Структурная интерпретация

0

Формальный семиотический анализ снимка с помощью указанных категорий - только вступление к содержательному структурному анализу. При таком анализе предполагается, что наблюдаемые (и фиксируемые на снимке) социальные ситуации, явления, события не случайны и хаотичны, а представляют собой эманацию определенных глубоких, скрытых от непосредственного наблюдения общественных структур. Такие структуры определяют форму социальных ситуаций, явлений и ход событий; определяют и ограничивают то, что может произойти в общественной жизни. Не все вероятно, не все возможно. Следовательно, фотографический образ, показывающий некие проявления общественной жизни, является внешним знаком таких значимых структур, а его интерпретация основывается на выявлении структур, т. е. того, что обозначено, что скрыто денотациями и коннотациями наблюдаемых ситуаций.

В социологии имеются различные подходы к понятию общественной структуры. Не вдаваясь в дискуссию о различных подходах, что выходило бы за рамки этой книги, я принимаю здесь концепцию, которую представил в 1989 г. [136] как так называемую схему INIS. Проще говоря, структура - это сеть (система) отношений между элементами чего-то целого. Общественная структура -это сеть (система) отношений между элементами общественной системы. Я выделяю четыре вида элементов. Во-первых, человеческая деятельность. Она никогда не происходит в изоляции, а всегда в связи с деятельностью других людей. Элементарный тип таких связей - это интеракция (или ее классический пример: разговор), и отсюда сеть многосторонних и сложных связей между деятельностью личностей я определяю как структуру интеракции (I - interakcia).

Вторая составляющая общественной структуры — это общественные правила: нормы, определяющие желаемое поведение, ценности, указывающие на желаемую цель действий, жизненные образцы, целостно описывающие желаемый способ или стиль жизни. Они также не пребывают в изоляции, а связаны в сложные комплексы: обычаи, нравы, мораль, законы. Сумму дифференцированных и различным образом связанных общественных правил, принятых в данном обществе, я называю нормативной (N) структурой.

Третья составляющая общественной системы - идеи: распространенные убеждения, взгляды, преувеличения и т. п. Они вступают в различные отношения между собой, например консенсуса, когда они разделяются членами коллектива, диссонанса, когда они взаимно не соединимы, или спора, когда они являются предметом контестации. Они устанавливаются в виде сложных комплексов: мировоззрения, доктрины, идеологии, теологии, мифы, научные знания. Совокупность выступающих в обществе идей и их разнонаправленных связей я называю идеальной (I) структурой.

Наконец, четвертая составляющая общественной системы -это жизненные возможности: дифференцированные возможности доступа к общественно ценимым благам (идентифицированных таковыми с помощью распространенных ценностей), т. е. к богатству, власти, престижу, образованию, здоровью и т. п. Когда такие шансы равны для различных членов общества, мы говорим об эгалитаризации общества, когда эти шансы различны, мы говорим о разнообразных проявлениях общественного неравенства. Характерную для данного общества систему жизненных возможностей я называю структурой возможностей (S - szans). Структурная интерпретация в принятом здесь подходе основывается на получении и выявлении скрытых за наблюдаемыми проявлениями общественной жизни структур интеракций, мотиваций, идей и возможностей. Для визуальной социологии ключом для выявления скрытых, «глубинных» структур является фотографический образ, на котором зафиксированы какие-то внешние, «поверхностные» проявления общественной жизни.

В гл. 2 мы представили систематизированный список разных аспектов общественной жизни, которые могут быть предметом непосредственного наблюдения, а затем и фотографической регистрации. Стоит посмотреть на эти списки еще раз с другой стороны -поиска типовых наблюдаемых явлений или ситуаций, которые могут помочь в выявлении скрытых за ними структур. Это будут только примеры, указывающие направление поисков, а их полное использование оставляю читателю. Наиболее богатый визуальный материал предоставляет, естественно, деятельность и межчеловеческая интеракция. Структура интеракции в нашем понимании -то же самое, что «общественная геометрия», постулированная Георгом Зиммелем. Метафорическое использование термина «геометрия» должно, собственно, внушать среди прочего визуальную доступность. Снимки человеческой деятельности и интеракции легко поддаются структурной интерпретации в первом смысле этой процедуры. Следовательно, мы легко отличим простую интеракцию от сложной, как ее называл Джордж Г. Мид (George Н. Mead) -совместных действий, во всех группах. Будет понятен вид интеракции: разговор, семейный обед, заседание комитета, похороны. Зрительно можно будет отличить дружеский характер разговора от скандала, конфликт или борьбу от сотрудничества. На фотографии мы найдем разнообразные виды коллективов и групп -от наименее структурированной уличной толпы до формализованного наблюдательного совета корпорации, от очереди в магазин до военного парада, от дискотеки до симфонического оркестра.

Ключом к открытию пространственных условий интеракции могут быть снимки разных локализаций, в которых интеракции происходят: в городском дворе, в соседних домах в деревне, в бюро с разделенными перегородками столами сотрудников, в заводском цеху, ресторане, парке, аудитории, театре. Снимки, показывающие кризисные ситуации, стихийные бедствия, беспорядки, панику, в большей или меньшей степени выявляют временный распад структур интеракции, их анархизацию или, иначе, деструктуризацию. В свою очередь, фотографии реакций, когда люди справляются с такими ситуациями, указывают на процесс спонтанной самоорганизации или, иначе, реструктуризации.

Гораздо труднее делать выводы о нормативной структуре общества на основе визуального учета. Но и здесь мы находим определенные непосредственно наблюдаемые проявления. Зрительно фиксируются разнообразные предписывающие или запрещающие знаки, которых много в современном обществе. Например, дорожные знаки выражают правовое регулирование существенной сферы современной жизни. Знак «не курить» в разных общественных местах - от вокзалов до учреждений -сигнализирует о существенном изменении нравов, которые произошли в последние годы. Непосредственному наблюдению подлежат различные формы общественных санкций, которые, в свою очередь, являются сигналом нарушения каких-то правил. Пешеходы, осуждающие эксцентрические одежды проститутки; мать, бьющая ребенка; городские службы, убирающие неправильно припаркованный автомобиль; полиция, атакующая демонстрантов, - это несколько примеров, позволяющих воссоздать какие-то общественные нормы, обязательные для данного общества, а также наиболее общие свойства нормативной структуры: ригоризм или пермиссивизм, границы общественной толерантности, легализм и т. п.

Большие возможности определения нормативных структур дают не отдельные фотоснимки, а их серии. Нормативное регулирование отражается в повторяемости, типичности определенных способов поведения, а это можно заметить только на многих снимках, сделанных в разных ситуациях. Тогда, фотографируя наиболее мелкие, интимные, ежедневные проявления поведения, мы можем выявить примеры, которые в них реализованы. Например, снимки здоровающихся людей, сделанные в разных ситуациях, позволяют определить господствующие в данном коллективе правила. Подобным образом существенные в современном обществе образцы моды выявляются только тогда, когда на многих снимках мы увидим похоже одетых женщин. Еще больше шансов выявить нормативные структуры дает сравнительная фотография, представляющая разные культуры. В этом случае видно, что стили поведения, одежды, макияжа, домашнего уклада, характер орудий труда и многие другие аспекты общественной жизни не являются общими для человеческого вида, а подчиняются свойственным каждой культуре правилам, определяющим, что «нормально», правильно, ожидаемо. Через контраст правила каждой культуры представляются особенно выразительно, а само наблюдение их плюрализма становится важным уроком релятивистских и толерантных позиций.

Столь же трудной для непосредственного наблюдения (и фотографической регистрации) областью является структура идей -распространенных в обществе убеждений и взглядов. Относительно редка ситуация, когда мы можем напрямую заметить их вербализованный вид. Так бывает, например, когда из содержания транспарантов во время уличной демонстрации мы можем узнать политические намерения толпы. Другой пример - визуальная так называемая социальная реклама, пропагандирующая определенные идеи, правительственные акции или общественные доктрины. Наши умозаключения чаще будут более опосредованными. Идеи имеют свои материальные институции, в которых они культивируются. Их наблюдение может нам рассказать нечто о самих идеях или о популярности идеи определенного вида. Например, наблюдая людей в церквях, мы можем узнать о религиозных предпочтениях общества, а видя храмы, переделанные в склады или рестораны, - о его секуляризации. Наблюдаемые религиозные ритуалы, литургии или убранство храмов дают ключ к определению теологических убеждений. Многочисленные книжные магазины или киоски с газетами говорят нам об уровне образования общества, а очереди в музеи - о состоянии его художественного воспитания.

Четвертый аспект общественной структуры — структура возможностей - находит выражение во многих наблюдаемых явлениях и ситуациях. Снимки фиксируют имущественное неравенство, общественные контрасты, особенно богатства и нищеты, деградации и маргинализации. Они, напротив, могут указывать на определенный уровень эгалитаризации, «серости» общества. Более всего об этом говорят фотографии цивилизационных или технических материальных объектов повседневной жизни различных классов. Тип усадеб, меблировка и организация жилого пространства, оборудование домашнего хозяйства, средства транспорта (например, вид и марка автомобиля) - видимые знаки материального положения. Другая область, в которой отчетливо отражаются классовые различия, это потребление: магазины, купленные товары, рестораны, кафе, бары. Несколько экзотическим, но и поучительным предметом наблюдений и фотографической регистрации могут быть отбросы. То, что трактуется как бесполезное и не имеющее ценности, разделяет группы с различным имущественным статусом. Важные знаки имущественной ситуации можно найти в области моды и снобизма различного вида. Классово дифференцированными являются также разные виды отдыха и спорта. Ежедневное занятие джоггингом мы редко увидим в рабочей среде, а на поле для гольфа определенно встретим членов высшего общества. Аналогично клиент спортзала для культуризма отличается от посетителей плавательного бассейна.

Неравенство власти также имеет свое наблюдаемое выражение. Наиболее это очевидно в политической власти -костюмы (особенно типичные для монархических или автократических режимов), дворцы и резиденции, тронные залы и залы приемов, эскорты охраны, кавалькады официальных машин (то, что действительно едет кто-то очень важный, мы узнаем по присутствию в кавалькаде реанимобиля). В учреждениях и корпорациях о статусе власти свидетельствует убранство кабинетов, форма столов или обустройство конференц-залов с пространственно выделенным местом для руководителя, а иногда и отчетливая иерархия кресел, соответствующих рангу работников. Тончайшие сигналы большей власти в повседневной жизни мы обнаружим в жесте, позе, взгляде, направленном на других. Исследователи -приверженцы феминизма -указывают, например, на особенный способ, которым мужчины смотрят на женщин, как признак глубоко исторически укоренившегося доминирования мужского пола — отношение к женщине как к предмету.

Существенное визуальное проявление престижного неравенства - снобизм различного рода. Известные люди стараются быть олицетворением определенного стиля жизни, придерживаться актуальной моды, быть общительными. Они особенно заботятся о своем внешнем виде, физической форме, занимаясь элитарным спортом - теннисом, гольфом, верховой ездой, посещая фитнесс-центры или косметические салоны, что предоставляет дополнительные возможности для контактов в своей среде. Демонстративный конформизм является, с одной стороны, способом достижения престижа, а с другой -симптомом достигнутого престижа. Но может быть и наоборот: когда слава является эффектом контестации, нонконформизма, снобизм проявляется в небрежности в одежде, стиле, дружеской форме - небрежность намеренная, выученная, отрежиссированная - представляет собой также сигнал верховенства. Небрежный костюм рок-звезды, заплатанные джинсы от Армани или старенькая автомашина вольво с современным двигателем могут означать показное пренебрежение к жизненным удобствам, что характеризует настоящую элиту, занятую действительно важными делами.

Другие формы неравенства тоже имеют свои зримые проявления. Например, такие атрибуты, как портфель или очки, газета в кармане плаща, полки, заполненные книгами, дома могут обозначать более высокий образовательный статус. Занятия спортом, активные игры или состояние домашней аптечки могут быть признаком заботы о здоровье.

Приведенные примеры наверняка не исчерпывают богатство наблюдаемых (фиксируемых фотографически) проявлений разнообразных ипостасей общественной структуры. Они могут служить только для побуждения социологического воображения читателя и склонить к обострению внимания к окружающему нас необыкновенно визуально насыщенному общественному миру.


Используемая литература: Штомпка П.
Ш92 Визуальная социология. Фотография как метод
исследования:    учебник/ пер. с польск. Н.В.
Морозовой, авт. вступ. ст. Н.Е. Покровский. — М.:
Логос, 2007. — 168 с. + 32 с. ив.ил.
ISBN 978-5-98704-245-3


Скачать реферат: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Пароль на архив: privetstudent.com

Категория: Рефераты / Социология

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.