Новая экономическая политика в России

0

Факультет гуманитарных и социальных наук Кафедра Истории России

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине «История России в 20 веке»

«Новая экономическая политика в России»

 

 

Содержание

Введение……………………………………………………………………......

Глава 1 Переход к нэпу…………………………………………..……….......

1.Обстановка в Советской России перед введением нэпа………………….

  1. Концепции нэпа…………………………………………………

Глава 2 Реализация нэпа………………………………………………….….

1.Рост производства в с/х и промышленности……………………………..

Глава 3 Свертывание нэпа……………………………………………………

Заключение…………………………………………………………………….

Список используемой литературы…………………………………………...

 

 

 

Введение

Советские историки, экономисты, философы изучают опыт социалистического строительства, в том числе опыт, накопленный в ходе осуществления новой экономической политики. Написаны книги, раскрывающие обширный комплекс теоретических и конкретно-исторических проблем, связанных с нэпом.

В книге Ю.А.Полякова, В.П.Дмитренко Н.В.Щербань «Новая экономическая политика. Разработка и осуществление» авторы раскрывают проблемную характеристику в целом, выявляют закономерности его эволюции, особенности этапов, итоги проведения, взаимодействие и взаимовлияние теории и практики, экономики и политики, показали значение новой экономической политики.[1]

 

 

 

Обстановка в Советской России перед введением нэпа

Семь лет Россия находилась в состоянии войны, сначала империалистической, потом гражданской. На долю народов страны в эти годы выпали тяжелейшие испытания.

Мировая империалистическая война оторвала на три с половиной года миллионы людей от мирного труда, от родных очагов. Сотни тысяч русских солдат погибли в сражениях, стали инвалидами, не один миллион оказался во вражеском плену. К осени 1917 г. значительные западные территории России были оккупированы австро-германскими армиями.

После победы Великой Октябрьской социалистической революции против рабочих и крестьян России вместе с внутренней контрреволюцией выступил международный империализм. Это осуществлявшееся в различных формах нападение империалистических государств на Советское государство с целью ликвидации завоеваний социалистической революции, уничтожения Советских республик, расчленения России, порабощения ее народов и вошло в историю как антисоветская империалистическая военная интервенция.

     Промышленное производство в стране сократилось в 1920 г. по сравнению с 1913 г. в 7раз. Особенно тяжело разруха сказалась на крупной промышленности (продукция мелкой промышленности в 1920г. составляла 44,1% от уровня 1913 г., а крупной – 12,8%).[2]

Была подорвана энергетическая база. Добыча угля в 1920г. составляла менее трети от довоенного уровня. В Донбасс из 1816 шахт действовало немногим более половины. Жестоко пострадали нефтяные районы - Бакинский, Грозненский, Урало - Эмбинский. Нефти в 1920 г. было добыто примерно столько же, сколько в 1890 году.

   Еще более значительно пострадала металлургия. Чугуна в 1920 году было выплавлено лишь 116 тыс. т - в 33 раза меньше, чем перед войной. Соответственно упала выплавка стали и производство проката. Враги разрушили рудники Криворожья, Керчи, Запорожья, Никополя. Не дымили трубы таких крупнейших предприятий, как Краматорский, Екатеринославский, Александровский, Мариупольский, Таганрогский заводы, стояло большинство заводов Урала, бездействовали металлургические предприятия Риддера и Карсакпая.

Резко сократилось производство жизненно необходимых народному хозяйству паровозов и вагонов. К минимуму был сведен выпуск сельскохозяйственных орудий – борон, жаток, косилок, молотилок, веялок. Путем огромных усилий государству удалось поддержать лишь производство плугов. Их в 1920 году было выпущено около 90% от довоенного уровня.

Из-за недостатка топлива, сырья рабочей силы свертывалась работа легкой промышленности. Не хватало самых насущных предметов: мыла, керосина, стекла и обуви, кирпича и спичек.

В упадок пришло сельское хозяйство. «Необыкновенно тяжелый кризис крестьянского хозяйства, которое после всех разорений, вызванных войной, было ещё добито и необыкновенно тяжелым неурожаем, и связанной с этим бескормилицей, потому что неурожай был и на травы, и падежом скота, ослабление производительных сил крестьянского хозяйства, сплошь и рядом осуждение его во многих местах прямо- таки на разорение, - вот картина крестьянского хозяйства к весне 1921 года», - писал

В.И.Ленин.[3]

  Валовая продукция сельского хозяйства в 1920 году составила 67% от уровня 1913 года, а в 1921 году – 60%. При этом продукция земледелия составила соответственно 64 и 55%, продукция животноводства – 72 и 67%.Резко сократились посевные площади : 105 млн. га в 1913 году, 97,2 млн- в 1920 году, 90,3млн га – в 1921 году. Посевные площади упали по всем сельскохозяйственным культурам (за исключением подсолнечника и картофеля), а особенно – по хлопку и сахарной свекле. Еще более значительным, нежели сокращение посевных площадей, было падение урожайности. Уменьшилось поголовье скота и соответственно резко сократилась продукция животноводства – мяса, сала, молока, шерсти, кожи.[4]

В крестьянском хозяйстве ощущалась резкая нехватка инвентаря. Недоставало миллионов плугов, сотен тысяч сеялок и жнеек, в дефиците были серпы и косы. Даже наладить починку инвентаря было трудной проблемой. Многие деревенские кузницы вовсе прекратили работу из-за нехватки рабочих рук и отсутствия материалов. Другие кузницы по этим же причинам работали слабо и мало. Изношенность сельхозинвентаря к 1921 году составляла 50-70%.

Национальный доход страны упал с 11 млрд.руб. в 1917 году до 4млрд.руб в 1920 году. Подсчитанная к 1922 году сумма ущерба, нанесенного Советской России, составляла более 39млрд. золотых рублей, что превышало четвертую часть всего довоенного богатства страны. Дальнейшие подсчёты, в частности, учет индивидуальных претензий пострадавших от войны граждан, показали, что эта сумма должна быть дополнена ещё несколькими миллиардами рублей.[5]

   Ущерб, нанесенной войной, которую навязала внешняя и внутренняя контрреволюция, задержал поступательное движение страны. «Россия из войны вышла в таком положении, что ее состояние больше всего похоже на состояние человека, которого избили до полусмерти: семь лет колотили её, и тут, дай бог, с костылями двигаться! Вот мы в каком положении!»- так характеризовал В.И.Ленин в марте 1921 году экономическое положение страны.[6]Для залечивания ран потребовался специальный исторический период – период восстановления народного хозяйства,- длившийся целых пять лет

В 1921 году, когда казалось, что наметились признаки приближающегося перелома в сельском хозяйстве, новое бедствие обрушилось на страну. Небывалая засуха поразила территории, являвшиеся житницей страны, с общим населением 35 млн. человек. Засуха привела к страшному неурожаю, за которым последовал голод. Сельское хозяйство не продвинулось вперед, а было отброшено назад.

Разруха тяжело отразилась на материальном положении трудящихся. На протяжении ряда лет люди питались впроголодь. Обследования, проводившиеся в ряде городов , показывают, что рабочие получали по пайку лишь часть продовольствия, необходимого для нормального питания. Крестьяне, как правило, питались лучше горожан, но и в деревне потребление снизилось.

Истощение и недоедание способствовали развитию эпидемий. В 1919 году в 40 губерниях Европейской России было зарегистрировано более 2 млн. случаев заболевания сыпным тифом, а в 1920 году по Европейской России, Сибири и Украине - более 3млн. случаев.[7]

     В таких неимоверно сложных и трудных условиях Коммунистическая партия подняла трудящихся на борьбу за восстановление народного хозяйства. Уже вскоре после перекопской победы, в декабре 1920 году, прозвучало Обращение VIII Всероссийского съезда Советов «Ко всем трудящимся России», возвещавшее о переходе к новому этапу в жизни страны: «Трудящиеся России, этими тремя годами величайших лишений, кровавых жертв вы завоевали себе право приступить к мирному труду. Отдадим же этому труду все силы. Пусть не будет на нашей Советской земле ни одного человека, способного к труду и неработающего. Пусть не будет ни одного станка, стоящего втуне. Пусть не останется незасеянной ни одной десятины пахотной земли. Будем с величайшей бережливостью относиться к народному имуществу…

 Победители Колчака, Деникина, Юденича и Врангеля, Высший орган власти в стране, Всероссийский Съезд Советов, зовет вас на новую борьбу и к новым победам.

   Да здравствует наша победа на трудовом фронте!»

В годы гражданской войны государственные границы Советских республик не были стабильными и юридически закрепленными. Империалистическая блокада, отсутствие нормальных дипломатических отношений с большинством соседних государств, наличие на окраинах страны интервенционистских и белогвардейских войск делали практически невозможным урегулирование пограничных вопросов. Это затруднялось и неопределенностью политического положения в отдельных возникших после революции новых государств.

 Государственные границы Советских республик в основном стабилизировались и были закреплены рядом мирных договоров в 1920-1921 годах.

Преодоление разрухи требовало не только сосредоточения всех усилий народа, напряженного труда в течение долгого времени, огромных средств. Для преодоления разрухи требовалось также изменение проводившейся ранее экономической политики. Те методы и средства преодоления трудностей, которые не просто оправдали себя, но были необходимыми и единственно правильными во время войны, теперь нуждались в замене.

X съезд РКП(б) март 1921 год наметил, конкретные пути восстановления народного хозяйства, провозгласил переход к новой экономической политике.

 В.И.Ленин в ряде своих работ и выступлений теоретически обосновал задачи мирного хозяйственного строительства, разработал практические меры по их реализации.

 

 

 

Концепции нэпа

   Преодоление кризиса, последовавшего за гражданской войной, сначала мыслилось большевистским руководством в рамках прежней политики — так называемого «военного коммунизма» — и уже принятой тактики восстановления народного хозяйства. Предполагалось с помощью изъятия средств из деревни поднять крупную промышленность, затем начать преобразовывать сельское хозяйство с помощью и на базе техники, поставляемой промышленностью. Изменения должны были претерпеть лишь методы хозяйствования и система управления народным хозяйством. Такие взгляды развивал В.И. Ленин, например, в докладе ВЦИК и СНК о внешней и внутренней политике на VIII Всероссийском съезде Советов 22 декабря 1920 г.Однако попытки стимулировать работу крестьян, предпринимаемые на базе политики «военного коммунизма», не создавали хозяйственного стимула для развития крестьянского хозяйства. Недовольство в деревне продолжало усиливаться. Советская власть оказалась перед лицом крестьянских выступлений, объективно превращавшихся в контрреволюцию по отношению к пролетарской социалистической революции.

Ленин, оценивая создавшееся положение, говорил о «крестьянской (мелкобуржуазной) контрреволюции»: «Такая контрреволюция стоит уже против нас», и судьбу социалистической революции в России «решит борьба, которая будет происходить по принципу "Кто кого?"».

Чтобы предотвратить нежелательное развитие событий, В.И. Ленин предложил совершить глубокий тактический маневр. 8 февраля 1921 г. он внес в Политбюро предложение пойти навстречу трудящемуся крестьянству, для чего, во-первых, заменить изъятие хлеба по разверстке натуральным налогом; во-вторых, уменьшить размер налога по сравнению с разверсткой; в-третьих, ввести стимулирование работы крестьянина понижением процента налога; в-четвертых, «расширить свободу использования земледельцем его излишков сверх налога в местном хозяйственном обороте, при условии быстрого и полного внесения налога».

Это должно было сбить волну контрреволюции, возвратить политическое взаимопонимание с крестьянством, наладить с ним взаимодействие в области экономической и создать политические условия для продолжения социалистической революции. Вот тот минимум задач, которые решались этим предложением. X съезд РКП(б) принял предложения Ленина.

Право на авторство НЭПа у Ленина оспаривал Троцкий. Вопрос об этих претензиях Троцкого очень важен для понимания всей глубины разногласий Ленина и Троцкого по вопросу НЭПа. На XI съезде Троцкий, например, говорил, что именно он предложил «в феврале 1920 г., накануне IX съезда, перейти к продовольственному налогу от разверстки и к договорным отношениям в промышленности». Троцкий действительно в начале 1920 г. выступил с предложениями, которые во многом перекликались с предложениями Ленина февраля 1921 г., но не были тождественны им, как он утверждал.

В начале 1920 г. когда мирная передышка в ходе гражданской войны позволила выдвинуть на первый план вопросы хозяйственного строительства, Троцкий предложил внести коррективы в отношения с крестьянством. Выступая на заседании Московского комитета РКП (б) 6 января 1920 г. с докладом «Основные задачи и трудности хозяйственного строительства», он заявил: «Пока у нас недостаток хлеба, крестьянин должен будет давать советскому хозяйству натуральный налог в виде хлеба под страхом беспощадной расправы. Крестьянин через год привыкнет к этому и будет давать хлеб. Мы выделим пролетарские части, сотню-две тысячи для создания продовольственных базисов. И тогда, создав... возможность общей трудовой повинности, как принудительной, при огромном значении воспитательного фактора, мы сумеем наладить наше хозяйство» (курсив наш. — B.C.). Как видно, в предложении Троцкого налог вписан в прежнюю систему экономических отношений и не играет той экономической и политической роли, которую он имел в предложениях Ленина.

В феврале 1920 г. Троцкий направил в ЦК РКП(б) тезисы «Основные вопросы продовольственной и земельной политики», в которых развил свои предложения: «Нынешняя политика уравнительной реквизиции по продовольственным нормам, круговой поруки при ссыпке и уравнительного распределения продуктов промышленности направлена на понижение земледелия, на распыление промышленного пролетариата и грозит окончательно подорвать хозяйственную жизнь страны». «Продовольственные ресурсы грозят иссякнуть, против чего не может помочь никакое усовершенствование реквизиционного аппарата. Бороться против таких тенденций хозяйственной деградации возможно следующими методами:

  1. Заменив изъятие излишков известным процентным отчислением (своего рода подоходно-прогрессивный натуральный налог) с таким расчетом, чтобы более крупная запашка или лучшая обработка земли представляли все же выгоду;
  2. Установив большее соотношение между выдачей крестьянам продуктов промышленности и количеством ссыпанного ими хлеба не только по волостям и селам, но и по крестьянским дворам» (курсив наш. — B.C.)1.

«Ленин выступил решительно против этого предложения, — пишет Троцкий. — Оно было отвергнуто в центральном комитете одиннадцатью голосами против четырех. Как показал дальнейший ход вещей, решение ЦК было ошибочно», «переход на рыночные отношения был отвергнут», «хозяйство еще целый год после того билось в тупике». Последнее утверждение, конечно, верно. Но Троцкий затушевывает принципиальное различие своих и ленинских предложений. Предложения Троцкого и Ленина объединяет только одно — налог вместо продразверстки. Но в НЭПе важен не только налог, но и то, как он вмонтирован в хозяйственную систему: в допущение торговли. У Троцкого нет и намека на рынок, а у Ленина в его допущении состоит суть новой экономической политики. В предложении Троцкого речь идет о «выдаче» крестьянам продуктов промышленности и нет никаких намеков на «рыночные отношения». «Новшество» Троцкого сводится в использованию налога для экономического стимулирования в первую очередь кулака, хозяйство которого скорее и в большей мере могло удовлетворять условиям, предложенным Троцким, и не только получить возможность платить более низкий налог, но и поощряться большим количеством промышленных товаров. Хозяйства середняков и бедняков не могли составить серьезной конкуренции кулаку. Предложения Троцкого вели, таким образом, к стимулированию кулака — врага советской власти — за счет бедняцких и середняцких слоев крестьянства, что не могло не осложнить их отношения с диктатурой пролетариата. Таким образом, если ленинский НЭП вел к расширению социальной базы социалистической революции, то предложения Троцкого — к ее сужению.

Для позиции Троцкого показательно письмо, которое он направил в ЦК РКП(б) по прошествии года, в феврале 1921 г.9, в то самое время, когда Ленин внес свои предложения по новой экономической политике. Констатируя кризис и плохую работу хозяйственного аппарата, Троцкий выход из создавшейся ситуации видел в реорганизации системы управления и в усилении плановых начал в народном хозяйстве, как и год назад, он не видел проблему межклассовых отношений, не считал, что в них следует что-то кардинально менять. У Ленина же это главное, а администрирование лишь обеспечивает успех новой политики.

   Эти различия в полной мере дали о себе знать в ходе развития общей идеи и создания под нее соответствующего хозяйственного механизма, а также в оценке возможностей НЭПа обеспечить успешное развитие социалистической революции.

Советская историография уклонялась от их сопоставления и в результате от ее внимания ускользал вопрос о существовании различных моделей НЭПа, которые предлагались Лениным и его политическими оппонентами в партии, прежде всего Троцким. В итоге сильно обеднялась и искажалась внутрипартийная борьба начала 1920-х годов.

Н.А. Васецкий, указывая на существование серьезных разногласий во взглядах Ленина и Троцкого на НЭП, вместе с тем считает, что «в принципе Ленин был согласен с Троцким». Это утверждение принять нельзя. Ситуация сложнее: ряд принципиальных вопросов НЭПа ими трактовались одинаково, а ряд других — различно, поэтому нельзя подвести под их взгляды общий знаменатель.

Троцкий предложения Ленина о переходе к продналогу принял и голосовал на X съезде РКП(б) за них. Это понятно: предложения Ленина хотя и не были идентичны его собственным, шли в том же направлении и преследовали одну цель — укрепление экономических и политических позиций советской власти, преодоление политического противостояния власти диктатуры пролетариата и крестьянства. В этот период в их взглядах на НЭП было еще немало общего.

НЭП, как он виделся Ленину весной 1921 г., включал в себя некоторые принципиальные идеи, сформулированные им весной 1918 г. (отсюда неоднократные указания его на преемственность НЭПа и политики 1918 г.), скорректированные так, чтобы сделать его приемлемым для крестьянства и нацелить на первоочередное восстановление сельского хозяйства. В троцкистской интерпретации НЭП — в значительной мере ленинская программа весны 1918 г.11, скорректированная собственными предложениями (февраль 1920 г., февраль 1921 г.) в целях обеспечения первоочередного и быстрого восстановления крупной промышленности, не останавливаясь перед силовым противостоянием с крестьянством. Отсюда и совпадения взглядов и оценок Троцкого с ленинскими в трактовке многих важных проблем НЭПа.

Оценка НЭПа как уступки крестьянину. Оценка НЭПа не как возврата к капитализму, а как специфического метода использования методов капитализма в интересах социалистической революции. Признание решающего значения командных высот для определения меры уступок антисоциалистическим силам. Признание возможности отказаться от НЭПа и вернуться к продуктообмену в случае начала революций в других странах и необходимости отказа от нее в случае войны. В признании факта, что НЭП не отменяет партийной программы, а только вносит серьезные изменения в методы работы. Признание международного значения НЭПа как политики, необходимой в качестве переходной на пути к социалистической организации производства. Признание НЭПа тактическим маневром и т.п. [8]

Однако поскольку Ленин и Троцкий расходились в вопросах, касающихся сущности НЭПа, то со временем разногласия между ними нарастали. Показательно, что в замечаниях по поводу тезисов Ленина о роли и задачах профсоюзов в условиях НЭПа, написанных год спустя после принятия НЭПа (8 января 1922 г.), Троцкий утверждал, что «новая экономическая политика состоит, с одной стороны, в восстановлении рынка как основы чисто капиталистических форм хозяйства. С другой стороны, в использовании рыночных форм обмена, калькуляции и учета для развития и самопроверки социалистического хозяйства». Он подчеркивает, что речь идет о «формах и нормах взаимоотношений, созданных капитализмом»

  1. Таким образом, говоря о содержании НЭПа, Троцкий никак не обозначил проблемы крестьянства ни в социальном, ни в политическом, ни в экономическом аспектах. Ленин на XI съезде (март 1921 г.), фактически возражая Троцкому, дал иную интерпретацию НЭПа: «Все значение новой экономической политики, которое в нашей прессе еще часто продолжают искать везде, где угодно, но не там, где следует, все значение в этом и только в этом: найти смычку той новой экономики, которую мы с громадными усилиями создаем, с экономикой крестьянской» .Между взглядами Ленина и Троцкого о существе НЭПа практически нет ничего общего.

С разным пониманием существа НЭПа связано и различное понимание его назначения. У Ленина НЭП — это классовый маневр, стремление изменить движение революции так, чтобы учесть и новые условия, и накопленный политический опыт, чтобы лучше опереться на реальные возможности, попытка вовлечь в русло социалистической революции крестьянство, постепенно преобразуя его социально-экономическую природу. Поскольку диктатуре пролетариата не удалось приспособить к своим требованиям крестьянскую экономику, то теперь именно она как сторона более способная к маневрированию и приспособлению должна взять на себя инициативу и приспособить государственный сектор экономики к крестьянской экономике, чтобы позднее получить возможность для постепенного преобразования мелкобуржуазной крестьянской экономики в социалистическую. Троцкий же настаивал на сохранении прежней тактики, предполагавшей приспособление крестьянской экономики к потребностям крупной промышленности. Фактически он видел в НЭПе более эффективную форму эксплуатации социалистическим сектором мелкобуржуазной деревни и капиталистического сектора.

Если у Ленина четко выраженная «крестьянская» направленность НЭПа, то у Троцкого (и «рабочей оппозиции») — «городская». Поэтому НЭП как отступление в системе взглядов Ленина и Троцкого тоже прочитывается совершенно различно. У Ленина отступление — это тактический маневр в сторону стратегического союзника. А у Троцкого — отступление от методов хозяйствова­ния, свойственных социализму, соответствующее усиление буржуазных элементов и отношений в обществе, грозящее перерождением революции.

Различная интерпретация НЭПа Лениным и Троцким хорошо просматривается в вопросе о тактике восстановления народного хозяйства.

До перехода к НЭПу серьезных разногласий относительно тактики восстановления народного хозяйства не было. Считалось само собой разумеющимся, что в первую очередь должна быть восстановлена крупная промышленность как основа социалистической экономики и уже потом осуществлена техническая реконструкция сельского хозяйства. Но уже в первом предложении Ленина (8 февраля 1921 г.) фактически содержалось признание необходимости и неизбежности изменения тактики — первоочередного восстановления сельского хозяйства как задачи совершенно неотложной, в решении которой крупная промышленность сразу помочь не могла. Назрела необходимость принять новую тактику восстановления народного хозяйства, при которой восстановление промышленности следовало за восстановлением сельского хозяйства, а не предшествовало ему. Ленин призывал отказаться от прежнего плана восстановления народного хозяйства, верного в принципе, но неосуществимого в реальных условиях начала 1920-х годов. В проекте декрета ВЦИК «Наказ СТО (Совета Труда и Обороны) местным советским учреждениям» (май 1921 г.) Ленин так определяет приоритеты в деле восстановления

 

 

 

 

 

Рост производства в с/х и промышленности и финансах

Постановление X съезда РКП(б) о замене разверстки продналогом, положившее начало новой экономической политике, законодательно было оформлено декретом ВЦИК в марте 1921 года. Размер налога снизился почти в два раза по сравнению с продразверсткой, причем основная его тяжесть падала на зажиточных сельских крестьян. Декрет ограничивал свободу торговли остающейся у крестьян после уплаты налога продукцией “пределами местного хозяйственного оборота”. Уже к 1922 году обозначился заметный рост сельского хозяйства. Страна была накормлена. В 1925 г. посевная площадь достигла довоенного уровня. Крестьяне засеяли почти такую же площадь, как в довоенном 1913 г. Валовой сбор зерна составил 82% по сравнению с 1913 г. Поголовье скота превысило довоенный уровень.13 млн. крестьянских хозяйств являлись членами сельскохозяйственной кооперации. В стране было около 22 тыс. колхозов. Осуществление грандиозной индустриализации требовало коренной перестройки аграрного сектора. В западных странах аграрная революция, т.е. система совершенствования сельскохозяйственного производства, предшествовала революционной промышленности, а потому в целом было легче снабжать продуктами городское население. В СССР оба эти процесса приходилось осуществлять одновременно. При этом деревня рассматривалась не только как источник продовольствия, но и как важнейший канал пополнения финансовых ресурсов для нужд индустриализации.

17 мая 1921 года принимается постановление Совнаркома, в соответствии с которым предлагалось принять меры к развитию кустарной и мелкой промышленности, как в форме частных предприятий, так и в кооперативной. Отменялись ранее принятые постановления о национализации предприятий, на которых трудилось свыше пяти рабочих. Они были возвращены прежним владельцам. Более трети всех промышленных предприятий преимущественно мелких и средних были сданы в аренду. Причем более половины из них получили частные лица. С 1921 года была разрешена аренда средств производства. Часть предприятий (в основном пищевой промышленности) взяли в аренду кооперативы. В то же время назрела необходимость провести реформу управления государственной промышленностью. 9 августа 1921 был принят “Наказ СНК о проведении в жизнь новой экономической политики”. В этом документе было предусмотрено введение хозяйственного расчета на государственных предприятиях. Предлагалось сократить число предприятий, находящихся в ведении ВСНХ и его местных органов, привести их количество в соответствии с имевшимися у государства ресурсами, а остальные сдать в аренду или закрыть. Одновременно указывалось на возможность перехода к денежной форме обмена и необходимость введения платности всех сельскохозяйственных услуг. В августе - сентябре 1921 года был принят ряд других декретов, расширявших свободу маневра государственных предприятий. Начал осуществляться курс на отказ от принудительного привлечения рабочей силы и переход к добровольному найму. Упразднялась уравнительная оплата труда, существовавшая в годы “военного коммунизма”. Рабочие стали получать заработную плату в зависимости от своей квалификации и количества произведенной продукции. Для углубления этих реформ был установлен порядок аренды предприятий. В результате этих мер к середине 20 годов в промышленности кооперированы около 18% предприятий. Вместе с тем разрешалось для промышленного развития и привлечение иностранного капитала. С этой целью разрешалась аренда российских государственных предприятий зарубежными предпринимателями.

В качестве стимулов в развитии советской экономики на первый план выдвигались экономическая заинтересованность и хозяйственный рост. Большое внимание уделялось кооперативам.

Частный сектор промышленности состоял главным образом из предприятий, работающих на местном сырье и обслуживающих потребительский рынок. Частные предприятия производили практически 90% продукции всей мелкой промышленности. В результате воплощения в жизнь новой экономической политики в стране начался хозяйственный подъем. За период 1921-1924 годов валовая продукция крупной государственной промышленности возросла более чем в 2 раза. На действовавших предприятиях удалось сохранить основные кадры рабочих. Благодаря героическому, самоотверженному труду рабочего класса промышленное производство в стране за год увеличилось вдвое. Трудовой подъём рабочего класса ускорял темпы восстановления промышленности. С 23 года начался быстрый рост числа рабочих, занятых в государственной промышленности, в результате чего удалось достигнуть довоенного уровня по выпуску важнейших видов продукции в крупной и мелкой промышленности. В 1925 г. объём производства в стране составил 75% довоенной выработки продукции. Труднейшая задача восстановления разрушенной промышленности была решена в довольно короткий срок. Восстанавливался транспорт, налаживалась его работа.

В целом восстановление народного хозяйства страны остро поставило вопрос об индустриализации и преодолении технико-экономической отсталости страны. Переход от доиндустриального к индустриальному технологическому способу производства в России начался еще в XIX веке. Но темпы этого процесса были таковы, что вплоть до революции Россия оставалась аграрной страной, в которой преобладали мелкое производство и домашние формы труда. К исходу первого десятилетия советской власти Россия оказалась на той же начальной стадии индустриального преобразования, которого достигла накануне первой мировой войны и революции. Уровень производства на душу населения в нашей стране был меньше в 5-10 раз и более, чем в индустриально развитых странах. Поэтому важнейшей задачей в эти годы стала задача развития тяжелой промышленности, которая нуждалась в государственных субсидиях.

В масштабах всей страны на первое место, как и весной 1918 года, выдвигался безденежный товарообмен между городом и деревней через государственные и кооперативные торговые учреждения. Но уже в октябре 1921 года Ленин с горечью констатировал, что “с товарообменом ничего не вышло, частный рынок оказался сильнее нас, и вместо товарообмена получалась обыкновенная купля-продажа, торговля”. Важнейшей составной частью НЭПа являлось возрождение фактически распавшейся денежной системы государства. Наряду с Государственным банком в 1922 году были открыты отраслевые банки: Торгово-промышленный, Российский коммерческий банк, Банк потребительской кооперации и т. д. , а также местные коммунальные банки. Система банковских учреждений дополнялась в деревне кредитной кооперацией, руководимой местными и центральными сельскохозяйственными банками, а в городе - обществами взаимного кредита, обслуживающими частные промышленные и торговые предприятия. С осени 1921 года в стране началось проведение денежной реформы. В 1922 году Госбанк выпустил в оборот банковский билет (червонец), имевший твердое обеспечение. К весне 1924 денежная реформа была удачно завершена. Торговый оборот начал строится на основе твердой советской валюты, которая была принята на валютных биржах, как конвертируемая.

 

 

 

 

Свертывание нэпа

НЭП официально никогда не был отменён. Он был задавлен, так и не успев раскрыть своих качеств в полной мере. Но существовавшие в период НЭПа буржуазные отношения материальную основу для подъёма экономического развития промышленности и сельского хозяйства на основе здоровой инициативы. Суть НЭПа заключалась в экономическом и политическом плюрализме, многоукладности экономических отношений. НЭП показал, что плюрализм в экономике и политике, даже в таком ограниченном виде, открывает путь к повышению благосостояния людей, тем более в условиях мирного сосуществования. НЭП в политическом отношении способствовал сплочению двух классов - пролетариата и крестьянства, успокоению народа на основе гражданского мира. Но для партии он явился всего лишь передышкой перед новым рывком к социализму в том виде, как его понимали партийная верхушка и созданная ею административно-командная система. После XIV съезда началось сворачивание НЭПа. На словах партия выступала за НЭП, а на деле стремилась приблизиться к прежнему жесткому курсу. Подверглись сокращению избирательные права зажиточных крестьян, урезались кредиты сельхозкооперации и частным капиталистам, быстро росла ничем не обеспеченная денежная эмиссия. Конкретно логика сворачивания нэпа выглядела следующим образом. Усиление контроля и подчинения рыночных отношений начинается примерно с 1925г., когда, как известно, резко упали темпы роста общественного производства в связи с завершением в основном восстановления народного хозяйства и разработкой курса на индустриализацию.

Поиск средств на проведение последней привел к нарушению эквивалентности товарообмена на стоимостной основе и постепенную его замену государственным распределением, что усиливало тенденцию к централизации управления экономикой и страной в целом. В 1927г. новая линия определилась в решениях

 

XV съезда ВКП(б), в которых была выдвинута программа на «реконструирование» нэпа для решения задач социалистического строительства, расширения плановых начал в экономике, активного наступления на капиталистические элементы города и деревни. Дальнейшие шаги по реализации этой программы и привели к завершению воссоздания административно-командной системы, которая, естественно, отличалась по форме от военно-коммунистической.

Политическая нестабильность, отсутствие гарантий частной собственности, слишком жесткий контроль со стороны государства над экономикой, наконец, откровенно враждебное отношение к "нэпманам" со стороны, как государства, так и со стороны значительной части нового общества привели к тому, что основной частный капитал пошел в основном в спекулятивные посреднические операции, но не в долгосрочные производственные проекты, которые были действительно необходимы экономике.

Страна, взявшая курс на продолжение индустриализации, оказалась перед ограниченными возможностями выбора путей её осуществления. К 1925 г. стали укрепляться административно-командные начала в экономике. Приоритет идеологии над экономикой вёл неизбежно к разрушению механизма НЭПа в промышленности. В этих условиях единственно возможным становился путь осуществления индустриализации за счёт деревни и энтузиазма рабочих. Если административно-командные методы проведения индустриализации привели к свёртыванию НЭПа, то в проведении коллективизации - к окончательному его слому. На фоне кризисных явлений в капиталистических странах успехи СССР были очевидны, особенно в промышленности.

 

 

Заключение

Почему в СССР была свернута новая экономическая политика

К объективным причинам свертывания Нэпа относится непропорциональное развитие сельского хозяйства и промышленности (в отношении 60% к 40%), которое необходимо было менять. Другой причиной являются социальные контрасты в обществе. Финансовые ресурсы перекочевали в руки нэпманов, а рабочие по-прежнему жили впроголодь. Увеличивались масштабы безработицы. Рабочие существовали в тяжелых условиях: в то время как зарплата у текстильщиц составляла 93 коп. за см, пуд хлеба стоил 3,5 руб.

Субъективными причинами свертывания Нэпа являются проблемы, возникшие в результате конъюнктурных ошибок Бухарина. Это прежде всего кризис хлебозаготовок, произошедший в связи с переходом к золотому рублю. Крестьяне быстро утрачивали интерес к поставкам зерна на рынок, к продаже его хлебозаготовителям, так как на вырученные деньги не могли купить промышленных товаров. Из-за нехватки промышленных товаров государство устанавливало низкие закупочные цены на хлеб. Ведь все материальные средства и ресурсы ускоренным порядком перекачивались на строительство индустриальных гигантов, а не заводов и фабрик, производящих товары народного потребления. Власти пытались решить проблему путем лавирования, однако когда государство не повышало закупочные цены, крестьяне уничтожали урожай. В итоге на рубеже 1927-1928 гг. государственные закрома после закупок крестьянской продукции остались пустыми. Под угрозой голода остались города и армия. Большевики по примеру эпохи “военного коммунизма” прибегли к насильственным методам изъятия зерна, то есть вместо того, чтобы решать проблему, снова использовали чрезвычайные меры.

Кроме того, произошли стихийные деформации Нэпа и проникновение административно-командных методов во многие отрасли хозяйства. Вся торговля находилась в руках государства, которое и устанавливало цены. Самостоятельность и хозрасчет были разрешены лишь на уровне трестов, а не предприятий.

Помимо этого, НЭП был обречен на завершение хотя бы потому, что включал в себя элементы рыночной системы хозяйствования, что никоим образом не входило в планы большевиков. Несмотря на то, что в сельском хозяйстве, в легкой и пищевой промышленности был временно допущен частный сектор, сохранялся мощный государственный сектор и централизованная система управления народным хозяйством. Свобода экономической деятельности не была дополнена демократическими переменами в политической жизни общества. Нэп был враждебно встречен рядовыми коммунистами и воспринимался как отступление от идеалов социализма.

 

 
 

Список используемой литературы

1.Поляков, Ю.А. «Переход к нэпу»/ Ю.А. Поляков.- 269с.

2.Ленин В.И.Полный собрание сочинений. Т.43.С68.

3.Дмитренко, В.П. «Переход к новой экономической политике.65- летию X съезда РКП (б)» / В.П. Дмитренко. - М.: Знание, 1986.-64с.

4.Ю.А.Поляков, В.П.Дмитренко, Н.В.Щербань «Новая экономическая политика. Разработка и осуществление» М; Политиздат,1982.- 240с.

5.Одиннадцатый съезд РКБ (б). Март—апрель 1922 г. Стенограф, отчет. С. 130, 133, 135—136;

6.Васецкий Н.А. Троцкий. Опыт политической биографии. С. 168—170, 186.

7.Валентинов, Н «НЭП и кризис партии. Воспоминания. «М.;1991г.

8.Троцкий, Л, Д. «К социализму или капитализму» (анализ советского хозяйства) М.;1926-72с.

  1. Троцкий, Л, Д. «НЭП Советской России и перспективы мировой революции» М.; 1923-71с.

 

[1] Ю.А.Поляков, В.П.Дмитренко, Н.В.Щербань «Новая экономическая политика. Разработка и осуществление» М; Политиздат,1982С 4.

[2]Ю.А.Поляков, В.П.Дмитренко, Н.В.Щербань «Новая экономическая политика. Разработка и осуществление» М; Политиздат,1982.С 13.

[3] Ленин В.И.Полное собрание сочинений. Т.43.С.147.

[4] Поляков Ю.А. «Переход к нэпу» С 56, 58,59,63, 64, 70,72.

[5] Ю.А.Поляков, В.П.Дмитренко, Н.В.Щербань «Новая экономическая политика. Разработка и осуществление» М; Политиздат,1982С 12.

 

[6] Ленин В.И.Полный собрание сочинений. Т.43.С68.

[7] Ю.А.Поляков, В.П.Дмитренко, Н.В.Щербань «Новая экономическая политика. Разработка и осуществление» М; Политиздат,1982С. 14.

 

[8] Васецкий. Н.А. Троцкий. Опыт политической биографии. С. 168—170.

 

Скачать: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Курсовые / Курсовые по истории

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.