проблем революции. Среди них выделяется своим обстоятельным характером книга А. В. Шестакова «Октябрьская стачка 1905 г.» (1925), хотя с общей оценкой автором значения стачки нельзя согласиться. Важнейшему событию в ходе революции были посвящены работы Е.М. Ярославского «Декабрьское восстание»  (1925)   и С. Черномордика   (П. Ларионова)   «Московское вооруженное восстание в декабре 1905 года»  (1926). Это были первые, после работ В. И. Ленина, научные исследования на эту тему
Советская историография 20-х — начала 30-х годов основательно разрабатывала проблему империализма в России. В монографиях, изданных по этой теме, были изложены две различные концепции. В работах Н.Н.Ванага и С.Л. Ронина признавалось наличие в России накануне первой мировой войны системы финансового капитала, подчинившего себе русские коммерческие банки и через них русскую промышленность. Такая концепция, получившая название «денационализаторской», хотели того ее авторы или нет, соответствовала взглядам тех антипартийных групп, которые отрицали наличие условий в России для победы социализма.
Другая концепция излагалась в работах А.Л. Сидорова, И.Ф. Гиндина, Е.Л. Грановского и Г.Ц. Циперовича. Они проследили, опираясь на труды В.И. Ленина, развитие капитализма в России в XX в., рост накопления капиталов, образование монополий и сращивание банковского и промышленного капитала и показали, что приток иностранных капиталов оказывался не единственной причиной образования финансового капитала, а особенностью его развития в России. Эта концепция получила название «национализаторской».
Историки-марксисты-провели новые исследования по истории развития капитализма в сельском хозяйстве России конца XIX — начала XX в., привлекая новые источники. Эта же проблема освещалась и в работах, посвященных столыпинской аграрной реформе и сельскому хозяйству во время первой мировой войны.
Наиболее глубоко и правильно развитие социально-экономических отношений в сельском хозяйстве показали А.В. Шестаков, C.М. Дубровский и др. Но их работы, направленные против неонароднических взглядов, несколько преувеличили развитие капитализма и не раскрыли сохранение полукрепостнических отношений. А.И. Тюменев, Ю.Ларин и другие склонялись к выводу об успехе столыпинской реформы.
В советской историографии истории капиталистической России заметное место заняла литература о внешней политике России. Кроме многочисленных статей и сборников статей Покровского вышел труд С.Д.Сказкина «Конец австро-русско-германского союза» (1928). Автор по-марксистски подошел к изучению отношений России с Австро-Венгрией и Германией в 70—80-х годах XIX в. В том же году вышла работа Б.А.Романова «Россия в Маньчжурии», содержавшая тщательное исследование дальневосточной политики царизма и дипломатической стороны русско-японской войны 1904—1905 гг. Острую полемику вызвала книга Е.В. Тарле «Европа в эпоху империализма. 1871—1919 гг.», изданная в 1927 г., поскольку автор, показав агрессивность германского империализма накануне первой мировой войны, не раскрыл должным образом империалистическую политику Англии, Франции и России. Однако оппоненты Е.В. Тарле (М.Н. Покровский и др.) впадали в другую крайность, считая, что первая мировая война была развязана только странами Антанты.
История Октябрьской революции — одна из важнейших проблем советской историографии. В 20 — начале 30-х годов в ее изучении был сделан большой шаг вперед. Богатейшее ленинское наследство по истории Октября было освоено в небольшой степени. Вплоть до конца 20-х годов не была преодолена концепция Пионтковского о двойственном характере Октябрьской революции. Ее отстаивал Л. Крицман в книге «Героический период Великой русской революции» (1925), характеризовавший революцию как «совпадение антикапиталистической и антифеодальной революции». Эта оценка попала в такое ответственное издание, как четырехтомная «История ВКП(б)» (1930). В таких сложных условиях большое значение имела научно-исследовательская разработка вопросов Октябрьской революции в историческом семинарии Покровского в Институте Красной профессуры. В 1927 г. два тома «Очерков по истории Октябрьской революции» с работами участников семинария вышли из печати. Следует, однако, отметить, что сборник представлял собой только первую, несовершенную попытку изложения ленинской концепции и был доведен лишь до июльских событий. Но авторы сборника рассматривали Октябрьскую революцию как социалистическую, хотя и значительно преувеличили роль войны в ее назревании.
С начала 30-х годов представление о двойственном характере Октябрьской революции было подвергнуто резкой критике, как антиленинское, и в советской историографии окончательно утверждается ленинское понимание соотношения социалистических свершений революции и решавшихся ею попутно буржуазно-демократических задач .
К десятилетию Октябрьской революции Истпарт издал серию сравнительно небольших монографий, научно-популярных по форме изложения, но представлявших собой результаты большой исследовательской работы. О высоком научном уровне этой серии свидетельствует работа А.В. Шестакова «Большевики и крестьянство в революции 1917 года» (1927). Автору удалось поставить и отчасти решить ряд важных и сложных вопросов изучаемой проблемы. Рассматривая вопрос о борьбе большевиков с эсерами за влияние на крестьянство, он сделал смелый, но правильный вывод о том, что до осени 1917 г. крестьянству в массе были довольно близки положения, которые выдвигались партией эсеров. Шестаков раскрыл основы влияния большевиков на колебавшиеся социальные слои и политические группы, в частности показал борьбу большевиков с левыми эсерами после победы Октябрьской революции за крестьянские массы. Заслуживает внимания и его понимание Декрета о земле. Он писал, что, несмотря на введение в Декрет положений о социализации земли, об уравнительном землепользовании, Декрет фактически осуществил национализацию земли. Такое ленинское, диалектическое понимание формы и содержания Декрета о земле еще не было усвоено многими советскими историками .
М. И. Кубанин и А. В. Шестаков начали изучение истории аграрных преобразований Октябрьской революции. Несмотря на то что они основывали свои работы на первоисточниках, обоих постигла неудача из-за неправильных методологических и методических приемов работы с источниками 1917-1918 гг.
Литература по истории Октябрьской революции была издана во всех советских республиках. Уже первые работы по истории революции в различных национальных районах показали, как в октябре 1917 г. складывался в борьбе за Советскую власть братский союз трудящихся разных наций во главе с русским пролетариатом.
Во второй половине 20-х — первой половине 30-х годов широко развернулось изучение гражданской войны. Литература по данной теме была, видимо, тогда наиболее многочисленной. Уже к концу 20-х годов ей посвящалось более трех тысяч книг, брошюр и статей, изданных в СССР. В середине 20-х годов вышли обобщающие работы, освещающие весь период иностранной военной интервенции и гражданской войны 1918—1920 гг.: Н.Какурина , А. Анишева  и А. Голубева В 1928—1930 гг. был издан трехтомный труд по истории Красной Армии и ее боевых действий, подготовленный военными историками.
Во второй половине 20-х годов выступили с монографиями по истории гражданской войны историки, работавшие над своими темами в семинариях Института Красной профессуры: Д. Кин о деникинщине, М. Кубанин о махновщине, И. Минц об интервенции и контрреволюции на Севере. Ряд работ был написан по истории отдельных частей и соединений Красной Армии. Несколько монографий было посвящено вопросам внешней политики 1918—1920 гг. Слабее изучалась жизнь советского тыла, экономика «военного коммунизма».
Величественные процессы социалистического строительства вызвали появление значительной литературы, преимущественно политического, экономического и юридического характера. Среди обобщающих материалов, содержавших научное изложение исторических процессов, протекавших тогда в Советской стране важнейшее значение имели итоговые документы ЦК ВКП(б), ЦИК СССР и ВЦИК, СНК СССР и РСФСР —отчетные доклады  съездам   партии   и съездам Советов, а также некоторые произведения руководителей партии и государства — И.В. Сталина, М.И. Калинина, В.В. Куйбышева, Г.К. Орджоникидзе, К.Е. Ворошилова. Важнейшие произведения Сталина были собраны в сборнике «Вопросы ленинизма», вышедшем в нескольких изданиях. К 10-летию Октябрьской революции вышла книга Куйбышева «Промышленность СССР», содержавшая материалы по истории восстановления и развития промышленности с начала социалистической индустриализации СССР. В более широком плане, включая сведения об электрификации страны, история экономического развития была изложена в книге Г.М. Кржижановского «Десять лет хозяйственного строительства СССР. 1917—1927» (1927), а также в книге В.П. Милютина «История экономического развития СССР (1917—1927)» (1928). История восстановления промышленности, планирования и отдельных вопросов экономического развития затрагивалась в научных трудах видных советских экономистов С.Г. Струмилина, Э.М. Квиринга. История экономической политики периода гражданской войны — политики «военного коммунизма» — была изложена в книге Крицмана «Героический период Великой русской революции» (1925), но общая концепция автора подверглась резкой критике советских историков и экономистов за искажение социалистического характера Октябрьской революции и изображение периода «военного коммунизма» как «пролетарски-натурального строя» с присущей ему «анархией пролетарски-натурального хозяйства».
С середины 20-х годов постоянно нарастал поток работ по истории Коммунистической партии, включавший краткие учебники, многотомные произведения, работы, посвященные отдельным периодам и проблемам истории партии. В 1926 г. в связи с задачами преподавания и пропаганды истории партии вышли в свет краткие учебники, подготовленные В.И. Невским, Н.Н. Поповым, Е.М. Ярославским и доводившие изложение истории партии до середины 20-х годов.
Самым значительным явлением в историко-партийной науке этого периода стала четырехтомная «История ВКП(б)» под редакцией Е.М.Ярославского (1926—1930), охватившая время с 1880 г. до конца гражданской войны. В работе уделялось внимание вопросам организации, стратегии и тактики партии, раскрывалась борьба против оппортунистических течений. Но издание страдало и серьезными недостатками, что не дало возможность довести до конца первую многотомную историю партии. Периодизация истории партии в нем не соответствовала ленинской, слабо раскрывались теоретические аспекты деятельности партии, ее борьба за практическое претворение в жизнь решений съездов и конференций.
Таким образом, утверждавшаяся марксистская концепция в ее крайне примитивном толковании, приспособленная к условиям России 20-х годов ХХ века, влияла на проблемно-тематическую структуру исторической науки. Историками разрабатывались такие темы, как история революционного движения и передовой общественной мысли, история иностранной интервенции и гражданской войны 1918-1920 гг. Овладевая марксистско-ленинской идеологией, советские историки с середины 20-х гг. ХХ в. приступили к систематическому изучению социально-экономических отношений и классовой борьбы. Так же шло изучение истории российского пролетариата, ипериализма, капитализма. Затрагивалась проблема истории внешней политики СССР.
Однако прекратилась разработка таких важных проблем отечественной истории, как роль религии в истории России, сознание и психология различных социальных слоев, история предпринимательства и купечества российского государства и его различных институтов, история царской династии. Именно поэтому историки-марксисты оказались неподготовленными к написанию систематических курсов по истории России, когда эта проблема была поставлена перед ними в директивах партии и правительства в начале 30-х гг ХХ века.

Заключение

В первые годы Советской власти происходил распад дореволюционной историографии. Марксистско-ленинская историография становилась ведущим направлением в отечественной историографии с научно-организационными центрами исследовательской работы, с печатными органами, с определенной системой подготовки новых кадров историков-марксистов. Советская историография была представлена в те годы глубоко научными трудами В. И. Ленина по важнейшим проблемам истории СССР, особенно по послеоктябрьскому ее периоду. Советская историческая литература тех лет показывает, что советские историки уже начинали успешно овладевать ленинской исторической концепцией.
Во второй половине 20-х — первой половине 30-х годов советская историческая наука прошла большой и трудный путь. Марксизм-ленинизм становился общей идейно-методологической базой советских историков, их важнейшие достижения были связаны с овладением теоретическим наследием основоположников марксизма-ленинизма — с учением о социально-экономических формациях, с ленинской концепцией русской истории. В работах этого периода был поднят и успешно изучался ряд важнейших исторических проблем — социально-экономическое развитие Древней Руси, крестьянские войны, освободительное движение в XIX в., история передовой общественной мысли, проблема империализма в России, история рабочего класса и его революционной борьбы, история пролетарской партии, Октябрьской революции, гражданской войны. Начиналось изучение социалистического строительства. Росла исследовательская квалификация историков-марксистов, расширялся круг их представлений, используемых источников и т. д. Вместе с тем на развитии научно-исторической мысли еще сказывалось воздействие экономического материализма, проявлялись черты неисторического подхода к прошлому, его модернизация, недооценка национального момента в истории и в связи с этим характерных особенностей отечественного исторического процесса. Сравнительно узким еще был круг разрабатываемых вопросов гражданской истории, включавший лишь сюжеты социально-экономического характера и важнейшие явления классовой борьбы. До середины 30-х годов еще не завершилась консолидация советских историков разных поколений и школ.
Решающие успехи марксистского направления в советской исторической науке явились важнейшей предпосылкой перелома в ее развитии, осуществленного под руководством Коммунистической партии в середине 30-х годов.
Характеристика советской историографии второй половины 30-х годов показывает, что если в 20-х — начале 30-х годов основным содержанием ее развития была борьба за преодоление влияния дореволюционных исторических концепций, за овладение основами исторического материализма, методами научного исследования, то к середине 30-х годов произошла консолидация советских историков на базе марксистско-ленинской методологии и коммунистической партийности. Сложилась единая организационная система советской исторической науки. Ведущими процессами в ее деятельности стали научная разработка концепции истории нашей страны, создание обобщающих трудов и учебников, участие в патриотическом воспитании советского народа.

Список использованных источников

1. Алаторцева, А.И. Советская историческая периодика: 1917 - середина 1930-х годов / А.И. Алаторцева. – М.: Наука, 1989. – 256 с.
2. Алексеева, Г.Д. Из истории разработки теоретических проблем в советской исторической науке (20-е — начало 30-х  гг. XX в.) / Г.Д.Алексеева. – М.:Институт российской истории РАН, 2001. – 183 с.
3. Алексеева, Г.Д. Октябрьская революция и историческая наука в 1919-1923 гг. / Г.Д. Алексеева. – М.: Институт российской истории РАН, 2003. – 352 с.
4. Алексеева, Г.Д., Желтова, Г.И. Становление и развитие советской системы научно-исторических учреждений (20-30-е годы) / Г.Д.Алексеева, Г.И.Желтова. – Ташкент: ФАН, 1977. – 136 с.
5. Андреевский, Г.В. Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1920-1930-е гг. / Г.В. Андреевский. – М., 2003. – 263 с.
6. Афанасьев, Ю.Н. Советская историография / Ю.Н. Афанасьев. – М.: РГГУ, 1999. – 592 с.
7. Балашов, В.А., Юрченков, В.А. Историография отечественной истории. (1917-нач.1990-х гг.): учебное пособие / В.А. Балашов, В.А. Юрченков. – Саранск: Издательство Мордовского университета, 1994. – 188 с.
8. Батурин, Н.Н. Очерки истории социал-демократии в России / Н.Н.Батурин. – М.: Госиздат, 1906. – 129 с.
9. Брачев, В.С., Дворниченко, А.Ю. Кафедра русской истории Санкт-Петербургского университета. 1834-2004 / В.С. Брачев, А.Ю.Дворниченко. – СПб., 2004. – 352 с.
10. Вернадский, Г.В. Русская историография / Г.В. Вернадский. – М.: «Аграф», 1998. – 448 с.
11. Греков, Б. Д. Очерки по истории феодализма в России / Б.Д. Греков. – М.: Госиздат, 1934. – 397 с.
12. Греков, Б.Д. Ф. Энгельс и проблема родового строя у восточных славян // Избранные труды / Б.Д. Греков. – Т. 3. – М.: Политиздат, 1960. – С.353-368.
13. Данилова, Л.В. Становление марксистского направления в советской историографии эпохи феодализма // Исторические Записки, 1965. № 76. – С.62-119.
14. Иванова, Л.В. У истоков советской исторической науки (подготовка кадров историков-марксистов в 1917-1929 гг.) / Л.В. Иванова. – М.: Мысль, 1999. – 197 с.
15. Историография истории СССР. Эпоха социализма / под ред. И.И.Минца. – М.: Высшая школа, 1982. – 335 с.
16. Историография отечественной истории. С древнейших времен до середины ХХ столетия: учебно-методическое пособие. Для студентов IV курса специальности «История» / сост. Н.Г. Георгиева. – М.: Наука, 1997. – 253 с.
17. История СССР / Институт истории Академии наук СССР и Кафедра истории СССР, Ист. фак. МГУ. – М.: Госполитиздат, 1947-1949. Т. 1: С древнейших времен до конца XVIII века / под ред. Б. Д. Грекова, С.В.Бахрушина, В.И.Лебедева. – 1947. – 744 с. Т. 2: Россия в XIX веке / под ред. М. В. Нечкиной. – 1949. – 871 с.
18. История СССР. Учебник для 10 класса средней школы / под ред. А.М.Панкратовой. – М.: Учпедгиз,1952. – 425 с.
19. Каганович, Б.С. Евгений Викторович Тарле и петербургская школа историков / Б.С. Каганович. – СПб: Мысль, 1995. – 208 с.
20. Краткий курс истории СССР : учебник для 3-го и 4-го классов / под ред. проф. А. В. Шестакова. – М.: Государственное учебно-педагогическое издательство, 1937. – 223 с.
21. Маслов, Н.Н. Марксистско-ленинские методы историко-партийного исследования / Н.Н. Маслов.– М.: Наука, 1983. – 158 с.
22. Мягков, Г.П. Научное сообщество в исторической науке / Г.П. Мягков. – Казань: Издательство Казанского университета, 2000. – 298 с.
23. Нечкина, М.В. Восстание декабристов в концепции М.Н. Покровского // Против исторической концепции М.Н. Покровского / М.В. Нечкина. – М.: Политиздат, 1937. – С. 246-258 с.
24. Ольминский, М.С. Из прошлого / М.С. Ольминский. – М.: Госиздат, 1919. – 124 с.
25. Очерки по историографии советского общества / под ред. П.А. Жилина. - М., 1965.
26. Панкратова, A.M. Проблемы изучения истории пролетариата // Очерки истории пролетариата в СССР/  под ред. Б.Б. Граве. – М.: Просвещение, 1932. – С. 105-119.
27. Пионтковский, С. А. Октябрьская революция в России. Ее предпосылки и ход. Популярно-исторический очерк / С.А.Пионтковский. – М.: Госиздат, 1923. – 104 с.
28. Покровский, М.Н. Развитие современной исторической науки и задачи историков-марксистов // Труды Первой Всесоюзной конференции историков-марксистов. – T.l. – М.: Просвещение, 1930. – С. 28-56.
29. Сидоров, А.В. Марксистская историографическая мысль 20-х годов / А.В. Сидоров. – М.: Университетский гуманитарный лицей, 1998. – 230с.
30. Соколов, В.Ю. История и политика: (к вопросу о содержании и характеристике дискуссий советских историков 1920-1930-х гг.) / В.Ю.Соколов. – Томск: Издательство Томского университета, 1990. – 200 с.
31. Соколов, О.Д. М.Н. Покровский и советская историческая наука / О.Д.Соколов. – М.: Просвещение, 2001. – С. 39.
32. Хорхордина, Т. И. История Отечества и архивы: 1917-1980-е гг. / Т.И.Хорхордина. – М.: РГГУ, 1994. – 360 с.
33. Цамутали, А.Н. Борьба направлений в русской историографии в период империализма / А.Н. Цамутали. – Л.: Просвещение, 1986. – 331 с.
34. Шестаков, А.В. Большевики и крестьянство в революции 1917 года / А.В.Шестаков. – М.: Госиздат, 1927. – 172 с.
35. Энгельс, Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Избранные произведения. В 3-х т. / К.Маркс, Ф. Энгельс. – Т. 3. – М.: Политиздат, 1986. – 639 с.
36. Юшков, С.В. Очерки по истории феодализма в Киевской Руси / С.В.Юшков. – М.: Политиздат, 1939. – 217 с.
 
Скачать курсовую: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Курсовые / Курсовые по истории

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.