Семиотическая интерпретация

0

Когда предметом интерпретации мы делаем отделенный от автора образ как определенный визуальный факт, центральное значение получает не герменевтическая, а семиотическая и структурная интерпретации. Насколько герменевтическая интерпретация обращается к индивидуальной психике авторов снимка или представленных на снимке людей, настолько семиотическая и структурная интерпретации проникают в область культуры, общих для всего коллектива правил. «Наиболее тривиальная фотография, независимо от намерений фотографа, выражает систему схем восприятия, мыслей и оценок, общих для всей группы (... ) Чтобы адекватно понять фотографию, сделана ли она корсиканским крестьянином или парижским фотографом, мы должны не только восстановить значения, которые он декларирует, т. е. проявленные в определенной степени отчетливо намерения фотографа, но и расшифровать значения, которые символизируют возрастную группу, класс или артистический круг».

В семиотической интерпретации фотографический образ является знаком или системой знаков, за которыми скрываются культурные значения. «Семиотика представляет собой коробку, полную аналитических инструментов, которые служат для того, чтобы разложить образ на части и проследить, как каждая из них функционирует по отношению к более широкой системе значений (... ) Необходимо использовать понятия, которые точно описывают значения, навеянные этим образом».

Семиотический анализ имеет, главным образом, формальный характер и устанавливает процедуры, с помощью которых реализуются значения образа. Тогда как структурный анализ имеет содержательный характер, стремится открыть много уровней скрытых общественных и культурных значений, приносимых образом, и расшифровать эти значения.

Базовым понятием семиотики является знак: «Семиотика -это наука о функционировании знаков в обществе». Знак в понимании Фердинанда де Сосюры - это своеобразная система обозначения предметов, явлений, содержания, связанного с этим предметом. В понимании де Соссюры отношения между ними являются общими для коллектива, определенными типичной для него культурой. В ней нет ничего обязательного и естественного. Автор имел в виду прежде всего знаки словесные, языковые. Естественно, между словом «собака», dog, Hund и собакой трудно усмотреть иную реляцию, кроме условной (договорной). Слова есть символы того, что они означают. Но когда мы смотрим на снимок собаки, это изображение не может быть общепризнанным. Несмотря на то, что изображение упрощенное в силу своей двухмерности и черно-белое, а на плохом снимке еще и нерезкое, оно все-таки сходно с тем, что обозначает. Образ наделен более непосредственным смыслом, чем высказанный или написанный текст.

Поэтому при анализе образов более полезной является типология знаков, предложенная Чарльзом Пирсом. Он различал, во-первых, знаки-иконы (icons), которые характеризуются существенным сходством формы, вида с тем, что они означают. Сама фотографическая техника воспроизводит большую часть того, что мы видим на фотографии, например, наш образ собаки - это знаки именно одного рода. Во-вторых, Пирс выделяет знаки-указатели (indexes), которые связывают с тем, что они означают, -определенная закономерная, типовая зависимость. Она может быть или природной, когда снимок молнии означает грозу, а цветущего тюльпана - весну, или общественной, когда снимок заполненной людьми улицы означает город, а люди с зонтиками - дождливый день. Знаки-указатели могут также относится к более сложным экономическим, культурным или психологическим зависимостям.

В учебнике визуальной антропологии находим такой список переменных, которые могут быть знаками-указателями достатка в сельской среде: «Экономические переменные: (а) ограды, ворота, подъездные дороги к дому; (b) лакированные почтовые ящики с фамилией; (с) телефонные линии, подведенные к дому; (d) электрические провода, ведущие к дому и хозяйственным постройкам; (е) состояние стен и крыши; (f) состояние подворья, цветников или огорода; (g) вид хозяйственного оборудования возле дома; (h) грузовики или автомобили на подворье. Культурные и психологические переменные: (а) степень ухоженности дома; (b) декоративная живопись; (с) занавески на окнах, комнатные цветы; (d) выражение индивидуальных особенностей в саду: богатство цветов; (е) выражение индивидуальных особенностей на подворье: подметено, прибрано, лесоматериалы и инструменты сложены в штабель или, напротив, разбросаны вокруг».

Это все - знаки-указатели, поскольку экономические, социологические и психологические знания указывают, что между ними и достатком хозяев существуют закономерные зависимости.

В-третьих, знаки-символы - полностью условные, установленные в данном коллективе (культуре) значения определенных предметов или явлений, например крест ассоциируется с христианством, флаг - с государством, дорожные знаки определяют предписываемые способы вождения, кивание головой - выражение акцептации. Эти последние случаи наиболее близки пониманию де Сосюром знаков как составляющих языка. Первый шаг при семиотическом анализе фотографического образа - это установить, какие знаки и какого вида знаки находятся на нем. Классификация Пирса здесь весьма полезна. Но не только она. Другие категории, использованные при анализе образа Роланом Бартом (Barthes Roland), - это противопоставление денотации и коннотации. Денотация - все то, что образ наглядно представляет или к чему знак непосредственно относится: лыжник на склоне, толпа людей на улице, целующаяся пара. Следовательно, денотация - наш ответ на простейший вопрос: что это такое? Коннотация - это более сложные ассоциации, мысли чувства, которые вызывает образ (знак). Например, отдых, здоровье, покой при виде лыжника, политическая демонстрация или неистовство предрождественских покупок при виде толпы на улицах, романтичная любовь при виде поцелуя.

Для визуальной социологии наиболее существенна особая разновидность коннотации образа - ассоциации, продиктованные не индивидуальными предпочтениями зрителя, связанными с его уникальным опытом, а правилами культуры, которые являются наследием исторических традиций коллектива. «Код коннотации, по всей вероятности, не «естественный» и не «искусственный», а исторический или, если хотите, культурный. Его знаками являются жесты, позы, цвета или эффекты, наделенные значениями практикой определенного общества; связь того, что является значимым, и того, что обозначаемо, остается если и не лишенной мотивации, то во всяком случае полностью исторической». Если денотация определяет поверхностный слой образа, то коннотация - скрытый слой, требующий тщательной аналитической интерпретации. Мы уже не просто спрашиваем, что там изображено, но что это нам говорит, с чем ассоциируется. Барт говорит здесь об информационной и символическом уровне образа, а также о буквальном и символичном послании снимка: «Образ буквальный является денотированным, а символический -коннотированным».

Уникальное свойство фотографии в отличие, например, от живописи - непосредственное отражение без использования кода того, что она представляет. «В фотографии, во всяком случае на уровне буквального послания, отношение обозначенного и значащего основано не на трансформации, а на "записи", и это отсутствие кода прямо подтверждает миф о "естественности" фотографии: эта сцена там есть, зафиксирована механически, а не преобразована человеком (механичность здесь является гарантом объективности).

Вмешательство человека в фотографический образ (кадрирование, расстояние, освещение, фокус, вспышка) появляется на уровне коннотации; то есть так, как будто вначале была только чистая фотография (простая и фронтальная), на которую автор затем накладывает с помощью разных техник знаки, взятые из культурного кода». Так возникает символическое послание фотографии.

Проанализируем один пример. Как мы знаем, на снимках, содержательных для визуальной социологии, чаще всего появляются люди. В одиночку, в группе, в коллективе, в толпе они представляют собой денотацию снимка. Но их облик говорит нам о них что-то большее, выявляет какие-то общие для их культуры правила, предубеждения, стереотипы. Это и есть та самая коннотация снимка. Следовательно, мы видим, во-первых, телесные черты персонажей, Что-то нам говорит об их возрасте: молодые они, взрослые или старые. С категориями возраста ассоциируются определенные черты: наивность, невинность, легкомыслие - с молодостью, опыт, мудрость, рассудительность - со зрелостью, почтение, но и нездоровье -со старостью. Что нам сообщает их пол: женский или мужской? Ассоциируются ли у нас с этим стереотипы зависимости и доминирования, эмоциональности и рациональности, пассивности и активности? Что нам говорит раса? Не приходит ли нам в голову целая гамма расовых предрассудков? А еще более подробно: что нам говорит полнота персонажа, лицо, прическа, руки? Во-вторых, мы видим наряд и орнаментацию тела, а также удивительную униформу или мундир. Если верить Ирвингу Гофману, в большинстве случаев их характер не просто обозначает полезность, но и служит автопрезентации: они могут нам что-то сказать о тех, кто их носит. Что именно? Вот это богатая область коннотации. В-третьих, люди, представленные на снимке, что-то делают, как-то ведут себя. Мы видим их выражение лица, направление взгляда, жест, позу. Это может дать много информации об их установках, намерениях, целях деятельности. В-четвертых, люди, представленные на снимке, пользуются каким-то реквизитом, применяют какой-то инструмент, носят какие-то часы, ездят на каких-то автомобилях. Что нам говорит характер этих предметов, их вид, марка? И, наконец, люди появляются в каком-то окружении: дома, на улице, в кафе, на спортивном стадионе - и из этого пространственного контекста можно получить много информации, кем являются и что делают персонажи, т. е. провести коннотацию снимка.

Похожее выражение для противопоставления денотации и коннотации имеет родственная классификация, предлагаемая Эрви-ном Пановским (Ervin Panofsky). To, что он называет преиконогра-фическим описанием образа, является простой идентификацией представленных на нем объектов или явлений. Например, указание на строение с куполом на снимке польского Сейма. Иконографический анализ - это что-то большее: извлечение скрытых категорий, понятий, определяющих эти объекты или явления. В нашем примере это здание связано с парламентом, репрезентацией политических партий. Наконец, иконологическая интерпретация -это выявление более широкого исторического, общественного, политического контекста, в котором выступают представленные объекты или явления. В этом случае Сейм как символ возрожденного после 1989 г. польского парламентаризма и даже как символ изменения строя в 1989 г., после чего он стал парламентом по сути, а не только по виду. Классификации Барта и Пановского имеют общее значение фотографического образа, доступное для интерпретатора в разной степени. Есть значения очевидные, навязывающиеся, поверхностные. В общем, мы можем сразу ответить на вопросы: что люди делают, где находятся? Тогда как уже вопросы о том, к чему стремятся, какие цели ставят перед собой, какими правилами руководствуются, требуют постижения более глубокого, скрытого, потустороннего значения.

Помимо денотации и коннотации, т. е. сферы значений образа, которую Барт в совокупности назвал studium, он указывает на воспринимаемое с большим трудом, непосредственное, поражающее или даже шокирующее влияние образа на зрителя, которое он назвал punctum. «Благодаря studium я интересуюсь многими фотографиями независимо от того, рассматриваю ли их как политическое свидетельство или они меня радуют как хорошие сцены из истории, поскольку участвую в персонажах, лицах, жестах обстановке, действиях с точки зрения культуры». Studium - это холодный, отстраненный анализ, интерес, но не страсть. Punctum — это конденсированный, синтетический способ передачи значения, которое навязывается зрителю напрямую без какого-либо предварительного анализа. «Какой-либо элемент выделяется на сцене, выстреливает и как стрела попадает в меня». Такими свойствами обладают фотографии экстра-класса. Глядя на снимок студента, задерживающего колонну танков на площади Тяньаньмынь, мы поражаемся контрастом жестокости автократической власти и моральной силы одинокой героической личности. Глядя на снимок, на котором работники верфи несут на доске тело товарища в декабре 1970 г., понимаем, чем на самом деле была «рабочая» власть, стреляющая в рабочих.

Когда предметом семиотического анализа является не один снимок, а серия, используются дополнительные категории семиотики: синтагматические и парадигматические реляции знаков. Серия снимков может фиксировать объекты или явления в разные моменты времени. Они приобретают характер повествования, а отдельные знаки свидетельствуют о временной последовательности: что-то происходит раньше, что-то позже. Например, на первом снимке участники манифестации собираются на площади, на втором - идут по улице, на третьем - разгоняются полицией. Три образа-знака находятся в синтагматическом отношении, обозначают события, которые составляют необратимую последовательность. Такая серия фотографий имеет большее познавательное значение, чем одиночный снимок: «Каждая фотография эпизода, в котором она появилась, и место этого кадра в еще более широких эпизодах (.... ) имеют большее познавательное значение, чем одиночный, изолированный образ». В то же время парадигматическая реляция означает возможность взаимного замещения образов-знаков при обозначении одного и того же объекта или явления. Снимки толпы пешеходов, парковки, заполненной автомобилями, и лежащих на пляже отдыхающих остаются в парадигматической реляции, поскольку все они показывают разные стороны одного и того же феномена -массового общества, и каждый, кроме различных денотаций, внушает одну и ту же общую коннотацию -невыносимую массовость общественной жизни, неотъемлемые издержки демократизации.

Знаки не изолированы, а объединяются в более широкое целое, называемое кодом. Код - это система знаков и условий их использования, определяющая, в каких комбинациях они могут выступать, чтобы передать сложные значения. Коды могут быть характерными либо для определенной области общественной жизни (например, код работы, код развлечений, код религии, код потребления и т. п. ), либо для определенной среды (например, код академический, код художественный, код интеллигенции, код журналистский), либо уже - для определенного рода активности (код одежды, код жилища, код еды). Распознавание кода, содержащегося на фотографическом снимке, т. е. его раскодирование, - важный начальный этап семиотической интерпретации. «Мы раскодируем образ посредством интерпретации указаний намеренных, ненамеренных или только внушенных значений. Такие указания могут содержаться в формальных элементах образа, таких как цвет, оттенки черного и белого, тон, контраст, композиция, глубина, перспектива и стиль обращения к зрителю. (... ) Мы раскодируем визуальный язык, с помощью которого образ нам "говорит"».


Используемая литература: Штомпка П.
Ш92 Визуальная социология. Фотография как метод
исследования:    учебник/ пер. с польск. Н.В.
Морозовой, авт. вступ. ст. Н.Е. Покровский. — М.:
Логос, 2007. — 168 с. + 32 с. ив.ил.
ISBN 978-5-98704-245-3


Скачать реферат: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Пароль на архив: privetstudent.com

Категория: Рефераты / Социология

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.