Конфликт цивилизаций образца XVI века: Европа и Америка

0

Факультет гуманитарных и социальных наук

Кафедра Всеобщей истории

 

 

 

Курсовая работа

По дисциплине «История средних веков»

Конфликт цивилизаций образца XVI века: Европа и Америка

 

                     

 

План        

Введение. 3

1 Древние индейские цивилизации Америки.. 10

1.1 Первое впечатление. 10

1.2 Мучительные испытания. 14

2 Бартоломе – де – Лас – Касас: гуманист среди конкистадоров   20

2.1 Вехи жизни. 20

2.2 Анализ источника «История Индий». 23

3 Испанская колонизация Америки.. 32

Заключение. 38

Список источников и литературы.. 39

 

 

Введение

         Индейцы – неизменные спутники наших школьных лет, герои самых романтических мальчишеских мечтаний. Они знакомы нам по увлекательным и растрепанным книгам. Мы восхищались бесстрашием наших краснокожих братьев, когда с томагавками[1] в руках они вступали в бой с белолицыми завоевателями. Но томагавками едва ли и не исчерпываются наши знания об индейцах. А между тем, если не считать эскимосов севера, индейцы – единственные исконные обитатели всей западной половины нашей планеты. Когда в 1492 году в Новом Свете появились первые европейцы, этот гигантский континент отнюдь не был необитаемым. Его населяли своеобразные, удивительные люди.  

         Объектом нашего интереса в мозаике рас и народов, живущих на Американском континенте, будут индейцы, с которыми связана вся древнейшая история западной половины света[2].

         Что же касается самого названия – индейцы – общее название коренного населения Америки. Возникло от ошибочного представления первого европейского мореплавателя – Христофора Колумба – конца XV века, считавшего открытые им заатлантические земли Индией.

Актуальность моей работы состоит в том, что до меня эта тема рассматривалась недостаточно. Я на основе источников, широкого круга литературы попытаюсь наиболее полно осветить конфликт цивилизаций образца XVI века. Каждая моя глава является своего рода доказательством, содержащим отрывки из источников, мнения ученых – историков и их работ непосредственно касающихся моей работы. 

Необходимо отметить, что по данной теме существуют два вида источников: археологические и письменные. В большей степени я использовала письменные источники. Наиболее полно я анализировала «История Индий» Бартоломе – де – Лас – Касаса (1474 – 1566). Основываясь на виденном и пережитом, Лас – Касас показывает, что завоевание Индий представляло собой серию захватнических войн, сопровождавшихся массовым истреблением коренного населения – индейцев и хищническим разграблением природных богатств. Автор не просто излагает факты истории конкисты, но страстно отстаивает свою точку зрения на важнейшую проблему, поднимаемую им в труде: проблему свободы индейцев, которая для него равнозначна проблеме свободы человеческой личности вообще. Это и определяет тот особый эмоциональный строй источника, который сближает ее в одних частях с политическим памфлетом, в других — с утопическими и идиллическими произведениями.

По выбранной мною теме невозможно разбить источники по группам, так как археологические и письменные источники непосредственно взаимосвязаны между собой.

Базой для изучения Мезоамерики и Андской области служит исключительно археологический материал. Он представлен поселениями, погребальными комплексами и храмовыми постройками. Наиболее ранние памятники относятся к X-XII тыс. до н.э., т.е. ко времени, когда на этой территории обитали группы бродячих охотников и собирателей. Наиболее многочисленные памятники относятся ко II-I тыс. до н.э.

Источники классического периода в истории древнейших индейских цивилизаций более разнообразны, однако по-прежнему ведущая роль принадлежит археологическому материалу.

Письменные памятники древних майя представлены более широко. Иероглифы высечены на многочисленных стелах, рельефах и алтарях. Известно, что в городе Мани существовала богатейшая библиотека доколумбовой поры, в которой были собраны все достижения цивилизации майя. Вся эта библиотека была уничтожена в огне на городской площади по приказу францисканского монаха Диего де Ланда в 1549 году.

Сведения по майяской истории содержатся в эпосе майя – киче  «Пополь-Вух» и в книге юкатанских индейцев «Чилам Балам». К этой же группе источников можно отнести и сочинение Фернандо Иштлилшочитла, изложившего историю восточных толтеков Теотиуакана от сотворения мира. Свидетельства первых конкистадоров и монахов о майя.

Большой интерес представляет изучение руин Теотиуакана, крупнейшего центра Мезоамерики в I тысячелетии н.э. (Цивилизация Теотиуакана). Здесь обнаружен крупный ритуальный центр, состоящий из одной длинной (свыше 4 км) улицы «Дорога смерти» и расположенных по обеим ее сторонам религиозно-административных зданий, среди которых особенно выделяются Пирамида луны, Храм земледелия, Храм Тлалока, Храм Кецалькоатля.

Индейцы Андской области не создали письменности в нашем понимании. Они хранили информацию с помощью кипу – связок разноцветных шнурков с узелками. Кипу не были случайным изобретением, а принципы мышления, лежащие в основе «узелкового письма», тесно связаны с присущими индейцам календарно-астрономическими представлениями и с особенностями их социальной организации.

Индейские рисованные книги, известные под названием «кодексы», составляют особую группу источников. В настоящее время известны 3 кодекса майя, 13 кодексов миштеков, 5 кодексов не вполне ясного происхождения, хотя и родственных миштекским, и несколько ацтекских кодексов. Кроме того имеется некоторое количество кодексов, созданных уже после завоевания Мексики испанцами.

Еще одной категорией источников являются письма, воспоминания и отчеты непосредственных участников и очевидцев конкисты. Среди этих ранних документов важнейшими являются письма Кортеса к императору Карлу V и записки солдат Берналя Диаса дель Кастильо.

Следующая группа источников представляет собой хроники и исторические труды общего характера, написанные после покорения основной массы индейцев. Наиболее значительные работы этого рода написали Диего Дуран, Фернандо Иштлилшочитл, Диего де Ланда и Бернардино де Саагун. К этой же группе можно отнести и Хронику Куаутитлана, в которой содержатся сведения по истории западных толтеков городов Кулуакана, Теночтитляна и Куаутитлана, а также книги юкатанских индейцев «Чилам Балам».

Необходимо отметить, что научный интерес к проблемам доколумбовой истории Америки появляется не ранее середины XIX века. Вызван он был открытием руин древних городов майя американским путешественником и дипломатом Джоном Ллойдом Стефенсом. С этого времени и вплоть до рубежа XIX и XX вв. идет быстрое накопление фактического материала.

         Немецкий археолог Э. Зелер сумел создать первую высоконаучную для того времени обобщающую работу по Теотиуакану (1915 г.). В ней содержались интересные наблюдения о границах, происхождении и характерных чертах этой цивилизации. В 1922 году вышла монография М. Гамио, охватывающая всю историю долины Теотиуакана с древнейших времен до наших дней.

Долина Мехико послужила базой для создания первых концепций и гипотез относительно основных этапов развития доколумбовой культуры. В 1902 году З. Нутталь установила значительно более раннее, чем ацтекское происхождение глиняных статуэток из ранних слоев. Через семь лет после этого М. Гамио, доказал, что культурные остатки доклассического периода относятся к доацтекскому и дотеотиуаканскому времени.

За пределами долины Мехико и прилегающих к ней районов широкомасштабных раскопок в первой четверти XX века почти не велось. Единственным объектом исследований здесь оставались древние города майя (Т. Малер, А. Тоззер, С. Морли). Единственная крупная работа этого времени, посвященная письменности и календарю майя, «Надписи Копана» С. Морли (1920 г.).

В конце 20-х и в 30-е годы XX века археологи США проводят крупномасштабные работы в городах древних майя – Вашактуне, Чиген-Ице, Копане, Пьедрас-Неграс и Каминальхуйю. Эти раскопки позволили накопить огромный фактический материал по различным аспектам майяской цивилизации.

Среди крупных исследований этого времени можно также отметить работы шведа С. Линне в Теотиуакане и работы М. Стирлинга и Ф. Дракера в мексиканских штатах Веракрус и Табаско, благодаря чему была открыта новая доиспанская культура – культура «ольмеков». Стирлинг также является автором  научных отчетов: «Каменные монументы Южной Мексики» (1943) и «Каменные монументы Рио-Чикито, Веракрус, Мексика» (1955); «Первоначальная серия из Трес-Сапотес, Веракрус, Мексика» (1940), «Ольмеки, художники по жадеиту» (1961) и «Монументальная скульптура Южного Веракруса и Табаско» (1965). Перу  Ф. Дракера  принадлежат четыре крупных публикации: «Последовательность керамики в Трес-Сапотес» (1943), «Керамическая стратиграфия в Серро-де-лас-Месас» (1943), «Некоторое значение керамического комплекса Ла-Венты» (1947), а также «Ла-Вента, Табаско: Изучение ольмекской керамики и искусства» (1952).

 Отечественная историография доколумбовых культур Мезоамерики берет свое начало в конце 50-х – начале 60-х годов XX века.

Активной разработке были подвергнуты вопросы истории майя. В первую очередь здесь следует отметить исследования Ю. В. Кнорозова, добившегося больших успехов в дешифровке иероглифической письменности майя. Общая характеристика искусства и культуры майя в классический период содержится в целом ряде статей и в монографии Р. В. Кинжалова. Например, такие как “Искусство Древней Америки”[3], “Искусство древних майя”[4] и “Культура древних майя”[5]. Всего перу Р.В. Кинжалова принадлежит восемь монографий, а общее число его работ приближается к 280.  В. И. Гуляев акцентирует внимание на решении важнейших проблем цивилизации майя: происхождение, характере общества и причинах гибели классических городов-государств. Его труд - "Древние майя: загадки погибшей цивилизации"[6].

Целью курсовой работы является оценка взаимоотношений местного и европейского населения, опираясь на первоисточники:

 

  • Бартоломе – де – Лас – Касас. «История Индий»;
  • «Путешествия Христофора Колумба. Дневники, письма, документы».

 

Задачи курсового исследования:

 

  • выявить основные события и процессы испанской колонизации Америки в конце XV – начале XVI века;
  • познакомиться с биографией Бартоломе – де – Лас – Касаса, проследить его становление как гуманиста среди конкистадоров;
  • на основе анализа первоисточника Бартоломе – де – Лас – Касаса «История Индий» попытаться дать характеристику отношения европейцев к индейцам;
  • рассмотреть древние цивилизации Америки, на примере доколумбовой цивилизации майя.

 

Моя работа состоит из введения, трех глав и заключения. Первоисточники и список использованной литературы приводится в конце работы.

 

1 Древние индейские цивилизации Америки

1.1 Первое впечатление

В 1492 году из Европы на запад через неведомый дотоле океан отплыла экспедиция из трех кораблей, финансируемая испанским двором. Возглавлял ее человек, которого звали Христофор Колумб. Его жизнь и странствия настолько широко известны, что мы почти не будем говорить о них. Заметим только, что Колумб искал не Америку, а Индию, точнее – морской путь в Индию, в эту сказочную страну сокровищ и благовонных пряностей. И когда после длительного плавания он пересек Атлантический океан, и, пристав 11 октября 1492 года к маленькому островку (одному из нынешних Багамских островов), оказался лицом к лицу с неведомыми людьми Нового Света, у него была полная уверенность, что это индейцы (по-испански Indios). Так в результате ошибки великого мореплавателя, который был убежден, что встретил первых индийцев, и возникло слово «индеец»[7].

         Итак, испанцы считали, что они в Индии. Колумб сойдя на остров, поднял на нем королевский флаг и провозгласил этот остров у врат Индии владением их королевских величеств Изабеллы и Фердинанда… С этого дня – Колумб или, вернее, один из его писарей вел корабельный журнал – мы имеем первые письменные свидетельства об индейцах. Адмирал так описывает первых индейцев, с которыми он познакомился:

         «Мне показалось, что эти люди бедны [и нуждаются] во всем. Все они ходят нагие, в чем мать родила, и женщины тоже, хотя я видел только одну из них, да и та была еще девочкой. И все люди, которых я видел, были еще молоды, никто из них не имел более 30 лет, и сложены они были хорошо, и тела и лица у них были очень красивые, а волосы грубые, совсем как конские, и короткие. Волосы зачесывают они вниз, на брови, и только небольшая часть волос, и притом длинных, никогда не подстригаемых, забрасывается назад. Некоторые разрисовывают себя черной краской (а кожа у них такого цвета, как у жителей Канарских островов, которые не черны и не белы), другие красной краской, иные тем, что попадается под руку, и одни из них разрисовывают лицо, другие же все тело, а есть и такие, у которых разрисованы только глаза или нос…

         Они все без исключения рослые и хорошо сложенные люди. Черты лица у них правильные, выражение приветливое…

         К кораблю они приплыли на челноках, изготовленных из древесных стволов и подобных длинной лодке, и каждый челнок сооружен из цельного куска дерева,  и отделаны они были на диво по вкусам той земли, и среди них были большие – в одном из таких каноэ прибыло 40 – 45 человек, –  были и маленькие. Они продвигались на лодках с помощью весла, похожего на лопату, и шли с большой скоростью; когда же лодка опрокидывалась, все бросались в воду и переворачивали ее, а воду вычерпывали полыми тыквами, которые возили с собой.

         Они приносили клубки хлопковой пряжи, попугаев, дротики и другие вещички, которые было бы утомительно описывать, и все давали за любой предмет, какой бы им ни предлагался. Я же был внимателен к ним и упорно дознавался, имеют ли эти люди золото. Я видел, что у некоторых кусочки золота воткнуты в отверстия, которые они для этой цели проделывают в носу. И, объясняясь знаками, я дознался, что, плывя на юг или возвращаясь на этот остров с юга, я встречу в тех местах одного короля, у которого есть большие золотые сосуды, и король этот имеет очень много золота. Я попытался узнать, как пройти туда, но вскоре понял, что они не знают пути в те края…»[8]. 

         Колумб описывает  в своем журнале, как они за несколько безделиц приносили матросам ценные вещи. «Все то, что у них есть, они отдают за любую вещь, которую им предлагают, даже за осколки битой посуды и стекла. Я видел, как за три португальские мелкие монеты, равные по цене одной кастильской бланке, они дали 16 мотков хлопковой пряжи»[9].  Впрочем, в другом месте Колумб удивляется тому, что наряду с ценными предметами индейцы предлагали в обмен несколько сухих листьев. И недоумевает, почему они так ценят эти сухие листья. Таким образом, Колумб был первым европейцем, увидевшим табак.

На Гуанахани (Колумб перекрестил его в остров Святого Спасителя – Сан – Сальвадор) индейцы отнеслись к испанцам чрезвычайно дружески. Колумб в своем журнале вспоминает: «… Они держали себя дружественно по отношению к нам»[10].   И в другом месте журнала: «Они не носят и не знают [железного] оружия: когда я показывал им шпаги, они хватались за лезвия и по неведению обрезали себе пальцы»[11].  И вообще в своих первых записях Колумб хвалит индейцев.

За Гуанахани последовали Куба, Гаити (Эспаньола) и другие острова, а позднее и берега Центральной и Южной Америки.

         30 июля 1502 г. знаменитый адмирал Христофор Колумб, в который уже раз отправившись за просторами Атлантики, открыл еще один клочок суши. Это был остров Гунаха, расположенный близ северного побережья Гондураса. Сам того не ведая, великий мореплаватель оказался буквально в двух шагах от тех сказочно богатых «восточных царств», увидеть которые так долго мечтал во время своих многолетних скитаний. Прямо на запад от вновь обнаруженного острова находились торговые центры майя Нито и Нако, куда стекались товары с Центральной Америки. А за ними, на север, лежала обширная и многолюдная страна, жители которой построили в джунглях каменные города, изобрели точнейший календарь и стройную систему письменности за полторы тысячи лет до появления там европейцев. Но Колумб повернул в противоположную сторону – на юг и, медленно плывя вдоль центрально – американского побережья, с каждой пройденной лигой (лига равна 5,6 км) удалялся от объекта своих мечтаний – богатой чужедальней страны с высокоразвитой культурой. И если бы не одна случайная встреча на перепутье морских дорог, мы так, вероятно, никогда бы и не узнали, что первым европейцем, увидевшим индейцев – майя, был сам первооткрыватель Нового Света. Впрочем, предоставим слово летописцу, с протокольной точностью запечатлевшему это событие. Неподалеку от острова Гуанаха, пишет Бартоломе Колумб – брат знаменитого путешественника, «мы встретили индейскую ладью, большую, как галера, шириной в восемь шагов, сделанную из одного лишь ствола. Она была нагружена товарами из пальмовых листьев, которая защищал тех, кто находился внутри, от дождя и морских волн. Под этим навесом разместились женщины, дети и весь груз. Люди, находившиеся в лодке, хотя их было двадцать пять человек, не стали защищаться от преследовавших их шлюпок. Поэтому наши захватили ладью без борьбы и привели всех на корабль, где адмирал вознес всевышнему благодарственную молитву за то, что без всякого ущерба и риска для своих он узнает о делах этой земли»[12].

         Испанцев поразило все: и размеры индейского судна, и численность его экипажа, и то, что туземцы держались независимо и смело. Но особенное удивление вызвали их одежда и внешний вид: стройные люди с невозмутимыми лицами, в изящных, с яркими цветными вышивками рубахах, плащах, набедренных повязках и юбках из хлопчатобумажной ткани, прикрывавших их бронзовые тела, были так непохожи на полуголых обитателей вест – индских островов, встречавшихся до сих пор европейцам.

         Многие испанские хронисты XVI – XVII вв. (Овьедо, Эррера, Бартоломе Колумб) приводят в своих трудах обширный список товаров, обнаруженных в индейской ладье: тонкие хлопчатобумажные ткани, медные топоры и колокольчики, бобы какао, кинжалы из кремня, деревянные мечи с лезвием из обсидиана, маис (кукуруза) и многие другие товары[13]. Видимо, ладья совершала обычный торговый рейс из приморских городов Табаско или Кампече (на побережье Мексиканского залива) в Гондурас, вокруг всего Юкатанского полуострова. Во всяком случае, капитан индейской ладьи, который был весьма богатым торговцем, во время беседы с Колумбом часто показывал рукой на запад и повторял, что происходит из земли «Майям», т.е. что он и члены его экипажа – майя.

         Девять лет спустя, в 1511 г., майя вновь встретились с таинственными бородатыми чужеземцами, но уже при иных, более драматических обстоятельствах[14].

 

1.2 Мучительные испытания

         Майя неоднократно сталкивались с испанцами. Но ни потерпевший кораблекрушение Вальдивия, ни охотник за рабами Кордова, ни кровавый Кортес не овладели Юкатаном. Завоевание полуострова связано с именами представителей конкистадорской династии Монтехо. Основатель этой хищнической династии дон Франсиско де Монтехо (родившийся в 1472 году) превосходил своих коллег образованностью (он окончил университет в Саламанке), а также, несомненно, личным обаянием и изысканными манерами (многие годы он жил при кастильском дворе). Как представитель Кортеса в Испании, Монтехо знал о существовании Юкатана и долго, целеустремленно готовился к завоеванию непокоренного полуострова. В конце 20-х годов это была единственная из известных и практически доступных областей Нового Света, еще не захваченная испанцами. Результатом деятельности, которую Монтехо развернул в Испании по подготовке будущего конкистадорского предприятия, был типичный для того времени «договор» — «капитуласьон», заключенный между испанским королем Карлом V и Монтехо, обязавшимся «продолжать исследование и завоевание острова Юкатан». Монтехо и его потомкам король заранее пожаловал титул аделантадо. Кроме того, Франсиско Монтехо был пожизненно назначен губернатором и главным капитаном Юкатана. Когда бумага была у него в кармане, он мог приступить к действиям. И в течение двадцати лет (с несколькими перерывами) завоевывал Юкатан.

Завоевание полуострова нисколько не отличалось от других конкистадорских кампаний своего времени, Оно было столь же последовательным и столь же жестоким. Может быть, наиболее жестоким. Ведь именно у Монтехо был обычай кормить собак мясом убитых индейцев. Благородный Лас – Касас неоднократно упоминает о Монтехо и его солдатне. Прежде всего он рассказывает, как Монтехо попал на Юкатан и как извлекал золото из страны, его не имевшей[15].

«В году тысяча пятьсот двадцать шестом другой бессовестный муж был поставлен над королевством Юкатан посредством лжи и обещаний, данных всуе королю, каковым способом и прочие тираны доселе пользуются, приобретая должности и выпрашивая государственные синекуры, ибо под прикрытием своего положения и на основе своих полномочий могут беспрепятственно красть и грабить. Королевство сие было обильно людьми ввиду мягкости климата и плодородно ввиду достатка влаги, чем превосходило Мексику; особливо медом и воском оно изобиловало более всех прочих доселе изведанных краев Индий. Занимает же оное пространство в триста миль. Из всех индейцев обитатели этой провинции были самыми развитыми. Сей тиран с тремястами людей начал вести войну против невинных, в собственной отчизне живущих и никому вреда не чинящих туземцев, чем вызвал гибель несметного множества народа, А поскольку в крае сем отсутствует золото (ежели бы оное было, короткий конец в рудниках ожидал бы здешних обитателей), дабы все – таки извлечь золото из тел и душ их, за которые Иисус Христос смерть приял всех, у кого не отнял жизнь, сделал он рабами и наполнял ими корабли, приведенные в места сии молвой и слухами, и наполненные отсылал, выменивая индеан на вино, на оливковое масло, на уксус, на засоленную свинину, на одежду, на лошадей и на все прочее, что, по его суждению и разумению, может кому-либо быть потребно. Он предлагал выбор из пятидесяти или ста дев, и ту, которая иных затмевала, выменивал на самый малый бочонок вина, оливкового масла или уксуса или на солонину и такой же выбор предлагал из трех или из двух сот достойных юношей. И случалось, что отрока, бывшего, по всей видимости, сыном вождя, отдавали за круг сыра, а сотню человек — за коня. И сим преступлениям он предавался с года двадцать шестого по год тридцать третий...»[16].

Но самое худшее было впереди. Военные действия против майя возглавил Монтехо Второй, сын Франсиско Монтехо, вынужденного в 1533 году вернуться в Испанию.

Овладев примерно половиной Юкатана, Монтехо-младший основал здесь в 1542 году первый европейский город — Мериду — прямо на развалинах майяского центра Тихоо. А в 1546 году он разбил в большом сражении последние группы сопротивлявшихся юкатанских майя.

В Петене майя сохраняли еще независимость. Правда, в 1524 году через их территорию прошла карательная экспедиция во главе с завоевателем Теночтитлана Эрнандо Кортесом, двигавшаяся дальше на юг. Но на этот раз она была направлена не против индейцев, а против бывших королевских офицеров, которые начали создавать в Центральной Америке собственные «державы», почти независимые от Кортеса и короля. Кортес встретился тогда с ица, жившими в городе Тайясаль, построенном на острове посреди большого озера. Ица отражали все нападения Монтехо и его последователей на протяжении целых 150 лет. И лишь красноречивому монаху, миссионеру Андресу де Авенданьо-и-Лойола, прекрасно говорившему на нескольких майяских диалектах и даже понимавшему майяскую письменность, удалось в 1697 году во время посещения Тайясаля убедить его жителей, что дальнейшее сопротивление бессмысленно. Когда Авенданьо-и-Лойола вернулся с озерного острова, к Тайясалю направился большой испанский корабль под командой генерала де Урсуа. У берегов острова произошла кровавая бойня. И 14 марта 1697 года последний свободный город, населенный творцами и носителями наиболее достопримечательной древнеамериканскои культуры, пал[17].

В Тайясале завоеватели увидели великолепные дворцы, административные здания и 19 храмов. Один из храмов был посвящен Цимин Чаку (Громовому тапиру). Этим священным Громовым тапиром был любимый жеребец Кортеса Моросильо, тяжко поранившийся во время перехода через Петен. Кортес попросил жителей Тайясаля, дружески принявших его, позаботиться о вороном коне. Как мы знаем, лошади производили тогда на индейцев большее впечатление, чем сами испанцы. Майя предлагали полубожественному созданию всевозможные лакомства, в том числе человеческое мясо. Но конь все-таки издох. И тайясальские майя — ица — воздвигли в его честь храм, где поместили большое каменное изваяние этого удивительного существа, которого они, не зная его настоящего имени, называли Громовым тапиром. [18]

Итак, от первой встречи Колумба с майяскими купцами до окончательного поражения тайясальских майя прошло 195 лет. Майя оказывали испанским завоевателям упорное сопротивление. Однако это сопротивление не было организовано какой-либо центральной властью. В период конкисты на Юкатане владычествовало не менее пяти самостоятельных, почти не связанных между собой родов: тутуль шиу (или просто шиу), с их новой столицей — Мани (ранее шиу жили в прославленном Ушмале); кокомы с резиденцией в Сотуте (до того — в не менее знаменитом Майя-пане); канеки, столицей которых являлся вышеупомянутый озерный Тайясаль в центральном Петене; чели, главным городом которых был Текох, и, наконец, печи со столицей в Мотуле. Как мы видим, в этот период (так же, впрочем, как и в менее известные нам времена Древнего царства) у майя в отличие от ацтеков и инков не было единого могущественного государства. У них возникали лишь города-государства, в состав которых входили столица (иногда несколько других культовых центров) и деревни, заселенные полусвободными крестьянами, снабжавшими город или, вернее, правителя и жрецов продуктами питания. Попытки объединения были довольно редким явлением и привели лишь к созданию союза городов (некой «тройственной лиги»), куда вошли наиболее значительные в свое время города Юкатана — Чичен-Ица, Ушмаль и Майяпан. Но и эта конфедерация, сложившаяся в X веке, просуществовала недолго[19].

Из всего сказанного видно, что индейцы по своей сути являлись интересным и загадочным еще европейским людям народом.

От первой встречи до завоевания – индейцы, а именно майя, были дружелюбным народом. Они не испытывали к “новым” людям агрессии. Для Христофора Колумба индейцы были своего рода загадкой, так как он не понимал, почему, например, они обменивают хлопковую пряжу на осколки битой посуды, или за монеты предлагают листочки?

Испанцев удивляло и поражало все, и размеры индейского судна, и одежда и главным образом внешний вид. Их впечатления мы можем проследить по источникам, которые оставил Х. Колумб – это его дневники, письма, документы.

Но как бы не поражала и не удивляла колонизаторов интересная цивилизация майя, итог был один, их поработили и разрушили ту специфику, которая была присуща только им.

2 Бартоломе – де – Лас – Касас: гуманист среди конкистадоров

2.1 Вехи жизни

Точная дата рождения Лас – Касаса не установлена. Однако поскольку достоверно известно и подтверждено документами, что хронист умер в 1566 г. и что при этом ему шел 92-й год, очевидно, что родился он в 1474 г. Дата эта безоговорочно принимается подавляющим большинством биографов Лас – Касаса.

Бартоломе де Лас – Касас был сыном дворянина Педро де Лас – Касаса и его жены Беатрисы, урожденной Маравер – и – Сехарра. Детские и отроческие годы Лас – Касаса прошли в Севилье. Здесь он получил домашнее образование, а затем — где-то в самом конце 80-х годов — поступил в знаменитый Саламанкский университет (в его родном городе подобное учреждение откроется только в 1505 г.)[20].

Видимо, в 1493 г. (точных данных снова нет) кончается пребывание Бартоломе на студенческой скамье, и со степенью бакалавра он начинает готовиться к получению следующей ученой степени — лиценциата прав, которой будущий историк был удостоен, видимо, в 1498 или 1499 г.

         Об этих годах не сохранилось, по существу, никаких сведений; ничего не знаем мы и о том, где жил и чем занимался Лас – Касас в последующие несколько лет, вплоть до отъезда в 1502 г. за океан.

На Гаити будущий историк конкисты провел десять лет (1502— 1512 гг.). Уже здесь на Лас – Касаса не мог не произвести впечатления резкий контраст между усвоенными в годы учения гуманистическими идеями и мерзостями колониальной действительности.

Дальнейшие перипетии жизненного пути последовательно разбивали иллюзии Лас – Касаса. Участие в походе на Кубу (1511—1514 гг.), где можно было наблюдать наиболее откровенные проявления чудовищной жестокости и вероломства конкистадоров, показали Лас – Касасу бесполезность уговоров и проповедей.

Бесславным был финал насквозь утопической попытки Лас – Касаса создать на побережье Венесуэлы, в Кумане, земледельческую колонию, задуманную как воплощение принципов «гуманной» колонизации и основанную на стремлении осуществить мирное соседство пришельцев и аборигенов. Даже это скромное по своим масштабам начинание навлекло на Лас – Касаса раздражение и неудовольствие конкистадорских кругов. Спровоцированное ими восстание индейцев привело к гибели всех испанских колонистов Куманы и многих индейцев. Вместе с тем оно покончило еще с одной иллюзией Лас – Касаса относительно возможности создания в колониальной Америке «христианской аркадии»; главное же — горький опыт Куманы подвел его к пониманию того, сколь гибельны для коренного населения последствия всякой колонизации[21].

В 1540—1542 гг. он составляет и направляет правителю королевства — принцу Филиппу — обстоятельный доклад, в котором рисует обобщенную картину конкисты и настойчиво приводит мысль о катастрофических для индейцев ее последствиях. В то же время происходит в г. Вальядолиде его знаменитый публичный диспут с Сепульведой — идеологом рабовладельцев и сторонником расистских по сути взглядов на аборигенов Нового Света, как на существа низшего порядка, неполноценных в физическом и моральном отношениях. За всю последующую историю Перу, пишет основатель перуанской компартии Мариатеги, не было такого деятельного и убежденного защитника коренного населения, как Лас – Касас.[22]

1 марта 1543 г. он назначается епископом в Чиапу, область на юго-востоке Мексики, и 11 июня 1544 г. прибывает в свой диоцез. Внешне все это выглядело как почесть, как некое воздаяние неутомимой деятельности борца за справедливость. Но фактически назначение на епископскую кафедру в Чиапу было не чем иным, как облеченной в благопристойные формы ссылкой[23].

         В свой диоцез Лас – Касас прибыл в зените славы, когда его личность стала в различных частях необъятной Испанской Америки почти легендарной для угнетенных и обездоленных, видевших в престарелом прелате своего единственного заступника. К Лас – Касасу потянулись индейцы с жалобами на своих угнетателей, со всем, что накопилось в душе народной за годы, прожитые под чужеземным ярмом.

Впервые «протектор индейцев» на какое-то время приобрел некоторую власть, пусть весьма локальную и ограниченную, но все же более или менее реальную. И он пытается, опираясь на свои полномочия, принудить рабовладельцев к выполнению законодательства об индейцах и к освобождению рабов, угрожая непокорным не только небесными карами, но и вполне земным наказанием - арестом. Отношения епископа с местными конкистадорами достигают высшей степени накала: дело доходит до уличных схваток между немногочисленными преданными Лас – Касасу людьми, с одной стороны, и разъяренными рабовладельцами и их приспешниками из местного духовенства с другой.

Но в этом конфликте благородный гуманист снова, как и прежде, одинок - не было и не могло быть вокруг таких общественных сил, на которые он мог бы опереться. В сентябре 1550 г. 76-летний Лас – Касас слагает с себя сан епископа и в январе 1551 г. покидает Америку навсегда.

         Во второй половине 1552 г. Лас – Касас снова в Севилье. В конце 1552 - начале 1553 г. гуманисту удается опубликовать цикл трактатов, среди которых центральное место занимает «Краткое донесение о разорении Индий» — переработанный доклад 1542 г. принцу Филиппу. «Испания еще не знала таких гневных и яростных книг», — отмечает советский историк Я. М. Свет[24].

Последние четырнадцать лет жизни Лас – Касаса протекают на севере Испании, в Вальядолиде, в монастыре Сан Грегорио. На 92-м году жизни он едет в Мадрид, чтобы в высших сферах королевства добиться каких-то мер по улучшению положения индейцев, и здесь, в столице Испании, 31 июля 1566 г. сердце его перестает биться[25].

 

2.2 Анализ источника «История Индий»

         В своей работе, чтобы лучше понять суть трудов Лас – Касаса и рассмотреть процесс колонизации народа, его порабощения и, в конце концов, истребления, наиболее полно я анализировала источник «История Индий».

         Источник Бартоломе очень велик по объему, анализировать его полностью не представляется возможным. В связи с этим я буду рассматривать только те  главы «Истории Индий», в которых автор излагает события, непосредственно связанные с завоеванием Центральной и Южной Америки.  

Лас – Касас рассказывает о событиях, свидетелем и участником которых по большей части был он сам. Этот факт он неоднократно подчеркивает в своем труде. «Я видел все то, о чем рассказываю…», — эти слова, то и дело звучат на страницах «Истории Индий». Столь настойчивая характеристика своего повествования как свидетельства очевидца важна для Лас – Касаса не только как доказательство достоверности сообщаемых им фактов; в не меньшей мере это служит объяснением того, что личность автора, его собственные симпатии и антипатии неизменно присутствуют в историческом повествовании, придавая ему отчетливую эмоциональную окраску.

Источник состоит из трех книг, которые в свою очередь делятся на части и главы.

Первая книга состоит из двух частей, где описывается «Второе и третье путешествие Христофора Колумба».

Лас – Касас подробно описывает путешествия, ведя дневник. Начинает гуманист повествование с  «Перехода через Атлантический океан»: «В среду, в двадцать пятый день сентября 1493 года, перед восходом солнца, адмирал приказал поднять паруса, и все 17 кораблей вышли из Кадисской бухты»[26].

Затем идут «Открытие Малых Антильских островов и Пуэрто-Рико», «Событие на Эспаньоле», «Открытие Ямайки и Кубы», «Покорение Эспаньолы». Где автор наиболее подробно останавливается на более важных и значимых для путешествия днях. Например: «Во вторник, 26 ноября, адмирал отправил в разные стороны гонцов, чтобы получить сведения о людях, оставленных в крепости Навидад… В среду, 27 ноября, он вошел в бухту Навидад и бросил в ней якорь. Около полуночи прибыло одно каноэ, переполненное индейцами. Каноэ подплыло к адмиральскому кораблю, и люди, которые сидели в нем, вызвали адмирала, громко повторяя по-кастильски его титул…»; «В воскресенье, 16 марта, вступили в страну Сибао, где земли тощие и гористые. Везде в этой провинции были бесчисленные реки и ручьи, и повсюду в них найдено было золото. Адмирал говорит, что провинция эта была величиной с Португалию. В каждом ручье, который попадался на пути, находили мелкие зерна золота»[27].

Так же не забывает Лас – Касас рассказывать и о команде Х. Колумба, об их физическом и моральном состоянии, запасе провианта, об этом говорит день субботы, 29 марта: «…адмирал прибыл в Изабеллу, где застал людей в состоянии сильного утомления. Многие умерли, немало людей хворало, а те, которые были здоровы, ослабели от недоедания и опасались, что их постигнет еще более тяжкая участь. Большая часть рабочих людей и мастеров была больна, голодна и истомлена, и они мало что могли сделать, не имея сил...»[28].

В книге первой, части первой мы  подробно можем проследить второе плавание Христофора Колумба. Узнать новые интересные факты, вплоть до того, сколько кораблей вышло в плавание, их названия, например, что самым большим судном был флагманский корабль “Санта Мария”, носивший кличку “Мария Таланте”. Или же, что из четырнадцати каравелл двенадцать были оснащены прямыми парусами; флотилия перевезла на Эспаньолу 1500 человек, она везла в “Индии” скот, вьючных животных, семена различных сельскохозяйственных культур и различные сельскохозяйственные орудия.; на Канарских островах взяты были свиньи, а также собаки, которых кастильские завоеватели специально тренировали для охоты за людьми, гуанчами и т.д.

Но я не буду подробно останавливаться на путешествиях Колумба, так как эта тема достаточно обширна и не может быть отражена в полной мере в моей работе в контексте данной темы и содержания. Меня в источнике больше интересуют захватнические и поработительные действия со стороны колонизаторов. Однако не стоит забывать, что эти главы немаловажны при изучении, так как это является началом знакомства с индейцами, будь то майя, инки или ацтеки…

В книге второй можем отчетливо проследить ту перипетию, которая начинает зарождаться между колонизаторами и индейцами.  Лас – Касас рассуждает на тему того или иного поступка испанцев, например в главе седьмой она рассказывает небольшую предысторию конфликта, она заключалась в следующем: « … между населением островка Саона и испанцами, которые жили в этом порту и городе Санто-Доминго, существовали тесные связи и дружба, и поэтому жители этого города имели обыкновение в случае необходимости и даже без таковой каждый раз направлять туда каравеллу, и индейцы этого островка нагружали ее, прежде всего хлебом, который имелся у них в изобилии… один испанец держал на цепи собаку, которая при виде суетящегося касика с палкой все время порывалась броситься на него... испанец, подстрекаемый самим дьяволом, в шутку крикнул собаке: “Возьми его”, тут собака бросается на касика и принимается их раздирать. Вскоре о свершившемся узнает вся провинция Хигейи тут индейцы берутся за оружие с твердым намерением при первой же возможности отомстить обидчикам…». Затем идут рассуждения Лас – Касаса на поставленный им вопрос, имели ли эти индейцы право, основание и мотивы для убийства восьми испанцев, которые в данном случае их не обидели? Автор оправдывает здесь действия индейцев, которые убили колонизаторов и таким образом  началась война между местными жителями Саоны и испанцами. Бартоломе так же подробно разбирает причины побудившие индейцев пойти на такой шаг.

Следует отметить, что в книге второй можем четко проследить то, чего требовали короли от индейцев. Они заключались в следующем: обращение индейцев в свою веру, на каждого касика была возложена ответственность за определенное число индейцев, об этом свидетельствует следующее – «Вам, имя – рек, передаются от касика такого-то 50 или 100 индейцев, дабы вы их использовали на работах и наставляли в нашей святой католической вере». Что касается третьего, чего требовала королева, а именно чтобы испанцы заботились о важнейших потребностях женщин и детей и чтобы семьи индейцев имели возможность собираться вместе каждый вечер или, по меньшей мере, каждую субботу. В результате мужья не встречались с женами и не виделись с ними по восемь и десять месяцев, а то и по целому году; когда же, по истечении этого срока, им, наконец, удавалось встретиться, то они были настолько измучены и истощены голодом и тяжелой работой, что им было не до супружеских сношений, и так получилось, что у них не стало потомства, а те дети, которые рождались, умирали в младенчестве из-за того, что у их матерей, голодных и обессиленных тяжелым трудом, не было молока в грудях; по этой причине на острове Куба во время моего там пребывания за три месяца умерло 7000 младенцев; некоторые матери, охваченные отчаянием, собственными руками душили своих новорожденных детей, другие, почувствовав себя беременными, принимали всякие снадобья, чтобы вызвать выкидыш, и рожали мертвых[29].

Королева также  требовала, чтобы индейцы работали в течение определенного срока, а не вечно, и чтобы с ними обращались мягко и заботливо и т. д. Но из источника мы видим, что это требование не выполнялись, так как Лас – Касас довольно хорошо описывает все издевательства, которые приходилось терпеть индейцам: «Они избивали индейцев палками и дубинками, давали им оплеухи, хлестали плетьми, пинали ногами, и те никогда не слышали от них более ласкового слова, чем “собаки” …»[30].

Пятого, чего она требовала, а именно чтобы работы, которые выполняют индейцы, были умеренными и т. д. Но на деле мы видим из источника, что «работа заключалась в добыче золота, а она невероятно тяжела, и для того чтобы достать золото из недр земли, нужно быть железным человеком, ибо приходится перекапывать горы, тысячу раз поднимать землю вверх и опускать ее вниз, разбивать и дробить скалы, сдвигать тяжелые камни, а для того чтобы промыть землю, приходится таскать ее на спине к реке, и там мойщики все время стоят в воде с согнутой поясницей, и все тело их затекает и ноет…»[31].

Интересным для нас является следующее требование королевы: «индейцы трудились и жили как свободные люди, каковыми они и являлись, и чтобы испанцы не наносили им никакого ущерба и обид, и чтобы они имели возможность заниматься своими делами, и отдыхать, и лечиться, и так далее»[32]. Но из изложенного выше достаточно ясно видно, что у них отняли какую бы то ни было свободу и обратили в самое жестокое рабство и неволю, которую никто не в состоянии себе представить, если только он не видел всего этого собственными глазами; индейцы не имели в своей жизни абсолютно никакой свободы, а ведь даже животные иногда пользуются свободой и вольготно пасутся в поле, тогда как наши испанцы не давали достойным сострадания индейцам возможности ни для этого, ни для чего-либо другого. А в тех редких случаях, когда индейцев отпускали на отдых, они заставали своих жен и детей полумертвыми или вовсе мертвыми и, так как не находили никакой еды. Лас – Касас пишет, что он нередко натыкался на трупы индейцев, которые в предсмертной тоске стонали “хочу есть!”, и так соблюдался запрет наносить индейцам ущерб и обиды, и таковы были свобода и хорошее обращение, и христианская любовь к ближнему[33].

Что же касается последнего пункта в письме королевы доньи Изабеллы, в котором содержалось требование, чтобы индейцы общались с испанцами, дабы те наставляли их в вере и обращали в христианство, и в качестве средства для достижения этой цели указывалось, что касики должны назначить определенное количество людей, которые будут работать на испанцев[34].

Но здесь необходимо отметить, что «предложенные королевой меры проводились губернатором так, что не только не содействовали, а, наоборот, мешали обращению индейцев в христианство, оказались вредоносными и губительными для них. В конечном счете, они привели к истреблению индейцев, а каждому ясно, что на это главному командору не было и не могло быть дано никакого права, так как королева добивалась не истребления, а возвышения этих людей. Он обязан был считаться с ее волей и понимать, что если бы королева была жива и увидела, сколько зла причиняет этот приказ, она бы без сомнения осудила и отменила его»[35]. В последних словах автора мы можем проследить непосредственную идеализацию Изабеллы. То как Лас – Касаса с трепетом и уважением относился к королеве, считал, что если бы она была жива, то все – таки отменила свои указы, которые являются непосильной ношей для индейцев. 

Далее по анализу источника меня более всего интересует книга третья, а именно глава третья и четвертая, так как здесь Лас – Касас впервые говорит о том, что среди колонизаторов были не только жестокие и мстительные, но были и те, кто хорошо относился к ним, об этом свидетельствует следующий отрывок из источника: «не все испанцы были одинаковы; некоторые из них отличались неслыханной жестокостью и не ведали ни жалости, ни сострадания к индейцам, помышляя лишь о том, как бы разбогатеть на крови этих горемык; другие уступали им в жестокости, а были, надо думать, и такие, кто сострадал беде и мукам индейцев; но и те, и другие, и третьи, все как один — кто тайно, а кто явно — ставили собственную пользу, земную и преходящую, выше жизни, здоровья и спасения души несчастных. Далее по анализу источника меня более всего интересует книга третья, а именно глава третья и четвертая, так как здесь Лас – Касас впервые говорит о том, что среди колонизаторов были не только жестокие и мстительные, но были и те, кто хорошо относился к ним»[36].

Затем в Главе четвертой “о проповедях, в которых монахи призывали хорошо обращаться с индейцами” нашему вниманию предстает проповедь преподобного отца Антона Монтесино. Он говорил: “Сей глас вещает, что все вы обретаетесь в смертном грехе и в грехе том живете и умираете, обращаясь столь жестоко и беззаконно с этими ни в чем неповинными людьми. Ответьте, по какому праву, по какому закону ввергли вы сих индейцев в столь жестокое и чудовищное рабство? На каком основании вели вы столь неправедные войны против миролюбивых и кротких людей, которые жили у себя дома и которых умерщвляли и истребляли в неимоверном количестве с неслыханной свирепостью?”[37]. Далее мы можем проследить реакцию Адмирала, на столь красноречивые и правдивые высказывания: «Как это преподобный отец осмелился проповедовать вещи, грозящие таким огромным ущербом королю и всему этому краю, и утверждать, что испанцы не могут владеть индейцами, в то время как их дарует испанцам сам король, владыка всех Индий, тем более что испанцам стоило немалого труда завоевать эти острова и покорить неверных, которые ими владели; и раз проповедь эта была столь злонамеренной и чреватой столь великим ущербом для короля, и столь вредной для жителей этого острова, то пусть братия постановит, чтобы этот монах отрекся от всего сказанного; в противном же случае они, как здешние правители, сами примут меры, которые сочтут подходящими»[38]. Данный пример свидетельствует о том, что цепкие лапы поработителей были настолько сильны, и никакие единичные случаи защиты индейцев не смогли бы через них прорваться!

Я считаю, что в проанализированных мною главах достаточно хорошо можно проследить то насилие и жестокость, которым подвергались индейцы. В своем анализе я не стала выделять кого – то из них отдельно, так как считаю, что каждый из них является тем звеном, который, в конечном счете, соединяется в одну соизмеримую цепочку. Попыталась дать наиболее полную картину тех действий, которые происходили в конце XV – нач XVI вв. на территориях порабощенных испанскими завоевателями.

В конце стоит добавить, что книга Бартоломе – де – Лас – Касаса — не только один из самых ярких и интересных образцов испанской историографии эпохи Возрождения, не только документ, обличающий зверства колонизаторов на заре колониальной системы, но и талантливое и самобытное произведение испанской литературы, значение которого до сих пор еще в достаточной мере не оценено.

 

3 Испанская колонизация Америки

На рубеже XV—XVI вв. самобытный процесс развития народов Америки был прерван европейскими завоевателями – конкистадорами. Завоевание и колонизация Америки, имевшие столь роковые последствия для ее коренного населения, были обусловлены сложными социально-экономическими процессами, происходившими в европейском обществе[39].

В начале августа 1492 г. флотилия под командованием генуэзца Христофора Колумба (каравеллы «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья»), снаряженная при содействии и денежной помощи испанской короны, вышла из андалузского порта Палое в западном направлении. После длительного плавания в Атлантическом океане 12 октября достигла островка, которому дали имя Сан-Сальвадор (местные жители называли его Гуанахани). Тем самым было положено начало регулярным связям между Америкой и остальным миром.[40]

В результате путешествий Колумба и других мореплавателей (испанцев Алонсо де Охеды, Висенте Пинсона, Родриго де Бастидаса, португальца Педру Алвариша Кабрала) к началу XVI в. были открыты центральная часть Багамского архипелага, Большие Антильские (Куба, Гаити, Пуэрто-Рико, Ямайка) и большинство Малых Антильских островов (от Виргинских до о. Доминика), Тринидад и ряд мелких островов в Карибском море; обследованы северное и значительная часть восточного побережья Южной Америки, большая часть Атлантического побережья Центральной Америки. Еще в 1494 г. Испания и Португалия заключили Тордесильясский договор, разграничивавший сферы их колониальной экспансии. Земли, лежавшие западнее условной демаркационной линии, проходившей на расстоянии 370 лиг (свыше 2 тыс. км) к западу от островов Зеленого Мыса, считались испанскими; территории, расположенные восточнее этой линии, признавались португальскими.

За океан устремились с Пиренейского полуострова в погоне за легкой наживой искатели приключений, обедневшие дворяне, наемные солдаты, уголовные преступники. Путем обмана и насилия конкистадоры захватывали земли местного населения и объявляли их владениями Испании или Португалии[41].

В 1492 г. Колумб основал на острове Гаити, который он назвал «Ла исла эспаньола» (Испанский остров), первую колонию Навидад (Рождество). Четыре года спустя здесь был заложен город Санто-Доминго, ставший плацдармом для последующего завоевания всего острова и покорения его коренных обитателей. В 1508—1509 гг. испанские конкистадоры приступили к колонизации Пуэрто-Рико, Ямайки и Панамского перешейка. В 1511 г. отряд Диего де Веласкеса высадился на Кубе и начал ее завоевание.

 Грабя, порабощая и эксплуатируя индейцев, захватчики жестоко подавляли всякую попытку сопротивления. Они варварски разрушали и уничтожали целые города и селения, зверски расправлялись с их жителями. Лас – Касас , лично наблюдавший кровавые «подвиги» конкистадоров, рассказывал, что они вешали и топили индейцев, сжигали живьем, травили собаками, не щадя даже стариков, женщин и детей. В поисках сокровищ завоеватели стремились захватить все новые и новые земли. «Золото,— писал в 1503 г. Колумб королевской чете с Ямайки,— это совершенство. Золото создает сокровища, и тот, кто владеет им, может совершить все, что пожелает, и способен даже вводить человеческие души в рай»[42].

В 1513 г. Васко Нуньес де Бальбоа пересек Панамский перешеек с севера на юг и вышел к побережью Тихого океана, а Хуан Понсе де Леон открыл полуостров Флориду, ставший первым испанским владением в Северной Америке. В 1516 г. экспедиция Хуана Диаса де Солиса исследовала бассейн Рио-де-ла-Платы («Серебряная река»). Год спустя был открыт полуостров Юкатан, а вскоре Хуан де Грихальва обследовал побережье Мексиканского залива.

В 1519 г. прибывшие с Кубы испанцы под командованием Эрнана Кортеса, высадившись на юго-западном берегу указанного залива, основали город Веракрус. Используя недовольство угнетаемых ацтеками и враждебных им племен, они сумели привлечь последних на свою сторону. С их помощью завоеватели заняли ацтекскую столицу Теночтитлан, а Мотекухсому II и ряд подвластных ему правителей посредством обмана взяли в плен. От пленников, а также от оставшихся на свободе вождей и старейшин Кортес стал требовать золота.

Возмущенное вероломством и алчностью захватчиков население Теночтитлана в мае 1520 г. подняло восстание и изгнало их. Во время панического бегства погибло больше половины отряда Кортеса. Однако уцелевшие нашли убежище в Тласкале, издавна являвшейся заклятым врагом ацтеков. Играя на этих противоречиях, конкистадоры постепенно покорили племена, обитавшие между долиной Анахуак и Мексиканским заливом, а затем и селения, расположенные в самой долине. Изолировав таким образом Теночтитлан, они при содействии союзных индейских племен, несмотря на отчаянное сопротивление защитников столицы во главе с юным Куаутемоком (племянником Мотекухсомы II), в августе 1521 г. овладели городом, почти полностью разрушенным в ходе кровопролитных боев. Развалины его были преданы огню[43].

К концу 20-х годов XVI в. испанцы захватили обширную территорию, простирающуюся от Мексиканского залива до Тихого океана, а также большую часть Центральной Америки. В дальнейшем колонизаторы продолжали свое продвижение на юг (Юкатан) и на север (вплоть до бассейна рек Колорадо и Рио-Грандедель-Норте, Техаса и Калифорнии).

После вторжения в Мексику и Центральную Америку отряды конкистадоров хлынули на Южноамериканский материк. С 1530 г. португальцы приступили к более или менее планомерной колонизации Бразилии, откуда стали вывозить ценную породу дерева «пау-бразил» (от которого произошло название страны). В первой половине 30-х годов XVI в. испанцы, возглавляемые Франсиско Писарро и Диего де Альмагро, покорили Перу, разрушив цивилизацию инков. Началом завоевания государства Тауантинсуйю явилось кровавое побоище в городе Кахамарке 16 ноября 1532 г.

Двигаясь из Перу на юг, завоеватели под предводительством Альмагро вторглись в 1535—1537 гг. в пределы страны, названной ими Чили. Однако, натолкнувшись на упорное сопротивление отважных мапуче (которых испанцы стали называть арауканами) и не обнаружив ожидаемых драгоценных металлов и других сокровищ, конкистадоры вернулись в Куско. Там Альмагро пытался оспаривать права, предоставленные королем Писарро, но в борьбе с последним потерпел поражение и был казнен.

В это же время Педро де Мендоса приступил к колонизации Рио-де-ла-Платы. В 1536 г. он основал на западном берегу залива поселение Пуэрто-де-Санта Мария-де-Буэнос-Айрес (Порт Богоматери добрых ветров). Но Буэнос-Айрес и другие опорные пункты испанцев на Атлантическом побережье и в устье Параны и Уругвая постоянно подвергались нападениям со стороны воинственных индейских племен. Поэтому центр испанских владений в этом районе вскоре переместился вглубь континента, на север. С начала 40-х годов плацдармом для дальнейшего захвата и закрепления земель в бассейне Рио-де-ла-Платы стал Асунсьон, заложенный в 1537 г. при впадении р. Пилькомайо в Парагвай. Однако ввиду отсутствия там больших естественных богатств и значительных резервов рабочей силы, а также вследствие географического положения этого района конкистадоры не были экономически заинтересованы в его освоении. В результате туда приезжало мало испанцев, да и те обычно не привозили своих семей. В 1617 г. произошел раздел обширной «провинции Рио-де-ла-Платы». Ее южная часть сохранила прежнее наименование. Земли же, расположенные к северу от места впадения Парагвая в Парану, и область Гуайра выделились в самостоятельную «провинцию Гуайра», а вскоре стали именоваться «провинцией Парагвай»[44].

Многочисленные отряды европейских завоевателей устремились также в северную часть Южной Америки, где по их представлениям находилась легендарная страна Эльдорадо. В финансировании этих экспедиций участвовали немецкие банкиры Вельзеры, получившие от своего должника императора Карла V (как короля Испании носившего имя Карла I) право на колонизацию южного побережья Карибского моря. Часть его между полуостровами Пария и Гуахира именовалась Венесуэлой («маленькой Венецией»). В поисках Эльдорадо испанские экспедиции и отряды немецких наемников проникли в 30-х годах XVI в. в долины рек Ориноко и Магдалены. В 1538 г. они вышли на плоскогорье Кундинамарки, близ Боготы. После аннулирования в 1545 г. прав Вельзеров испанская колонизация Карибского побережья значительно активизировалась.        

В начале 40-х годов Франсиско де Орельяна достиг р. Амазонки и спустился по ее течению до Атлантического океана. Почти одновременно испанцы во главе с участником завоевания Перу Педро де Вальдивией предприняли новый поход в Чили, но к началу 50-х годов смогли овладеть лишь северной и центральной частью страны. В долине р. Мапочо они основали город Сантьяго, на берегу залива Кокимбо — Ла-Серену, а их главным опорным пунктом при завоевании территории южнее р. Био-Био стал Консепсьон, построенный в ее устье. Проникновение испанских и португальских конкистадоров во внутренние области Америки продолжалось и во второй половине XVI в., а колонизация некоторых районов (например, южного Чили и северной Мексики) затянулась на гораздо более длительный период[45].

Однако конкистадоров вдохновляли отнюдь не идеи общественного прогресса. Их единственной целью был захватить все, что можно, для себя и для своего класса. Они безжалостно разрушали древние цивилизации, созданные коренным населением Америки, варварски уничтожали формы экономической жизни, общественного устройства, самобытную культуру, достигшие у некоторых народов Нового Света высокого уровня развития.

Великие цивилизации Америки рухнули под натиском европейцев. И кто знает, каким был бы мир, если бы они сохранились по сей день…

Заключение

         В начале курсой работы я писала о том, что индейцы неизменные спутники наших школьных лет, что мы восхищались их бесстрашием, но этим едва ли исчерпываются наши знания об индейцах и т.д. Сейчас же, проделав всю работу, прочитав первоисточники, литературу и проанализировав мнения авторов этих работ, мои знания относительно индейцев, а именно цивилизации майя намного расширились.                         Рассмотрев цивилизацию майя, выявив основные события испанской колонизации XV – нач. XVI вв. можно заключить, что колонизаторы захватывая новые земли и порабощая народ и не думали выполнять указания королей, например, Изабеллы. Испанцами двигало только чувство наживы, а в глазах блестело лишь золото.                                                                    Мы должны отдать дань, гуманисту среди конкистадоров Бартоломе де Лас – Касасу. Знать его прежде всего, как человека, который не был равнодушен ко всем унижениям народов, с трепетом и нежностью относился ко всем индейцам, сочувствуя им и зачастую жалея их. 

Анализ источника показал, какие тяжелые испытания выпали на долю порабощенных народов, например, таких как “касика”. Сколько всего удалось пережить индецам, прежде чем их цивилизации были уничтожены.

Какое бы сопротивление не оказывали индейцы, будь – то майя, ацтеки или инки, все они пали под напором колонизатов, оставив нам лишь те скудные археологические и письменные источники, по которым нам остается лишь удивляться их знаниям и умениям, будь – то календарь майя, “узелковое письмо” инков или ацтекские рисованые книги – “кодексы”.

Я считаю, что в моей работе изложено толька та маленькая часть истории, касающейся индейцев, и она расчитана на то, чтобы заинтересовать читателя, окунуться в мир доколумбовских цивилизаций.

 Список источников и литературы

 

  1. Источники
  2. Бартоломе – де – Лас – Касас. История Индий. / Бартоломе – де – Лас – Касас. – М.: Наука, 2007.
  3. «Путешествия Христофора Колумба. Дневники, письма, документы». – М.: Наука, 1956.
  4. Литература
  5. Альперович, М. С. Испанская Америка в борьбе за независимость / М.С. Альперович. – М.: Высшая школа, 1971. – С. 155
  6. Альперович, М.С. Слезкин, Л.Ю. История Латинской Америки.С древнейших времен до начала XX века.2-е. изд. / М.С. Альперович. Л.Ю. Слезкин. – М.: Высшая школа, 1991. – С.38-53.
  7. Афанасьев, В. Л. Молодые годы Бартоломе – де – Лас – Касаса // Бартоломе – де – Лас – Касас. К истории завоевания Америки. Сб. статей. – М.: Наука, 1966. – С. 72-86
  8. Бартоломе де Лас – Касас. К истории завоевания Америки / Бартоломе де Лас – Касас. – М.: Наука, 1966. – С. 141-147, С. 187, С. 221-227
  9. Галич, М. История доколумбовых цивилизаций / М. Галич. – М.: Мысль, 1990. – С. 362
  10. Гуляев, В.И. Древние майя. Загадки погибшей цивилизации / В.И. Гуляев. – М.: Наука, 1983. – С. 87-89
  11. Гуляев, В.И. По следам конкистадоров / В.И. Гуляев. – М.: Наука, 1976. – С. 8-9, С. 140
  12. Мариатеги, X.К. Семь очерков истолкования перуанской действительности / Х.К. Мариатеги. – М.: Издательство иностранной литературы, 1963. – С. 76
  13. Путешествия Христофора Колумба. – М.: Географгиз, 1961, – С. 89-91, С. 461
  14. «Путешествия Христофора Колумба. Дневники, письма, документы». – М.: Наука, 1956. – С. 89-91
  15. Рус, Альберто. Народ майя / Альберто Рус. – М .: Мысль, 1986. – 72-74
  16. Свет, Я. М. Комментарии к дневнику первого путешествия // Путешествия Христофора Колумба. Дневники. Письма. Документы. 4-е изд. – М.: Наука, 1961. – С. 209
  17. Стингл, М. Индейцы без томагавков /М. Стингл. – М.: Прогресс, 1984. – С. 27, С. 44-47, С. 105-130, С. 117-128, С. 197-198
  18. Уинсор, Дж. Христофор Колумб и открытие Америки / Дж. Уинсор. – СПб.: Издательство иностранной литературы, 1893. – С. 42
  19. Фостер, У.З. Очерк политической истории Америки / У.З. Фостер. – М.: Издательство иностранной литературы, 1953. – С. 46

 

 

[1] Томагавк (англ. tomahawk) — холодное оружие индейцев Северной Америки. Первоначально так назывались разнообразные боевые дубинки и палицы, позднее — небольшие металлические топорики на прямой рукояти. Использовался как оружие ближнего боя и для метания.

[2] Стингл, М. Индейцы без томагавков  / М. Стингл. – М.: 1984. – С. 27

[3] Кинжалов, Р.В. Искусство Древней Америки / Р. В. Кинжалов. – М.: 1962.

[4] Кинжалов, Р.В. Искусство древних майя / Р.В. Кинжалов. – М.: 1968.

[5] Кинжалов, Р.В. Культура древних майя / Р.В. Кинжалов. – М.: 1971.

[6] Гуляев, В.И. Древние майя. Загадки погибшей цивилизации / В.И. Гуляев. – М.: 1983.

[7] Гуляев, В.И. По следам конкистадоров / В.И. Гуляев. – М.: 1976. – С. 140

[8] «Путешествия Христофора Колумба. Дневники, письма, документы». – М.: 1956. – С. 89-91

[9]  См.: там же

[10] См.: там же

[11] См.: там же

[12] Стингл, М. Индейцы без томагавков  / М. Стингл. – М.: 1984. – С. 44-47

[13] Рус, Альберто. Народ майя / Альберто Рус. – М .: 1986. – 72-74

[14] Гуляев, В.И. По следам конкистадоров / В.И. Гуляев. – М.: 1976. – С. 8-9

[15] Стингл, М. Индейцы без томагавков  / М. Стингл. – М.: 1984. – С. 48

[16] Стингл, М. Индейцы без томагавков / М. Стингл. – М.: 1984. – С. 117 – 128

[17] Стингл, М. Индейцы без томагавков  / М. Стингл. – М.: 1984. – С. 130

[18] Галич, М. История доколумбовых цивилизаций / М. Галич. – М.:  1990. – С. 362

[19] Гуляев, В.И. Древние майя. Загадки погибшей цивилизации / В.И. Гуляев. – М.: 1983. – С. 87-89

[20] Афанасьев В. Л. Молодые годы Бартоломе - де - Лас - Касаса // Бартоломе - де - Лас - Касас. К истории завоевания Америки. Сб. статей. – М.: 1966. – С. 72-86

[21] Бартоломе де Лас – Касас. К истории завоевания Америки / Бартоломе де Лас – Касас. – М.: 1966. – С. 221-227

[22] Мариатеги, X.К. Семь очерков истолкования перуанской действительности / Х.К. Мариатеги. – М.: 1963. – С. 76

[23] Бартоломе де Лас – Касас. К истории завоевания Америки / Бартоломе де Лас – Касас. – М.: 1966. – С. 143 - 145.

[24] Свет Я. М. Комментарии к дневнику первого путешествия // Путешествия Христофора Колумба. Дневники. Письма. Документы. 4-е изд. – М.: 1961. – С. 209

[25] Бартоломе де Лас – Касас. К истории завоевания Америки / Бартоломе де Лас – Касас. – М.: 1966. – С. 147

[26] Бартоломе-де-Лас-Касас. История Индий. Книга 1, часть 1

[27] См.: там же

[28] Бартоломе-де-Лас-Касас. История Индий. Книга 1, часть 1

[29] Бартоломе-де-Лас-Касас. История Индий. Книга 2, часть 2. Глава 13

[30] Бартоломе-де-Лас-Касас. История Индий. Книга 2, часть 2. Глава 14

[31] См.: там же

[32] Бартоломе-де-Лас-Касас. История Индий. Книга 2, часть 2. Глава 16

[33] См.: там же

[34] Бартоломе-де-Лас-Касас. История Индий. Книга 2, часть 2. Глава 17

[35] Бартоломе-де-Лас-Касас. История Индий. Книга 2, часть 2. Глава 17

[36] Бартоломе-де-Лас-Касас. История Индий. Книга 3, часть 1.Глава 3

[37] Бартоломе-де-Лас-Касас. История Индий. Книга 3, часть 1.Глава 4

[38] Бартоломе-де-Лас-Касас. История Индий. Книга 3, часть 1.Глава 5

[39] Фостер, У.З. Очерк политической истории Америки / У.З. Фостер. – М.: 1953. – С. 46

[40] Уинсор Дж. Христофор Колумб и открытие Америки / Дж. Уинсор. – СПб.: 1893. – С. 42

[41] Альперович, М.С. Слезкин, Л.Ю. История Латинской Америки.С древнейших времен до начала XX века.2-е. изд.  / М.С. Альперович. Л.Ю. Слезкин. – М.: 1991. – С. 38-41

[42] Путешествия Христофора Колумба. – М.: 1961, – С. 461

[43] Альперович, М. С. Испанская Америка в борьбе за независимость / М.С. Альперович. – М.: 1971. – С. 155

[44] Альперович, М.С. Слезкин, Л.Ю. История Латинской Америки.С древнейших времен до начала XX века.2-е. изд.  / М.С. Альперович. Л.Ю. Слезкин. – М.: 1991. – С. 44 - 48.

[45] Альперович, М.С. Слезкин, Л.Ю. История Латинской Америки.С древнейших времен до начала XX века.2-е. изд.  / М.С. Альперович. Л.Ю. Слезкин. – М.: 1991. – С. 53

 

Скачать:  У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ
У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Курсовые / Курсовые по истории

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.