Холодная война

0

Курсовая работа

Холодная война

Содержание

Введение…………………………………………………………………2

Глава I От сотрудничества в годы войны к «холодной войне»…….26

Глава II Значение советско-американского сотрудничества в рамках             антигитлеровской коалиции….……….…………………………………...…29

Глава III Театры военных действий «холодной войны»……………35

  • Гонка вооружений………………....................................................35

3.2. Борьба за влияние в странах третьего мира…………………… 36

         Глава IV Горячие точки «холодной войны»……………………… …38

4.1. Корейская война………………………………………………….  38

4.2. Возведение Берлинской стены.………………………………..… 39

4.3. Карибский кризис…………………………….…………………... 40

4.4. Вьетнамская война ………………………………………………...42

4.5. Афганская война..…………………………………….. ……….. …43

Глава V Окончание «холодной войны»……………………………....45

Заключение………………………………………………………….……55

Список используемой литературы…………………………………….52

 

 

 

 

 

Введение

Исследование проблематики советско-американских отноше­ний во всей ее совокупности приобретает в современных условиях нежнейшее научное и практическое значение. Это связано с острым и сложным состоянием этих отношений, что делает весьма необходимым рассмотрение возможных путей ослабления напряженности во взаимоотношениях СССР и США.

События «холодной войны»– это самое важное, что происходило в XX веке. Весь мир следил с интересом и страхом за противостоянием двух сверхдержав.

   Цель этой работы состоит в анализе условий и факторов, определявших его после Второй мировой войны, во время «холодной войны».

- изучить, эволюцию отношений между СССР и США.

         -    выявить факторы, влиявшие на расстановку сил в мире

-   осветить гонку вооружений между двумя самыми могущественными государствами XX-го века – СССР и США.

- охарактеризовать проявления «холодной войны».

Как в американской, так и в советской, а затем российской историографии большое внимание уделяется вопросам послевоенной внешней политики США, в частности, отношениям Соединенных Штатов с Советским Союзом. Этому вопросу посвящена значительная литература[1]. Тем не менее, некоторые аспекты этой темы заслуживают дальнейшего изучения. Одним из таких аспектов является выяснение роли супердержав в развязывании «холодной войны». В данной статье ставится задача на основе российской литературы проанализировать некоторые вопросы, касающиеся роли США в начале «холодной войны».

Советско-американские отношения сразу оказались в центре международных отношений послевоенного времени, когда на смену сотрудничеству СССР и США в период Второй мировой войны пришла жесткая конфронтация, получившая название «холодной войны». Примечательно также, что впервые термин «холодная война» публично произнес 16 апреля 1947 г. американский финансист и экономист Б. Барух в своей речи в Колумбии [2]. Она во многом определила идеологизированность и даже политизацию исторических работ, наложила отпечаток на методы анализа и сопоставлений, затронув различные аспекты освещения послевоенной внешней политики США. В советской историографии утвердилась точка зрения — одной из главных задач внешней политики США в 1940—1950-х гг. являлось стремление не допустить социалистических революций в Западной Европе. Активно проводилась мысль о стремлении американских правящих кругов к мировому господству. Советские историки писали о мессианстве американской внешнеполитической мысли, об антикоммунизме как движущей силе процесса формирования американской внешней политики[3]. Советская историография была в значительной своей части гомогенна, представляя собой «монолит», «единство» концепций и оценок. Историки и политологи СССР многие годы были заняты поисками «виновника» послевоенной конфронтации[4], хотя определенная эволюция в советской историографии все же наблюдалась. Длительное время советские историки занимали, как правило, «официальные позиции» и без всяких исключений обвиняли американцев и их западноевропейских союзников в развязывании «холодной войны», связывая это с традиционным американским гегемонизмом.

Но в период разрядки в советской историографии появились более гибкие формулы, в частности, идея об упущенных возможностях с обеих сторон. В качестве подтверждения выдвигались либо общие теоретические рассуждения, либо соответственно подобранные американские документы. С советской стороны использовались, как правило, документы второстепенного характера [5].

Первым шагом стала программа академических обсуждений тематики «холодной войны» между советскими и американскими историками, задуманная в 1970-е гг., но развернувшаяся только во второй половине 1980-х гг. На конференциях в Москве (1986) и в Университете Огайо (1988) шел разговор о периодах, событиях и проблемах «холодной войны»[6]. Западные историографические дискуссии оказали важное влияние на первые шаги российских ученых по этой тематике[7]. Так, в МИД СССР был организован «круглый стол», посвященный теме «Советская дипломатия и вопросы послевоенного миростановления», где была подчеркнута необходимость изучения проблем «холодной войны»[8]. От однозначной и жесткой линии на одностороннее обвинение США советские историки перешли к анализу ошибок и упущений и со стороны Советского Союза. Однако до 1990-х гг. советские исследователи в основном комментировали работы западных коллег или в лучшем случае могли писать о политике западных стран на западных же материалах.

Лишь в начале 1990-х гг. в российской американистике наметился отход от односторонних обвинений США в развязывании «холодной войны» и все больше начала утверждаться идея об обоюдной ответственности США и СССР за конфронтацию послевоенных лет. При этом появились статьи (публицистического плана), в которых на СССР возлагалась главная ответственность за ход событий.

Российские историки приступили к освоению целины «холодной войны» крайне ограниченными силами и средствами, начав практически с нуля, а то и с минуса, если иметь в виду необходимость преодоления научной изоляции, идеологических клише и внутренней цензуры, доставшихся в наследство от советских времен.

После распада СССР тематика «холодной войны» в России оказалась отодвинута на задний план новыми проблемами и заботами. Все еще не сложился главный резерв любой научной тематики — аспирантская молодежь, работающая над кандидатскими диссертациями. Тяжелейшее состояние российской науки, особенно гуманитарных исследований, сдерживает приток молодых ученых в эту область[9].

В то же время с начала 1990-х гг. в мировой историографии резко усилилось внимание к истории «холодной войны», которое затронуло и Россию.

В 1995 г. образовалась группа по изучению «холодной войны» на базе Института всеобщей истории РАН (директор и член-корреспондент РАН А. О. Чубарьян, М. М. Наринский, Н. И. Егорова, А. М. Филитов, В.Л.Мальков, И. В. Гайдук, М. Л. Коробочкин, В.В.Поздняков)[10].

В 1990-е гг. расширились возможности российских историков сотрудничать с коллегами в США, Западной и Центральной Европе. Это сотрудничество осуществлялось на индивидуальной, двусторонней основе, а также в рамках международных проектов, прежде всего проекта по изучению международной истории «холодной войны» при Центре Вудро Вильсона в Вашингтоне. Российские ученые приняли самое деятельное участие в подготовке и проведении серии конференций по «холодной войне» в Москве (январь 1993 г. и март 1998 г.), Нью-Хейвене (сентябрь 1999 г.) и многих других.

Таким образом, работа российских историков по «холодной войне» протекала в обстановке, когда сложилось широкое международное взаимодействие по этой тематике. Американская историография «холодной войны» оказала большое влияние на исследования в России (как, впрочем, и на европейские исследования в целом). Кроме многочисленных и серьезных трудов, прежде всего американских «ревизионистов» и «постревизионистов» по истории внешней политики США, российские ученые опирались, по крайней мере первоначально, на громадный массив западных архивных документов, прежде всего американских.

В последние годы уже выявились некоторые тенденции в изучении проблемы и реализации исследований по истории «холодной войны», которые, к сожалению, сохраняют прежние «особенности работы» и недостатки. Подавляющее большинство российских специалистов все же ушли от старых идеологизированных схем и стереотипов, от идеи односторонней вины США за начало «холодной войны».

Если посмотреть на российскую библиографию книг и статей по истории «холодной войны», то бросается в глаза явная диспропорция между изданиями в России и на Западе. Темпы российских исследований и особенно подготовки печатных изданий сильно отстают от западноевропейских и американских [11].

Однако, несмотря на трудности, о которых говорилось выше, российская историография «холодной войны» выходит на уровень международных исследовательских стандартов. Об этом говорит и активное участие российских историков в международных научных проектах на равных с их маститыми западными коллегами, и цитирование российских исследований в зарубежной историографии, которое из исключения превратилось в норму.

Для российских исследователей остается весьма важной задачей продолжение работы с опубликованными или архивными материалами США и стран Западной Европы. Это необходимо, потому что ранее советские исследователи недостаточно изучали эти материалы или анализировали их с идеологизированных и односторонних позиций. Кроме того, сейчас можно провести и сравнительно-исторический анализ, сопоставляя данные западных и российских архивов и публикаций.

Таким образом, российским ученым предстоит включиться в дискуссии о причинах, характере, сущности и эволюции «холодной войны» и представить во многом новый взгляд на ее историю. Эта задача является весьма сложной еще и потому, что исследователи должны дать новую интерпретацию и американской и советской политики.

Истокам и началу «холодной войны» посвящено, пожалуй, наибольшее количество публикаций, хотя это в основном журнальные статьи, а не монографии[12]. В СССР практически не было специальных исследований по этому вопросу, были лишь главы и разделы в различных общих трудах или работы, посвященные анализу зарубежной историографии «холодной войны»[13]. Но эти работы, как и многие другие, написанные в советский период, не освещали данную проблему объективно и непредвзято, так как советские ученые не могли высказывать мнения, расходящиеся с официальной позицией коммунистической партии.

В современной российской историографии основательных обобщающих работ о возникновении «холодной войны» также немного[14], но существует немало исследований, анализирующих различные аспекты этой проблемы. Одна из таких серьезных последних работ – монография В. Л. Малькова «Манхэттенский проект» (1995), выполненная на материалах многих архивов США. Автор не только дает «биографию» атомного оружия, но и освещает «атомную дипломатию», которая стала важным фактором вползания в «холодную войну»[15].

Значительный интерес для исследователей данной проблемы представляет мемуарная литература — своеобразный и весьма ценный исторический источник. Несмотря на присущий им субъективизм, воспоминания политических и государственных деятелей СССР позволяют конкретизировать ряд событий и явлений, характеризующих причины и начало «холодной войны».

         Трудно точно определить начало «холодной войны». Во многих советских изданиях начало «холодной войны» привязывается к речи У. Черчилля в Фултоне 5 марта 1946 г. Некоторые историки отдавали ему пальму первенства в начале «холодной войны» против Советского Союза, объясняя это тем, что он преследовал цель подтолкнуть Соединенные Штаты к скорейшему переходу своей политики на рельсы противоборства с Советским Союзом. Вряд ли, однако, это соответствует истинному положению дел. Так, А. А. Рощин считает, что «холодной войны»началась до фултоновской речи Черчилля. По его личным воспоминаниям, веяние «холодной войны» ощущалось уже на конференции в Сан-Франциско весной 1945 г., причем находившийся там нарком В. М. Молотов своими действиями способствовал взаимному отчуждению государств Запада и Востока [16]. С другой стороны, президент Трумэн в конце апреля 1945 г. предложил ломать сейчас же американо-советские отношения [17]. В. Л. Исраэлян говорит о крутом повороте союзников в отношении к СССР с весны 1945 г.[18] В. А. Секистов добавляет, что уже на ранней стадии «холодной войны» (1944) ведущие военные разрабатывали новые стратегические планы, нацеленные против СССР, хотя избегали открыто называть будущего врага врагом номер один, а также антисоветской риторики. Взрыв произошел в апреле 1945 г., когда к власти пришел Г. Трумэн[19]. Таким образом, «холодная война» родилась в горниле войны «горячей» (вторая половина 1943 г.—апрель 1945 г.). К концу 1945 г. правительства США и Англии отказались от послевоенного сотрудничества с Советским Союзом, «первыми показали бронированный кулак и первыми нарушили совместные решения». Речь же Черчилля в Фултоне являлась, по сути, манифестом «холодной войны», на фронтах которой уже происходили ожесточенные идеологические сражения. Она вооружала глашатаев «холодной войны» основными стереотипами для антисоветской пропаганды послевоенного времени[20]. С. Ю. Шенин пишет, что уже осенью 1945 г. американские военные активно разрабатывали планы атомных ударов по СССР [21].

М. Н. Петров рассматривает возникновение «холодной войны» как явление чисто идеологического свойства, которое зародилось сразу же после октябрьской революции в стане противников социалистической революции в России, а затем перешло в политический арсенал советской власти [22]. По мнению же Н. В. Загладина, считать, что «холодная война» велась между СССР и Западом с 1917 г., было бы ошибкой [23]. Такой же точки зрения придерживается и В. Л. Мальков, так как едва ли можно найти более убедительный контрдовод против мнения о том, что история «холодной войны» ведет свое происхождение от 1917 г., чем факт сближения между Соединенными Штатами и Советским Союзом в 1933 г. Он считает, что само понятие «холодная война» возникло из исторически обусловленного реальными обстоятельствами состояния страха у обоих народов оказаться вовлеченными в глобальный военный конфликт непосредственно друг с другом. С точки зрения геополитической, ничего подобного Соединенные Штаты и Советский Союз не испытывали вплоть до 1945 г. Характерное для «холодной войны» обостренное чувство опасности и взаимного недоверия возникло как результат вступления человечества после 1945 г. в ядерную эру[24].

По мнению авторов «Мифа о миролюбии США», одним из первых актов «холодной войны» была атомная бомбардировка Соединенными Штатами Хиросимы и Нагасаки [25].

В. И. Ерофеев замечает, что в период Второй мировой войны в рамках антигитлеровской коалиции уже были зерна «холодной войны». Другое дело, что они в то время не проросли, война против общего врага требовала согласия и компромиссов. А вот после разгрома Германии расхождения относительно ее будущей судьбы выплеснулись наружу и стали одним из основных факторов, питавших вышедшую на поверхность «холодную войну». Вторым узлом противоречий стали вопросы государственного устройства в освобожденных странах [26].

В. В. Снигерев считает, что как только обозначился переход к новому положению в Европе, а именно все большему и большему доминированию СССР и ослаблению Германии, стали проявляться первые признаки того, что впоследствии назвали «холодной войны». Поэтому началом «холодной войны» надо считать не речь Черчилля в Фултоне 5 марта 1946 г. и не взрывы атомных бомб над Хиросимой и Нагасаки: она началась тогда, когда стали актуальными вопросы послевоенного устройства. Но это еще не была «холодная война» в том виде, в каком мы ее знаем. Необходимость решения вопросов завершения военных действий по разгрому Германии и особенно Японии побуждала западных союзников ставить в основу взаимоотношений с СССР принципы сотрудничества, а не конфронтации и противоборства, что стало доминирующим впоследствии [27].По мнению С. И. Вискова, уже в годы войны в США шла борьба между сторонниками и противниками сотрудничества с СССР [28]. Смерть Рузвельта сыграла, на взгляд С. Ю. Шенина, серьезную роль в обострении ситуации. Когда в начале 1946 г. Трумэн высказал мнение, что Россия не понимает другого языка, кроме «железного кулака», стало ясно, что и США прошли свою половину пути к «холодной войне». Гнев Трумэна был вызван тем, что СССР, в нарушение Декларации освобожденной Европы, устанавливал тоталитарные порядки в оккупированных им странах и осуществлял подрывную деятельность с целью расширения влияния компартий в странах, им не контролируемых [29].

А. М. Филитов в качестве времени начала «холодной войны» предложил 1948 г., так как до 1948 г. армии и в Советском Союзе и в Соединенных Штатах сокращались, а после 1948 г. стали увеличиваться. Вот это и есть реальный материальный признак «холодной войны», считает он [30].

Ю. А.Поляков вообще против того, чтобы точно датировать начало «холодной войны», так как мир постепенно вползал в «холодную войну», идя через атомные взрывы в Хиросиме и Нагасаки, через споры при заключении мирных договоров, через речь Черчилля и т. д.

Таким образом, исходя из вышесказанного, правильнее было бы считать началом «холодной войны» определенный период, а не точку. Но по поводу того, когда он начался, среди ученых идут споры и сейчас, так как у каждого специалиста существует масса аргументов, на которые он опирается, защищая свое мнение по этому вопросу.

Что же касается причин возникновения «холодной войны», то здесь дело обстоит следующим образом. В советских исследованиях мы наблюдаем почти полное единодушие: развязали «холодную войну» Соединенные Штаты, а главной движущей силой всего процесса формирования американской внешней политики был антикоммунизм. В современных российских исследованиях существуют различные точки зрения по проблеме возникновения конфронтации между США и СССР. Попробуем выделить некоторые аспекты, которые побудили американскую сторону к конфликту с Советским Союзом.

Коротко суммируя причины, толкнувшие США на путь «холодной войны», можно отметить следующие:

1) инстинктивный страх перед идеологией коммунизма и эпидемическим характером ее распространения;

2) необходимость создания образа войны для того, чтобы преодолеть психологию изоляционизма американской нации;

3) экономические интересы;

4) необходимость отвлечь внимание американских граждан от многочисленных острейших проблем внутри США.

В послевоенный период США превратились в самую могущественную в экономическом, военном и политическом отношении державу капиталистического мира. По мнению ряда специалистов, это создало благоприятную почву для утверждения идей о ее глобальной гегемонии, наступлении «американского века», перестройке мира «по-американски» и т. д. Подобные идеи служили идеологической и концептуальной основой внешнеполитической стратегии США[31].

Однако создание мира «по-американски» и доминирующая роль США в мире не совпадали с верой в «победу коммунизма» в СССР. Ведь Советский Союз рассматривал успехи в борьбе с нацизмом и укрепление позиций на международной арене как предпосылку для формирования мировой социалистической системы [32]. Как отмечает К. В. Плешаков, у Запада были серьезные основания опасаться за незыблемость границ независимых стран, так как сам Сталин называл СССР «базой мировой революции». Мирное сосуществование, выдвинутое в свое время Лениным в качестве основополагающего принципа советской внешней политики, Сталиным признавалось лишь на словах. СССР, по его мнению, должен был играть роль организатора все той же мировой революции. Переход всего мира к социализму насильственным путем не подлежал сомнению. А все крупные акции США на мировой арене объяснялись страхом перед усилением СССР и действительно заботой о мире и демократии — в той степени, в какой эти понятия в то время осознавались в Соединенных Штатах[33]. С этим соглашается и А. О. Чубарьян: идея мировой революции и распространения мирового коммунизма никогда не уходила из стратегии лидеров в Кремле[34]. В. И. Батюк и Д. Г. Евстафьев придерживаются иного мнения. Они считают, что после войны окончательно оформился отход от интернационалистских ценностей первоначального большевизма и переход к тяжеловесной и несколько химерической «советской державности»[35]. Маловероятно, что СССР мог желать чего-то большего, чем создание «буферной зоны» вдоль своих границ, мог угрожать Западной Европе оккупацией, на которую просто не хватило бы сил, считает С. Ю. Шенин[36]. Москва претендовала на контроль над Восточной Европой и развитой частью Северо-Восточной Азии, которые были ей нужны больше в качестве «буферной зоны», чем как рынок сбыта. США же, наоборот, интересовало исключительно последнее [37]. Основным мотивом, подталкивавшим США к конфликту (и отсутствовавшим у СССР), наряду с обоюдным непониманием взаимных намерений, идеологической неприязнью, геополитической «разбалансированностью» послевоенного мира, являлась очевидная необходимость создания условий в развитой части мира («открытые двери») для реализации своего экономического потенциала [38]. К тому же поворот США в сторону «холодной войны» объяснялся, с точки зрения Б. Дмитриева, воздействием серьезнейшего внутреннего кризиса, в котором оказалась вся капиталистическая система после Второй мировой войны.

Поэтому появление феномена «холодной войны» было продиктовано потребностями процесса строительства «Pax Americana», поскольку «холодная война» как активнейший конфликт между двумя супердержавами была на фоне ужасов Второй мировой войны шагом непопулярным и опасным (с угрозой «горячей войны»). Вполне вероятно, что трезвомыслящие политики, включая Трумэна, сделали бы все, чтобы ее избежать. Однако конфликт искусственно и усиленно культивировался американской стороной. Следовательно, потребность в конфликтной ситуации для строительства мира «открытых дверей» была сильнее страха перед возможностью возникновения новой мировой войны. Более того, США явно недооценивали риск возникновения открытого военного конфликта с Советами.

Некоторые российские историки, например А.М.Филитов, напрямую говорили о том, что США политикой «открытых дверей», а также бесцеремонными действиями спецслужб провоцировали СССР, заставляли его сделать первый ход в «холодной войне», не желая выступать открыто инициаторами перехода к конфронтации [39].

Таким образом, создание мира «открытых дверей» и вытекающее отсюда господство США являлись целью американской внешней политики. Трумэн взял на вооружение конфронтацию, без которой, на его взгляд, нельзя было гарантировать достойное место для Америки в мировой экономике. А для этого надо было сформировать для нации образ врага, олицетворяющего «мировое зло». План Трумэна заключался в том, чтобы сформировать угрозу безопасности США через жупел глобального идеологического наступления коммунизма [40]. Здесь необходимо отметить и значительное влияние привычки использовать силу, которая сложилась в ходе войны.

Г. Трумэн был также лично заинтересован в создании конфликта, ибо таким путем рассчитывал поднять свою крайне низкую репутацию как президента [41]. Вообще в России отношение к личности и политике Трумэна претерпело сложную эволюцию: от резкого неприятия всех аспектов его деятельности до пересмотра его внешнеполитической деятельности. Не снимая с него определенной ответственности за «холодную войну», историки пытаются глубже понять логику и мотивировку его действий [42].

При анализе причин происхождения «холодной войны» следует иметь в виду и такое обстоятельство, как складывание биполярной структуры мира. Биполярность, как свидетельствует история, очень часто служила источником конфронтации. К концу войны фактически уже сложились предпосылки для биполярного мира [43].

Говоря об истоках «холодной войны», нельзя забывать довоенные взаимоотношения между США и СССР. В течение двух десятков лет острая политическая и идеологическая конфронтация разделяла эти государства. Такая ситуация не могла просто так исчезнуть. Поэтому необходимы были кардинальный пересмотр внешнеполитических ориентиров с обеих сторон и отказ или хотя бы смягчение идеологизации международной политики, характерной для стран антигитлеровской коалиции. Между тем и СССР и США с их партнерами реагировали на изменения в мире в соответствии с установками, выработанными в 1920—1930-е гг.[44]

Кроме того, большая часть американской политической элиты окончательно уверовала в военное и экономическое превосходство США над всеми остальными странами мира, при помощи которого можно было обеспечить, как казалось, быстрое решение задачи достижения экономической и политической гегемонии. По мнению Н. Н. Маркиной, правящие круги США рассчитывали, что монопольное владение атомной бомбой откроет для них благоприятные возможности перекройки политической карты мира. Два тесно связанных друг с другом политических лозунга определили резкий поворот в послевоенной внешней политике США: лозунг «Pax Americana» и лозунг антикоммунизма[45].

Более того, согласно Д. Евстафьеву, «холодная война» — явление, ставшее следствием весьма запутанных и иногда противоречивых маневров участников послевоенной мировой геополитической игры. Тегеранско-ялтинская система раздела «сфер влияния» не устраивала ни США, ни СССР. Но именно англо-американские действия были наступательными, а Советский Союз в основном оборонялся. Кроме того, Вашингтону был необходим общий враг — так удобнее было «прижать» своего британского союзника, с которым имелись весьма трудноразрешимые геополитические противоречия. В советских энциклопедиях внимание акцентировалось на том факте, что Черчилль в Фултоне преследовал цель создания американо-английского союза для борьбы с мировым коммунизмом, согласовав при этом свое выступление с английским правительством.

И все же, по мнению В. А. Кременюка, воинственные настроения в Вашингтоне в 1945 г., когда США были единственным обладателем атомного оружия и располагали крупными финансовыми и производственными резервами, сыграли злую шутку с американцами, подтолкнув их к разрыву союза с СССР и объявлению антикоммунистического «крестового похода» [46].

Исходя из вышесказанного, отметим, что, говоря о сроках начала «холодной войны»,важно придерживаться историзма. Известно, что экономическая, политическая, дипломатическая, идеологическая борьба шла между государствами и до Второй мировой войны, и во время нее, и после ее окончания. Однако после мировой драмы конфронтация между США и СССР в отдельные периоды достигала исключительной напряженности, иногда она была на грани войны «горячей». Поэтому вполне оправдано, что период «холодной войны» в литературе традиционно относят ко времени после окончания Второй мировой войны.

Обращаясь сегодня к прошлому и оценивая историю происхождения «холодной войны», нельзя не прийти к выводу, что в основе политики обоих блоков лежали идеи и методы конфронтации. Кстати, подобная ситуация существовала и в историографии США и СССР. Таким образом, за начало «холодной войны» несут ответственность обе стороны, в чем убеждают документальная база и историография проблемы.

Что же касается области изучения, то политико-публицистический и идеологический фон, газетные выяснения отношений будут, видимо, и дальше влиять на российскую историографию вопроса. Пройдет время, прежде чем профессиональные историки смогут сказать здесь свое собственное слово, опираясь на хладнокровный анализ всей доступной информации по этому периоду. Однако определенный успех российских исследователей очевиден.

Российская историография «холодной войны» стала неотъемлемой частью мировой исторической науки, испытывающей на себе плодотворное воздействие научной мысли Запада и уже вносящей свой собственный вклад в изучение этого уникального периода мировой истории. Окончание «холодной войны» — и в этом еще одна ирония — впервые сделало возможным ее полноценное совместное изучение. Теперь необходимо совместными усилиями создать историю послевоенных международных отношений, раскрыть те причины и действия, которые ввергли мир в состояние «холодной войны».

 

 

Глава I . От сотрудничества в годы войны к «холодной войне»

Военно-политическое сотрудничество Советского Союза и Соединенных Штатов в годы второй мировой войны представляет собой высший этап в истории взаимоотношений двух государств. В основе этих отношений лежало осознание необходимости под­няться над идеологическими и иными разногласиями, объединить усилия сторон в целях разгрома общего врага — фашизма — и установления прочного мира. «Перед лицом смертельной фашистской угрозы в годы второй мировой войны государства с различным социально-политическим строем сумели объеди­ниться против общего врага, доказали возможность эффективного политического и военного сотрудничества во имя единой обще­человеческой цели — свободы и мира»[47], говорилось в Обращении ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР «К народам, парламентам и правительствам всех стран» по случаю 40-летия окончания второй мировой войны.

Проявленные Советским Союзом верность союзническому долгу, готовность к поиску компромиссных решений двусторон­них и международных проблем свидетельствовали о неизмен­ности советского курса на развитие стабильных отношений с союзниками по антигитлеровской коалиции в духе политики мирного сосуществования. Что же касается Соединенных Штатов, то сдвиг к сотрудничеству с СССР в их позиции стал возможен прежде всего ввиду той опасности, которую германский фашизм и японский милитаризм представляли интересам США, что заставило американские правящие круги отбросить на время классовые предубеждения, годами определявшие курс этой страны, и более трезво подойти к вопросу о налаживании широ­ких контактов с Советским Союзом. Важную роль в подходе администрации Рузвельта к американо-советским отношениям сыграл и новый взгляд на СССР как на важнейшего и полно­правного партнера, без сотрудничества с которым невозможно создать прочную систему международной безопасности. Такая оценка Советского Союза, его места в системе международных отношений и значения для внешней политики США диктовалась в первую очередь возросшим весом и влиянием СССР, укрепле­нием международного авторитета Советского Союза как главной силы антигитлеровской коалиции, его успехами на фронтах вооруженной борьбы с фашизмом.

Опыт советско-американского сотрудничества в рамках анти­гитлеровской коалиции убедительно продемонстрировал возмож­ности конструктивного взаимодействия государств с различными идеологиями и социальными системами, урегулирования разно­гласий между ними как в вопросах двусторонних отношений, так и в международных вопросах мирными средствами, путем компромиссов. Он раскрывает также тесную взаимосвязь между состоянием отношений СССР и США и развитием всей между­народной обстановки в целом в исследуемый в данной главе период, а также и в последующие годы.

Говоря о советско-американском сотрудничестве в годы войны, следует отметить, что развитие этого сотрудничества, всего комплекса советско-американских отношений протекало сложно и неровно, характеризовалось спадами и подъемами, обусловленными главным образом противоречивостью американ­ской политики в отношении Советского Союза, борьбой двух тенденций в правящих кругах США — враждебности, уходящей корнями в философию «непризнания», и реализма, готовности строить двусторонние отношения на основе трезвого учета соб­ственных политических и экономических интересов и реальных возможностей.

Особое историческое значение приобретает опыт сотрудни­чества между СССР и США в рамках антигитлеровской коалиции в свете непрекращающихся попыток буржуазных политиков и политологов извратить содержание советско-американских отношений в период второй мировой войны, доказать невозмож­ность длительного и устойчивого мирного сосуществования и сотрудничества государств с различным общественным строем, возложить на Советский Союз вину за развязывание «холодной войны».

 

 

 

 

Глава II. Значение советско-американского сотрудничества в рамках антигитлеровской коалиции.

В ходе совместной борьбы с фашизмом успешно раз­вивалось сотрудничество двух стран в военной области. В рамках антигитлеровской коалиции происходило согласование действий вооруженных сил США, СССР и Великобритании. Оно осуще­ствлялось путем переписки между главами правительств, на конференциях руководителей государств с участием начальников генеральных штабов и других военных деятелей. В ряде случаев для выяснения срочных вопросов практиковалось личное общение доверенных лиц. Существенным вкладом в общую борьбу было открытие, правда с большим опозданием, второго фронта в Ев­ропе. При этом следует отметить, что в планировании военных действий американо-английским командованием на заключитель­ном этапе войны решающую роль играли стратегические успехи Советской Армии, оказывавшие определяющее воздействие на прочность военной коалиции.

Улучшился политический климат советско-американских отношений. Доверие и взаимопонимание, установившиеся между руководителями двух стран, содействовали совместному решению важных политических вопросов, урегулированию возникавших при этом трудностей и проблем.

Среди важнейших международно-политических событий воен­ных лет были Московская конференция представителей СССР, США и Великобритании в сентябре-октябре 1941 г., Московская конференция министров иностранных дел в октябре 1943 г., Тегеранская конференция глав государств — участников анти­гитлеровской коалиции в ноябре-декабре 1943 г. и, позднее, Конференция в Думбартон - Оксе в августе-сентябре 1944 г., разработавшая Устав ООН. Но наивысшего подъема сотрудни­чество союзников достигло на заключительном этапе войны, что нашло свое выражение в договоренностях о взаимодействии в скорейшем разгроме фашистской Германии, ее союзника — милитаристской Японии, а также в договоренностях об основах и принципах мирного послевоенного строительства. «Благо­приятная атмосфера сотрудничества стран коалиции, реальное понимание новой ситуации в мире после разгрома фашизма получили отражение и в послевоенном урегулировании, в реше­ниях союзных конференций в Тегеране, Ялте и Потсдаме. Эти решения, а также Устав ООН и другие международные соглаше­ния тех лет пронизаны духом сотрудничества. Они обеспечили такое урегулирование сложных вопросов послевоенного устрой­ства, в том числе и территориальных, которое отвечало интере­сам долгожданного мира»[48], — отмечал Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев.

Важно подчеркнуть, что, несмотря на различия сторон в под­ходах к решению ряда ключевых проблем (сроки открытия второго фронта в Европе, будущее устройство Германии, вопрос о послевоенных границах и др.), по многим из них были приняты согласованные решения. Конференции в Ялте и Потсдаме за­крепили основы послевоенного мира, предрешили вопрос о новых государственных границах в Европе и на Дальнем Востоке, заложили фундамент Организации Объединенных Наций. Не­преходящее значение ялтинских и потсдамских договоренностей состоит прежде всего в осуждении милитаризма, фашизма и агрессии, в закреплении принципа противодействия подготовке и ведению захватнических войн. Согласие СССР, США и Велико­британии по главным вопросам послевоенного мирного устрой­ства было зафиксировано принятием в Ялте совместной «Декла­рации об освобожденной Европе», в которой три державы заявили, что «установление порядка в Европе и переустройство нацио­нально-экономической жизни должно быть достигнуто таким путем, который позволит освобожденным народам уничтожить последние остатки нацизма и фашизма и создать демократи­ческие учреждения по их собственному выбору»[49]. Одновременно союзники подтвердили свою решимость создать совместно с дру­гими миролюбивыми нациями международно-правовой порядок, отвечающий миру, безопасности, свободе и всеобщему благо­состоянию человечества, подчеркнули необходимость сохранения сотрудничества великих держав в решении важных между­народных вопросов в послевоенный период. «Только при про­должающемся и растущем сотрудничестве и взаимопонимании между нашими тремя странами и между всеми миролюбивыми народами может быть реализовано высшее стремление чело­вечества — прочный и длительный мир. . .», — провозгласили участники Ялтинской конференции. Важным ее итогом стала решающая договоренность учредить совместными усилиями «всеобщую международную организацию для поддержания мира и безопасности, предупреждения агрессии, устранения полити­ческих, экономических и социальных причин войны путем тес­ного и постоянного сотрудничества всех миролюбивых народов»[50].

Общая политическая линия Ялты получила свое дальнейшее развитие в Потсдамских договоренностях, закрепивших согласо­ванный курс союзников в отношении фашистской Германии на основе принципов ее демилитаризации, демократизации и денацификации. Решения Потсдамской конференции, отвечав­шие справедливому характеру войны против гитлеровской Гер­мании и принципам демократического мирного урегулирования, создавали реальную основу для обеспечения прочного мира на Европейском континенте, укрепления всеобщей безопасности.

Следует подчеркнуть, что определяющую роль в достижении соглашений союзных держав по основным вопросам между­народной жизни сыграли усилия Советского Союза, стремив­шегося к сохранению сотрудничества с США и Великобританией и в послевоенный период. Что касается подхода к этим вопросам американской стороны, то здесь большую роль сыграло реалисти­ческое понимание президентом Рузвельтом и близкими к нему деятелями администрации того факта, что в послевоенном мире ни одна сколько-нибудь важная проблема международной безо­пасности не может быть конструктивно решена без активного участия Советского Союза. Продвигая интересы безопасности Соединенных Штатов и других западных держав, Рузвельт тем не менее сознавал значение возросшей мощи и международного авторитета Советского Союза. Такой взгляд на проблемы после­военных международных отношений проявился в тогдашней позиции США по послевоенному устройству Германии, в вопросе о послевоенных польских границах, в основополагающих прин­ципах ООН и других вопросах. В соглашениях, достигнутых в Ялте и Потсдаме, фактически нашел свое воплощение важней­ший принцип равенства и одинаковой безопасности, формально провозглашенный спустя десятилетия.

Установление союзнических отношений между СССР и США способствовало расширению сотрудничества между ними не только в военной и политической областях, но и в сферах эконо­мики, науки, культуры, медицины, обмена информацией и т. д[51]

Известно, что в последнее время значительно активизиро­вались попытки правящих кругов США извратить итоги советско-американского сотрудничества в военный период, перечеркнуть ялтинские и потсдамские договоренности. Так, например, прези­дент США Р. Рейган, выступая в Вашингтоне 17 августа 1984 г., заявил, что США «отвергают любую интерпретацию ялтинских договоренностей, которая предполагает американское согласие с разделом Европы. . .» . Аналогичное заявление сделал 22 фев­раля 1985 г. государственный секретарь США Дж. Шульц: «Мы считаем своим долгом сказать со всей определенностью — особенно в связи с годовщиной ялтинской конференции, — что Соединенные Штаты никогда не признают искусственного раз­дела Европы. . .» . В работах американских историков и полито­логов в различных вариациях повторяется тезисно некоей «оши­бочности» подписания западными участниками ялтинских и потсдамских договоренностей, о том, что в 1945 г. «западные демократии отступили, отказались от своих принципов» [52], что якобы и явилось причиной победы социализма в странах Восточ­ной Европы. Высказываются упреки лично в адрес президента Рузвельта, которого обвиняют в чрезмерной уступчивости по отношению к Советскому Союзу, в стремлении платить любую цену за «сохранение добросердечных отношений» с союзником. Отрицается и необходимость для национальных интересов США вступления СССР в войну с Японией, договоренность о котором была достигнута на конференции в Ялте.

Стремясь ревизовать союзнические соглашения о послевоен­ном устройстве в Европе, некоторые вашингтонские стратеги пытаются воскресить идеи в духе «отбрасывания» коммунизма объединенными усилиями антисоциалистического фронта. Так, бывший помощник президента Дж. Картера по вопросам нацио­нальной безопасности            З.Бжезинский высказывается за создание таких «политико-военных предпосылок, которые . . .создадут условия для мирного демонтажа Ялты».

Принципиальная оценка Советским Союзом и другими социа­листическими странами подобных призывов к пересмотру границ между европейскими государствами, изменению их социально-политического строя заявлена в коммюнике Совещания Полити­ческого консультативного комитета государств — участников Варшавского Договора 11 июня 1986 г. Они охарактеризованы как противоречащие укреплению доверия и взаимопонимания, добрососедских отношений в Европе. «Послевоенные границы на континенте нерушимы, — указывалось в коммюнике. — Ува­жение существующих территориально-политических реально­стей — необходимое условие прочного мира в Европе, нормаль­ных отношений между европейскими государствами». Весь опыт истекших послевоенных десятилетий со всей очевидностью свидетельствует о сохраняющемся огромном положительном значении принятых в Ялте и Потсдаме решений великих держав для дела сохранения мира, поддержания стабильности во всей системе международных отношений. Что касается победы социа­лизма в государствах Восточной Европы, то эта победа явилась следствием фундаментальных изменений, происшедших в этих государствах, где в результате разгрома гитлеровской военной машины сложились благоприятные условия для развертывания антифашистской освободительной борьбы и дальнейшего пере­растания этой борьбы в народно-демократические и социалисти­ческие революции.

Фальсифицируя опыт советско-американского сотрудниче­ства в период войны, реакционные американские историки и идеологи пытаются в конечном счете снять с США и Запада в целом ответственность за отход от союзнических отношений, сложившихся в период антигитлеровской коалиции, и развязыва­ние «холодной войны».

 

 

 

 

Глава III. Театры военных действий холодной войны.

3.1. Гонка вооружений.

Начало ее было связано с атомным оружием. Как известно, в 1945 г. США оказались единственной ядерной державой в мире. В ходе войны с Японией они взорвали атомные бомбы над японскими городами Хиросимой и Нагасаки.

Стратегическое превосходство привело к тому, что американские военные стали строить различные планы превентивного удара по СССР. Но американская монополия на ядерное оружие сохранялась только четыре года. В 1949 г. СССР провел испытания своей первой атомной бомбы. Это событие стало настоящим потрясением для западного мира и важной вехой «холодной войны». В ходе дальнейших форсированных разработок в СССР вскоре было создано ядерное, а затем и термоядерное оружие. Воевать стало очень опасно для всех, и чревато очень дурными последствиями. Накопленный за годы «холодной войны» ядерный потенциал был огромен, но гигантские запасы губительного оружия пользы не приносили, а затраты на их производство и хранение росли. Если раньше говорили «мы вас можем уничтожить, а вы нас – нет», то теперь формулировка изменилась. Стали говорить «вы нас 38 раз уничтожить можете, а мы вас –64!» Споры бесплодные, особенно, учитывая, что, если бы началась война, и один из противников применил бы ядерное оружие, очень скоро ничего не осталось бы не только от него, но и от всей планеты.

Гонка вооружений нарастала стремительными темпами. Стоило одной из сторон создать какое-либо принципиально новое оружие, как ее противница бросала все силы и ресурсы, чтобы добиться того же. Безумное соревнование затронуло все области военной промышленности. Соревновались везде: в создании новейших систем стрелкового оружия (на советский АКМ США отвечали М-16), в новых конструкциях танков, самолетов, кораблей и подводных лодок, но пожалуй самым драматическим было соревнование в создании ракетной техники. Весь, так называемый, мирный космос в те времена был даже не видимой частью айсберга, а снежной шапкой на видимой части. США обогнали СССР по количеству ядерных вооружений. СССР обогнал США в ракетостроении.

СССР первым в мире запустил спутник, а в 1961 году первым отправил в космос человека. Выносить столь наглядное превосходство американцы не могли. В итоге – их высадка на Луну. В этот момент стороны достигли стратегического паритета. Однако это не остановило гонку вооружений. Наоборот, она распространилась на все отрасли, имеющие хоть какое-то отношение к вооружениям. Сюда можно, например, отнести гонку по созданию суперкомпьютеров. Здесь Запад взял безусловный реванш за отставание в области ракетостроения, поскольку по чисто идеологическим причинам СССР прозевал рывок в этой области, приравняв кибернетику заодно с генетикой к «продажным девкам империализма».

Гонка вооружений коснулась даже образования. После полета Гагарина, США были вынуждены пересмотреть основы системы образования и ввести принципиально новые методы обучения.

Гонка вооружений была впоследствии добровольно приостановлена обеими сторонами. Был заключен ряд договоров, ограничивающих накопление вооружений. Таких, как например, Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и подводой (5.08.1963г.),

Договор о нераспространении ядерного оружия, создания безъядерных зон (1968г.), соглашения по ОСВ-1(ограничение и сокращение стратегических вооружений) (1972г.), Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического и токсинного оружия и об их уничтожении (1972г.) и многих других.

 

 

 

3.2. Борьба за влияние в странах третьего мира.

С момента достижения стратегического паритета (начало шестидесятых годов) военная составляющая гонки вооружений постепенно отодвигается на второй план, на сцене же разыгрывается борьба за влияние в странах третьего мира. Сам этот термин был введен в обиход благодаря все большему влиянию неприсоединившихся стран, открыто не примкнувших к одной из противоборствующих сторон. Если на первых порах, сам факт противостояния двух мощных систем на мировой карте привел к обвальной деколонизации (период освобождения Африки), то в более поздний период сформировался круг государств открыто и очень эффективно использующих выбор своей политической ориентации на ту или другую сверхдержаву. В известной степени сюда можно отнести страны так называемого арабского социализма, решавших за счет СССР свои конкретные узко-национальные задачи.

«Холодная война» велась не только в политике, но и в области культуры, спорта. Так например, США и многие страны Западной Европы бойкотировали Олимпийские игры 1980 года в Москве. В ответ спортсмены стран Восточной Европы бойкотировали следующую Олимпиаду в Лос-Анджелесе в 1984 году.

«Холодная война» была широко отражена в кинематографе, причем пропагандистские фильмы снимали обе стороны. У США это: «Красный рассвет», «Америка», «Рембо, первая кровь, часть II», «Железный орел», «Вторжение в США». В СССР же сняли: «Ночь без милосердия», «Нейтральные воды», « Случай в квадрате 36 – 80», «Одиночное плавание» и многие другие. Несмотря на то, что фильмы совсем разные, в них, с разной степенью талантливости, показывалось какие плохие «они» и какие хорошие парни служат в нашей армии.

Своеобразно и очень точно, проявление «холодной войны» в искусстве отразилось в строке из популярной песни «и даже в области балета, мы впереди планеты всей...»

 

Глава IV. Горячие точки холодной войны

Для «холодной войны» было характерно частое появление «горячих» точек. Каждый локальный конфликт выносился на мировую арену, благодаря тому, что противники по «холодной войне» поддерживали противоборствующие стороны.

4.1. Корейская война.

В 1945 г. советские и американские войска освободили Корею от японской армии. К югу от 38-й параллели расположились войска США, к северу – Красная армия. Таким образом Корейский полуостров оказался разделенным на две части. На Севере к власти пришли коммунисты, на Юге – военные, опиравшиеся на помощь США. На полуострове образовалось два государства – северная Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР) и южная Республика Корея. Руководство Северной Кореи мечтало объединить страну, хотя бы и силой оружия.

В 1950 г. северокорейский руководитель Ким Ир Сен побывал в Москве и заручился поддержкой Советского Союза. Планы «военного освобождения» Южной Кореи были также одобрены китайским руководителем Мао Дзэ Дуном. На рассвете 25 июня 1950 г. северокорейская армия двинулась на юг страны. Ее наступление было столь мощным, что уже через три дня она заняла столицу Юга– Сеул. Затем продвижение северян замедлилось, но к середине сентября почти весь полуостров оказался в их руках. Казалось, от окончательной победы армию севера отделяет лишь одно решающее усилие. Однако еще 7 июля Совет Безопасности ООН проголосовал за то, чтобы направить международные войска на помощь Южной Корее.

И вот в сентябре войска ООН (в основном американские) пришли на помощь южанам. Они развернули мощное наступление на Север с того пятачка, который все еще удерживала южнокорейская армия. Одновременно была произведена высадка войск на западное побережье, рассекавшая полуостров пополам.

События стали развиваться с той же быстротой в обратную сторону. Американцы заняли Сеул, перешли 38-ю параллель и продолжили наступление на КНДР.

Северная Корея находилась на грани полной катастрофы, когда в дело неожиданно вмешался Китай. Китайское руководство предложило, не объявляя США войну, послать на помощь Северной Корее войска. В Китае их официально называли «народными добровольцами». В октябре около миллиона китайских солдат перешли пограничную реку Ялуцзян и вступили в сражение с американцами. Вскоре фронт выровнялся вдоль 38-й параллели.

     Война продолжалась еще три года. Во время американского наступления в 1950-м г. Советский Союз перебросил на помощь Северной Корее несколько авиационных дивизий. Американцы существенно превосходили китайцев в технике. Китай нес тяжелые потери. 27 июля 1953 г. война закончилась перемирием. В Северной Корее осталось у власти дружественное СССР и Китаю правительство Ким Ир Сена, принявшего почетное звание «великого вождя».

4.2. Возведение Берлинской стены.

В 1955 г. окончательно оформился раздел Европы между Востоком и Западом. Однако четкая граница противостояния разделила Европу еще не до конца. В ней оставалось одно незакрытое «окно» – Берлин. Город оказался разделенным пополам, причем Восточный Берлин являлся столицей ГДР, а Западный Берлин считала своей частью ФРГ. Два противоположных общественных строя уживались в пределах одного города, при этом каждый берлинец мог беспрепятственно попасть «из социализма в капитализм» и обратно, перейдя с одной улицы на другую. Ежедневно эту невидимую границу пересекали в обе стороны до 500 тысяч человек. Многие восточные немцы, пользуясь открытой границей, навсегда уезжали на Запад. Ежегодно так переселялись тысячи людей, что весьма беспокоило восточногерманские власти. Да и в целом открытое настежь окно в «железном занавесе» совершенно не соответствовало общему духу эпохи.

В августе 1961 г. советские и восточногерманские власти приняли решение закрыть границу между двумя частями Берлина. Напряжение в городе росло. Западные страны выразили протест по поводу разделения города.

Наконец в октябре противостояние достигло высшей точки. У Бранденбургских ворот и на Фридрихштрассе, возле главных пропускных пунктов, выстроились американские танки. Им навстречу вышли советские боевые машины. Более суток танки СССР и США простояли с нацеленными друг на друга орудиями.

Периодически танкисты включали моторы, как бы готовясь к атаке. Напряжение несколько разрядилось лишь после того, как советские, а вслед за ними и американские танки отошли на другие улицы. Однако окончательно западные страны признали раздел города только спустя десять лет. Его оформило соглашение четырех держав (СССР, США, Англии и Франции), подписанное в 1971 г. Во всем мире возведение Берлинской стены восприняли как символическое завершение послевоенного раздела Европы.

4.3. Карибский кризис.

1 января 1959 г. на Кубе победила революция, во главе которой стоял 32- летний партизанский вождь Фидель Кастро. Новое правительство начало решительную борьбу с американским влиянием на острове. Нет нужды говорить, что Советский Союз полностью поддержал Кубинскую революцию. Однако власти Гаваны серьезно опасались военного вторжения США. В мае 1962г. Хрущев выдвинул неожиданную идею – разместить на острове советские ядерные ракеты. Такой шаг он шутливо объяснял тем, что империалистам «надо запустить ежа в штаны». После некоторых размышлений Куба ответила согласием на советское предложение, и летом 1962 г. на остров было отправлено 42 ракеты с ядерными боеголовками и бомбардировщики, способные нести ядерные бомбы. Переброска ракет производилась в строжайшей тайне, однако уже в сентябре руководство США заподозрило неладное. 4 сентября президент Джон Кеннеди заявил, что США ни в коем случае не потерпят советских ядерных ракет в 150 км от своего берега. В ответ Хрущев заверил Кеннеди, что никаких советских ракет или ядерных зарядов на Кубе нет и не будет.

14 октября американский самолет-разведчик сфотографировал с воздуха стартовые площадки для ракет. В обстановке строгой секретности руководство США начало обсуждать ответные меры. 22 октября президент Кеннеди обратился по радио и телевидению к американскому народу. Он сообщил, что на Кубе обнаружены советские ракеты, и потребовал от СССР немедленно удалить их.

Кеннеди объявил, что США начинают военно-морскую блокаду Кубы. 24 октября по просьбе СССР срочно собрался Совет Безопасности ООН. Советский Союз продолжал упорно отрицать наличие на Кубе ядерных ракет. Обстановка в Карибском море все более накалялась. К Кубе двигалось два десятка советских кораблей. Американские суда получили приказ остановить их, если потребуется – огнем. Правда до морских сражений дело не дошло. Хрущев приказал нескольким советским кораблям остановиться на линии блокады. С 23 октября между Москвой и Вашингтоном начался обмен официальными письмами. В первых посланиях Н.Хрущев с негодованием называл действия США «чистейшим бандитизмом» и «безумием выродившегося империализма».

Через несколько дней стало ясно, что США полны решимости любой ценой убрать ракеты. 26 октября Хрущев направил Кеннеди более примирительное послание. Он признавал, что на Кубе имеется мощное советское оружие. В то же время Никита Сергеевич убеждал президента, что СССР не собирается нападать на Америку. По его выражению, «Только сумасшедшие могут так поступать или самоубийцы, желающие и сами погибнуть, и весь мир перед тем уничтожить». Хрущев предлагал Джону Кеннеди дать обязательство не нападать на Кубу; тогда Советский Союз сможет вывезти с острова свое оружие.

Президент Соединенных Штатов ответил, что США готовы принять на себя джентельменское обязательство не вторгаться на Кубу, если СССР заберет свое наступательное оружие. Таким образом первые шаги к миру были сделаны.

Но 27 октября наступила «черная суббота» Кубинского кризиса, когда лишь чудом не вспыхнула новая мировая война. В те дни над Кубой с целью устрашения дважды в сутки проносились эскадрильи американских самолетов. И вот 27 октября советские войска на Кубе сбили зенитной ракетой один из самолетов-разведчиков США. Его пилот Андерсон погиб. Ситуация накалилась до предела, президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и военную атаку на остров.

Однако в воскресенье, 28 октября, советское руководство решило принять американские условия. Решение убрать с Кубы ракеты было принято без согласования с кубинским руководством. Возможно, так поступили намеренно, поскольку Фидель Кастро категорически возражал против удаления ракет.

Международная напряженность стала быстро спадать после 28 октября.

Советский Союз вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики. 20 ноября США сняли морскую блокаду острова. Карибский кризис мирно завершился.[53]

Таким образом, в результате Карибского кризиса, с одной стороны, СССР подтвердил свой статус лидера «социалистического лагеря», показав, что способен оградить союзный режим от агрессии. С другой стороны, соглашение Хрущева с Кеннеди обострили отношения СССР с Кубой и Китаем.[54]

 

4.4. Вьетнамская война.

Вьетнамская война являлась одновременно гражданской войной между различными политическими силами Вьетнама и вооруженной борьбой против американской оккупации.

После 1955 года Франция как колониальная держава уходит из Вьетнама. Половина страны севернее 17-й параллели, или Демократическая Республика Вьетнам, контролируется компартией Вьетнама, южная половина, или Республика Вьетнам — Соединенными Штатами Америки, которые управляют ею через марионеточные южновьетнамские правительства.

В 1956 г., в соответствии с Женевскими соглашениями по Вьетнаму, в стране должен был проводиться референдум о воссоединении страны, что в дальнейшем предусматривало выборы президента на всей территории Вьетнама. Однако, президент Южного Вьетнама Нго Динь Зьем отказался проводить референдум на Юге. Тогда Хо Ши Мин создает на Юге Национальный Фронт освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ), который начинает партизанскую войну с целью свергнуть Нго Дин Зьема и провести всеобщие выборы. Американцы называли НФОЮВ, а также правительство ДРВ, Вьетконгом. Слово «Вьетконг» имеет китайские корни (вьет конгшан) и переводится как «вьетнамский коммунист». США оказывают помощь Южному Вьетнаму и все более втягиваются в войну. В начале 60-х они вводят в Южный Вьетнам свои контингенты, с каждым годом увеличивая их численность.

2 августа 1964 эсминец начался новый этап Вьетнамской войны. В этот день авианосец ВМС США «Мэддокс» подошел к побережью Северного Вьетнама и якобы был атакован северовьетнамскими торпедными катерами. До настоящего времени неясно, была атака или нет. Cо стороны американцев не было представлено свидетельств повреждений авианосца от атак вьетнамских катеров.

В качестве ответной меры президент США Л.Джонсон приказал американским военно-воздушным силам нанести удар по военно-морским объектам Северного Вьетнама. Затем подверглись бомбардировкам и другие объектв ДРВ. Таким образом война распространилась на Северный Вьетнам.

Союзниками США во Вьетнамской войне были южновьетнамская армия (ARVN, то есть, Army of Republic of VietNam), контингенты Австралии, Новой Зеландии, Южной Кореи. С другой стороны воевали только северовьетнамская армия (ВНА, то есть Вьетнамская Народная Армия) и НФОЮВ. На территории Северного Вьетнама находились военные специалисты союзников Хо Ши Мина — СССР и Китая, которые непосредственно в боях не участвовали, за исключением обороны объектов ДРВ от налетов военной авиации США на начальном этапе войны.

Локальные боевые действия между НФОЮВ и армией США происходили каждый день. Крупные боевые операции, в которых было задействовано большое количество личного состава, вооружния и военной техники, были следующие.

В октябре 1965 года армия США предприняла в Южном Вьетнаме крупное наступление против отрядов НФОЮВ. Было задействовано 200 тыс. американских солдат, 500 тыс. солдат южновьетнамской армии, 28 тыс. солдат союзников США. При поддержке 2300 самолетов и вертолетов, 1400 танков и 1200 орудий наступление развивалось от побережья к границе с Лаосом и Камбоджей и от Сайгона к камбоджийской границе. Американцам не удалось разбить основные силы НФОЮВ и удержать территории, захваченные в ходе наступления.

Весной 1966 года началось следующее крупное наступление. В нем участвовало уже 250 тыс. американских солдат. Это наступление также не принесло существенных результатов.

Осеннее наступление 1966 года было было еще более масштабным и проводилось к северу от Сайгона. В нем участвовали 410 тыс. американских, 500 тыс. южновьетнамских и 54 тысячи солдат союзных войск. Их поддерживали 430 самолетов и вертолетов, 2300 крупнокалиберных орудий и 3300 танков и бронетранспортеров. С другой стороны противостояли 160 тыс. бойцов НФОЮВ и 90 тыс. солдат ВНА. Непосредственно в боях участвовало не более 70 тысяч американских солдат и офицеров, так как остальная часть служила в частях тылового обеспечения. Американская армия и ее союзники вытеснили часть сил НФОЮВ на границу с Камбоджей, но большей части Вьетконга удалось избежать разгрома.

Подобные наступления в 1967 году не привели к решительным результатам.

1968 год был переломным во вьетнамской войне. В начале 1968 года НФОЮВ провел кратковременную операцию «Тет», захватив ряд важных объектов. Бои шли даже рядом с посольством США в Сайгоне. Во время проведения этой операции силы НФОЮВ понесли большие потери и в период с 1969 по конец 1971 перешли к тактике ограниченной партизанской войны. В апреле 1968 года в связи со значительными потерями американской авиации над Северным Вьетнамом президент США Л.Джонсон отдал приказ о прекращении бомбардировок, кроме 200-мильной зоны на юге ДРВ. Президент Р.Никсон взял курс на «вьетнамизацию» войны, то есть постепенный вывод американских частей и резкое повышение боеспособности южновьетнамской армии.

30 марта 1972 года ВНА при поддержке НФОЮВ начали крупномасштабное наступление, заняв столицу пограничной с Северным Вьетнамом провинции Куангчи. В ответ США возобновили массированные бомбардировки территории Северного Вьетнама. В сентябре 1972 года южновьетнамским войскам удалось возвратить Куангчи. В конце октября бомбардировки Северного Вьетнама были прекращены, однако в декабре возобновились и продолжались двенадцать дней почти до момента подписания Парижских мирных соглашений в январе 1973 года.

27 января 1973 г. были подписаны Парижские соглашения о прекращении огня во Вьетнаме. В марте 1973 г. США окончательно вывели свои войска из Южного Вьетнама, за исключением 20 тыс.военных советников. Америка продолжала оказывать южновьетнамскому правительству огромную военную, экономическую и политическую помощь.

В апреле 1975 г. в результате молниеносной операции "Хо Ши Мин" северовьетнамские войска под командованием легендарного генерала Во Нгуен Запа разгромили оставшуюся без союзников деморализованную южновьетнамскую армию и овладели всем Южным Вьетнамом.

В целом оценка мировым сообществом действий южновьетнамской армии и США в Южном Вьетнаме из-за их жестокости была резко отрицательной. В западных странах, в том числе, США проводились массовые антивоенные демонстрации. Американские средства массовой информации в 70-годы уже были не на стороне своего правительства и часто показывали бессмысленность войны. Многие призывники стремились из-за этого уклониться от службы и направления во Вьетнам.

Протесты общественности в определенной мере повлияли на позицию президента Никсона, решившего выводить войска из Вьетнама, но главным фактором была военно-политическая бесперспективность дальнейшего продолжения войны. Никсон и госсекретарь Кисинджер пришли к выводу, что во вьетнамской войне победить невозможно, но при этом "перевели стрелки" на демократический Конгресс, который формально и принял решение о выводе войск.

Общие боевые потери США — 47 378 человек, небоевые — 10 799. Ранено — 153 303, пропало без вести — 2300.

Сбито примерно 5 тыс. самолетов ВВС США.

Потери армии марионеточной Республики Вьетнам (союзника США) — 254 тыс.чел.

Боевые потери Вьетнамской народной армии и партизан Национального фронта освобождения Южного Вьетнама — более 1 млн. 100 тыс.чел.

Потери гражданского населения Вьетнама — более 3 млн.чел.

Взорвано 14 млн.тонн взрывчатых веществ, что в несколько раз больше, чем во время Второй мировой войны на всех театрах боевых действий.

Финансовые затраты США — 350 млрд.долларов (в нынешнем эквиваленте — более 1 трлн. долларов).

Военно-экономическая помощь Китая составила от $14 млрд. до $21 млрд., СССР — от $8 млрд. до $15 млрд.

Со стороны США главной заинтересованной силой в войне были корпорации США, производящие вооружения. Несмотря то, что Вьетнамская война считается локальным конфликтом, в ней было использовано очень много боеприпасов, например, взорвано 14 млн.тонн взрывчатых веществ, что в несколько раз больше чем во время Второй мировой войны на всех театрах боевых действий. За годы Вьетнамской войны прибыли военных корпораций США составили многие миллиарды долларов. Может показаться парадоксальным, но, военные корпорации США, в общем-то, не были заинтересованы в быстрой победе американской армии во Вьетнаме.

Косвенным подтверждением негативной роли крупных корпораций США во всей политике служат высказывания в 2007г. одного из кандидатов в президенты от республиканской партии Рона Пола, который заявил следующее: «Мы идем к фашизму не гитлеровского типа, а к более мягкому — выражающемуся в потере гражданских свобод, когда всем заправляют корпорации и… правительство лежит в одной постели с большим бизнесом».

Простые американцы вначале верили в справедливость участия Америки в войне, считая ее борьбой за демократию. В результате же погибло несколько миллионов вьетнамцев и 57 тыс.американцев, американским напалмом были выжжены миллионы гектаров земли.

Политическая необходимость участия США в войне во Вьетнаме американской администрацией объяснялось общественности своей страны тем, что якобы произойдет «эффект падающего домино» и после завоевания Хо Ши Мином Южного Вьетнама под контроль коммунистов одна за другой перейдут все страны Юго-Восточной Азии. Скорее всего, США планировали «обратное домино». Так, они построили для режима Нго Динь Зьема ядерный реактор в г.Далате для проведения исследовательских работ, сооружали капитальные военные аэродромы, внедряли своих людей в различные политические движения в соседних с Вьетнамом странах.

СССР оказывал ДРВ помощь вооружениями, горючим, военными советниками, особенно в области противовоздушной обороны в связи с тем, что противоборство с Америкой осуществлялось тотально, на всех континентах. Помощь ДРВ оказывал и Китай, опасавшийся усиления США у своих южных границ. Несмотря на то, что СССР и Китай в тот период были почти врагами, Хо Ши Мину удавалось получать помощь от них обоих, проявляяя свое политическое искусство. Хо Ши Мин и его окружение самостоятельно разрабатывали стратегию ведения войны. Советские специалисты оказывали помощь лишь на техническом и образовательном уровнях.

Во вьетнамской войне не было явного фронта: южновьетнамцы и США не решались наступать на Северный Вьетнам, так как это вызвало бы направление во Вьетнам китайских военных контингентов, а со стороны СССР — принятие других военных мер против США. ДРВ фронт не был нужен, потому что подконтрольный Северу НФОЮВ фактически окружил города Южного Вьетнама и в один благоприятный момент мог бы ими овладеть. Несмотря на партизанский характер войны в ней применялись все виды вооружений, кроме ядерного. Боевые действия велись на суше, в воздухе и на море. Интенсивно работала военная разведка обеих сторон, проводились диверсионные атаки, высаживался десант. Корабли 7-го флота США контролировали все побережье Вьетнама, минировали фарватеры. Явный фронт тоже существовал, но недолго — в 1975 году, когда армия ДРВ повела наступление на Юг.

Прямые боевые действия между военными США и СССР во Вьетнаме

Во время вьетнамской войны были отдельные эпизоды прямого столкновения между США и СССР, а также гибели гражданских лиц из СССР. Вот некоторые из них, опубликованные в российских СМИ в разное время на основе интервью с непосредственными участниками военных действий.

Первые бои в небе Северного Вьетнама с использованием ракет ПВО «земля-воздух» против самолетов США, осуществлявших бомбардировки без объявления войны, проводили советские военные специалисты.

В 1966 году Пентагон с одобрения президента США и Конгресса разрешил командирам авианосно-ударных групп (АУГ) уничтожать в мирное время советские подводные лодки, обнаруженные в радиусе ста миль. В 1968 году советская атомная подлодка К-10 в Южно-Китайском море у берегов Вьетнама в течение 13 часов незаметно на глубине 50 метров следовала под днищем авианосца «Энтерпрайз» и отрабатывала условные атаки по нему торпедами и крылатыми ракетами, подвергаясь риску уничтожения. «Энтерпрайз» был самым большим авианосцем ВМФ США и с него большего всего осуществлялось вылетов самолетов для бомбардировок Северного Вьетнама. Об этом эпизоде войны подробно писал в апреле 2007 г. корреспондент Н.Черкашин.

В Южно-Китайском море во время войны активно работали корабли радиотехнической разведки Тихоокеанского флота СССР. С ними было два инцендента. В 1969 году в районе южнее Сайгона корабль «Гидрофон» был обстрелян южно-вьетнамскими (союзник США) патрульными катерами. Возник пожар, часть аппаратуры вышла из строя.

В другом эпизоде корабль «Пеленг» был атакован американскими бомбардировщиками. Бомбы сбрасывались по носу и по корме корабля. Жертв и разрушений не было.

2 июня 1967 г. американские самолеты обстреляли в порту Камфа теплоход «Туркестан» Дальневосточного пароходства. Были ранены 7 человек, двое из них скончались.

В результате грамотных действий советских представителей торгового флота во Вьетнаме и работников МИДа американцам была доказана их вина в смерти гражданских лиц. Правительство США назначило семьям погибших моряков пожизненную выплату пособий.

Самый большой урон в этой войне понесло мирное население Вьетнама, как его южной, так и северной частей. Южный Вьетнам был залит американскими дефолиантами, в северном Вьетнаме в результате многолетних бомбардировок американской авиацией погибло много жителей, была разрушена инфраструктура.

После ухода США из Вьетнама многие американские ветераны впоследствии страдали психическими расстройствами и различного рода заболеваниями, вызванными применением диоксина, содежащегоcя в «agent orange». Несколько десятков тысяч покончили жизнь самоубийством. Во Вьетнаме воевали представители нынешней американской элиты: сенаторы Джон Керри, МакКейн (один из кандидатов в президенты).

За прошедшее со времени окончания войны время по ее мотивам было создано довольно много фильмов, книг и других художественных произведений, большинство — в Америке.

 

4.5. Афганская война.

В апреле 1978 г. в Афганистане произошел переворот, позднее названный Апрельской революцией. К власти пришли афганские коммунисты – Народно- демократическая партия Афганистана (НДПА). Правительство возглавил писатель Нур Мухаммед Тараки . Однако уже через несколько месяцев внутри правящей партии разгорелась острая борьба. В августе 1979 г. вспыхнуло противоборство между двумя вождями партии – Тараки и Амином. 16 сентября Тараки сместили с поста, исключили из партии и взяли под стражу. Вскоре он скончался – по официальному сообщению, «от треволнений». Эти события вызвали недовольство в Москве, хотя внешне все оставалось как прежде.

Осуждение вызывали начавшиеся в Афганистане массовые «чистки» и расстрелы в партийной среде. И так как они напомнили советским руководителям китайскую «культурную революцию», возникали опасения, что Амин может порвать с СССР и сблизиться с Китаем. Амин неоднократно просил о вводе в Афганистан советских войск для укрепления революционной власти. Наконец, 12 декабря 1979 г. советское руководство приняло решение исполнить его просьбу, но при этом убрать самого Амина. Советские войска были введены в Афганистан, Амин был убит взрывом гранаты при штурме президентского дворца. Теперь советские газеты называли его «агентом ЦРУ», писали о «кровавой клике Амина и его приспешников».

На Западе ввод советских войск в Афганистан вызвал бурные протесты. С новой силой вспыхнула «холодная война». 14 января 1980 г. Генеральная Ассамблея ООН потребовала вывода «иностранных войск» из Афганистана. За это решение голосовало 104 государства.

Между тем в самом Афганистане стало усиливаться вооруженное сопротивление советским войскам. Против них сражались уже, конечно, не сторонники Амина, а противники революционной власти вообще. Советская печать первое время утверждала, что никаких боев в Афганистане нет, что там царят мир и спокойствие. Однако война не утихала, и когда это стало ясно, в СССР признали, что в республике «бесчинствуют бандиты». Их называли «душманами», то есть врагами. Тайно, через Пакистан, их поддерживали Соединенные Штаты, помогая оружием и деньгами. США хорошо знали, что такое война против вооруженного народа. Опыт Вьетнамской войны был использован на все 100%, с одной лишь маленькой разницей, роли поменялись. Теперь СССР воевал со слаборазвитой страной, а США помогали ему почувствовать какая это непростая вещь. Повстанцы контролировали значительную часть территории Афганистана. Всех их объединял лозунг джихада – священной исламской войны.

Они называли себя «моджахедами» – борцами за веру. В остальном программы повстанческих групп сильно разнились.

Война в Афганистане не прекращалась более девяти лет…. В ходе военных действий погибло более миллиона афганцев. Советские войска, по официальным данным, потеряли убитыми 14453 человека.

В июне 1987 г. были сделаны первые, пока символические шаги к установлению мира. Новое кабульское правительство предложило повстанцам «национальное примирение». В апреле 1988 г. Советский Союз подписал в Женеве соглашение о выводе войск из Афганистана. 15 мая войска начали уходить. Девять месяцев спустя, 15 февраля 1989 г., Афганистан покинул последний советский солдат. Для Советского Союза в этот день афганская война закончилась.

 

 

Глава V Окончание холодной войны

Небольшая разрядка в противостоянии произошла в 70-е годы. Венцом ее стало Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Страны-участницы совещались два года, и в 1975 году в Хельсинки эти страны подписали Заключительный акт совещания. Со стороны СССР его скрепил Леонид Брежнев.

Этот документ узаконил послевоенный раздел Европы, чего и добивался СССР. В обмен на эту уступку Запада, Советский Союз обязался уважать права человека.

   Незадолго до этого, в июле 1975 года, состоялся знаменитый советско - американский совместный полет на космических кораблях «Союз» и «Аполлон». В СССР прекратили глушить западные радиопередачи. Казалось, эпоха «холодной войны» навсегда отошла в прошлое. Однако в декабре 1979 года советские войска вступили в Афганистан – начался еще один период «холодной войны».

Отношения между Западом и Востоком достигли точки замерзания, когда по решению советского руководства был сбит южнокорейский самолет с мирными пассажирами на борту, который оказался в воздушном пространстве СССР. После этого события президент США Рональд Рейган назвал СССР «империей зла и центром зла». Только к 1987 году отношения между Востоком и Западом вновь начали постепенно улучшаться.

В 1988-89 годах с началом перестройки в советской политике произошли резкие перемены. В ноябре 1989 года прекратила свое существование Берлинская стена. 1 июля 1991 года произошел роспуск Варшавского Договора. Социалистический лагерь распался. В ряде стран – его бывших членов – произошли демократические революции, которые не только не осуждались, но поддерживались СССР. Советский Союз отказался также и от расширения своего влияния в странах третьего мира. Подобный резкий поворот в советской внешней политике на Западе связывают с именем президента СССР Михаила Горбачева.

Последней вехой «холодной войны» считают демонтаж Берлинской стены.

С одной стороны, есть немало людей, считающих, что «холодная война» не закончилась, а перешла в следующую фазу; с другой стороны, многие склонны рассматривать ее итоги как начало нового противостояния. Стороны конечно не воевали, но так основательно к ней готовились, что казалось она может начаться в любой момент. Все события и явления в мире, в мире рассматривались как хорошие и плохие, то что выгодно одной из сторон ( в этом они мало отличались друг от друга) было хорошо, все остальное – плохо. Целые поколения людей вырастали с деформированной психикой, которая выражалась в неадекватном восприятие окружающего мира.

Но эта война принесла с собой и много положительных результатов. Ну во - первых, потому, что она была не горячей, т.е. в достаточно длительный период не смотря на очень сильные противоречия стороны смогли выяснить отношения не прибегая к силе оружия; во-вторых, она впервые заставила противоположные стороны вести переговоры и вносить определенные правила игры в само противостояние (целая система договоров по ограничению гонки вооружений тому доказательство); гонка вооружений, как явление, имела безусловный знак минус. Она уносила огромные материальные ресурсы, но как и любое явление имела и оборотную сторону. В данном случае можно говорить о «золотом веке» естественных наук, без бурного развития которых ни о какой гонке вооружений нельзя было бы и думать.

Ну и наконец она подчеркнула, что основная составляющая, которая определила победу одной из сторон – это общечеловеческие ценности, перевесить которые не смогло ни фантастическое развитие техники, ни изощренное идеологическое воздействие.

 

 

 

Заключение

«Холодная война» является третьим глобальным кризисом XX века, втянувшая в себя всю планету. Она расколола мир на две части, две военно-политические и экономические группировки. Две общественно - политические системы. Мир стал двухполюсным, биполярным. Возникла своеобразная политическая логика этого глобального соперничества – кто не с нами, тот против нас. Все события в мире стали рассматриваться как бы сквозь эту «черно-белую» призму соперничества. Во всем и везде каждая сторона видела коварную руку противника, одновременно пытаясь любыми средствами досадить ему.

Хотя она так и не стала, к счастью, «горячей», довела до невиданных размеров милитаризм в политике и мышлении. Все в мировой политике стали оценивать с точки зрения соотношения военной силы, баланса танков, самолетов, боеголовок и т.д. Угроза применения силы, «ядерное устрашение» вопреки Устава ООН стали главным орудием политики.          

Героизировалась военная служба. Формировался образ врага, либо в виде безжалостного, коварного коммуниста, либо в виде столь же безжалостного, алчного империалиста. Массовая культура обеих стран была пропитана этим. «Шпионские» романы стали серьезно теснить традиционный детектив.

«Холодная война», будучи по преимуществу явлением мировой политики, тем не менее серьезно повлияла и на внутреннюю жизнь. Черно-белое видение мира порождало чувство настороженности по отношению к внешнему миру и создавало тягу к искусственной внутренней сплоченности перед лицом внешнего врага. Инакомыслие стало рассматриваться как подрывная деятельность. В США это породило в итоге массовые нарушения гражданских прав и свобод, а в СССР способствовало укреплению тоталитарных черт режима. Вместе с тем в странах Запада «холодная война» стала стимулом для завершения социальных реформ с целью создания «государства благоденствия» - оно рассматривалось как барьер для проникновения идей коммунизма.

«Холодная война», заставила направить колоссальные средства на вооружение, лучшие инженеры и рабочие трудились над все новыми системами оружия, каждая из которых обесценивала предыдущую. Но гонка породила и невиданные научные открытия. Она стимулировала развитие ядерной физики и космических исследований, создала условия для мощного роста электроники и создания уникальных материалов. Гонка вооружений в конечном счете обескровила советскую экономику и снизила конкурентоспособность американской экономики. Вместе с тем советско-американское соперничество благоприятно сказалось на восстановлении экономических и политических позиций Западной Германии и Японии, ставших передовой линией борьбы с коммунизмом для США. Соперничество СССР и США облегчило народам колониальных и зависимых стран борьбу за независимость, но и превратило этот зарождающийся «третий мир» в арену бесконечных региональных и локальных конфликтов за сферы влияния.

«Холодная война», оказала глубокое и многогранное воздействие на послевоенную мировую историю.[55]

Таким образом, выявили факторы, влиявшие на расстановку сил в мире:

-существовали различия в видении базовых характеристик, послевоенного мира у США и СССР и эти характеристики носили во многом взаимоисключающий характер. Каждая страна считала, что ее модель является идеальной;

-равная военная мощь;

-особенность политической культуры, заключавшееся во всемирном акцентировании, преимуществе и роли своей цивилизации в мировой истории.

В исторической литературе принято делить «холодную войну» на 4 этапа:

I-этап 1945-1955года, начальный этап послевоенных отношений ,когда ключевой проблемой стал Германский вопрос.

II- этап1955-1969 годы- это нарастание противостояния, ухудшение отношений между СССР и США.

III-этап 1970-1984 годы, толчком стали события в Чехословакии. Урегулирование отношений с Западом.

IV-этап 1985-1988 годы, поездка Горбачева по Европе, его заявление о выводе войска и три встречи между Горбачевым и Рейганом. Эти встречи урегулировали региональные конфликты.

Рассмотрев, проявления холодной войны выделили:

1.Острое политическое и идеологическое противостояние между коммунистической и западной либеральной системами, охватившее практически весь мир;

2.создание системы военных (НАТО, Организация Варшавского договора, СЕАТО, СЕНТО, АНЗЮС, АНЗЮК) и экономических (ЕЭС, СЭВ, АСЕАН и др.) союзов;

3.создание разветвлённой сети военных баз США и СССР на территории иностранных государств;

4.форсирование гонки вооружений и военных приготовлений;

5.резкий рост военных расходов;

6.периодически возникающие международные кризисы (Берлинские кризисы, Карибский кризис, Корейская война, Вьетнамская война, Афганская война);

7.негласный раздел мира на «сферы влияния» советского и западного блоков, внутри которых молчаливо допускалась возможность интервенции с целью поддержания угодного тому или иному блоку режима (советская интервенция в Венгрию, советская интервенция в Чехословакию, организованный США государственный переворот в Гватемале, организованное США и Великобританией свержение антизападного правительства в Иране, организованное США вторжение на Кубу, американская оккупация Доминиканской Республики, американская интервенция в Гренаду);

8.подъём национально-освободительного движения в колониальных и зависимых странах и территориях (отчасти инспирированный СССР), деколонизация этих стран, формирование «третьего мира», Движение неприсоединения, неоколониализм;

9.ведение массированной «психологической войны», целью которой была пропаганда собственной идеологии и образа жизни, а также дискредитация в глазах населения «вражеских» стран и «третьего мира» официальной идеологии и образа жизни противоположного блока. С этой целью создавались радиостанции, вещавшие на территорию стран «идеологического противника», финансировался выпуск идеологически направленной литературы в своей стране (например в США выпускались книги о возможности войны с СССР и давалась оценка сил НАТО и ОВД) и периодических изданий на иностранных языках, активно использовалось нагнетание классовых, расовых, национальных противоречий. Первое главное управление КГБ СССР осуществляло так называемые «активные мероприятия» — операции по воздействию на зарубежное общественное мнение и политику иностранных государств в интересах СССР.

10.поддержка антиправительственных сил за рубежом — СССР и его союзники поддерживали материально коммунистические партии и некоторые другие левые партии в странах Запада и развивающихся странах, а также национально-освободительные движения, включая террористические организации. Также СССР и его союзники поддерживали движение за мир в странах Запада. В свою очередь, спецслужбы США и Великобритании поддерживали и использовали в своих интересах такие антисоветские организации как Народно-трудовой союз. США также с 1982 года тайно оказывали материальную помощь Солидарности в Польше, а также оказывали материальную помощь афганским моджахедам и «Контрас» в Никарагуа.

11.сокращение экономических и гуманитарных связей между государствами с различными социально-политическими системами.

12.бойкоты некоторых Олимпийских игр. Например, США и ряд других стран бойкотировали летние Олимпийские игры 1980 в Москве. В ответ СССР и большинство социалистических стран бойкотировали летнюю Олимпиаду 1984 в Лос-Анджелесе.

 

 

Список используемой литературы

  1. Батюк, В. И., Евстафьев Д. Г. Геополитический контекст начала «холодной войны»: уроки для 90-х годов / США — экономика, политика, идеология. 1994. № 10.
  2. Батюк, В. И., Евстафьев Д. Г. / Первые заморозки. Советско-американские отношения в 1945—1950 гг. М., 1995.С 253.
  3. Батюк, В. И. Истоки «холодной войны»: советско-американские отношения в 1945—1950 гг. М., 1992; С 57.
  4. Безыменский, Л. Фалин, В. Кто развязал «холодную войну»? / Правда. 1988. 29 августа.
  5. Белоусов, М. Кто же несет ответственность за «холодную войну»? // Международная жизнь. 1958. № 11;
  6. Вальков, В. А. СССР и США, их политические и экономические отношения. М., 1975; С 133.
  7. Вельтов,H. Успехи социализма в СССР и их влияние на США. М., 1971. С.216.
  8. Внешняя политика Советского Союза, 1947 г. М., 1952. Ч. 1. С. 16—17.
  9. Волков, Ф.Д. За кулисами второй мировой войны/ Ф.Д.Волков -М.:Мысль. 1985.-С. 304.
  10. Гаджиев К.С. Идеология и внешняя политика / Мировая экономика и международные отношения. 1991. № 1.
  11. Горбачев M. С.Бессмертный подвиг советского народа: Доклад на тор­жественном собрании в Кремлевском Дворце съездов, посвященном 40-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне, 8 мая 1985 г. М.; Политиздат, 1985. С. 27.
  12. Грибков З.И. Карибский кризис // Военно-исторический журнал. - 1993. - № 1. - С. 18.
  13. Загладин, Н. В. Почему завершилась «холодная война»? / Кентавр. 1992. № 1-2.
  14. Зубок, В. М., Печатнов В. О. Историография «холодной войны» в России: некоторые итоги десятилетия / Отечественная история. 2003. № 4.
  15. Зубок, В. М. Никто не хотел воевать: еще раз об истоках «холодной войны» / США — экономика, политика, идеология. 1991. № 4;
  16. Иноземцев, Н. Н. Внешняя политика США в эпоху империализма. М., Госполитиздат,1960; С 760.
  17. История международных отношений и внешней политики СССР. М., 1967. Т. 2. С. 193.
  18. «История внешней политики СССР 1945—1980» . М., 1977. С.235.
  19. История внешней политики СССР. 1917—1975 / Под ред. А. А. Громыко, Б. Н. Пономарева. Т. 1—2. М., 1976; История дипломатии / Под ред. А. А. Громыко. Т. IV. М., 1975;
  20. Исраэлян, В. Л. Заметки к истории «холодной войны» / США – экономика, политика, идеология. 1989. № 9.
  21. Историческая наука в ХХ веке: Историография истории нового и новейшего времени стран Европы и Америки / Под ред. И. П. Дементьева, А. И. Патрушева. М., 2002.
  22. Когда и как началась «холодная война» / Международная жизнь. 1990. № 10.
  23. Кунина, А. Е., Позняков В.В. Советско-американские отношения в ядерный век / Американский ежегодник. 1990. М., 1991.
  24. Кунина, А. Е., Марушкин, Б. И. Миф о миролюбии США. М., 1960.
  25. Кременюк, В. А. Россия — США: к новой конфронтации? / США — экономика, политика, идеология. 1994. № 10.
  26. Маныкин, А. С. Гарри, С. Трумэн и либерализм эпохи «холодной войны» / Проблемы американистики. Вып. 10. М., 1997.
  27. Мальков, В. Л. Манхэттенский проект. Разведка и дипломатия. М., 1995.
  28. Марушкин, Б. У истоков атомной дипломатии // Международная жизнь. 1959. № 7;
  29. Маркина, Н. Н. Некоторые аспекты возникновения «холодной войны» в американской историографии / Вопросы новой и новейшей истории. Киев, 1982. № 28.
  30. Мельников, Ю. М. От Потсдама до Гуама: Очерки американской дипломатии. М., 1974; С 290.
  31. Новейшая история стран Европы и Америки: ХХ век. Ч. 2 / Под ред. А. М. Родригеса и М.В. Пономарева. М., 2001.
  32. Плащинский, А. А. Начальный период «холодной войны» и формирование концепции глобального лидерства США / Белорусский журнал международного права и международных отношений. 2002. № 1.
  33. Плешаков, К. В. Советский Союз и Соединенные Штаты, опыт взаимовосприятия / США — экономика, политика, идеология. 1989. № 9.
  34. Плешаков, К. В. Истоки «холодной войны»: размышления участника советско-американской конференции / США — экономика, политика, идеология. 1989. № 9.
  35. Печатнов, В. О. Фултонская речь Черчилля / Источник. 1998. №1.
  36. Правда. 1985. 10 мая.
  37. Рощин, А. А. Организация Объединенных Наций и «холодная война» / Новая и новейшая история. 1991. № 5.
  38. Секистов, В. А. Кто нагнетал военную опасность / Военно-исторический журнал. 1989. № 7.
  39. Секистов, В. А. Кто нагнетал военную опасность / Военно-исторический журнал. 1989. № 10.
  40. Сивачев, Н. В., Язьков Е. Ф. Новейшая история США. 1917—1972. М., 1972; С 334.
  41. Советско-американская встреча на высшем уровне. Женева, 19—21 ноября. Документы и материалы. М., 1985. С. 48.
  42. Согрин, В .В. Современная американская «радикальная» историография о внутренней и внешней политике США ХХ в. / Новая и новейшая история. 1983. № 3.
  43. Степанова, О. Л. «Холодная война»: историческая ретроспектива. М., 1982;С 191.
  44. Филлитов, А. М. «Холодная война»: Историографические дискуссии на Западе. М., 1991. С. 105.
  45. Фурсенко, А. А. У истоков «холодной войны» / Вопросы истории. 1983. № 5;
  46. Хлуденев, И. М. «Круглый стол» в МИД СССР / Новая и новейшая история. 1991. № 5.
  47. «Холодная война». Новые подходы, новые документы. М., 1995;
  48. Чубарьян, А. О. Происхождение «холодной войны» в историографии Востока и Запада / Новая и новейшая история. 1991. № 3.
  49. Чубарьян, А. О. Новая история «холодной войны» / Новая и новейшая история. 1997. № 6.
  50. Шенин, С. Ю. Еще раз об истоках "холодной войны": Бреттон-Вудский аспект // США — экономика, политика, идеология. 1998. № 4.
  51. Шенин, С.Ю. Начало «холодной войны» : анатомия «великого поворота» / США – экономика, политика, идеология. 1994. № 12.
  52. Шенин, С. Ю. «Холодная война» в Азии: парадоксы советско-американской конфронтации (1945—1950 гг.)/ США — экономика, политика, идеология. 1994. № 7.
  53. http://rhistory.ucoz.ru/publ/28-1-0-96

 

 

[1] История внешней политики СССР. 1917—1975 / Под ред. А. А. Громыко, Б. Н. Пономарева. Т. 1—2. М., 1976; История дипломатии / Под ред. А. А. Громыко. Т. IV. М., 1975; Международные отношения после второй мировой войны / Под ред. Н. Н. Иноземцева. Т. I. М., 1962; США. 1917—1972. М., 1972;.

[2] Плащинский А. А. Начальный период «холодной войны» и формирование концепции глобального лидерства США // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 2002. № 1.

[3] Историческая наука в ХХ веке: Историография истории нового и новейшего времени стран Европы и Америки / Под ред. И. П. Дементьева, А. И. Патрушева. М., 2002.

[4] Чубарьян А. О. Происхождение «холодной войны» в историографии Востока и Запада // Новая и новейшая история. 1991. № 3.С 63.

[5] Чубарьян А. О. Новая история «холодной войны» // Новая и новейшая история. 1997. № 6.С 7.

[6] Зубок В. М., Печатнов В. О. Историография «холодной войны» в России: некоторые итоги десятилетия // Отечественная история. 2003. № 4.

[7] Кунина А. Е., Позняков В.В. Советско-американские отношения в ядерный век // Американский ежегодник. 1990. М., 1991.

[8] Хлуденев И. М. «Круглый стол» в МИД СССР // Новая и новейшая история. 1991. № 5.С85

[9] Зубок В. М., Печатнов В. О. Историография «холодной войны» в России: некоторые итоги десятилетия // Отечественная история. 2003. № 4.

[10] Чубарьян А. О. Новая история «холодной войны» // Новая и новейшая история. 1997. № 6.С 6.

[11] Чубарьян А. О. Новая история «холодной войны» // Новая и новейшая история. 1997. № 6. С.4.

[12] Белоусов М. Кто же несет ответственность за «холодную войну»? // Международная жизнь. 1958. № 11; Марушкин Б. У истоков атомной дипломатии // Международная жизнь. 1959. № 7; Фурсенко А. А. У истоков «холодной войны» // Вопросы истории. 1983. № 5; Зубок В. М. Никто не хотел воевать: еще раз об истоках «холодной войны» // США — экономика, политика, идеология. 1991. № 4; Плешаков К. В. Истоки «холодной войны»: размышления участника советско-американской конференции // Там же; Печатнов В. О. Фултонская речь Черчилля // Источник. 1998. № 1; Шенин С. Ю. Еще раз об истоках «холодной войны»: Бреттон-Вудский аспект // США — экономика, политика, идеология. 1998. № 4.

[13] Степанова О. Л. «Холодная война»: историческая ретроспектива. М., 1982; Яковлев А. Н. Идейная нищета апологетов "холодной войны". М., 1961; Согрин В .В. Современная американская «радикальная» историография о внутренней и внешней политике США ХХ в. // Новая и новейшая история. 1983. № 3.

[14] «Холодная война». Новые подходы, новые документы. М., 1995; Батюк В. И. Истоки «холодной войны»: советско-американские отношения в 1945—1950 гг. М., 1992; Батюк В. И., Евстафьев Д. Г. Первые заморозки. Советско-американские отношения в 1945—1950 гг. М., 1995.

[15] Мальков, В. Л. Манхэттенский проект. Разведка и дипломатия. М., 1995.

[16] Рощин, А. А. Организация Объединенных Наций и «холодная война» // Новая и новейшая история. 1991. № 5. 74—76.

[17] Безыменский Л., Фалин В. Кто развязал «холодную войну»? // Правда. 1988. 29 августа.

[18] Исраэлян, В. Л. Заметки к истории «холодной войны» // США – экономика, политика, идеология. 1989. № 9. С 47.

[19] Секистов, В. А. Кто нагнетал военную опасность // Военно-исторический журнал. 1989. № 7. С 50.

[20] Секистов, В. А. Кто нагнетал военную опасность // Военно-исторический журнал. 1989. № 10. С 23-25.

[21] Шенин, С.Ю. Начало «холодной войны»: анатомия «великого поворота» // США – экономика, политика, идеология. 1994. № 12. С 71.

[22] Хлуденев, И. М. «Круглый стол» в МИД СССР // Новая и новейшая история. 1991. № 5. С 85.

[23] Загладин, Н. В. Почему завершилась «холодная война»? // Кентавр. 1992. № 1-2. С 51.

[24] Когда и как началась «холодная война» // Международная жизнь. 1990. № 10. С 134.

[25] Кунина, А. Е., Марушкин Б. И. Миф о миролюбии США. М., 1960. С 249.

[26] Хлуденев, И. М. «Круглый стол» в МИД СССР // Новая и новейшая история. 1991. № 5. С 85.

[27] Хлуденев, И. М. «Круглый стол» в МИД СССР // Новая и новейшая история. 1991. № 5. С 87.

 

[29] Шенин, С. Ю. «Холодная война» в Азии: парадоксы советско-американской конфронтации (1945—1950 гг.) // США — экономика, политика, идеология. 1994. № 7. С 63.

[30] Когда и как началась «холодная война» // Международная жизнь. 1990. № 10. С 133.

[31] Гаджиев, К.С. Идеология и внешняя политика // Мировая экономика и международные отношения. 1991. № 1.С 62.

[32] Новейшая история стран Европы и Америки: ХХ век. Ч. 2 / Под ред. А. М. Родригеса и М.В. Пономарева. М., 2001. С 31—32.

[33] Плешаков, К. В. Советский Союз и Соединенные Штаты, опыт взаимовосприятия // США — экономика, политика, идеология. 1989. № 9. С 40—41.

[34] Чубарьян, А. О. Новая история «холодной войны» // Новая и новейшая история. 1997. № 6.С 11.

[35] Батюк, В. И., Евстафьев Д. Г. Геополитический контекст начала «холодной войны»: уроки для 90-х годов // США — экономика, политика, идеология. 1994. № 10.С 98.

[36] Шенин, С. Ю. «Холодная война» в Азии: парадоксы советско-американской конфронтации (1945—1950 гг.) // США — экономика, политика, идеология. 1994. № 7.С 64.

[37] Шенин, С.Ю. Начало «холодной войны»: анатомия «великого поворота» // США – экономика, политика, идеология. 1994. № 12. С 67.

[38] Шенин, С.Ю. Начало «холодной войны»: анатомия «великого поворота»// США – экономика, политика, идеология. 1994. № 12. С 78

[39] Филлитов, А. М. «Холодная война»: Историографические дискуссии на Западе. М., 1991. С. 105.

[40] Шенин, С.Ю. Начало «холодной войны»: анатомия «великого поворота» // США – экономика, политика, идеология. 1994. № 12. С 74.

[41] Шенин, С.Ю. Начало «холодной войны»: анатомия «великого поворота» // США – экономика, политика, идеология. 1994. № 12. С 70.

[42] Маныкин, А. С. Гарри С. Трумэн и либерализм эпохи «холодной войны» // Проблемы американистики. Вып. 10. М., 1997. С 221.

[43] Чубарьян, А. О. Происхождение «холодной войны» в историографии Востока и Запада // Новая и новейшая история. 1991. № 3.С 65.

[44] Чубарьян, А. О. Происхождение «холодной войны» в историографии Востока и Запада // Новая и новейшая история. 1991. № 3.С 66.

[45] Маныкин, А. С. Гарри С. Трумэн и либерализм эпохи «холодной войны»// Проблемы американистики. Вып. 10. М., 1997. С 91.

[46] Кременюк, В. А. Россия — США: к новой конфронтации? // США — экономика, политика, идеология. 1994. № 10. С 125.

[47] Правда. 1985. 10 мая.

[48] Правда. 1985. 9 мая.

[49] История международных отношений и внешней политики СССР. М., 1967. Т. 2. С. 277.

[50]Там же.

[51] Подробнее о советско-американском сотрудничестве в период второй мировой войны /Борисов, А. Ю. СССР и США: Союзники в годы войны 1941-1945. М., 1983.

[52] Трофименко, Г.А. Подлесный, П.Т.Советско-американские отношения в современном мире/ Г.А.Трофименко, П.Т.Подлесный М.;Наука, 1987.С 303.

[53] http://rhistory.ucoz.ru/publ/28-1-0-96

[54] Грибков З.И. Карибский кризис // Военно-исторический журнал. - 1993. - № 1. - С. 18.

 

[55] Кредер, А, А. Новейшая история .XX век. / - М.; Центр гуманитарного образования,1996.С 163-164.

 

Скачать: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Курсовые / Курсовые по истории

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.