Екатерина II. Внешняя политика России: направленность, успехи, неудачи

0

 

 

КУРСОВАЯ РАБОТА

 

Екатерина II. Внешняя политика России: направленность, успехи, неудачи

                                                     

Содержание

Введение………………………………………………………………………..….3

Глава 1. Восточное направление

1.1 Русско-турецкая война 1768-1774 гг……………………………………….10

1.2 Русско-турецкая война 1787-1792 гг……………………………………….14

1.3 Отношения с Грузией. Георгиевский трактат……………………..………21

Глава 2. Польский вопрос

2.1 Первый раздел Речи Посполитой.………………………….……………….28

2.2 Второй раздел Речи Посполитой.…………………………………………..33

2.3 Третий раздел Речи Посполитой……………………………………………36

Глава 3. Взаимоотношение России с западными странами

3.1 Отношения России с Пруссией, Англией, Данией, Швецией…………….38

3.2 Россия и революция во Франции……………………………………….…..44

Заключение……………………………………………………………………….46

Список использованных источников………………………………………...…48

 

 

                                              Введение

Внешнеполитический курс России на протяжении XVII в. был нацелен на решение трех задач: 1) воссоединение с украинским и белорусским народами; 2) обеспечение выхода к Балтийскому и Черному морям и 3) достижение безопасности южных границ от набегов вассал Османской империи — крымского хана. Однако возможности для одновременного решения всех этих задач у России XVII в не было.

Характер русской внешней политики претерпел во второй половине XVIII века значительные изменения, принесшие весомые плоды. Эти изменения были результатом деятельности новой правительницы страны – императрицы Екатерины II, правившей Российской империей 34 года (1762-1796 гг.)

Известный историк В.О.Ключевский отмечал: "Внешняя политика — самая блестящая сторона государственной деятельности Екатерины, произведшая наиболее сильное впечатление на современников и ближайшее потомство." Также по образному выражению В. О. Ключевского "Екатерина II: была последней случайностью на русском престоле и провела продолжительное и необычайное царствование, создала целую эпоху в нашей истории" и, можно добавить, в историографии. Эта "последняя случайность" XVIII в. не смогла оставить равнодушной ни своих современников, ни потомков. Для исследователей история царствования Екатерины II была, остается и, по всей видимости, еще долгое время будет оставаться одним из любимых объектов исследований. В историографии  подробно рассматривается личность Екатерины II, в то время, как внешней политике уделяется меньшее внимание. Представлена в работах общего характера, касающихся истории XVIII в., истории дипломатии, культуры, литературы или в трудах, посвященных деятелям ее царствования или фаворитам. Долгое время над отечественной историографией довлела магия высказываний К. Маркса и Ф. Энгельса о реакционности царской России и всех ее начинаний во внешней политике. "Вся их деятельность, вся их публицистика были подчинены "великой задаче", борьбе за приближение пролетарской революции в Европе, - отмечает И.С. Достян. - Главным врагом этой революции объявлялась самодержавная деспотическая Россия. Ее прежде всего надо было уничтожить, не допуская расширения, укрепления, вызвать в ней революционный взрыв" . Поскольку на стезе территориального расширения особой удачливостью отличалась Екатерина II, ей досталось больше других российских самодержцев от Маркса и Энгельса. Она объявлялась основательницей "современного ордена иезуитов", каковым представлялась российская дипломатия.

Наука в нашей стране в 20-30-е годы прошлого столетия неуклонно следовала Марксу. Екатерина II, как и прочие российские самодержцы, за исключением Петра I, подвергалась в ней остракизму. Великие свершения российской истории XVIII в. происходили как бы без нее. Теперь, спустя 80 лет, отечественные историки констатируют: "Екатерина Великая после своего 34-летнего правления оставила Россию более могущественной и просвещенной, становившейся на путь законности". Во внешних делах удалось решить вековую задачу приобщения к империи пояса плодородных причерноморских земель, добиться свободы судоходства по древнему Понту Эвксинскому, Босфору и Дарданеллам, прорубить окно к Средиземному морю, присоединить Крым, белорусские и украинские территории, установить протекторат над Грузией, добиться права покровительства над балканскими народами, поставить в повестку дня вопрос об их освобождении от гнета Османской империи. Конечно, темным пятном на репутации Екатерины II лежит ее участие в разделах Польши. Сама она угрызений совести не испытывала и писала Гриму: "Я не получила ни пяди польской земли, я получила только то, что сами поляки никогда не переставали называть "Червонной Русью". По ее распоряжению была выбита медаль с надписью "Отнятое я вернула".

Екатерина II была дочерью XVIII в. и действовала по законам, тогда принятым, многие из которых нам ныне представляются беззаконием. Экспансия в то время не считалось пороком: немалое число нареченных великими обрели славу на пути завоеваний. Екатерина жила в рамках существовавших тогда представлений и называла себя монархистом по профессии. Ястребом среди венценосцев назвать ее нельзя. Фридрих II Прусский и Иосиф II Австрийский выступали открытыми экспансионистами. Бельгийцы до сих пор не могут простить последнему попытку навязать им чуждую административную систему, а еще лучше - обменять их на более покладистых подданных. В принадлежащей перу Г. Дюмона "Истории Бельгии" соответствующий раздел озаглавлен: "Под Иосифом II, слишком деспотичным для того, чтобы быть просвещенным".

Страсть к завоеваниям как таковым, была чужда Екатерине II, она не лицемерила, утверждая в начале правления: нет в том нужды, "чтобы стараться о расширении империи нашей. Она и без того пространством своим составляет нарочитую часть земного круга". Изначально она планировала не присоединение Крыма и не раздел Польши, а установление и здесь и там режимов, лояльных по отношению к российскому внешнеполитическому курсу. Ныне фигурирующий термин - "контроль над пространством", - на наш взгляд, отвечал ее устремлениям. Но не получалось. И тогда императрица поступала жестко и твердо, полагая, что так требовали российские интересы.

В начале XIX в. начали издавать ее официальную переписку по различным вопросам государственной жизни России. Большое научное и познавательное значение в изучении царствования Екатерины II имели исторические труды С.М. Соловьева и В.О. Ключевского. Монографии В.А. Бильбасова существенно дополнили исторические исследования С.М. Соловьева и В.О. Ключевского.  Фактор пристрастности в оценке деятельности Екатерины II присутствовал с самого начала; конъюнктурные ветры дули не только в советской историографии, зарубежная наука отдала изрядную дань мифотворчеству на тему о российской внешней политике. Но уже на рубеже ХIХ-ХХ вв. появились серьезные, основанные на источниках и непредвзятые труды на интересующую нас тему. Р. Бейн так характеризовал Россию XVIII столетия: "Все ее агрессии и узурпации... представляли собой лишь последовательные фазы борьбы за воплощение в жизнь всеобъемлющей программы Петра Великого. Другие великие державы хотели бы заточить полуазиатского пришельца в его родных степях. Сама она, представленная наиспособнейшими правителями, видела в каждом продвижении, будь то на юг или на запад, гарантию стабильности в настоящем и прогресса в будущем. С этой точки зрения победы при Кунерсдорфе и при Чесме были столь же справедливы и неизбежны, как освобождение крепостных". Сходную точку зрения выражал Сорель: "Русские государи стремились лишь к полезным завоеваниям; они предпринимали популярные войны; они составляли в интересах государства только такие планы, которые могли быть поддержаны национальным чувством. Екатерина проводила в жизнь традиционную русскую политику".

В 1990-х гг. вышли в свет работы крупных специалистов по XVIII веку Н.И. Павленко и Е.В. Анисимова, внесших значительный вклад в область изучения эпохи Екатерины II. Взаимоотношениям России со странами Северной и Центральной Европы посвящено множество исторических исследований и монографий как общего характера (рассматривание международных связей России в XVIII столетии), так и специальных работ тематической направленности, например, развитию двусторонних отношений Петербурга с отдельными европейскими государствами. В вышедшей в 1996 г. книге М. Девиса "Европа. История" Россия представлена "организмом, который мог выжить, лишь поглощая все больше плоти и крови соседей", а присущий ее правителям "земельный голод" являлся "симптомом патологического состояния, порожденного полнейшей неспособностью и традиционным милитаризмом". В содержательном обзоре вышедшей недавно в Институте славяноведения книги "Век Екатерины II. Дела балканские", его автор, С. Поллок, вежливо и насмешливо именует вышеприведенное выcказывание "восхитительно несдержанным". Сам он задает вопрос: "Во время Екатерины Российская империя расширялась, - но была ли Россия экспансионистской державой? В XVIII столетии трудно найти хотя бы одно европейское государство, каким бы малым оно ни было, обладавшее крепким централизованным правлением, которое не искало бы распространения своих границ, - так что вопрос сам по себе представляется наивным, если не спорным".  Общие вопросы внешней политики России в период правления Екатерины II нашли отражение в современном издании «История внешней политики России. XVIII век», подготовленным Институтом Российской Истории РАН, в «Очерках истории Министерства Иностранных Дел России», в работах Н.С. Киняпиной и Е.И. Дружининой, а также в ряде работ зарубежных авторов- Барбары Джелавич, Д. Клейтона, М. Андерсона и в коллективной монографии ученых из США и России. К началу XXI в. библиография по этой проблематике насчитывает почти 600 названий. Однако интерес к истории екатерининского времени не ослабевает и только за последние годы вышло несколько новых крупных исследований.

Наибольший блеск царствованию Екатерины II обеспечили успехи внешней политики. Во внешней политике Екатерина не стремилась подражать кому бы то ни было из своих предшественников и вместе с тем умела понять исконные задачи русской политики и потому была прямой подражательницей Петра. Из трёх вопросов русской внешней политики, стоявших на очереди при Петре,  — шведского, польского, турецкого — Пётр разрешил только первый. Его преемники не разрешили ни второго, ни третьего. Их разрешила Екатерина II, и хотя некоторые и думают, что её решение произведено с ошибками, тем не менее у Екатерины нельзя отнять той чести, что она поняла и счастливо закончила то, чего не успел закончить Пётр. Ко времени Екатерины задачи России состояли в том, чтобы взять у Турции Крым и северные берега Чёрного моря, иначе говоря, достигнуть на юге естественных географических границ империи. По отношению к Польше задачи России состояли в том, чтобы освободить православно — русское население Польши от католическо-польского владычества, т.е. взять у Польши Старорусские земли и достигнуть с этой стороны этнографических границ русской народности. Вступая на престол, Екатерина застала конец Семилетней войны в Европе, а в России — охлаждение к Австрии и сближение с Пруссией, наконец, приготовления к войне с Данией, сделанные Петром III. Прекратив их и сохранив нейтралитет в Семилетней войне, Екатерина уничтожила Прусское влияние при русском дворе и постаралась поставить себя вне всяких союзов и дипломатических обязательств. Она хотела мира, чтобы упрочить своё положение и избегала обстоятельств, чтобы развязать себе руки в Польше, где ожидали смерти Августа III и где следовало посадить удобного для России короля. Между тем европейские дворы искали союза с Россией, чтобы с её помощью получить выгодные условия для мира при окончании Семилетней войны. Екатерине нужно было большое искусство и немало труда, чтобы от всех отделаться и никого не обидеть. «Со всеми государями Европы я веду себя, как искусная кокетка» - говорила о себе Екатерина. но положение дел заставило Екатерину связать себя союзом с Пруссией воевать с Польшей и принять войну с Турцией, объявленную вследствие интриг Франции. Это были главнейшие внешние события первой половины царствования Екатерины. Все они находились в зависимости одно от другого и от внешнего положения дел в Европе.

Екатерина II Великая правила практически всю вторую половину XVIII столетия и поэтому в обиходе ее время стали называть екатерининской эпохой. Такая характеристика во многом объясняется успехами России на мировой арене при Екатерине и ее соратниках. Выбор темы курсовой работы обусловлен той большой ролью, которую сыграли завоевания царской России в становлении Российской державы во второй половине XVIII в.

Актуальность темы: актуальность выбранной темы заключается в том, что в условиях развивающегося российского общества важное значение имеет изучение особенностей развития российского государства, характера политических взаимоотношений с другими странами.

Цель работы: целью данной работы является определение основных направлений во внешней политике, выяснение причин, подтолкнувших Россию к активным действиям во внешней политике во время правления Екатерины Великой, изучение завоеваний Российской империи в указанный период.

Задачи работы: раскрыть сущность и результаты внешней политики России в период 1762-1796 гг.

 

 

Глава 1. Восточное направление

  • Русско-турецкая война 1768-1774 гг.

 

Русско-турецкая война 1768 - 1774 годов стала продолжением борьбы России за выход к Черному морю. Развивающееся русское купечество стремилось к портам Черного моря и к свободному экспорту товаров в порты Европы и Азии. Правительство Екатерины II стремилось отложить военный конфликт для решения других вопросов. Но турецкий султан расценил это как слабость России. Причиной войны было вмешательство российской императрицы Екатерины II в польские дела, которое вызвало недовольство Турции. В то время в Польше шла война оппозиции (членов т.н. Барской конфедерации) против польского короля Станислава Понятовского и поддерживающих его русских войск. Преследуя одно из подразделений оппозиционеров, русский казачий отряд вторгся на турецкую территорию и занял городок Балту на речке Кодыма (правый приток Южного Буга). В ответ 25 сентября 1768 г. Турция объявила России войну.
    Начав войну, Турция заключила союз с польскими конфедератами (представителями оппозиции), которые обязались выставить 100-тысячную армию (на деле их силы не превышали 17 тыс. чел.). Кроме конфедератов, турки рассчитывали на поддержку Австрии и Франции. Те, в свою очередь, надеялись с помощью Турции сдвинуть российские рубежи к востоку и восстановить польские границы XVII в. Турки же стремились расширить свои владения в Приазовье, а также овладеть Киевом и Астраханью.
    1768 год прошел в приготовлениях сторон. Россия выставила две армии. 1-я армия под командованием генерала Александра Голицына (до 80 тыс. чел.) имела задачу действовать наступательно в верхнем течении Днестра против крепости Хотин. 2-я армия под командованием генерала Петра Румянцева (до 40 тыс. чел.) обеспечивала тем временем защиту Украины от возможных крымско-турецких нападений.

Военные действия начались зимой 1768/1769 неудачным набегом крымских татар на Новороссию и Бахмут. В начале 1769 Вторая русская армия (П.А.Румянцев) вышла к Азовскому морю; в Воронеже была вновь построена Азовская флотилия. В марте 1769 Первая русская армия (А.М.Голицын) двинулась в Молдавию, пообещавшую принять русское подданство, 18 (29) апреля разбила под Хотином авангард главной турецкой армии (Караман-паша), но не смогла взять город штурмом и в июне отступила в Подолию (к Меджибожу). Турки оккупировали Молдавию, форсировали Днестр и сосредоточили свои силы под Хотином. Первая армия 29 августа (9 сентября) отразила нападение войск Молдаванчи-паши у переправы через Днестр, 9 (20) сентября заняла Хотин, а 26 сентября (7 октября) – Яссы. Сменивший А.М.Голицина П.А.Румянцев продолжил наступление: он овладел Галацем и пленил молдавского господаря. В то же время Второй армии (П.И.Панин) не удалось захватить Бендеры. На Кавказе на сторону России перешли Кабарда, абазины и грузинский царь Ираклий II (1762–1798).
     1770 начался неудачной попыткой турок вернуть Молдавию. Отразив их нападение на Фокшаны, Первая армия вступила в Валахию и взяла Браилов. В конце мая турецкая армия под командованием великого визира Халиль-паши начала новое наступление в Молдавии. Она переправилась через Дунай, заняла Измаил, 3 (14) июня форсировала Прут у Фальчи, но Первая армия нанесла поражение турецко-татарским отрядам хана Каплан-Гирея 17 (28) июня у Рябой Могилы и 7 (18) июля на р. Ларга, а 21 июля (1 августа), несмотря на почти десятикратный перевес противника, наголову разгромила главные силы Халиль-паши под Кагулом. Недостаток войск помешал Румянцеву перенести военные действия за Дунай, и русские сконцентрировали свои усилия на захвате днестровских и дунайских крепостей: в июле-декабре 1770 года Вторая армия взяла Измаил, Килию, Бендеры, Аккерман (совр. Белгород-Днестровский) и Браилов, а Первая – Бухарест и Крайову; к концу года был установлен полный контроль над Дунайскими княжествами.    

В 1770 русские добились успехов и на море. Балтийская эскадра под командованием А.Г.Орлова и Г.А.Спиридова в апреле захватила Наварин, 24 июня (5 июля) нанесла поражение турецкому флоту в Хиосском проливе и 25–26 июня (6–7 июля) сожгла его в Чесменской бухте.
      В феврале 1771 Первая армия заняла Джурджу, в марте блокировала Тулчу и Исакчу. В мае турки сделали попытку овладеть Дунайскими княжествами. Они захватили Джурджу и вытеснили русских из Малой Валахии. Но нападение корпуса Ахмета-паши на Бухарест в июне было отражено. Первая армия отбила Джурджу, переправилась на южный берег Дуная и захватила Тульчу, Исакчу и Мачин (совр. Мэчин). Вторая армия 14 (25) июня взяла Перекоп и овладела Крымом. Австрия разорвала союз с Османской империей. В этих условиях султан Мустафа III (1757–1774) предложил Екатерине II (1762–1796) заключить мир. 19 (30) мая 1772 было подписано русско-турецкое, а 1 (12) ноября – русско-крымское перемирие. Мирные переговоры, начавшиеся в июле 1772 в Фокшанах, а затем продолжившиеся в Бухаресте, сорвались, однако, из-за отказа Порты удовлетворить требование России о предоставлении независимости Крымскому ханству.

Война возобновилась в феврале 1773. Первая армия с переменным успехом действовала на Дунае; на правом берегу ей удалось закрепиться только в Гирсове (совр. Хыршова). Но в июне 1774 она развернула решительное наступление в Добрудже. Отряд А.В.Суворова и М.Ф.Каменского 9 (20) июня разбил корпус Абдул-Резака у с. Козлуджа (северо-западнее Варны); русские блокировали Шумлу (совр. Шумен), Рущук (совр. Русе) и Силистрию (совр. Силистра); авангард Первой армии прорвался за Балканы. Турецкие войска взбунтовались и потребовали прекращения войны. Румянцев отверг предложение великого везира Мусин-Заде о перемирии и 10 (21) июля в своей ставке в дер. Кючук-Кайнарджи близ Силистрии продиктовал ему условия мирного договора: к России отошли Кабарда, восточно-крымские крепости Керчь и Еникале, область между низовьями Днепра и Южного Буга с Кинбурном; ей было предоставлено право выступать в защиту христианского населения Османской империи; ее корабли получили свободный доступ в Черное и Азовское моря; Молдавия и Валахия обрели автономию, а Крымское ханство было объявлено независимым.

После окончания русско-турецкой войны 1768—1774, политика России в отношении Крымского ханства была направлена на установление в нём пророссийского правителя и присоединении к России. Под давлением русской дипломатии ханом был избран Шахин Гирей. Предыдущий хан — ставленник Турции Девлет IV Гирей — в начале 1777 года попытался оказать сопротивление, но оно было подавлено А. В. Суворовым, Девлет IV бежал в Турцию. Одновременно была недопущена высадка турецкого десанта в Крыму и тем самым предотвращена попытка развязывания новой войны, после чего Турция признала Шахина Гирея ханом. В 1782 году против него вспыхнуло восстание, которое подавили введённые на полуостров русские войска, а в 1783 году манифестом Екатерины II Крымское ханство было присоединено к России.

После победы императрица вместе с австрийским императором Иосифом II совершила триумфальную поездку по Крыму.

 

 

 

 

 

 

 

 

  • Русско-турецкая война 1787-1792 гг.

Подстрекаемая Англией и Пруссией, Порта летом 1787 года потребовала от России отказа от протектората над Грузией, возврата только что (в 1782 году) приобретенного Крыма и аннулирования Кючук-Кайнарджийского мира. Вслед за этими неслыханными требованиями 13-го августа Турция объявила России войну.

Главной целью войны Турция ставила овладение Крымом, чему должен был способствовать флот с сильным десантом и гарнизон Очакова.

Стремясь использовать выгодное свое положение нападающей стороны, турки сразу же проявили большую активность на море и 1-го октября высадили свой десант на Кинбурнской косе, но десант этот был уничтожен Суворовым. Зимой с 1787 на 1788 год было образовано две армии: главная - Екатеринославская Потемкина (82000 человек и 180 орудий, не считая полковых) и вспомогательная или Украинская Румянцева (37000 человек и 50 орудий). Потемкину надлежало наступать от Днепра через Буг и Днестр к Дунаю и овладеть сильными крепостями - Очаковом и Вендорами. Румянцев в Подолии должен был выйти на среднее течение Днестра, поддерживая связь с союзниками-австрийцами (Австрия объявила войну Турции в конце января 1788 года). Австрийская армия - 187000 под личным начальством цесаря Иосифа II - находилась у сербских границ, выслав в северную Молдавию для связи с русскими 18-тысячный корпус принца Кобургского.

Кампания 1788 года велась союзниками неудачно. Потемкин лишь в июне переправился через Буг и в июле осадил Очаков. Действовал он в высшей степени вяло, пять месяцев его 80-тысячная армия простояла под стенами крепости, которую защищало всего 15 тысяч турок. Очаков обложен с суши армией, а со стороны лимана - флотилией галер, имевшей ряд удачных дел с турецким флотом. 27-го июля гарнизон произвел вылазку, отбитую Суворовым. Затем осаждающие бездействовали. Дождливая осень сменилась ранней и холодной зимой. Войска мерзли в своих землянках и сами просились поскорее на штурм, чтобы покончить с крепостью и стать на зимние квартиры. Наконец, 6-го декабря Очаков был взят штурмом. Об овладении Вендорами в ту же кампанию, разумеется, нечего было и думать. Потемкин отвел армию на квартиры, а сам уехал в Петербург. Румянцев перешел в июле Днестр и выслал на помощь Кобургскому, тщетно пытавшемуся овладеть Хотином, дивизию Салтыкова. Турки, не желая сдать крепость цесарцам, которых презирали, сдали ее русским. Оставшись по отделении Салтыкова почти вовсе без войск, Румянцев ничего не смог предпринять. Он занял северную Молдавию и к зиме расположил свою армию в районе Яссы-Оргеев-Кишинев.

Что касается австрийской армии, то она понесла полное поражение, разбитая турками под Мехадией и Слатиной, в западной Валахии.

В кампанию 1789 года австрийцам надлежало вторгнуться в Сербию; Румянцеву - двинуться на Нижний Дунай, где находился визирь с главной турецкой армией; Потемкину - овладеть Бендерами. Таким образом, Светлейший взял большую армию и легкую задачу. Небольшой же армии Румянцева давалась задача явно непосильная. 

В апреле 1789 года турки двинулись в Молдавию тремя отрядами - Кара-Мегмета, Якубааги и Ибрагима. Принц Кобургский поспешно отступил. Тогда Румянцев двинул на выручку цесарцев дивизию Дерфельдена. 

Дерфельден разбил 7-го апреля Кара-Мегмета у Бырлада, 16-го нанес поражение Якубу у Максимен, преследуя турок по пятам, дошел до Галаца, застал там Ибрагима, разбил и его (20-го апреля) и вернулся в Бырлад. Это блистательное действие было последним распоряжением старика Румянцева. По проискам Потемкина, решившего ни с кем не делиться своими будущими лаврами, от него отобрали армию... Обе армии - Екатеринославская и Украинская - были соединены в одну Южную под командованием Потемкина. Последний, прибыв из Петербурга лишь в конце июня, открыл кампанию только в июле, медленно двинувшись к Вендорам.

Узнав об этом движении Потемкина, визирь решил до его прибытия разбить войска союзников в Молдавии. Он  двинул против слабого корпуса Кобургского тройные силы Османа-паши. Принц обратился за помощью к Суворову, командовавшему в Бырладе дивизией. Суворов поспешил к принцу, соединился с ним и 21-го июля атаковал и разбил Османа под Фокшанами. В августе Потемкин осадил Бендеры. Действия его и здесь отличались той же вялостью, что и в прошлую кампанию под Очаковом. Выдвинувшийся со своей дивизией в южную Бессарабию, князь Репнин разбил 7-го сентября значительный турецкий отряд на реке Салча. Потемкин стянул к себе под Бендеры почти все русские силы, оставив в Молдавии лишь одну слабую дивизию. Дивизией этой, однако, командовал Суворов.

Визирь Юсуф решил воспользоваться удаленным положением Кобургского и Суворова, чтобы разбить их порознь, а затем двинуться на выручку Бендер. Собрав до 100000 человек, он двинулся к речке Рымник. Кобургский снова запросил помощи у Суворова. Не медля, Суворов соединился с австрийцами 10-го сентября, а 11-го числа в славной Рымникской битве наголову разгромил полчища Юсуфа. Кобургский указал было на неравенство сил, но Суворов возразил, что тогда он атакует с одними русскими, и принц подчинился. Желая заранее составить диспозицию на следующий день, Кобургский настойчиво просил Суворова явиться к нему на совещание. Посланному было отвечено в первый раз - "Суворов ужинает", во второй - "Суворов Богу молится" и в третий - "Суворов спит". Но Суворов не спал, а с дерева обозревал турецкий лагерь. Вернувшись с рекогносцировки, Суворов приказал армии выступать немедленно и скрытым ночным переходом из Фокшан, перейдя реку Рымну (приток Рымника), подвел ее к самому турецкому лагерю. Турки, уверенные в победе над австрийцами (о прибытии Суворова они не знали), были застигнуты врасплох. Бой начался в 8 часов. А уже в 4 часа дня победа была полной. Турецкая армия превратилась в толпы, бежавшие без оглядки и массами погибавшие в бурных водах разлившегося Рымника. До 15000 убитых и раненых турок осталось на поле сражения, трофеями были 4 богатых лагеря, вся артиллерия визиря - 85 орудий и 100 знамен. Урон союзников составили всего 650 человек. Суворов награжден орденом св. Георгия 1-й степени и титулом графа Рымникского.

Победа на Рымнике была настолько решительна, что ничто больше не препятствовало союзникам перейти Дунай и кончить войну походом за Балканы. Турецкой армии больше не существовало. Однако Потемкин, завидуя Суворову, не пожелал воспользоваться этой победой и не тронулся от Бендер. Он предписал графу Гудовичу взять Хаджибей (где теперь Одесса) и Аккерман, что и было исполнено. Наконец 3-го ноября сдались Бендеры и этим кампания закончилась. Союзники-австрийцы бездействовали до сентября, когда перешли Дунай и заняли Белград. Кобургский после Рымника занял Валахию и расположился у Бухареста.

Тем временем Порта успела заключить союз с Пруссией, выставившей до 200000 войск на русской и австрийской границах. Подзадориваемый Пруссией и Англией, султан Селим III решил продолжать войну до конца.

В феврале 1790 года умер цесарь Иосиф II. Его брат и преемник Леопольд II, опасаясь продолжением войны с Турцией навлечь на себя еще и войну с Пруссией, поспешил завязать мирные переговоры. Турки разбили австрийцев напоследок еще под Журжею (апрель 1790 года), после чего в Рейхенбахе открылся конгресс. Как и во времена Миниха, Австрия, начав войну совместно с Россией, заключила сепаратный мир.

Угрозы Пруссии и происки Англии не подействовали на Императрицу Всероссийскую. Приняв меры на случай войны с Пруссией, Екатерина потребовала от Потемкина решительных действий. Однако Светлейший по обыкновению не торопился, и все лето и начало осени 1790 года прошли в полном бездействии.

Турки, отделавшись от Австрии, взялись за свой первоначальный план. Действуя на Дунае оборонительно (здесь их главным оплотом являлась первоклассная крепость Измаил), они все свое внимание обратили на Крым и Кубань. Однако их флот был разбит нашим молодым Черноморским флотом, а 21-го июня Кубанский Корпус Гудовича штурмом овладел Анапой - сильнейшей турецкой крепостью на Черном море. В сентябре на кубанском побережье высадилась армия Батал-паши. Усилившись горскими племенами, армия эта двинулась в долину Лабы, но 30-го сентября на речке Тохтамыш была атакована отрядом генерала Германа и наголову разбита, а сам Батал-паша взят в плен. На месте этого сражения основан город, почему-то названный именем побежденного - Баталпашинском. Все наступательные замыслы Турции потерпели, таким образом, полную неудачу. 

В конце октября Южная армия Потемкина открыла наконец кампанию, двинувшись в южную Бессарабию. Де Рибас овладел Исакчей, Тульчей и Сулинским гирлом. Меллер-Закомельский взял Килию, а Гудович-младший и брат Потемкина осадили Измаил. Действовали они, впрочем, до того неудачно, что на военном совете решено было снять осаду. Тогда Потемкин, придававший взятию Измаила особенное значение, дабы склонить этим Порту на мир, поручил Суворову (стоявшему со своей дивизией в Браилове) принять начальство под Измаилом и самому на месте решить, снять ли осаду или продолжать ее. Захватив с собой своих Фанагорийцев и Апшеронцев, Суворов поспешил к Измаилу, встретил 10-го декабря уже отступавшие войска, вернул их в траншеи и на рассвете 11-го декабря беспримерным штурмом овладел турецкой твердыней. Падение Измаила все же не оказало желаемого действия на Порту. Подстрекаемый все теми же супостатами - Пруссией и Англией - султан упорствовал, и Екатерина повелела Потемкину перенести военные действия за Дунай для решительного поражения Турции. Однако Потемкин, опасаясь потерять свое влияние при дворе, выехал в феврале 1791 года в Петербург, сдав армию Репнину.

Князь Репнин решил действовать безотлагательно и уже в апреле выслал отряды Голицына и Кутузова в Добруджу, где они произвели удачный поиск. План русского главнокомандующего заключался в переправе главных сил под Галацем и в производстве демонстрации от Измаила.

Демонстрация поручена Кутузову, действовавшему искусно и разбившему 4 июня у Бабадача 20000 турок. Сам Репнин, имея 60000, двинулся к Галацу и узнал, что у Мачина (против Галаца) стоит до 30000 турок, а 80000 с визирем находятся еще на марше от Гирсова к Мачину. Репнин переправился через Дунай и 28-го июня на рассвете атаковал турок, усилившихся до 80000 (сам визирь к бою не поспел). Турецкая армия была разгромлена и бежала к Гирсову.

Поражение под Мачиным побудило Порту вступить в мирные переговоры. Но турки всячески затягивали их, все еще надеясь на успехи своего флота. Тогда Императрица повелела адмиралу Ушакову выступить из Севастополя со всем Черноморским флотом и разбить Капудан-пашу. Это состоялось 31-го июля у Калиакрии. Опасаясь за Константинополь, султан приказал визирю заканчивать скорее. Мир был подписан в Яссах 29-го декабря, не застав уже в живых Потемкина. Порта подтверждала условия Кучук-Кайнарджийского договора, отказывалась от каких-либо претензий на Крым и уступала России Кубань и Новороссию с Очаковым (всю территорию от Буга до Днестра). Кроме того, было условлено, что господари Молдавии и Валахии будут назначаться на семь лет и не сменяться без согласия России.

Таким образом, к концу XVIII в. Российская империя прочно утвердилась в статусе черноморской державы. Турция – главный конкурент в регионе – понесла серьезные стратегические и геополитические потери и была вынуждена признать территориальные приобретения России 1774 и 1783 гг.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  • Отношения с Грузией. Георгиевский трактат

 

После падения Константинополя в 1453 году Грузия оказалась отрезана от всего христианского мира, а несколько позже фактически поделена между Турцией и Ираном, и выживала, лавируя между этими двумя государствами. Ей удавалось добиваться приемлемого, а иногда даже привилегированного положения в составе этих государств, но религиозный барьер был неодолимым препятствием для окончательной интеграции. В это время постепенно сформировалась надежда на помощь России. Первые попытки сближения имели место ещё в XVII веке, но без серьёзных последствий. Тем не менее, с 1586 года московские цари титуловались «государем Иверской земли и грузинских царей». Первая реальная попытка долговременного союза с Россией произошла в эпоху Петра I.

12 июня 1724 года Россия заключила с Турцией трактат о границах. В этом документе Петр фактически признал занятие Грузии турками. "Турция получала во владение Картли (Тифлис), Эриванское ханство, азербайджанские земли (Шемаха, Тебриз) и северо-иранские земли (Казвин)."

В 20-е годы духовные лица и целые сословия посылали российскому правительству просьбу о помощи, но без последствий. Одно время возникла идея переселить грузин на Северный Кавказ (на Терек), но это предложение принято не было. В Грузии не могли понять прагматичной политики России, и, несмотря ни на что, верили в её помощь. Даже возникла легенда, что Петр указал в завещании: «Грузия несчастна, защищайте ее ради веры, пошлите ей войско…», но интриги придворных помешали исполниться его воле.

Ситуация изменилась, когда приблизилась русско-турецкая война. На одном из заседаний Совета было решено поднять против Турции все христианское население Балкан, Греции и Грузии. Коллегия иностранных дел составила «рассуждение о способах, какими грузины преклонены быть могут к восприятию участия в настоящей с Портою Оттоманской войне». Так началась вторая попытка сближения, которая не удалась, но стала первым шагом к Георгиевскому трактату. Отправляя в Грузию экспедиционный корпус Тотлебена, Панин разъяснял генералу суть предстоящей войны: «была бы душа здешняя, а тело грузинское». Проект совместного похода с самого начала был обречен на неудачу: невозможно было скоординировать действия регулярной российской и иррегулярной грузинской армии. Несмотря на ряд побед, Екатерина II, в целом, была недовольна результатами. В Грузии надеялись, что о ней хотя бы упомянут при мирных переговорах с Турцией — тогда это называлось «внести в трактат». Но не было сделано и этого. Заключенный 20 июля 1774 года Кучук Кайнарджийский трактат ни словом ни упоминал о Кахетинском и Картлийском царстве. (Под словами «Грузия» в п. 23 трактата понимается Западная, турецкая её часть).

Ещё в период пребывания русских войск в Грузии, незадолго до их отзыва, царь Ираклий II отправил Екатерине письменное представление об условиях, на которых он желал вступить под покровительство России. С этим документом он отправил своего сына Левана и брата, католикоса Антония. Он просил «удостоить нас ныне таким покровительством, дабы всем, … видно было, что я нахожусь точным подданым российского государства, и мое царство присовокуплено к Российской империи». Ираклий предлагал те формы зависимости, которые ранее имела зависимость от Ирана. Он предлагал прислать к российскому двору в качестве заложника одного из своих сыновей, несколько князей и дворян. Население выплачивает Империи по 70 копеек со двора, присылается ежегодно 14 наилучших лошадей, 2000 ведер вина, а также поставляет в Россию солдат. Именно из этого «представления» образовался впоследствии георгиевский трактат.

Предложение было отклонено. 8 февраля 1773 года Панин сообщил об этом Ираклию («странные и совсем не по времени учиненные предложения», писал он). В 1774 году Екатерина грамотой сообщила, что военная помощь Грузии в настоящее время невыгодна, хотя обещала потребовать от Турции гарантий безопасности Грузии.

В конце 1782 года Картли-Кахетинский царь Ираклий II обратился к и императрице России Екатерине II с просьбой принять Грузию под покровительство России. Стремясь упрочить позиции России в Закавказье, Екатерина II предоставила Павлу Потёмкину широкие полномочия для заключения договора с царём Ираклием. Уполномоченными с грузинской стороны были князья Иванэ Багратион-Мухранский и Гарсеван Чавчавадзе.

По договору, царь Ираклий II признавал покровительство России и частично отказывался от самостоятельной внешней политики, обязывался своими войсками служить российской императрице. Екатерина II, со своей стороны, выступала гарантом независимости и целостности территорий Картли-Кахетии. Грузии предоставлялась полная внутренняя самостоятельность. Стороны обменялись посланниками.

Договор уравнивал в правах грузинских и русских дворян, духовенство и купечество (соответственно).

Особо важное значение имели 4 секретные статьи договора. По ним Россия обязалась защищать Грузию в случае войны, а при ведении мирных переговоров настаивать на возвращении Картлийско-Кахетинскому царству владений, издавна ему принадлежавших (но отторгнутых Турцией). Россия обязалась держать в Грузии два батальона пехоты и в случае войны увеличить число своих войск.

Одновременно, грузинам настоятельно рекомендовалось сохранять единство и избегать междоусобной розни, для чего Ираклий II должен был помириться с царём Имерети Соломоном I.

Основное политическое значение Георгиевского трактата заключалось в установлении протектората России в отношении Восточной Грузии, резко ослабив позиции Ирана и Турции в Закавказье, формально уничтожив их притязания на Восточную Грузию.

В 1783 году, в связи с заключением Георгиевского трактата, было начато строительство Военно-Грузинской дороги между Грузией и Россией, вдоль которой было сооружено несколько укреплений, в том числе крепость Владикавказ (1784).

С момента заключения, трактат без помех действовал около 3-4 лет. Однако, затем началось сильное противодействие Турции. Под её влиянием участились набеги лезгин и ахалцихского паши. Россия высказывала протесты, но они не оказывали должного воздействия. Более того, Турция потребовала от России отменить Георгиевский трактат и срыть укрепления Владикавказа. В результате в 1787 году российские войска были выведены из Грузии. Существуют две версии причин этого вывода.

Согласно первой версии, Грузия первая нарушила трактат, пойдя на сепаратные переговоры с турками. Соответственно, Россия увела войска по факту отмены трактата.

В сентябре 1786 года Ахалциский Сулейман-паша направил царю Грузии Ираклию II письмо с предложением заключить сепаратный мирный договор.

Из рапорта полковника Бурнашева Павлу Потемкину: «Его высочество… намерен послать требуемых в Ахалцихе Сулейман пашею аманатов (заложников) извиняясь, что принужден к этому подданными своими и крайней необходимостью избавления от разорения своих земель о стороны турецкой. На сие имея я честь доложить его высочеству, что после заключения с Грузиею трактата 4-го артикула в случае присылок от соседей посланников или писем, надлежит соглашаться с главным пограничным начальником, а паче всем обстоятельстве, которое требует прилежного рассмотрения». (29 декабря 1786 года)

Таким образом, царь отступил от трактата, начав переговоры с турецкими властями. В декабре 1786 года Ираклий написал Павлу Потемкину: „…а чтоб мы не дошли до сущей крайности, то для сего отправляем двух князей к паше для утверждения договоров“.

Потемкин был крайне встревожен: „…крайне скорбля, что ваше высочество и советы вельмож ваших попускаются на готовность выполнить требования Солеймана паши Ахалцихского…покорно прошу ваше высочество рассмотреть всех требований Солеймана паши, цель и всех его к вам отношений. С самих пор, как начал он иметь с вашим высочеством переписку, его требования были в следующем: 1. Обольщая разными мнимыми выгодами поколебать верность вашу к России; 2-е Чтобы вывести войска Российския из Грузии и избавясь от грозных защитников, обножить оную от обороны; ибо если войски наши не были бы им грозны, не имел бы он надобности искать их вывода из Грузии … советую для пользы вашей убедительно прошу не отдавать паше аманатов, ибо этим оскорбите вы зависимость вами клятвенно утвержденную и навлечете вред собственному царству вашему“.

Но, несмотря на предупреждения П. Потемкина, условия 4 артикула Георгиевского трактата, царь Ираклий заключил с пашой договор, который был ратифицирован султаном летом 1787 года (как раз во время войны России и Турции). С этого момента Георгиевский трактат утратил силу. Русские войска должны были покинуть Грузию, 26 октября 1787 года русские войска находились уже во Владикавказе.

Согласно второй версии, Россия вывела войска потому, что пошла на уступки Турции. Не желая на тот момент доводить дело до войны, она вывела батальоны, отослала из Петербурга грузинского посла и согласилась срыть укрепления Владикавказа. Факт срытия укреплений — сильный аргумент в пользу второй версии, ибо не вяжется с первой.

А. В. Потто пишет примерно о том же: «Два батальона, оставленные в Грузии, не могли принести существенной пользы в случае нового вторжения неприятеля, а только сами легко могли пасть жертвой его. И так как усилить их решительно было нечем, то полковнику Бурнашеву приказано было оставить Тифлис и возвратиться на Линию. В то же время и все устроенные Потемкиным укрепления по дороге в Грузию были уничтожены. Первая попытка России прочно утвердиться в Грузии окончилась, таким образом, неудачей».

З. Д. Авалов пишет, что Россия сочла более надежным, чтобы Грузия обезопасила себя „посредством возобновления прежних своих союзов, разрушившихся единственно пребыванием в стране российских войск“. Иными словами, на тот момент Георгиевский трактат оказался для России невыгоден.

Согласно первой версии, царь Грузии нарушил Георгиевский трактат и, тем самым, оставил Грузию без защиты от войск Ага-Магомед хана. На самом деле трактат действовал ещё осенью 1795 года. 4 сентября 1795 года Екатерина велела „подкрепить царя Ираклия, яко вассала Российского против неприязненных на него покушений, положенными по трактату с ними двумя полными батальонами пехоты“. Через 8 дней Тбилиси был разрушен войсками Ага-Магомед хана. Генерал Гудович получил приказ императрицы только 1 октября.

Ага Мохаммед-хан к 1795 году как раз успел объединить Иран и победить своих соперников, и встал вопрос о том, чтобы вернуть Ирану Грузию, которая фактически отделилась от него по факту подписания Георгиевского трактата. Ага-Мухаммед предлагал Ираклию вернуться в подданство Ирана на выгодных условиях, но тот отказал. Уже после разрушения Тбилиси, Ага-Мухаммед предлагал Ираклию подчиниться, обещая в ответ вернуть всех пленников, и передать под власть Ираклия весь Азербайджан.

По многократным просьбам царя Ираклия, Россия направила в апреле 1796 года 13-тысячный Каспийский корпус под командованием генерал-поручика В. А. Зубова из Кизляра в азербайджанские провинции Ирана. Целью было не столько спасение Грузии, сколько „освобождение“ Ирана от „бунтовщика“ Ага Мохаммед-хана. Вдохновителем похода был Валериан Зубов. Разорение Тбилиси было одним из поводов к войне. 10 мая был штурмом взят Дербент, 15 июня без боя заняты Баку и Куба́. В ноябре русские войска достигли слияния рек Кура и Аракс. Однако, 6 ноября 1796 года Екатерина скончалась, и с ней ушли в прошлое проекты завоевания Ирана. В Грузии остался только небольшой отряд генерала Римского-Корсакова, но и тот в начале 1797 года был отозван. „Грузия опять была предоставлена ее собственной участи, и только смерть аги Мохаммеда избавила ее от нового страшного нашествия.“

Согласно Ясскому мирному договору, завершившего русско-турецкую войну 1787—1792 годов, Турция отказывалась от претензий на Грузию и обязывалась не предпринимать каких-либо враждебных действий в отношении грузинских земель.

Подводя итог первой главы, можно выделить три обстоятельства, определившие успехи России  в  войнах  с  Османской империей: России в этих войнах доводилось не нападать, а  отражать агрессивные действия соседей; боеспособность русской регулярной  армии  была неизмеримо  выше  османской  -  ополченцы, располагая двойным,  тройным  перевесом  в  численности,  неизменно  терпели поражение от хорошо обученных и  вооруженных  русских  полков;  немаловажной причиной победоносного окончания войн было наличие в русской армии  и  флоте талантливых полководцев (П.А. Румянцев, A.A. Суворов)  и  флотоводцев  (Г.А. Спиридов, Ф.Ф. Ушаков). Они  подняли  военное  искусство  на  более  высокую ступень.

В результате русско-турецких войн 1768-74, 1787-92 гг. Россия окончательно закрепилась на Черном море, были присоединены Северное Причерноморье, Крым, Прикубанье. Восточная Грузия приняла подданство Российской империи.

 

 

 

 

Глава 2. Польский вопрос

2.1 Первый раздел Речи Посполитой

Уже в первой половине XVIII века, под правлением саксонских королей, некогда могущественное Польско-Литовское государство медленно, но теряло своё политическое значение и становилась полем борьбы иностранных интересов. В середине XVIII века оно уже не было в полной мере независимым. Российские императоры оказывали непосредственное влияние на избрание польских королей. Особенно ярко эта практика видна на примере избрания последнего короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского, бывшего фаворита российской Императрицы Екатерины Великой. Во время правления Владислава IV (1632—1648), всё чаще стало применяться правило liberum veto. Эта парламентская процедура была основана на представлении о равенстве всех шляхтичей-депутатов сейма. Для принятия каждого решения требовалось единодушное согласие. Мнение любого депутата, что какое-либо решение повредит интересам его повета (зачастую подразумевались его собственные интересы), даже если это решение было одобрено всеми остальными депутатами, было достаточным, для того, чтобы это решение забаллотировать. Процесс принятия решений всё более затруднялся. Liberum veto также предоставляло возможности давления и прямого влияния и подкупа депутатов со стороны иностранных дипломатов.

Речь Посполитая сохраняла нейтралитет во время Семилетней войны, при этом, она проявляла сочувствие к союзу Франции, Австрии и России, пропуская российские войска через свою территорию к границе с Пруссией. Фридрих II принял ответные меры, заказав изготовление большого количества фальшивых польских денег, что должно было серьёзно затронуть экономику Речи Посполитой. В 1767 году через пророссийски настроенную польскую знать и российского посла в Варшаве князя Николая Репнина Екатерина II инициировала принятие конституции Речи Посполитой, которая ликвидировала результаты реформ Станислава II Понятовского 1764 года. Также был созван, так называемый репнинский сейм, работавший под фактическим контролем и на условиях, продиктованных Репниным. Репнин также приказал арестовать и выслать в Калугу некоторых активных противников своей политики, таких как Юзеф Анджей Залуский и Вацлав Ржевуский. В новой конституции были закреплены законом все порочные практики прошлого, в том числе, liberum veto (в части, именуемой кардинальные законы). Речь Посполита была вынуждена опереться на поддержку России для защиты от усиливающегося натиска со стороны Пруссии, которая желала аннексировать северо-западные районы Польши, дабы соединить свои западную и восточную части. В этом случае, Речь Посполита сохранила бы выход к Балтийскому морю только в Курляндии и на северо-западе Литвы.

Репнин потребовал свободы вероисповедания для православных и протестантов и в 1768 г. некатолики были уравнены в правах с католиками, что вызвало негодование среди католических иерархов Польши. Такую же реакцию вызывал сам факт вмешательства во внутренние дела польско-литовского государства, что привело к войне, в которой силы Барской конфедерации сражались против войск России, польского короля, восставшего православного населения Украины (1768—1772). Конфедерация также обратилась за поддержкой к Франции и Турции, с которой Россия в это время находилась в состоянии войны. Однако турки потерпели поражение от русских войск, помощь Франции оказалась несущественной и силы конфедерации были разгромлены русскими войсками Кречетникова и польскими королевскими войсками Броницкого.

Одновременно с событиями в Польше Россия успешно вела войну с Турцией. Создавалось положение, в котором в сфере русского влияния оказалась бы Молдавия, и Валахия. Не желая подобного исхода, король Фридрих II Великий предложил план раздела Польши между Пруссией и Россией. Екатерина II какое-то время сопротивлялась этому плану, но Фридрих перетянул на свою сторону Австрию (также не желавшую усиления России), перед которой он раскрыл перспективы территориальных приобретений в Польше вместо утраченной Силезии. Пруссия, Австрия и Россия, подписали секретное соглашение о сохранении неизменности законов Речи Посполитой. Этот союз позже стал известным в Польше как «Союз Трёх Чёрных Орлов» (на гербах всех трёх государств был изображен чёрный орёл, в отличие от белого орла, символа Польши).

19 февраля 1772, в Вене была подписана конвенция о разделе. Перед этим, 6 февраля 1772 в Санкт-Петербурге было заключено соглашение между Пруссией и Россией. В начале августа российские, прусские и австрийские войска одновременно вошли в Польшу и заняли области, распределённые между ними по соглашению.

Силы Конфедерации, исполнительный орган которой был вынужден покинуть Австрию после того, как та присоединились к прусско-российскому союзу, не сложили оружие. Каждая крепость, где располагались её воинские части, держалась максимально долго. Так, известна оборона Тынца, которая продолжалась до конца марта 1773 года, а также оборона Ченстоховы, возглавляемая Казимежем Пуласким. 28 апреля 1773 года российские войска под командованием генерала Суворова взяли Краков. Франция и Англия, на которых возлагали надежды конфедераты, остались в стороне и выразили свою позицию уже постфактум, после того, как раздел произошёл. Так завершилась плохо организованная попытка отразить иностранную агрессию.

Конвенция о разделе была ратифицирована 22 сентября 1772. В соответствии с этим документом Россия завладела частью Прибалтики (Ливония, Задвинское герцогство), до этого находившейся под властью Польши, и Белоруссией до Двины, Друти и Днепра, включая районы Витебска, Полоцка и Мстиславля. Под власть российской короны перешли территории площадью 92 тыс. км² с населением 1 млн 300 тыс. человек. Пруссия получила Эрмланд (Вармию) и Королевскую Пруссию (польск. Prusy Królewskie) (позже ставшую новой провинцией под названием Западная Пруссия) до реки Нотеч (нем.  Netze), территории герцогства Померания без города Гданьск (Данциг), округа и воеводства Поморское, Мальборское (Мариенбург) и Хелминское (Кульм) без города Торн (Торунь), а также некоторые районы в Великой Польше. Прусские приобретения составили 36 тыс. км² и 580 тыс. жителей. К Австрии отошли Затор и Освенцим, часть Малой Польши, включающая южную часть Краковского и Сандомирского воеводств, а также части Бельского воеводства и вся Галиция (Червонная Русь), без города Кракова. Австрия получила, в частности, богатые соляные шахты в Бохне и Величке. В общей сложности, австрийские приобретения составили 83 тыс. км², и 2 млн 600 тыс. человек.

Заняв территории, причитающиеся сторонам по договору, оккупационные силы, потребовали ратификации своих действий с стороны короля и сейма. Король обратился за помощью к западноевропейским государствам, но никакой помощи не последовало. Объединённые силы заняли Варшаву, чтобы силой оружия заставить созвать заседание Сейма. Сенаторы, выступавшие против этого, были арестованы. Местные собрания (сеймики) отказывались избирать депутатов в Сейм. С большими сложностями удалось собрать меньше половины регулярного состава Сейма во главе с маршалом Сейма Адамом Понятовским, военачальником из Мальтийского ордена. Для того чтобы не допустить роспуска Сейма и обеспечить захватчикам гарантированную возможность достижения их целей, он обязался преобразовать ординарный сейм в конфедеративный, где действовал принцип большинства. Несмотря на усилия Тадеуша Рейтана, Самуила Корсака и Станислава Богушевича предотвратить это, цели были достигнуты с помощью Михала Радзивилла и епископов Анджея Млодзиевского, Игнация Массальского, и Антония Казимежа Островского (примаса Польши), которые заняли высокие посты в Сенате Польши. «Разделенный сейм» избрал комитет тридцати, чтобы рассмотреть представленные вопросы. 18 сентября 1773, Комитет официально подписал соглашение о передаче земель, отказываясь от всех притязаний Речи Посполитой на оккупированные территории.

Под давлением Пруссии, Австрии и России Понятовский должен был собрать сейм (1772—1775) для утверждения акта раздела и нового устройства Речи Посполитой. Полномочная делегация сейма утвердила раздел и установила «кардинальные права» Речи Посполитой, в состав которых вошли избирательность престола, и liberum veto. Среди нововведений было установление «постоянного совета» («Rada Nieustająca») под председательством короля, из 18 сенаторов и 18 шляхтичей (по выбору сейма). Совет был разделен на 5 департаментов и осуществлял исполнительную власть в стране. Король уступил совету право отдавать земли «королевщины» в аренду. Совет представлял королю трех кандидатов на должности для утверждения одного из них.

Сейм, продолжавший свою работу до 1775 года, провел административные и финансовые реформы, создал Комиссию Национального Образования, реорганизовал и сократил армию до 30 тыс. солдат, установил косвенные налоги и жалование чиновникам.

Захватив северо-западную Польшу, Пруссия взяла под контроль 80 % оборота внешней торговли этой страны. Через введение огромных таможенных пошлин, Пруссия ускоряла неизбежный крах Речи Посполитой.

 

 

 

 

 

2.2 Второй раздел Речи Посполитой

После Первого раздела в Польше прошли важные реформы, в частности в сфере просвещения. Эдукационная комиссия, действовавшая в 1773—1794 (примас Понятовский, Хрептович, Игнатий Потоцкий, Замойский, Пирамович, Коллонтай, Снядецкий) с помощью средств, конфискованных у иезуитов, реформировала университеты, которым были подчинены средние школы. «Постоянный совет» существенно улучшил управление в военной, а также в финансовой, промышленной и земледельческой областях, что благотворно сказалось на состоянии экономики. В то же время возникла «патриотическая» партия (Малаховский, Игнаций и Станислав Потоцкие, Адам Чарторыжский и др.), желавшая разрыва с Россией. Ей противостояла «королевская» и «гетманская» (Браницкий, Феликс Потоцкий) партии, настроенные на союз с Россией. На «четырёхлетнем сейме» (1788—1792) возобладала «патриотическая» партия. В это время Российская империя вступила в войну с Османской империей (1787) и Пруссия спровоцировала сейм на разрыв с Россией. К 1790 году Речь Посполитая была доведена до такого состояния, что ей пришлось заключить неестественный и в конечном счёте гибельный союз с Пруссией.

Условия польско-прусского договора 1790 года были таковы, что последующие два раздела Польши оказались неизбежными. Конституция 3 мая 1791 года расширила права буржуазии, изменила принцип разделения властей и упразднила основные положения конституции Репнина. Польша вновь получила право проводить внутренние реформы без санкции России. «Четырёхлетний сейм», принявший на себя исполнительную власть, увеличил армию до 100 тысяч человек и ликвидировал «постоянный совет», реформировал «кардинальные права». В частности было принято постановление «о сеймиках», что исключило безземельную шляхту из процесса принятия решений, и постановление «о мещанах», что уравняло крупную буржуазию в правах со шляхтою.

Принятие майской Конституции повлекло за собой вмешательство со стороны соседей России, которая опасалась восстановления Речи Посполитой в границах 1772 года. Пророссийская «гетманская» партия создала Тарговицкую конфедерацию, заручилась поддержкой Австрии и выступила против польской «патриотической» партии, поддерживавшей Конституцию. В военных действиях против «патриотической» партии, контролировавшей сейм, участвовали и русские войска под командованием Каховского. Литовская армия сейма была разгромлена, а польская, под командой Иосифа Понятовского, Костюшки и Зайончка, потерпев поражения под Полоном, Зеленцами и Дубенкой отошла к Бугу (См. также Русско-польская война 1792). Будучи преданы своими прусскими союзниками, сторонники Конституции покинули страну, а в июле 1792 года король присоединился к Тарговицкой конфедерации.

23 января 1793 года Пруссия и Россия подписали конвенцию о втором разделе Польши, которая была утверждена на созванном тарговичанами Гродненском сейме (1793).

Согласно этому соглашению Россия получила белорусские земли до линии Динабург — Пинск — Збруч, восточную часть Полесья, украинские области Подолье и Волынь. Под власть Пруссии перешли территории, населённые этническими поляками: Данциг, Торн, Великая Польша, Куявия и Мазовия, за исключением Мазовецкого воеводства.

После второго раздела, страна потеряла около 308 000 км² с населением около 2 миллионов человек; её площадь составляла 223 000 км² с населением около 3,4 миллиона человек, что примерно составляло треть по сравнению с территорий к моменту первого раздела (1772).

В этом разделе, в отличие от двух других не принимала участия Австрия, занятая войной с революционной Францией.

Недовольные территориальными аннексиями подняли восстание Костюшко, подавление которого послужило поводом для окончательной ликвидации польско-литовского государства.

 

 

 

 

 

 

 

                                       

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2.3 Третий раздел Речи Посполитой

Поражение восстания Костюшко (1794), направленного против разделов страны, послужило поводом для окончательной ликвидации польско-литовского государства. 24 октября 1795 года государства, участвующие в разделе, определили свои новые границы. Одновременно с этим условием был подписан тайный договор в Петербурге между Австрией и Россией, явно враждебных Пруссии о военной помощи в случае если Пруссия нападёт на какое-нибудь из союзных государств.

В результате Третьего раздела Россия получила литовские, белорусские и украинские земли к востоку от Буга и линии Немиров-Гродно, общей площадью 120 тыс.км² и населением 1,2 млн человек. Пруссия приобрела территории, населенные этническими поляками, к западу от pp. Пилицы, Вислы, Буга и Немана вместе с Варшавой (получившие название Южной Пруссии), а также земли в Западной Литве (Жемайтия), общей площадью 55 тыс. км? и населением в 1 млн человек. Под власть Австрии перешли Краков и часть Малой Польши между Пилицей, Вислой и Бугом, часть Подляшья и Мазовии, общей площадью 47 тыс. км², и населением 1,2 млн человек.

Вывезенный в Гродно король Станислав Август Понятовский сложил свои полномочия 25 ноября 1795 года. Государства, участвовавшие в разделах Речи Посполитой, заключили в 1797 году «петербургскую конвенцию», которая включала постановления по вопросам польских долгов и польского короля, а также обязательство, что монархи договаривающихся сторон никогда не будут использовать в своих титулах название «Королевство Польское».

Территория, перешедшая под власть Российской империи, была разделена на губернии (Курляндскую, Виленскую и Гродненскую). Здесь были сохранены прежняя правовая система (Литовский статут), выборность судей и маршалков на сеймиках, а также крепостное право.

В Пруссии из бывших польских земель были созданы три провинции: Западная Пруссия, Южная Пруссия и Новая Восточная Пруссия. Официальным языком стал немецкий, введены прусское земское право и немецкая школа, земли «королевщины» и духовные имения отобраны в казну.

Земли, перешедшие под власть австрийской короны, получили название Галиция и Лодомерия, они были разделены на 12 округов. Здесь также были введены немецкая школа и австрийское право.

В итоге трёх разделов Речи Посполитой, к России перешли литовские, белорусские (кроме части с городом Белосток, отошедшей к Пруссии) и украинские земли (кроме части Украины, захваченной Австрией), а коренные польские земли, населённые этническими поляками, были поделены между Пруссией и Австрией.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 3. Взаимоотношение России с западными странами

3.1 Отношения России с Пруссией, Англией, Данией, Швецией

"Северный аккорд" - разрабатывавшийся в 60-х годах 18 столетия русской дипломатией проект союза России, Пруссии, Англии, Дании, Швеции и Речи Посполитой. Мысль о "Северном аккорде " была высказана в феврале 1764 русским посланником в Дании бароном Корфом и предполагала создание сильного союза держав, который был бы направлен против Франции и её союзницы Австрии. Ставший в это время во главе русской внешней политики Н. И. Панин одобрил идею "Северного аккорда" и начал активно проводить её в жизнь. По мысли Панина основой "Северного аккорда" должен был стать союз между Россией и Пруссией, к которому затем примкнула бы Англия, заинтересованная в союзниках для борьбы против Франции. Не всем членам будущего союза отводилось одинаковое место. Россия, Пруссия, Англия и Дания должны были играть в нём роль "держав активных", т. е. принимающих непосредственное участие в возможных столкновениях с франко-австрийским блоком. Швеции же и Речи Посполитой отводилось место "держав пассивных". От них требовалось лишь соблюдение доброжелательного нейтралитета в случае военного столкновения с противниками "Северного аккорда".

Усилия Панина привели к тому, что уже в апреле 1764 с Пруссией был подписан Петербургский союзный договор. В 1765 был подписан союзный договор с Данией, а в 1766 - торговый договор с Англией. В договорах с Пруссией и Данией были специальные статьи о совместном противодействии в Швеция французскому влиянию.

Однако заключение договоров с отдельными членами предполагаемого союза далеко ещё не означало действительного осуществления "Северного аккорда".

Прусский король Фридрих II с самого начала отнёсся резко отрицательно к планам Панина. Союзный договор с Россией, обеспечивавший Пруссии участие в решении польского вопроса, вполне удовлетворял его, и он не хотел принимать какие-либо обязательства, которые помешали бы осуществлению его агрессивных замыслов по отношению к Польше, Дании и Саксонии. Кроме того, Фридрих II прекрасно понимал, что осуществление "Северного аккорда" неизбежно повлечёт за собой усиление могущества России, чему он всемерно противился. Все попытки Панина склонить Фридриха II к участию в "Северном аккорде" не имели успеха.

В Англии к идее "Северного аккорда" отнеслись в общем сочувственно, однако переговоры о заключении союзного договора затянулись. Русские дипломаты требовали от Англии субсидии на случай войны с Турцией, предлагая взамен субсидию в случае войны Англии с Испанией. Англия отказывалась принимать даже косвенное участие в русско-турецкой войне, поскольку это нарушало её торговые интересы. Панин же категорически настаивал на включении в договор статьи о Турции, без чего союз терял всякий смысл. В результате длительных переговоров Панину удалось добиться лишь заключения торгового договора с Англией. Таким образом, позиция двух основных членов проектировавшегося "Северного аккорда" предопределила его практическую неосуществимость.

Начавшаяся в 1768 году война между Россией и Турцией и последовавший раздел Речи Посполитой нанесли непоправимый удар идее "Северного аккорда". Вынужденная пойти на раздел Речи Посполитой совместно с Пруссией и Австрией, Екатерина II тем самым исключила Речь Посполитую из участников "Северного аккорда". С другой стороны, совместные действия в Речи Посполитой положили начало сближению между Россией и Австрией. Наконец, успехи России в войне с Турцией вызвали беспокойство в Англии и послужили причиной охлаждения отношений между обеими странами, что привело в 1780 к выступлению Екатерины с декларацией о вооружённом нейтралитете.

Таким образом, идея "Северного аккорда" в её полном объёме потерпела неудачу. Однако заключённые Россией с отдельными державами договоры дали известные положительные результаты. Договор с Пруссией гарантировал Россию от возможного франко-прусского сближения, торговый договор с Англией кроме непосредственных выгод обеспечил нейтралитет Англии во время русско-турецкой войны и свободный проход русской эскадры в Средиземное море.

В третьей четверти XVIII в. шла борьба североамериканских колоний за независимость от Англии — буржуазная революция привела к созданию США. В 1778 году Россия предложила Дании сообща охранять торговые суда, на­правлявшиеся в русские порты. Весной 1779 Россия, Дания и Швеция, не вступая в формальный союз, напра­вили воюющим странам — Великобритании, Франции и Испании — декларации о ме­рах, предпринятых ими для защиты нейт­ральной торговли, и выслали в море по небольшой эскадре.

Когда же испанцами были захвачены голланд­ские и русские суда, следовавшие с русским хлебом в средиземноморские порты 28 февраля (10 марта) 1780 года, Екатерина II обратилась к Великобритании, Фран­ции и Испании с декларацией, в которой излагались такие принципы вооружённого нейтралитета: нейтральные корабли могут свободно плавать у берегов воюющих держав; неприятельская собствен­ность под нейтральным флагом (за иск­лючением «заповедных товаров») неприкосновенна; предметами воен­ной контрабанды признаются только оружие и различное военное снаряжение; блокированным считается лишь порт, вход в который практически затруднён в связи с действиями воен­но-морских сил воюющих держав.

На этой основе Россия заключила конвенции с Данией 9(20) июля 1780 и Швецией 1(12) августа 1780. Подтвер­див принципы, изложенные в декла­рации от 28 февраля (10 марта) 1780, догова­ривающиеся стороны объявили о зак­рытии Балтийского моря для воен­ных судов воюющих держав и о взаимном обязательстве защищать провозглашённые принципы. Таким образом, возник союз трёх держав, известный под именем «первого вооружённого нейтралитета». К вооружённому нейтралитету 4 января 1781 присоединились Нидерланды, 8 мая 1781 — Пруссия, 9 октября 1781 — Австрия, 13 июля 1782 — Португалия и 10 февраля 1783 — Королевство Обеих Сицилий. Франция, Испания и США также признали принципы вооружённого нейтралитета, хо­тя формально к нему не присоедини­лись. Из крупных морских держав лишь Великобритания не признала вооружённый нейтралитет. После заключения Версальского мирного договора 1783 года пер­вый вооружённый нейтралитет распался.

В европейских делах роль России возросла во время австро-прусской войны 1778—1779 годов.  Конфликт произошел из-за Баварии, которую австрийский император Иосиф попытался присоединить к своим владениям. Пруссия запросила помощи России, а Австрия обратилась к Франции. Последняя же находилась на пороге войны с Англией и поэтому не была заинтересована в раздувании военного пожара на континенте. И когда летом 1778 г. все же началась война между Австрией и Пруссией, а турки в то же время предприняли неудачную попытку высадиться в Крыму, Франция предложила свое посредничество в урегулировании обоих конфликтов. Пруссия согласилась на это предложение с условием, что вторым посредником будет Россия. Так у русского правительства появилась уникальная возможность значительно укрепить положение на международной арене. В марте 1779 г. в г. Тешен открылся мирный конгресс проходивший фактически под председательством русского посланника князя Н. В. Репнина. В мае конгресс закончился подписанием Тешенского мира, ставшего серьезным успехом русской дипломатии. По этому договору Россия именовалась не только посредником, но и гарантом мира, что давало возможность беспрепятственно вмешиваться в германские дела.

Одним из грандиозных планов Екатерины на внешнеполитической арене стал так называемый Греческий проект. Суть «греческого проекта» состояла в восстановлении Византийской империи со столицей в Константинополе и со вторым внуком Екатерины II Константином Павловичем на императорском престоле. Собственно и само имя свое великий князь, родившийся в апреле 1779г., получил в соответствии с этим проектом. На празднестве в честь его рождения читались греческие стихи; к торжеству была отчеканена медаль с изображением храма Святой Софии в Константинополе.  На месте Бессарабии, Молдавии и Валахии должно было создаться буферное государство Дакия, а западная часть Балканского полуострова передастся Австрии.  Подобное развитие российской внешнеполитической доктрины диктовалось самой логикой событий. Уверенность в возможности осуществления проекта придавало новое положение России на международной арене, обретенное в результате успехов на Тешенском конгрессе. Но для того, чтобы претворить замыслы в жизнь, необходимо было вернуться к союзу с Австрией, что не составляло особого труда, так как все возможные выгоды от союза с Пруссией уже были извлечены. Первый шаг к сближению с Австрией был сделан весной 1780 г., когда во время поездки Екатерины по западным губерниям состоялось ее свидание с императором Иосифом. Именно тогда к удовлетворению обоих монархов и было достигнуто соглашение об антитурецком союзе, включая, по крайней мере в общих чертах, и «греческий проект”. Спустя год Екатерина II и Иосиф II обменялись посланиями со взаимными обязательствами на случай войны с Турцией, а также по сохранению политического режима в Польше. Подобный обмен письмами, изобретенный Екатериной, был новинкой в международных отношениях, дававшей возможность хранить соглашения в секрете. Тогда же состоялся и обмен письмами непосредственно по проекту восстановления Греческой империи. Однако никакого официального соглашения по “греческому проекту» так и не было заключено. План был слишком смелым, чтобы сделать его общеизвестным. Проект осуществлён не был из-за противоречий союзников и отвоевания Россией значительных турецких территорий самостоятельно.

После Французской революции Екатерина выступила одним из инициаторов антифранцузской коалициии и установления принципа легитимизма. Она говорила: «Ослабление монархической власти во Франции подвергает опасности все другие монархии. С моей стороны я готова воспротивиться всеми силами. Пора действовать и приняться за оружие». Однако в реальности она устранилась от участия в боевых действиях против Франции. По распространённому мнению, одной из действительных причин создания антифранцузской коалиции было отвлечение внимания Пруссии и Австрии от польских дел. Вместе с тем, Екатерина отказалась от всех заключённых с Францией договоров, приказала высылать всех подозреваемых в симпатиях к Французской революции из России, а в 1790 году выпустила указ о возвращении из Франции всех русских.

Пользуясь тем, что Россия вступила в войну с Турцией, Швеция, поддержанная Пруссией, Англией и Голландией, развязала с ней войну за возвращение ранее утерянных территорий. Вступившие на территорию России войска были остановлены генерал-аншефом В. П. Мусиным-Пушкиным. После ряда морских сражений, не имевших решительного исхода, Россия разгромила линейный флот шведов в сражении под Выборгом, но из-за налетевшего шторма потерпела тяжелое поражение в сражении гребных флотов при Роченсальме. Стороны подписали в 1790 году Верельский мирный договор, по которому граница между странами не изменилась.

 

3.2 Россия и революция во Франции

Во второй половине XVIII века в передовых кругах русского общества были очень популярны идеи французских просветителей - Вольтера, Дидро, Руссо и других. Важнейшие статьи из их "Энциклопедии" были переведены на русский язык. Русские просветители писали о пороках монархического режима, о феодальном деспотизме, о невыносимом положении крестьян. Писатель Н. И. Новиков издавал в Петербурге сатирические журналы "Трутень" и "Живописец". Он помещал в них произведения, обличавшие самодержавие, крепостничество, жадность и жестокость помещиков, произвол и взяточничество царских чиновников. В первые годы царствования Екатерина II стремилась прослыть просвещённой правительницей. Эта коронованная поклонница французских просветителей зачитывалась произведениями Монтескье, конспектировала его "Дух законов", переписывалась с Вольтером, пригласила в Петербург Дидро, интересовалась изданием "Энциклопедии". Но Екатерина II по-своему трактовала идеи французских мыслителей, ища в них оправдания абсолютизму и крепостничеству. Она утверждала, что "рабы и слуги существуют от сотворения мира" и что это "богу отнюдь не противно". Напуганная народным движением Пугачёва "просвещённая" императрица стала открыто проводить политику укрепления феодальных порядков. Журналы Новикова в 1773 году были запрещены. Приехавший осенью этого года в Петербург Дидро так и не смог договориться с Екатериной II об издании "Энциклопедии". "Глаза философа и глаза самодержца, - писал Дидро. - видят вещи по-разному". В 1789 году во Франции произошла буржуазная революция. Король Людовик XVI был свергнут. Франция была объявлена республикой. Революционное правительство отменило привилегии            аристократии, освободило крестьян от феодальной зависимости, провозгласило равенство всех граждан. Революция разрушила феодальные порядки и создала условия для развития промышленности и торговли. Франция превратилась в капиталистическую страну. Известие о победе революции во Франции взволновало передовое русское общество. На улицах Петербурга и Москвы, в университете и на офицерских собраниях открыто говорили о событиях в Париже, о наступлении эры свободы. Молодой офицер С. Н. Глинка перевёл на русский язык "Марсельезу". Писатель Я. Б. Княжнин написал трагедию "Вадим Новгородский", в которой звучал призыв к свержению самодержавия и установлению республики. Правящие круги Российской империи были напуганы французской революцией. Екатерина II обратилась к европейским монархам с призывом "освободить Францию от разбойников и восстановить монархию". Новикова заточили на 15 лет в Шлиссельбургскую крепость. Княжнина бросили в тюрьму, где он умер в 1790 году. В России усилились репрессии. Известие о казни Людовика XVI в январе 1793 года вызвало растерянность при дворе. Императрица заболела. Придворные оделись в траур. Царское правительство разорвало дипломатические и торговые отношения с Францией. Произведения французских просветителей изъяли из библиотек и сожгли. В России было предоставлено убежище тысячам французских аристократов. В Петербург приехал брат казнённого короля граф д'Артуа. Екатерина вручила ему миллион рублей и шпагу, на лезвии которой было написано: "С богом за короля". 6 ноября 1796 г. Екатерина II скончалась, не приходя в сознание.

 

                                                Заключение

Итак, мы рассмотрели решения внешнеполитических задач, которые стояли перед императрицей Российской империи Екатериной Великой. Главным направлением в области внешней политики стало силовое решение территориальных и национальных проблем. Россия выиграла две русско-турецкие войны (1768 -1774 гг.; 1787 – 1792 гг.) войну со Швецией (1788 -1790 гг.). В результате русско-турецких войн ускорилось хозяйственное освоение степного юга России. Ширились связи России со странами Средиземноморья. Было ликвидировано Крымское ханство — постоянный очаг агрессии против украинских и русских земель. На юге России были основаны Николаев (1789), Одесса (1795), Екатеринодар (1793, ныне Краснодар) и др. Россия совместно с Пруссией и Австрией произвела три раздела Речи Посполитой. В состав России вошли Правобережная Украина, Белоруссия, Литва, Латвия. Воссоединение с Россией украинского и белорусского народов имело огромное прогрессивное значение. Эти земли исторически были связаны общностью экономической, политической и культурной жизни. Украинский и белорусский народы получили более благоприятные возможности для своего дальнейшего развития, были избавлены от религиозного гнета. Присоединение к России помогло украинцам и белорусам сохранить свою национальную культуру и самобытность. В рамках единого государства вновь объединились три братских славянских народа — русские, украинцы и белорусы. Население страны увеличилось с 22 до 36 млн человек, в три раза увеличился флот, доходы страны увеличились в четыре раза. Россия вышла на широкую международную арену, превратилась в великую европейскую державу, и ни один вопрос международной жизни не мог решаться теперь без ее участия. «Не знаю, как будет при вас, а при нас ни одна пушка в Европе без позволения нашего выпалить не смела», - говорил екатерининский канцлер граф А. Безбородко. Русский флот бороздил теперь просторы не только прибрежных морей, но и Средиземного моря, Тихого и Атлантического океанов, поддерживая силой своих орудий внешнюю политику России в Европе, Азии и Америке. Современник Екатерины II Н.М.Карамзин писал о ней: « Внешняя политика сего царствования достойна особенной хвалы: Россия с честью и славою занимала одно из первых мест в государственной европейской системе. Воинствуя, мы разили. Петр удивил Европу своими победами – Екатерина приучила её к нашим победам. Россияне уже думали, что ничто в мире не может одолеть их; заблуждение, славное для сей великой монархини!».
     Она была женщина, но умела избирать вождей так же, как министров или правителей государственных. Румянцев, Суворов стали наряду со знаменитейшими полководцами в мире; князь Вяземский заслужил имя достойного министра благоразумною государственною экономиею, хранением порядка и целости. Упрекнём ли Екатерину излишним воинским славолюбием? Её победы утвердили внешнюю безопасность государства. Пусть иноземцы осуждают раздел Польши: мы взяли своё. Правилом монархини было «не мешаться в войны чуждые и бесполезные для России, но питать дух ратный в империи, рожденной победами».

Таким образом, цели, поставленные нами в курсовой работе, выполнены. Мы выяснили основные направления екатерининской внешней политики, установили ее успехи и неудачи, доказали, что Екатерина II не зря известна в истории под именем Великой и Матери Отечества.

                                Список используемой литературы

  1. Анисимов Е.В. Женщины на российском престоле. - СПб.: 1997.
  2. Анисимов Е.В., Каменский А.Б. Россия в XVIII – первой половине XIX века. История. Историк. Документ. – М.: «МИРОС», 1994 – 336 с.
  3. Брикнер А.Г. История Екатерины Второй в 2-х томах, Том 1 – М.: Современник, Товарищество Русских Художников, 1991. – 431 с.
  4. Буганов В.И., Зырянов П.Н. История России, конец XVII – XIX век: Учеб. для 10 кл. общеобразоват. учреждений / Под ред. А.Н.Сахарова. 3-е изд. – М.: 1997 – 304 с.
  5. Век Екатерины II. Дела балканские / Отв. ред. В.Н. Виноградов. – М.: Наука, 2000. – 294 с.
  6. Виноградов В.Н. Дипломатия Екатерины Великой. Екатерина II и французская революция/ В.Н. Виноградов// Новая и новейшая история. – 2001. - № 6.
  7. Горинов М.М., Ляшенко Л.М. История России, часть I. От Древней Руси к императорской России (IX - XVIII вв.). - М.: Общество “Знание” России, 1994. – 192 с.
  8. Геллер М.Я. История Российской империи в 3-х томах, Том 2 - М.: МИК, 1997. – 320 с.
  9. Деревянко А.П., Шабельникова Н.А. История России: Учеб. пособие. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. – 560 с.
  10. Екатерина II и Г.А. Потемкин. Личная переписка. - М.: 1997. – 963 с.
  11. Заичкин И.А., Почкаев И.Н. Русская история от Екатерины Великой до Александра II. - М.: Мысль, 1994. – 485 с.
  12. Исаев И.А. История Отечества: Учебное пособие для старшеклассников и абитуриентов. – 2-е изд., испр. – М.: Юристъ, 2003 –304 с.
  13. История внешней политики России. Конец XV – 1917 г. / Отв. ред. Г.А. Санин. – М.: Международные отношения, 1998. – 302 с.
  14. История России с начала XVIII до конца XIX века / Л.В. Милов, П.Н. Зырянов, А.Н. Боханов; отв. ред. А.Н. Сахаров. – М.: ООО «Издательство АСТ-ЛТД», 1998. – 544 с.
  15. История России: В 2 т. А.Н. Сахаров, Л.Е. Рахматуллин и др.; Под редакцией А.Н. Сахарова. – М.: ООО «Издательство АСТ»: ЗАО НПП «Ермак»: ООО «Издательство Астрель», 2005. – 943 с.
  16. Каменский А. Б. Жизнь и судьба императрицы Екатерины Великой. - М.: Знание, 1997. – 288 с.
  17. Каменский А.Б. Российская империя в XVIII веке. – М.: Новое литературное обозрение, 1999. – 328 с.
  18. Ключевский В.О. Курс русской истории. Т.5. - М.: Просвещение, 1988. - 630с.
  19. Любавский М.К. История царствования Екатерины II. – СПб.: «Лань», 2002. –256 с.
  20. Мунчаев Ш.М., Устинов В.М. История России: Учебник для вузов. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2006. – 784 с.
  21. Омельченко О. А. "Законная монархия" Екатерины II: Просвещенный абсолютизм в России. - М.: Юрист, 1993. – 428 с.
  22. Павленко Н.И. Екатерина Великая. – М.: Молодая Гвардия, 2000. – 495 с.
  23. Павленко Н.И. Екатерина Великая // Родина. – 1995. - № 10 – 11; 1996. - № 1-3, 6, 9 – 10, 12; 1997. - № 1.
  24. Павленко Н.И. История России с древнейших времён до 1861 г.. – М.: Высшая школа, 1996. - 559 с.
  25. Петров А. Н. Война России с Турцией и Польскими конфедератами с 1769—1774 год. Т. 1—5. — СПб., 1866—1874.
  26. Петров А. Н. Вторая турецкая война в царствование императрицы Екатерины II (1787–1791): в 2 т. — СПб.: 1880. — Т. 1. — [8], 237, 48 с.; Т. 2. — [4], 251, 50 с.
  27. Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. – СПб.: Кристалл, 2000. – 849 с.
  28. Соловьёв С. М. История падения Польши. Восточный вопрос. – М.: Изд. группа АСТ, 2003. – 368 с.

29. Соловьев С.М.  История России с древнейших времен в 29-и томах. – Т. 25 – 29.

  1. Стегний П. В. Разделы Польши и дипломатия Екатерины II. 1772. 1793. 1795. — М.: Международные отношения, 2002. — 696 с.

31. Стегний П.В. Хроники времен Екатерины II. – М.: Олма-Пресс, 2001. – 509 с.

32. Тарле Е. В., Екатерина Вторая и ее дипломатия, ч. 1—2. - М.: 1945.

33. Шефов Н.А. Самые знаменитые войны и битвы России. — М.: «Вече», 2002. – 416 с.

Скачать:  У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Курсовые / Курсовые по истории

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.