Образ политического лидера современной России в восприятии студентов с разными ценностями

0

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Образ политического лидера современной России в восприятии студентов с разными ценностями

 

Содержание

 

Введение……………………………………………………………………..………2

Глава 1 - Литературный обзор  исследований политического лидерства

1.1           Лидерство в социальной психологии: теории и подходы к изучению…………………………………………………………………………………..3

1.2           Исследование  политического лидерства в зарубежной психологии .......................................................................................................................................9

1.3           Исследование политического лидерства в отечественной психологии…………………………………………………………………………………...15

Глава 2 - Экспериментальная часть исследования

2.1            Выборка и методики исследования………………………………..……..28

2.2           Изучение ценностей студентов: гендерный аспект……………………….32  

2.3           Сравнение      образов    политических     лидеров у студентов с различной мотивацией ……………………………………………………………….……….35

2.4           Сравнение образов политических лидеров студентов с разными ценностями …………………………………………………………………………...…...38

Заключение ………………………………………………………………..………50

Рекомендации для практического использования ……………………..………51

Список использованных источников……………………………………..……..53

Приложение А (справочное)…………………………………………………….56

Приложение Б (справочное)……………………………………………………..57

Приложение В (справочное)……………………………………………………..58

Приложение Г (справочное) ……………………………………………………..67

Приложение Е (справочное) …………………………………………………….73

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

         Актуальность исследования обусловлена тем, что среди основных и самых важных проблем общественного развития в современном мире, особенно в России, на первом месте стоит проблема политического лидерства - поиска и выдвижения на решающие политические и государственные посты новых людей, способных на преобразование государства в лучшую сторону и на проведение политики улучшающей жизнь населения страны.

Проблема политического лидерства возникает только при наличии определенных политических условий и политических свобод. В советской психологии политическое лидерство не рассматривалось, так как идеология  выдвигала лишь один тип лидера, соответствующий коммунистическим идеям и модели общества. Именно поэтому политическое лидерство как теоретический и практический феномен оказалось в центре внимания лишь в конце 80-х годов ХХ века, когда начались альтернативные выборы в Советы союзного, республиканского и местного уровней.

От этой точки отсчета и рассматривают проблему отечественного политического лидерства, процесс формирования образа политического лидера, методы реализации лидерами своего призвания.

Объект исследования - студенты, возраст – 18-22 года, всего около 42 человека.

Предмет исследования -  особенности восприятия образа политического лидера современной России студентами с разными ценностями.

Целью нашего исследования является изучение ценностных и   мотивационных факторов, связанных образом политического лидера современной России у студентов.

Задачи исследования:

  1. Проанализировать социально-психологическую литературу, посвященную политическому лидерству и восприятию политиков.
  2. Исследовать мотивационные особенности современной молодежи (на примере студентов ).
  3. Изучить взаимосвязи мотивов студентов с формированием у них образа политического лидера современной России.

Гипотеза исследования - существуют различия в восприятии политического лидерства, связанные с типом  мотивации (ориентация на достижение или неудачу).

Исходя из цели исследования нами были подобраны следующие методики: обследование образа политических лидеров с помощью семантического дифференциала  Ч.Осгуда; проективная методика TAT (вариант X. Хекхаузена) — математическая обработка в модификации Т. В. Бендас;  ассоциативный эксперимент; проективная методика изучения мотивации достижений Люннеборга и Розенвуда, модификация Т. В. Бендас.

          Дипломная работа включает в себя: введение, 2 главы, заключение, список использованной  литературы (43 источника) и приложение. Объем работы – 73 страницы (54 страницы основного текста и 19 страниц приложение).

Глава 1 – Литературный обзор проблем политического лидерства

 

         1.1 Лидерство в социальной психологии: подходы к изучению

 

Исследование процессов,  связанных с организованной деятельностью группы, общности или народа  берет начало  в трудах античных мыслителей. Аристотель выделил три «правильные» с точки зрения целей  и блага общества формы правления:

- монархия, это наследная власть. Монархом может стать тот, кто указан уходящим правителем, - избранник действующего монарха. Крайняя форма монархии – тирания.

- аристократия – это такое  правление, при котором верховная власть принадлежит гражданам, имеющим значительную собственность, отличающимся знатным происхождением и признающим благо государство  высшей ценностью своей жизни. Крайней формой аристократии Аристотель называет олигархию, при которой верховная власть принадлежит гражданам, владеющим собственностью и нацеленным на выгоды отдельных групп и родов.

- полития – это такая форма правления, когда ради общей пользы правит большинство. Верховная власть сосредоточивается в руках состоятельных воинов, которые вооружаются за собственный счёт. Эту форму правления Аристотель считает наилучшей, поскольку масса менее подвержена порче. Извращением политии является демократия  как власть, имеющая в виду не общее благо, а выгоды неимущих, то есть нищих.

В результате осмысления труда Аристотеля появились первые героические теории, главной идеей которых является признание  в некоторых людях - героях -  избранности и необыкновенности. Все они обладают уникальной совокупностью личностных особенностей, таких как происхождение, благородство крови, богатство, физическая  сила, везение или удачливость, красноречие, смелость и другие.  Эти люди ведут за собой народ и творят историю. Платон считал, что правитель должен быть философом и носителем высшего знания.

Древний китайский мыслитель Конфуций, который выразил традиционное понимание правителя как мудреца, наделяет лидера  высшими качествами и добродетелями. Трактовка  лидера как носителя высший мудрости и личностных свойств получила развитие в работах Н.  Макиавелли, Ш. Монтескье, Э. Роттердамского и др. В Средние века и в эпоху Возрождения в Европе усилилась борьба за ресурсы, шли нескончаемые войны между государствами, поэтому вновь приобрела ценность мысль о мудрости и дальновидности правителя, держащего в своих руках судьбу народа и страны. Если древние мыслители рассуждали об идеальном лидере,  то в эпоху бесконечных войн появились  размышления о конкретных людях, их облике и действиях [28, 34].

Английский философ 19 века Томас Карлейль выделил шесть типов героев. Которые на протяжении человеческой истории выполняли различную роль в жизни общества и народов: божество, пророк, поэт, пастырь, писатель и вождь. Черты великих героев – интеллектуальные и волевые качества, умение ставить цели и вести других людей к их достижению. Также герои  отличаются справедливостью, мудростью и благородством мыслей и поведения. К ним Т. Карлейль относил Наполеона и Кромвеля [23].

По Г.Гегелю, великие люди, осознавшие призвание управлять народами и странами, также являются героями. Их главное отличие от обычного человека – способность к  деятельности в соответствии с потребностями времени и необходимостью общественного развития и решения великих общественных задач.

Таким образом, в представлениях мыслителей и философов  о лидерстве проявляются общие для человечества образы героя. Черты лидера едины вне зависимости от национальной принадлежности: как правило, это патриот, мудрец, защитник независимости государства, развитию чувства гордости за свою страну и ее историю [17]. При этом в зависимости от исторического периода и потребностей общества на первый план выходит наиболее востребованный образ: в период войн и революций актуален герой, в процессе становления государства - правитель, в кризисных ситуациях нужен мудрец.

Таким образом, традиционно лидерство ассоциируется с героизмом и  мудростью - человека и Бога, с грандиозными изменениями в обществе, справедливым и нравственным отношением к людям.

Исследования поведения вожака в сообществах животных, например, крыс, некоторых видов рыб, обезьян,  позволили наблюдать и выделить закономерности поведения  особи, занимающей доминирующее положение. Подобные исследования были весьма полезны для понимания того, какие факторы в человеческом обществе  позволяют одной, а не другой особи, достичь привилегированного и авторитетного положения. Имеют знание организация иерархи и структуры сообщества, функции вожака, которые определяются не только его преимуществами, но и теми условиями, в которых проживает сообщества. Выделено 23 типа вожака, основаниями для выделения типов являются, пол, возраст, темперамент, количество особей , мера доминирования и деспотизма, степень влияния и эффективность выполнения вожаческой роли.  Обнаружено, что доминантность или социальная активность  более привлекательны для других особей, чем подчиненность. Так подтверждается, что существуют биологические предпосылки вожачества. Нарду с агрессивной и эгоистической, что определяется конкурентным поведением, в сообществах  животных существует кооперативная модель вожачества.

Существуют различные модели вожачества, что связано с многообразием факторов, определяющих вожачество [1].

Мы делаем вывод, что если зоосоциальное поведение животных столь сложно организованно, то в человеческом обществе  на выбор лидера должно влиять несравнимо большее количество факторов и условий. Причем, они  связаны не только с тем, что страны и народы по – разному структурируют свою совместную жизнедеятельность, но и то, что человек сознательно направляет поведение сограждан и создает средства управления своими соотечественниками и сородичами.

Как обобщает Т.В. Бендас, в политической лидерологии преобладают три подхода: психоаналилитический, необихевиорльный (посвященный изучению стилей поведения лидеров) и типологический, посвященный поиску ключевых черт личности лидера. Рассмотрим эти подходы более подробно.

Одним из основоположников психоанализа был Карл Густав Юнг. Его учение о коллективном бессознательном дало исследователям основания рассматривать лидера как результат проявления одного из главных мифологических образов - архетипа Героя или Отца.  Анализируя сказания и мифы, Юнг увидел  похожие элементы в истории Героя. Это  его божественное рождение, спуск в подземный мир,  героические действия, которые он должен совершить, такие, например, как битва с чудовищами или выполнение опасного поручения. В этих историях почти всегда присутствует мотив поражения, крушения надежд, смерти, воскрешения. Другой образ лидера  может быть обнаружен в архетипе Мудрого Старца. Его качества: знание, размышление, озарение, мудрость, ум и интуиция. Мы видим, что все эти типы героев всегда представляют собой не просто мужскую или маскулинную роль, но и указывают  на их принадлежность к мужчинам .

Необихевиральный подход к изучению политического лидерства основан на исследования таких социальных психологов как Н. Миллер и Дж. Доллард, авторами  теории фрустрации и агрессии;  А. Бандуры, Ф. Петермана, авторами теории социального научения. Также сюда можно отнести концепцию локуса контроля» Дж. Роттера,  теорию ожидания Дж. Мида, теорию взаимодействия исходов Дж. Тибо и Г. Келли, теорию элементарного социального поведения Дж. Хоманса. Эти теории мы рассмотрим ниже, считаем это важным, так как самые общие закономерности социального взаимодействия и лидерства они с разных сторон рассматривают самым исчерпывающим образом.

Типологический подход связан также с исследованиями социальных психологов. Собственно психологические особенности лидера  пытались выделить представители так называемой "теории черт", авторами которой трационно называют Ф. Гальтона, К. Бэрда и  Э.С. Богардуса [6]. Основная их идея такова: лидер обладает врожденным набором личностных черт. 

Приверженцы этой теории выделили  основные качества лидера:

- стремление к ответственности и завершению дела;

- ответственность за  последствия действий и решений;

- упорство в достижении цели;

-  инициативность и способность рисковать;

- оригинальность в решении проблем;

- самоуверенность;

- способность влиять на поведение окружающих и управлять людьми;

- способность противостоять фрустрации и расколу в группе.

 Но исследование этих черт привел к иному пониманию лидерства и его обусловленности местом, временем, ситуацией и другими людьми. Как указывает Р. Стогдилл, различные ситуации требуют от людей проявления различных черт. Например, в военных конфликтах преимущества имеют личности смелые и волевые, а в созидании – те, кто умеет конструктивно общаться. Так ситуационный подход к лидерству получил значительное признание. Эта идея ситуационной теории лидерства был, подвергнута критике со стороны Жана Пиаже, который считал, что такой подход  снижает значение собственной активности лидера [30,35, 37 ].

Для того чтобы снять подобные  возражения, будто теория рассматривает личность лидера как флюгер, Эдмунд Хартли предложил модификацию этой теории. Он утверждал, что, если человек становится лидером в одной ситуации, скорее всего, он проявит подобную активность и в другой. Также в результате стереотипного восприятия лидеры в одной ситуации рассматриваются группой как "лидеры вообще". С другой стороны, заняв лидерские позиции в некоторой ситуации, личность получает признание  и авторитет, который способствуют его избранию лидером и в других обстоятельствах. И последнее, лидером чаще выбирают человека, имеющего стремление к лидерскому положению и деятельности [41,42].

Научные дискуссии и поиски привели к появлению третьей, более компромиссной теории. В 1952 году Г. Герт и С. Милз выделили четыре фактора, которые было необходимо, по их мнению, учитывать при рассмотрении феномена лидерства:

а) черты и мотивы лидера как человека;

б) образы лидера и мотивы, существующие в сознании его последователей, побуждающие их следовать за ним;

в) характеристики роли лидера;

г) институциональный контекст, т.е. те официальные и правовые параметры, в которых работает лидер и в которые он и его последователи вовлечены.

Другим важнейшим направлением изучения лидерства в начале ХХ века стал психоанализ. Психоаналитические теории личности лидеров были начаты еще классической работой З. Фрейда и У. Буллита, исследовавших с по­мощью биографического метода Томаса Вудро Вильсона — 28-го президента США — и показавших, что в личности этого президента преобладали феминин­ные, а не маскулинные черты. Особенно ярко они были выражены в детстве, что обусловило его стремле­ние окружать себя людьми, стоящими ниже его по уровню развития и социальному положению. Продолжая развивать идеи психоанализа, А. Адлер и Г. Лассуэл рассматривали лидерство как проявление нереализованных в социальной жизни влечений. Подавленные влечения становятся источником высокой социальной активности, приводящей человека к лидерству. Другие психологи, такие как Т. Адорно, Э. Фромм, Э. Эриксон, скорее всего, полагаясь на авторитет К.Г.Юнга,  описывали личность лидера как фигуру Отца. По мнению сторонников данной концепции, в индивидуаль­ном опыте некоторых последователей лидер занимает место родителей.

Стогдилл и Шатли предложили изучать лидерство с точки зрения статуса, взаимодействия, восприятия и поведения индивидов по отношению к другим членам группы. Таким образом, лидерство стало рассматриваться как отношения между людьми, а не как характеристика отдельного индивида. Следуя этой традиции, Р. Кеттел предложил рассматривать лидерство как динамичное взаимодействие между целями лидера и целями и потребностями последователей, где функция лидера сводится к выбору и достижению групповых целей [1,44].

Существуют другие теории и подходы, сделавшие определенный вклад в исследование лидерства. Например, так называемая системная теория лидерства М. Мэмфорда, которая трактует лидерство как процесс организации межличностных отношений в группе, а лидер является субъектом управления этим процессом. Лидеры – это те индивиды, роли которых требуют, чтобы они контролировали и координировали действия двух или более подсистем. Основная задача лидера – выбирать и организовывать  действия, увеличивающие адаптацию системы в целом [41].

Фред Фидлер предложил "вероятностную модель эффективности лидерства", в которой делается акцент на интеграции влияния личностных свойств лидера и ситуативных переменных, таких как отношения между лидером и последователями, вид задачи, степень власти.
Фидлер выделяет два стиля лидерства: ориентацию на
задачу и ориентацию на межличностные отношения. Также эти стили связывают с инструментальной и эмоциональной функциями лидерства. Разделение функций и ролей, разграничение сфер деятельности инструментального и эмоционального лидера напоминает разделение функций руководителя и лидера, предложенное Р.Лайкертом.

По мнению Фидлера, стиль лидерства соотносится с ситуативными переменными таким образом, что наиболее благоприятная ситуация для лидера включает хорошие отношения с последователями, правильно разработанную задачу, сильную позицию лидера. Фидлер сделал вывод, который получил подтверждение в организационной психологии: ориентированный на задачу лидер более эффективен, когда ситуация либо очень благоприятна, либо очень неблагоприятна для него. В то время как  ориентированный на межличностные отношения лидер более эффективен в ситуациях только умеренно благоприятных или умеренно неблагоприятных.

 Атрибутивные теории рассматривают лидера как своего рода марионетку, получающую прямые инструкции и власть от своих
последователей.  В контексте нашего исследования это именно те теории, которые наиболее применимы к рассмотрению политического лидерства. Есть основания  утверждать, что наблюдение за реальными политическими событиями подтверждает некоторые указанные особенности.  С одной стороны, это стихийный процесс, связанный с самоорганизацией общества и групп, входящих в него. С другой стороны,  это процесс целенаправленного воздействия на массовое сознание со стороны различных политических сил через средства массовой информации. Примером такого лидерства считают Л.И. Брежнева, который выражал цели группы. Следовательно, суть лидерства обнаруживается в ожиданиях последователей и членов группы [40].

В теории обмена, автором которой традиционно считают социолога Джорджа Хоманса, понятие «обмен» используется для описания основного способа поведения людей в ходе взаимодействия между ними.

Хоманс предлагает шесть аксиоматических положений  теории обмена.

  1. Аксиома успеха: чем чаще соответствующие действия людей получают вознаграждения, тем вероятнее, что эти действия будут осуществляться ими с определенной частотой и дальше.
  2. Аксиома стимула: если в прошлом тот или иной стимул (или набор стимулов) был связан с вознаграждением действия индивида, то чем более похожи на него стимулы в настоящем, тем вероятнее, что человек совершит такое же (или похожее на него) действие.
  3. Аксиома ценности: чем большую ценность представляет для индивида результат его действия, тем более вероятно совершение им данного действия и в последующем.
  4. Аксиома депривации - пресыщения: чем чаще в недавнем прошлом индивид получал определенную награду, тем менее ценным становится для него любое последующее получение этой награды.
  5. Аксиома агрессии - одобрения: а) если действие индивида не вызовет ожидаемого вознаграждения или неожиданного наказания, он испытает состояние гнева, и возрастет вероятность того, что более ценным для человека станет агрессивное поведение; б) если действие индивида получит ожидаемое (либо даже большее) одобрение или не приведет к ожидаемому наказанию, то он испытает чувство удовольствия, и тогда возрастет вероятность того, что он воспроизведет одобряемое поведение, поскольку оно будет для него более ценным.
  6. Аксиома рациональности: при выборе между альтернативными действиями индивид изберет то, для которого ценность результата, помноженная на вероятность его получения, наибольшая.

Названные выше положения теории обмена имеют существенное значение для оптимизации поведения людей и их взаимодействия в самых различных социальных структурах и сферах.

Бендас Т.В. отводит значительное место  одной из самых поздних теорий LMX – «leader – member exchange». Автором подхода, который концентрировал внимание на взаимоотношений лидера и последователей стал Г. Грайен, опубликовавший в 1976 году программную статью. Согласно его представлениям, лидер строит свое взаимодействие не со всей группой, а в диаде с каждым подчиненным на основе обмена — в награду за хорошую работу и мотивацию, превышающую обязательные деловые  обязанности. В награду подчиненный получает уважение и заботу о его комфорте и благополучии. В зависимости от степени благоприятности такие отношения между лидером и последователем называются отношениями высокого, среднего или низкого порядка.  Исследования его учеников и коллег привели к выделению стадий обмена. Ключевым фактором эффективности была обозначена терпимость на переговорах. Также были выделены позитивные ресурсы лидера, приводящие к надежным отношениям с подчиненным – влияние на принятие решений, внимание и поддержка  развития подчиненного, доступность информации и автономия выполнения задания. Эта теория, по мнению Т.В.Бендас, является промежуточным этапом в понимании лидерства – между традиционным изучением качества сделок между лидером и последователем и трансформационной, которая подчеркивает роль лидера в достижении лидерских позиций его учениками и последователями [2].

Таким образом, в настоящее время лидерство рассматривается как процесс взаимодействия социальных и психологических факторов. Лидерство представляет собой один из механизмов организации групповой жизнедеятельности, когда отдельная личность или часть социальной группы выполняет роль лидера -  координирует, направляет действия всей группы. Группа,  наделяющая лидера целями и задачами, выражает ожидания и намерения, принимает и поддерживает его действия.  Также важно, что новые условия жизни человека приводят к появлению новых способов взаимодействия между лидером и последователями. Новые типы лидерства посвящены анализу новых факторов и стилей лидерства. 

 

1.2  Исследование  политического лидерства в зарубежной психологии

 

Американская социальная психология имеет самые долгие традиции в изучении политического лидерства. Исследованиями политического сознания и поведения занимались М. Герман, П. Суедфелд и А. Рэнк, Д. Саймонтон, Л. Росс, Х. Шредер, Г. Гибб, Г. Лассуэл, Р. Лайн, А. и Дж. Джордж, Д. Сарс, М. Херман, Д. Винтер, М. Гатрон и Е. Марвик  др. Одним из вопросов их работ стал поиск факторов, которые способствуют появлению лидерских качеств у обычного человека.

Психологи часто обращаются к  идеям З. Фрейда в поисках механизмов и источников лидерства. Согласно идеям З. Фрейда, подавленное либидо может переходить в стремление к лидерству, в то время как народ нуждается в лидере, аналогичном авторитарному отцу рода.

Последователь Фрейда Альфред Адлер утверждал, что стремление к лидерству компенсирует чувство неполноценности (недостаточности) личности. Адлер делает центральным объяснительным принципом  своего подхода волю к власти следующую идею.  Стремясь к  превосходству  и  социальной  власти,    субъект хочет компенсировать связанный с организмическими ограничениями  дефицит власти.

Но наиболее признанным и продуктивным является неофрейдистский взгляд основателя франкфуртской школы психоанализа Эриха Фромма. Исследователь рассматривает политического лидера в рамках общественных ценностей. Причинами формирования лидерских качеств у личности он считает воспитание и жизненный опыт.

Компенсаторное объяснение власти  предоставил  Г.Лассуэлл, который утверждал что психологической   основой   политической   деятельности   является бессознательное вытеснение  личных  конфликтов. Ласуэллу принадлежит идея, что человек, стремящийся к власти, свои частные  мотивы  переносит на общественные объекты и использует риторику общественного  интереса [19,44].

Приобретение    власти  компенсирует неполноценность и фрустрацию, отличительной особенностью таких людей, по его мнению, является:

-   ненасытное стремление  к  власти;

- использование других  ценностей  и  людей  как  средств  достижения  власти;

- желание ее только  для  себя;

- овладение  технологиями  власти. 

 Александер Джордж в своей работе “Власть как компенсаторная ценность” расширил идеи Лассуэлла (A. Geоrge, 1968) [41]. Он утверждает, что  все политические лидеры стремятся к  власти.  Один  из  возможных случаев  образования  потребности  во  власти  связан  с   наличием   страха слабости и  страха чужого доминирования. Также  мотив власти может сформироваться при наличии  агрессивных  и  деструктивных  черт личности, следовательно, власть может быть желанна по  многим  причинам,  причем  у одного и того же человека в различное время эти причины мт быть  разными, но сводятся всего к трем:

- человек хочет доминировать над другими и/или

- избегать чужой власти над собой и/или вмешательства в свои дела

- осуществлять достижения некоторых (общественных) целей.

Таким образом,  преобладание  мотива власти  понимается как следствие дефицита позитивных психосоциальных связей личности и эгоцентрических амбиций. Дефицит хороших отношений в раннем детстве может стать началом иных причин  и превратить страсть  к  власти  в  главный и почти единственный мотив  личности.  Неблагополучие  в  родительской  семье  –  типичная  черта биографий наиболее властолюбивых и авторитарных политиков.

 Выше мы рассматривали несколько основных групп теорий политического лидерства, первыми появились «героические» теории или теории черт.  В рамках этого направления были предприняты иссле­дования царских династий различных наций, анализ браков между правителями и т. д. Основной идеей данного подхода было убеждение в том, что если ли­дер обладает качествами, передающимися по наследст­ву, то эти качества можно выделить. Исследователи пришли к пониманию невыполнимости составления перечня таких черт и ограниченности этого подхода, не учитывающего активность, социальные условия, этнические черты и т.д.

Значительный вклад в исследование политического лидерства внесли Дж. Хоманс, Дж. Хемфилл, Р. Стогдилл, С. Эванс, Ф. Фидлер и др. Эти теории названы теориями ожидания - взаимодействия, главное утверждение которых: эффективность группы носит веро­ятностный характер и определяется соответствием стиля лидерства конкретной ситуации.

Ф. Фидлер выделяет два возможных стиля лидерства: ориента­ция на задачу и ориентация на межличностные отно­шения, иначе говоря, инструментальное и эмоциональ­ное лидерство [27]. Автор показал следующие зхакономерности.

  1. Для лидера более благоприятна ситуация, в которой он имеет сильную власть.
  2. Приверженность одному способу достиже­ния цели повышает авторитет и влияние лидера.
  3. Личные хорошие отношения с последователя­ми усиливают позиции лидера.

Иными словами, благоприятная ситуация для лидера включает хорошие отношения с последователями, хо­рошо структурированную задачу и сильную позицию лидера. Мы считаем, что инструментальное мастерство успеш­ного политического лидера всегда сочетается с эмоциональным воздействием, которое он оказывает.

Значительное признание   у политических технологов  получила мотивационная теория лидерства С. Митчела и  С. Эванса. Успешность лидера рассматривается в зависимости от того, может ли он мотиви­ровать последователей так, чтобы увеличить вероятность достижения целей и приверженность выбранному им способу достижения.  Теория предполагает определенную структуру лидерского процесса, включающую следующие типы лидерского поведения:

- поддерживающее лидерство (дружеские отно­шения с последователями, интерес к их потреб­ностям и статус);

- директивное лидерство (регламентирующее и контролирующее действия последователей);

-    разделенное лидерство (консультирование с последователями);

-  лидерство, ориентированное на достижение (акцент на качественный результат).

Различные типы поведения мт быть использованы одним и тем же лидером в различных ситуациях. Условия окружающей среды выполняют три функ­ции, от которых зависит влияние лидера на мотива­цию последователей:

1) функция мотивации последователей на выпол­нение действий по решению поставленной задачи;

2) функция стабилизации поведения последователей;

3) функция вознаграждения за достижение цели.

Объяснение феномена Ф. Рузвельта, пользовавшегося необъяснимым доверием и поддержкой большого количества людей, было представлено в подходе связанном с теорией обмена и транзактного анализа  (Э. Берн, Г. Келли, Г. Саймон, Дж. Тибо, Дж. Хоманс и др.).

Атрибутивные теории, рассматривающие лидера как не самостоятельное лицо, а как воплотителя указаний последователей, также применимы к пониманию феномена политического лидерства. Данная точка зрения предполагает, что лидер от­ражает цели группы и действует от ее имени. Таким образом, для понимания лидерства необходимо иметь представление об ожиданиях и целях последователей.

Мы обнаружили, что большинство авторов теоретического направления, исследующих политическое лидерство, придерживаются позиции Г. Пэйджа. Исследователь считает, что политическое лидерство - это поведение людей, находящихся в позиции власти, их соперников, их взаимодействия с остальными членами общества   [17,23]. 

Политическое лидерство относится  не только к по­ведению людей, находящихся во властных структурах и занимающихся руководством страной или большой группой.  Также исследуется отношение и действия тех, кто находится на среднем и низком уровне. Под политическим лидерством имеется в виду не только лидерство отдельных лично­стей, но и коллективное лидерство и взаимодействие лидера со своими последователями как единое образо­вание. Это означает существование лидерства в опреде­ленном типе общественных институтов, например, пар­тии, законодательной власти, оппозиции, или в политических процессах,  например, в процессах принятия политических решений, выборов.

Далее остановимся на исследованиях субъективных факторов, определяющих политическое лидерство, - личностные качества и черты. От личностных качеств зависит любая деятельность, ее стиль и характеристики, отношение  окружающих людей и общества. Следовательно, личность политика определяет стиль его деятельности, взаи­моотношения в политической организации, успех реа­лизации выдвигаемых целей и задач.

Наиболее информативными в исследованиях личности лидера (политика) считают: потребности, ценности, мотивы и убеждения, определяющие политическое по­ведение. Отдельно исследуются представления активной личности о самом себе, то есть самоотношение и различные проявления самооценки (3.Фрейд, А. Адлер, Г. Лассуэлл, и др.).

Применительно к политической деятельности человек рассматривается как субъект самореализации. Следовательно, определение ведущего мотива политической деятельности имеет первостепенное значение в понимании особенностей лидерства конкретного политика. Мотив  власти  можно  определить   как заинтересованность в получении  влияния и контроля над действиями других людей, группы или общества в целом. Этот мотив основан на желании иметь  престиж и вызывать сильную эмоциональную  реакцию.  При  достижении  власти  и  политический лидер  уменьшает  напряжение, иногда он переживает чувство  эйфории,  которое  компенсирует  низкую самооценку. Мотив власти у политических лидеров является  сложной  психологической характеристикой для анализа, поскольку может проявляться в деятельности  по-разному, в зависимости от доминирующего образа власти,  от  наличия  разного рода психологических травм, жизненного пути и  т.д.

Александр Хавард не занимался собственно психологическими исследованиями лидерства, созданием модели и поиском инструмента для измерения, но его размышления о нравственном лидерстве представляются нам заслуживающими внимания. Автор считает, что лидерство и есть характер человека, формирующийся именно в любой социальной среде, которая окружает с самого детства. Достигая сознательного и ответственного возраста, человек становится для себя субъектом, развивающим отдельные стороны характера. Следовательно, лидерство, как и зрелость,  направляются самой личностью. По его мнению, лидерство неразрывно связано с  добродетелью. Изначально добродетель создает доверие, без него лидерство неосуществимо, в свою очередь добродетель является силой, побуждающей лидера к действию. Так добродетель обеспечивает лидеру возможность делать то, что от него ожидают последователи [43].

Исследователь так называемого нравственного лидерства А. Хавард утверждает, что лидеры определяются по степени их великодушия и смирения.  Смирение трактуется как способность эгоизм и служить другим людям, а под  великодушием понимается  устремленность к значительным для общества и человечества целям. Великодушие  как щедрость души создает высокие замыслы, смирение направляет эти замыслы в русло служения другим. Оба эти качества  создают харизму. 

Еще один автор, идеи которого, на наш взгляд, имеют непосредственное отношение к предмету нашего исследования, это американский политолог Дж. Барбер [46]. Его работа «Президентский характер» вызвала научные дискуссии и легла в основу многих практических исследований. Барбер изучал исторические и  биографические документы и свидетельства, относящиеся к американским президентам.  Он предложил структуру личности:

-  стиль  как привычный способ исполнения политических ролей;

- взгляд на мир, включающий политические верования, концепцию социальной причинности, человеческой природы и основного нравственного конфликта;

- характер как жизненная ориентация и особенности взаимодействия с другими людьми.

Также Барбер выделил такие действующие на личность президента  факторы как система власти и «климат ожиданий», включающий главные нужды и требования граждан. Дж.Д. Барбер выделил  два измерения стиля президентства: активность-пассивность и позитивность-негативность. В таблице 1 приведены фамилии конкретных президентов, отнесенных Барбером к тому или иному стилю в этих двух измерениях личностных качеств. Также обозначены основные цели, характерные для данного типа президентства.

 

Таблица 1- Стили  и цели президентства в классификации Дж. Барбера

 

  Качества

Активный

Пассивный

Позитивный

Достижение результата (Джефферсон, Рузвельт, Труман, Кеннеди)

 Получение любви окружающих     (МэдисонТафт, Хардин)

Негативный

 Получение и удержание власти   (Адамс, Вилсон, Нувер, Джогнсон, Никсон)

 Подчеркивание своей гражданской доблести (Вашингтон,        Кулидж, Ейзенхайэр)

 

Насколько можно судить по тем оценкам, которые давали последующие поколения указанным президентам, наиболее эффективными были те, кто характеризовался стилем «активный - позитивный».  Но, с другой стороны, различные этапы истории страны и народа приводили к руководству страной различных людей, цели и особенности которых , скорее всего, были востребованы в сложившихся обстоятельствах.

Еще одной современной  типологией лидерства является типология Д.М. Бернса, основанная на различиях во властном потенциале и мотивации.  Ему принадлежит описание новых типов лидерства: трансформационное и трансдейственное.

Трансформационное лидерство - это  динамичное лидерство, в ходе которого лидер влияет на ценности,  мотивы и цели своих последователей, которые начинают действовать успешнее. Последователи реально или потенциально объединяются для достижения высшей цели, реализация которой требует серьезного изменения интересов и поведения как лидера, так и ведомых. Выделены подвиды трансформационного лидерства:  интеллектуальное, реформаторское, революционное, героическое или харизматическое (по М. Веберу).

Трансдейственное лидерство обнаруживается тогда, когда личность воздействует на ценности других людей. Эти  отношения по сути являются  сделкой, прекращающейся после достижения сторонами поставленных целей. Ни отношения, ни привязанность не являются долгосрочными и ценными ни для одной из сторон этой сделки. Автор выделил несколько подтипов этого вида лидерства: лидерство мнений,  групповое лидерство, основанное на одинаковых  интересах лидера и группы, партийное лидерство, законодательное лидерство,  исполнительное лидерство.

Бернс Д.М. показал роли законодательного лидера. В реальности  политический деятель совмещает разные роли в своей работе. Итак, типы законодательного лидера: идеолог,  трибун,  карьерист,   парламентарий,  брокер, верноподданный,  стратег  и  специалист по проблеме. Мы считаем, что подобная типология может быть применима к разнообразным по позициям, характерам, провозглашаемым и реальным целям современных российских политиков. Различия данных типов мт быть показаны на оценках конкретной деятельности, в оценках образов политиков и  лиц, стремящихся к власти [6].

Можно заключить, что проблема лидерства в политической пси­хологии занимает ключевое место. В зарубежной  социальной психологии  самостоятельным предметом исследований стало изучение феномена лидерства в связи с процессами в  малых и больших группах. Но до сих пор ни в социальной психологии, где лидерство рассматривается в связи с взаимодействием в малых группах, ни в политической психологии, где под лидером понимается политиче­ский деятель, нет единой модели и единого подхода к пониманию и методам изучения лидера. Исследователи изучают лидерст­во в различных  специфических аспектах, зачастую в исследование включается анализ особенностей групп, которые связаны с личностью политика. Изучение образов политических лидеров за рубежом происходит в контексте тех изменений и действии,  которые осуществляет лидер. Его личностные характеристики являются  второстепенными, если они не нарушают представлений, традиционных для определенного общества. Политическое лидерство - это сложный феномен, при анализе которого наряду с изучением личности политика следует  учитывать реакции и отношение общества и масс.

 

1.3 Исследование  политического лидерства в отечественной  психологии

 

В отечественной психологии проблемами лидерства, связанными с властью, политикой и управлением большими группами  в разные периоды развития отечественной социальной психологии занимались Т.В. Бендас, А.В. Васищева, Т.Э. Гринберг, Г.Г. Дилигенский, Р.П. Кричевский, О.В. Митина, Д.В. Ольшанский В.Ф. Петренко, И.В. Шевчук, Е.Б. Шестопал и др.

  Как отмечает Г.Г.Дилигенский, как любое явление жизни, политическое лидерство имеет свою анатомию, в том числе личностно-психологическую. Грамотный анализ политического лидерства требует соответствующего понятийного аппарата, создание и обоснование классификаций и проведения корректных исследований реальности. Подобные задачи в перспективе сможет решать психологическая наука, а если она будет решать их успешно, ее достижения в той или иной мере будут интегрироваться исторической и политической науками, содействуя обогащению их аналитического инструментария [9].

Граница между политической психологией и политической социологией в настоящее время становится все более размытой, так как в отличие от прежних десятилетий, когда в политической социологии доминировала тенденция опоры на «жесткие» количественные методы, в настоящее время все большей популярностью пользуются «мягкие» методы фокус-групп, фокусированных интервью, которые были разработаны и чаще применяются в психологических исследованиях.

Таким образом, и по проблематике (объекту) — изучение массовых представлений, установок и ценностей в политике — и по методам — интервью, фокус-группы — политическая социология и политическая психология пересекаются. Различием является ориентация политической психологии на психологические составляющие политических образов, их связь с личностными конструктами. Также ставится вопрос о массовых формах и общественном мнении.

Шестопал Е.Б. указывает, что для понимания феномена политического лидерства необходим учет различных типов переменных, в сово­купности определяющих природу лидерства в каждый конкретный момент времени [44]. Переменными, которые необходимо учитывать при объяснении данного феномена, являются:

- личность лидера, его происхождение, процесс социализации и способы выдвижения;

- характеристики последователей;

- отношения между лидером и последователями;

- контекст, в котором проявляется лидерство.

Рассмотрим выделенные  переменные более детально. Так рассмотрение личности политического лиде­ра предполагает анализ его:

1) представлений о себе самом, или Я-концепции;

2) мотивов и потребностей, влияющих на полити­ческое поведение;

3) системы важнейших политических убеждений;

4) стиля принятия политических решений;

5) стиля межличностных отношений;

6) устойчивости к стрессу;

7) поведения лидера;

8) биографический анализ;

9) анализ эволюции его политической деятель­ности.

Другая переменная - анализ характеристик последователей вклю­чает:

1) потребностно-мотивационной сферы;

2) эмоциональной сферы;

3) процессов познания и восприятия;

4} типологических особенностей последователей,

то есть национального характера, архетипов,

ориентации, установок;

5) социально-психологических особенностей;

6) представлений, ценностей, идеологии, само­оценки общества, прототипов политического лидера, системы убеждений, то есть образова­ний, в которых сильно выражен ситуативный компонент;

7) структурных особенностей, существующих в среде последователей, включающий их органи­зацию;

8) поведения, включающее обратную связь и са­мостоятельную активность.

 Анализ отношений между лидером и по­следователями, включающий:

1) построение имиджа со стороны лидера;

2) восприятие, переработку информации и обрат­ную связь со стороны последователей;

3) рассмотрение результата взаимодействия между лидером и ведомым в определенных ситуациях.

Надо иметь в виду, что в процессе взаимодейст­вия с последователями лидер выступает не только как субъект, но и как объект влияния.

И последняя переменная - контекст, в котором проявляется лидерство. Лидерство как процесс невозможно выде­лить из той социальной, политической, экономической обстановки, в которой оно протекает .

При таком рассмотрении процесса политического лидерства на первый план выступают отношения лидера с последователями, что является важной детерминантой этого процесса. Поэтому некоторые авто­ры считают отношения «лидер — последователи» до­минирующим фактором, определяющим лидерство. Например, М. Эдельман считает, что лидерство опре­деляется специфической ситуацией и проявляется в ответе последователей на действия и обращения лиде­ра [23]. Если они отвечают следуют за ним, то это лидерство, если нет, то это не лидерство.  Выбор лидера должен соответствовать требова­ниям последователей. Набор индивидуаль­ных черт не гарантирует лидерских позиций, при том, что некоторые черты способствуют  поддержанию авторитета и заданной деятельности.

Участие  в  борьбе  за  политическую  власть  нередко  бывает результатом неудовлетворенного самолюбия вполне взрослых  людей,  отсутствия успеха  и  низкого  профессионального   статуса   в   начале деятельности [8].  

В настоящее время исследования политического лидерства востребованы как со стороны практиков  - психологов, социологов, имиджмейкеров, политологов и других специалистов, имеющих дело с измерением социальной реальности, включенным в процессы управления странами и народами, так и  теоретиками, создающими модели целостные подходы для понимания новейших явлений современности.   Политическая активность, по мнению ряда исследователей (Ольшанский, Делигенский, Гозман, Калташев и др.), в 21 веке усиливается и приобретает иные формы, что связано с появлением СМИ, обладающим глобальным охватом аудитории и быстротой достижения аудитории. 

Колташев В.Г. выделил следующие общие моменты исследований  лидерства в  политических процессах.   Усиливается роль в исследованиях социального детерминизма, то есть изучение процессов, относящихся к группам и массам, расширяется понимание процесса лидерства и его психологического содержания, как сложного взаимовлияния объективных и субъективных факторов [40].

Социальные  отношения формируют свойства или черты личности лидера, определяют культурные,  нравственные, ценностные ориентиры его деятельности. Лидер является носителем особенностей своей группы, при этом он имеет и качества, характерные для других групп, что  расширяет его возможности.  То же самое с, мы считаем можно отнести к выбору лидера по гендерным характеристикам. Группа имеет осознанное или неосознанное влияние на выбираемого претендента – будет это мужчина или женщина.

Потребность в лидерстве в группе проявляется на фоне того, что лидер испытывает потребность реализовать свои качества и цели.

В формировании личности политического лидера важнейшую  роль играют экономические отношения, это происходит за счет того, что экономика влияет на культуру и нормы распределения и потребления. Жестоко эксплуатируемые, неразвитые и зависимые социальные группы почти никогда выдвигают сильных и влиятельных  лидеров.

Противоречия между различными социальными группами выражаются в конфликтах между различными политическими лидерами. Сотрудничество политических лидеров,  представляющих разные социальные группы,  возможно только на основе существования общих интересов и целей.

 Политические руководители, при наличии лидерских позиций и статусов, не всегда проявляются лидерское поведение.

 Методологической базой исследований политического лидерства В.Г. Колташев признает диалектический метод, конкретизированный применительно к предмету конкретной задачи. В анализе конкретно-исторического видения политического лидерства, в том числе в современной общественной среде, используются принцип историзма, а так же методологическая роль таких категорий, как социальные потребности и интересы. В работе применяются и общесоциологические методы: анализ и синтез, диалектика взаимосвязи общего, особенного и единичного. Мы присоединяемся к его позиции, так как особенности этноса, страны и государства закономерно влияют на формирование не только лидеров и лидерства, но и на восприятие и ожидания менее активных участников политической жизни.

Гозман Л.Я. выделил следующие трудности, с которыми столкнулись профессиональные психологи, изучающие политическую реальность в постсоветский период [6]:

- характер работы психолога в политике отличается от консультативной работы с отдельными людьми, семьями и персоналом;

- невозможность использования привычных психотерапевтических приемов и стандартных диагностических методов;

- трудности установления доверительных отношений с клиентом-политиком и его командой и др.

Следовательно, методики, разработанные для анализа неполитических форм поведения, не всегда подходят для изучения политическихявлений.

Также можно указать такую трудность, как воздействие  имиджмейкеров и политтехнологами, которые «приватизировали» эту сферу деятельности. Зачастую их работа носит неграмотный, некорректный и манипуляторский характер. На практике  неграмотные специалисты зачастую небрежно подходят к определению объекта исследования, не разделяя его на личностные характеристики политических деятелей или массовые установки граждан на этих политиков. В первом случае оценки граждан мт быть искаженными, но это вполне реальные характеристики политиков, причем особенно ценные тем, что они получены на дистанции, без непосредственного контакта с политическим лидером.

Во втором случае объектом исследования являются не политики, а их образы в сознании граждан. Образы политиков, оцениваемые респондентами, дают материал, позволяющий характеризовать самих отвечающих и их систему ценностей. Имя же того или иного политика, который выбран для оценки, является стимулом, активизирующим воображение, своего рода тестовый материал.

Еще одна проблема возникает при получении сравнительных данных по нескольким политикам. В этом случае исследователь должен найти основание для сравнения, для создания типологии.

Значительные трудности возникают на этапе  интерпретации полученных результатов, понимания того, что они значат. Как соотнести полученные  данные между собой, каков вес каждой характеристики в процессе их восприятия, какова структура личности каждого из этих политиков? На основании чего избиратель выбирает, что для него важнее: хозяйственность, компетентность или мужество и честность? Как только начинается обработка больших массивов количественной информации, возникает вопрос о норме, относящейся к политикам определенного уровня и  о средних значениях образа.

В странах со стабильными политическими системами положительные или отрицательные сдвиги в восприятии, как правило, связаны с действиями самого политика, с теми изменениями, которые он инициирует в обществе. Таким образом, суждение о политической деятельности производится на основании действий и поступков как его с самого, так и его команды. В  российских условиях они мт быть вызваны как причинами, связанным с действием лично политика, так и ситуативными факторами. К ситуативным факторам относят те  события, которые влияют на общественное мнение, такие события мт быть специально организованы, так и преподноситься искаженная и односторонняя информация [10].

Одно из наиболее заметных и продуктивных направлений исследования политического лидерства в современной России  связано с работами петербургских исследователей, широко использующих  медико-психологические и психиатрические термины. Они утверждают , что речь идет не об отклонениях, а о своеобразных проявлениях индивидуального политического стиля в реальных условиях. Выделены следующие параметры или характеристики, подлежащие анализу и оценке:  темперамент, характер, поведенческие реакций;  когнитивные процессы как способы принятия решений, работы с информацией и  особенности мышления;  подход к управлению; личная модель собственного лидерства;  особенности общения, в  частности, с избирателями.

В русле подобного видения лидерства М. Глобот описывает профессиональных политиков как людей, находящихся на границе нормы и ненормы в психологии. Типы особенностей сводятся к следующим: истерики, параноики, эгоисты, альтруисты и т. д. [28].

Тестологический подход согласуется психиатрическим подходом, показанным выше, он основан на использовании теста цветовых предпочтений Люшера. На основе экспериментальных данных, включающих ответы респондентов из народа деятелей определяют по преобладающему цвету в оценках населения. Так синий цвет связан с видением тревожного политика, который характеризуется стремлением к надежности, безопасности и  работе в команде. Зеленый  цвет придается честолюбцам, настойчивым, обладающим эмоциональной памятью на события и идеи. Красный цвет выражает агрессивность как основное качество политика. Желтый связывается с  оптимизмом, независимостью и автономностью. Те, кого характеризуют в восприятии как желтого, испытывают  страсть к самоутверждению. Сторонники цветового анализа считают, в российскую политику в последнее время пришли в основном «зелено-желтые» и «зелено-красные» личности. Именно они осуществили демократические преобразования, хотя их предшественник  М.С. Горбачев характеризуется  синим и красными  разводами. Горбачев стремился оставить след в истории страны, но в решающих обстоятельствах всегда терялся и не принимал решения. В отличие от него, Б. Ельцин психологически мог достичь желаемый результат, воздействовать на него было можно, но не напрямую, а проективно, давая заманчивые «пасы». Остальное делала его «зеленая» эмоциональная память. По данным тех же исследований, общество реагирует на политиков по той же схеме. «Желтые» люди во время выборов рассуждают: «не пойду голосовать, вы сами по себе, я — сам по себе». «Синему» типу нужно хоть маленькое, но гарантированное благополучие. Сделан вывод, что политики типа Е. Гайдара не мт быть привлекательны для населения с  «синим» менталитетом, отвергающего риск и свободный выбор [28, 34].

Совсем недавно появилась отдельная отрасль исследований – политическая лингвистика. В современной отечественной политической лингвистике существует несколько направлений исследования политического дискурса. Этот термин используется для обозначения совокупности всех речевых актов, наблюдаемых в политических дискуссиях.

Самые первые работы, посвященные политической коммуникации, были  посвящены изучению тоталитарного языка [10]. В монографии Н.А. Купиной рассматривается словарь советских идеологем, относящихся к политической, философской, религиозной, этической и художественной сферам, а также языковое сопротивление и языковое противостояние коммунистической идеологии внутри России.

Следующая работа, на наш взгляд, имеет следующее отношение к предмету нашей работы. В работе Гравер А.А. разделяются понятия имидж, образ и бренд страны. Эти понятия используются и в исследованиях восприятия политических деятелей, поэтому их различение позволяет уточнить предмет исследования. В соответствии с заявленными целями – изучить образы современных политиков, мы присоединяемся к пониманию образа автором статьи [36].

Итак, А.А.Гравер делает выводы, что чаще всего понятия имидж, образ и бренд рассматривают не в комплексе, а парами: имидж/образ и имидж/бренд. Понятие «образ» чаще используется в теоретико-культурологическом или философском аспекте, «бренд» - в утилитарно-практическом, а «имидж» - это понятие, имеющее «срединное» значение. Образ чаще связывается с самостоятельно сложившимися представлениями у людей, имидж - с конструируемыми представлениями, бренд же связывается со сферой практического маркетинга. Понятие имидж определяется  с помощью образа, но образ ни в каких исследованиях и практических руководствах не определяется через понятие «имидж». Образ страны - самая общая категория, охватывающая весь объем представлений в разных группах и СМИ. Имидж страны является более узким понятием, которое имеет гибкое содержание. Имидж подлежит изменениям, целенаправленное воздействие всегда находится в сфере влияния политтехнологов и специалистов по связям с общественностью. Понятие «бренд страны» отражает результат воздействия на отдельные  характеристики страны, целью которых является изменение восприятия страны во всем остальном мире.

Таким образом, для психологов представляет интерес изучение того, как краткосрочные факторы, влияющие на оценку, например,  президента России Владимира Путина, соотносятся с долгосрочными факторами, например с архетипами нашей политической культуры. Имиджмейкеры такими вопросами не задаются, они «вбрасывают» событие, которое направлено на улучшение имиджа, не задумываясь о его долгосрочном влиянии.

Можно вспомнить  исследования образа генерала А. Лебедя. Было установлено, что респонденты указали в качестве главных качеств  его мужественность, честность, внешнюю импозантность и роскошный бас. Это приблизило его к традиционному представлению русских об идеальном политике. Не получено ответ на вопрос, почему эти его качества вызывали в 1996 году  более теплые чувства, чем в 2000 году. За это время тембр голоса генерала не изменился, а суммарные оценки этого политика снизились.
Не решен вопрос о том, какова совокупность личностных характеристик эффективного политика в отличие от его менее удачливого конкурента [28, 34].

В настоящее время, как показывают исследования (Идиатуллина К.С, Шестопал Е.Б ,  Давыдова Т.Ю. и др.) честность и нравственность политиков как ведущие качества лидера не являются востребованными. Согласно героическим теориям лидерства политический лидер, оказывающий влияние на судьбы и жизнедеятельность стран и народов,  обладает высокими нравственными качествами. Исследования Е.Б. Шестопал , проведенные в 2000 году показывают, что лишь  15% опрошенных москвичей хотят видеть политиков нравственными. Автор считает, что данная цифра требует сравнения с данными другого периода или другого региона. Также можно делать выводы, сравнивая данные одного политика с данными другого политика. Сделан вывод о том, что политические психологи или социологи в отличие от психологов оценивают свой объект «на глазок». Проводя исследования образов ведущих политиков в течение последних лет, наблюдаются отклонения в количественных значениях тех или иных оценок личности практически у всех. Социологические опросы, проводимые ФОМом, Всесоюзным центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и другими службами, также выявляют перепады оценок одного и того же качества у политика в динамике. При интерпретации полученных данных о сформированных  образах политиков в общественном мнении, встает вопрос о природе  сдвигов в оценках политиков, но пока нет научно обоснованных ответов на эти вопросы [28, 34,38,44].

В последние годы издано много работ политических географов, анализирующих пространственные измерения образов политических процессов. В действительности пространственное, временное и цветовое измерения являются фундаментальными характеристиками любых образов человеческого сознания. В полной мере это относится и к образам политики, власти, лидеров и электората. Психолингвистика, раскрывающая связь личностных особенностей говорящего (пишущего) и собственно текста, предоставляет политическим психологам возможность применять различные психосемантические методы для психологического анализа политических текстов. Так, анализ текстов политиков позволяет выявить не только осознаваемые автором интенции, но и бессознательные мотивы, потребности, взгляды. При этом объектом анализа становятся психологические закономерности функционирования отдельного политика, так и больших групп граждан.

Другой известный исследователь А.К. Михальская обратилась к изучению специфики использования  речи теми, кто находится во властных структурах или  к власти стремится. Она  обратилась к сравнению  исторической риторики с привлечением материала СМИ. И сделала важное заключение: если для политиков предшествующих эпох необходимо было в первую очередь владение искусством публичного выступления - оратории, то для современного лидера этого недостаточно. Требуется мастерство ведения публичных дискуссий [41].

Сферой главного интереса человека являются не глобальные, а местные проблемы. Необходимым становится  синтез исследовательских методик и техник, способствующий снятию антагонизма интересов и ценностей, поведенческих и организационных схем. Одни из методов больше приспосабливаются к объяснению локальных ситуаций, другие методы больше пригодны к концептуальному изучению политики. Часть исследователей использует константные величины, другие обращаются к переменным. Но, в целом, большинство современных ученых уже не мыслит по принципу «или - или». В то же время достигаемое согласие между учеными в объяснении явлений не ведет к согласию сторонников различных теоретических представлений во взглядах на политику, на методы ее исследования. Согласие относительно методов имеет ситуативный характер: оно достигается на основе объяснения группы явлений, отдельных событий, то есть методы становятся универсальными, а концепции специфическими, дифференцированными и узконаправленными.

В русле подходов к изучению политической речи, разработанных Михальской А.К, исследуют современную политическую коммуникацию Китайгородская М.В  и Розанова Н.Н.

Мы обнаружили, что изучение поведения и личности политических деятелей ведется с позиций нескольких наиболее  распространенных подходов, акцентирующих внимание на одном из контекстов – инситуциональном, семиотическом и ситуативно – культурном.  Так  институциональность контекста выражается в понимании традиций и норм общения, сложившихся в данном обществе между политиком и избирателями. При семиотическом подходе политический дискурс определяется как своеобразная знаковая система, в которой происходит модификация семантики и функций разных типов речевых действий. Политическое общение, которое, в отличие от личностно-ориентированного, использует определенную систему знаков - лексику, фразеологию и паремиологию - подъязык. Ситуативно-культурный контекст связан с исследованием подъязыка, текста и контекста сообщений и речевых продуктов  политика [39].

Работа А.П. Чудинова  (2001) находится на стыке наук психологии и лингвистики. Это  позволяет автору более подробно и корректно  исследовать предмет – политические образы и метафоры. Автор утверждает, что метафоричность - один из важнейших признаков современной агитационно-политической речи и отражает типовые социальные представления о жестокости и лицемерии новой эпохи, где человек человеку уже не "друг, товарищ и брат". Метафоры нового времени, выделенные в исследовании автора можно привести к следующим: человек человеку – волк, враг, пахан, СПИД, путана, режиссер или нужный механизм.  В настоящее время, как считает А.П. Чудинов,  страна ждет совершенно новых концептуальных метафор. Мы считаем, что важно осознавать, что реальность и ее отражение в социальной ментальности далеко не всегда соответствуют друг другу, а зеркало политической метафоры многократно увеличивает реально существующие проблемы, в то время как СМИ и в период застоя и сейчас их приуменьшают или преподносят в измененном  виде и масштабе [45].

Нравственные установки и качества также становятся интересны не только для понимания, но и для исследователя, старающегося понять критерии выбора политика, претендующего на высокие руководящие посты. Политические, связанные с идеологическими взглядами и убеждениями, отходят на второй план. Мы полагаем, что в российской действительности, долгое время наполненной лишь коммунистической идеологией, гражданину трудно разобраться во множестве политических позиций и их различиях.

Установлено, что  политики поучают различное внимания. Например, В. Путин и В. Жириновский являются наиболее обсуждаемыми лидерами. Президент, по сравнению с другими политиками, имеет наибольшее количество диффузных оценок. Жириновский В.В. чаще подвергается анализу  в контексте его личностных и нравственных качеств. Г. Явлинского и С. Кириенко преимущественно оценивают через обсуждение их деловых качеств. Образы Г. Зюганова и А. Тулеева больше, чем другие, нагружены идеологическими составляющими [28, 34].

Можно заключить, что и проблема измерения, и проблема интерпретации в исследованиях политической психологии весьма далеки от своего решения. В этом отношении более зрелые психологические науки, например, социальная психология,  служат для политической психологии и практики своего рода эталоном, на который следует равняться.

М.Д.  Замская (2005) исследовала эволюцию представлений о политическом лидерстве, в частности уточняла роль СМИ в формировании политического образа. Она использовала метод  семантического дифференциала для исследования политического сознания. Результаты ее работы привели к пониманию того, что в выступлениях политических деятелей два интенциональных компонента являются основными - это направленность на апологизацию своей кандидатуры и агитацию избирателя. Одни политики акцентируют личные качества и достижения (В.Жириновский, Е.Примаков, Г.Зюганов и др.), другие политики дают обещания, декларируют намерения (Г. Явлинский и др.) Некоторые политики идут к самопрезентации через жесткую критику и размежевание оппонентов. Направленность на анализ действительности и критику оппонента обычны, но не обязательны. В категории направленности на себя - «я и сторонники» - чаще отмечаются интенции самопрезентации и реже интенции самокритики, кооперации, неявной самопрезентации, отвода критики и отвода обвинений. В категории направленности на оппонента ярко выделяются интенции критики, обвинения, разоблачения, дискредитации, противостояния и т.п. [39].

Автор работы считает, что, накопив значительный материал интент-анализа политических выступлений того или иного политика, можно выработать представления о типах интенций, адекватных характеру человека, обсуждаемой ситуации или другим моментам коммуникации.

Образ политического лидера в групповом сознании политиков представлен такими категориями, как «патернализм», «сила личности», «маскулинность», «эмоциональность», «гибкость».  Образ политического лидера в групповом сознании работников СМИ имеет свои особенности и отражена в факторах: «выразительность образа», «стиль руководства», «открытость», «патернализм», «сила личности».  Структура восприятия образа политического лидера политиками и журналистами по значимости категорий и содержательному наполнению значительно отличаются друг от друга. Для политиков главными формирующими категориями являются патернализм, справедливость и сила, для журналистов - выразительность, артистичность, привлекательность. Вербальная составляющая политического дискурса как основа формирования образа политика в СМИ представлена следующими интенциональными направленностями: критика оппонента, апологизация собственного «Я» и своей позиции, анализ окружающей действительности и оказание воздействия на аудиторию. Невербальная составляющая политического дискурса отечественных политиков характеризуется сдержанностью, обедненностью, напряжением, редукцией основных выразительных компонентов. Теоретико-методологической основой исследования является совокупность междисциплинарных принципов, методов и критериев познания политических явлений, разработанных отечественными и зарубежными учеными политической науки. Существенным компонентом теоретической основы исследования явились труды выдающихся представителей общественно-политической мысли, исследования отечественных и зарубежных философов, политологов, социополитологов, психологов, специалистов по международным отношениям, посвященных проблемам политического лидерства.

Отдельно рассмотрим  подход Бендас Т.В, связанный с выявлением и описанием гендерных особенностей лидерства [1,2]. Это самый новый и перспективный подход к изучению лидерства. Стратификация и гендерные стереотипы претерпевают изменения, связанные с процессами демографического, культурно, политического  и экономического характера. Исследовались гендерные различия и лидерство в семье, мужской и женский стили лидерства, успешность деятельности и поведение в присутствии лиц другого пола. Для нашей работы  значимы исследования проблем эффективности разнородных по полу групп и различиям в ведении переговоров мужчинами и женщинами. Обнаружено, что и мужчины, и женщины ведут себя более продуктивно и независимо с коллегами и подчиненными своего пола, то есть подтверждается действие  гендерного стереотипа. Показана  сходная способность и мужчин, и женщин мотивировать последователей. Мартин Хорнер описал феномен, названный им «боязнь успеха», проявляющийся в том, что женщина избегает конкуренции с мужчинами из ближайшего окружения. Это снижает продуктивность ее деятельности. В отношении основных личностных характеристик лидерства, гендарный стереотип у лидеров не подтверждается, но обнаружено, что женщины – руководители становятся более ассертивными (способными действовать автономно и регулировать свои действия независимо от окружающих). Также показано, что  их профессиональный стресс усиливается.  Автор отмечает, что можно выделить три  категории  гендерных теорий лидерства. Первая из них объясняет различия в лидерстве общими гендерными различия и чертами, присущими мужчинам и женщинам в целом.  Вторые теории в качестве основного источника лидерства указывают статусные и ситуационные условия, определяющие позицию лидера. Третья группа теории признает равнозначными как влияние гендерных стереотипов, так и ситуативных факторов, призывающих личность стать лидером. Т.В. Бендас констатирует, что на сегодняшний день нет единой теории и общего понимания гендерных различий в лидерстве. Автор признает перспективность и значимость исследований , основанных на положениях статусной теории Дж. Бергера и социально – ролевой теории Э. Игли. Первая теория утверждает изначально преимущественную роль, отведенную мужчине в сообществе и обществе. Вторая теория в качестве тормозящего условия признает внутренний ролевой конфликт женщины, предписывающий ей выполнение традиционной роли, что оказывает воздействие на восприятие и поведение, как самой женщины, так и лиц, включенных в сферу ее влияния.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Выводы по первой главе

 

В настоящее время лидерство рассматривается как процесс взаимодействия социальных и психологических факторов. Лидерство представляет собой один из механизмов организации групповой жизнедеятельности, когда отдельная личность или часть социальной группы выполняет роль лидера -  координирует, направляет действия всей группы. Группа,  наделяющая лидера целями и задачами, выражает ожидания и намерения, принимает и поддерживает его действия.

Можно заключить, что проблема лидерства в политической пси­хологии занимает ключевое место. В зарубежной социальной психологии  самостоятельным предметом исследований стало изучение феномена лидерства в связи с процессами в  малых и больших группах. Но до сих пор ни в социальной психологии, где лидерство рассматривается в связи с взаимодействием в малых группах, ни в политической психологии, где под лидером понимается политиче­ский деятель, нет единой модели и единого подхода к пониманию и методам изучения лидера. Исследователи изучают лидерст­во в различных  специфических аспектах, зачастую в исследование включается анализ особенностей групп, которые связаны с личностью политика. Изучение образов политических лидеров за рубежом происходит в контексте тех изменений и действии,  которые осуществляет лидер. Его личностные характеристики являются  второстепенными, если они не нарушают представлений, традиционных для определенного общества. Политическое лидерство - это сложный феномен, при анализе которого наряду с изучением личности политика следует  учитывать реакции и отношение общества и масс. Как и любое явление жизни, политическое лидерство имеет свою анатомию, в том числе личностно-психологическую, строгий анализ которой требует соответствующего понятийного аппарата и предполагает процедуру типологизации, а также создание надежного аналитического инструментария.

Изучение образов политиков, политических событий и явлений в российских исследованиях имеет специфику. В то время как в странах со более стабильными политическими системами сдвиги в восприятии политика или явления респонденты, как правило, связывают  с действиями и последствиями этих действий, в нашей стране большое значение имеет сформировавшееся представление о нем, заложенное его политтехнологами и имиджмейкерами. Также значение имеют события, случающиеся по объективным обстоятельствам или организуемые политтехнологами, так называемые ситуативные факторы.  К ситуативным факторам относят те  события, которые влияют на общественное мнение, такие события мт быть специально организованы, может преподноситься искаженная и односторонняя информация.

Можно заключить, что  на сегодняшний день нет единой теории и общего понимания гендерных различий в лидерстве. Методы исследований политического лидерства становятся более дифференцированными, так как исследуют специфическую, часто изменяющуюся реальность. Самые традиционные методы, такие как опрос, наблюдение и эксперимент, требуют от исследователя внимания, мастерства и такта. Насколько восприятие некоего объекта определяется влиянием сложившихся условий, таких как социальные стереотипы, традиции и нормы, гендерные роли, функции и т.д., остается постоянным вопросом и критерием определения валидности измерения.

С другой стороны, личностные особенности лидера также становятся интересны для исследователя, старающегося понять критерии выбора политика, претендующего на высокие руководящие посты. Политические, связанные с идеологическими убеждениями, взгляды отходят на второй план. В  нашей работе мы акцентировали внимание на восприятии личностных особенностей политического лидера, которые отражаются в семантическом пространстве молодых людей и девушек. Образы политических лидеров отражают не только содержание общественного мнения, но и связаны с  личной мотивацией   и стремлениями.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 2 - Экспериментальная часть исследования

 

2.1            Выборка и методики исследования

 

 

Выборку исследования составили студенты Оренбургского государственного университета, обучающиеся на непсихологических специальностях – архитектурно – строительном факультете и факультете прикладной биотехнологии и инженерии. Выборку составили юноши и девушки в возрасте 18 – 22 года, 24 девушки и 18 юношей.  Выборка однородна по полу, возрасту и социальному положению. Также можно отметить, что данная выборка не включает искушенных испытуемых, студенты не изучают дисциплины, связанные с рассмотрением особенностей и механизмов восприятия.

В практической части нашего исследования решались следующие задачи:

-     исследовать мотивацию достижений студентов – их ориентацию на достижение и успех или ориентацию на неудачу и боязнь успеха;

- выявить взаимосвязь  мотивации студентов с особенностями образа политического лидера современной России.

Гипотеза исследования - существуют различия в восприятии политического лидерства, связанные с типом  мотивации (ориентация на достижение или неудачу).

Для решения поставленных целей мы выбрали следующие методы и методики.

Метод семантического дифференциала (СД) был предложен группой американских психологов во главе с Чарльзом Осгудом в 1957 году. Этот метод входит в группу методов оценочной биполяризации, когда производятся оценки предмета исследования в полярных шкалах. Этот метод представляет собой комбинацию метода контролируемых ассоциаций и процедур шкалирования. Ассоциация возникает в результате синестезии. Процесс синестезии знаком каждому человеку. Под влиянием определенных наборов звуков у человека возникают определенные зрительные представления, знакомый запах может внезапно вызвать из памяти знакомую звуковую или зрительную картину и т.д. Явление синестезии отражается в любом языке: мы говорим о горячем сердце, твердом характере и т.д. (правда, используя подобные термины, надо быть осторожными: в разных культурах "коннотативная" интерпретация одного и того же признака может быть разной; так, у некоторых кавказских народностей термин "железный" применительно к характеру человека означает его мягкость в противовес стальному, твердому характеру). Соответствующие психологические аспекты и были использованы Ч. Осгудом. Эмоциональное отношение любого человека к любому объекту (точнее, аффективная составляющая смысла этого объекта для рассматриваемого индивида) определяется тремя компонентами такого отношения - оценкой, силой и активностью. Определить различие в восприятии респондентом каких-либо объектов можно, если рассмотреть объекты как точки отвечающего этому респонденту семантического пространства (трехмерного, если используются только три описанных выше латентных фактора).

При изучении массовой коммуникации в качестве такого объекта может выступать коммуникатор, информационный канал, издание, фильм, слоган, плакат, рекламируемый товар, определенная идея и другие объекты восприятия. Исследуемые объекты подлежат оценке по ряду бимодальных шкал, полюса которых обычно задаются при помощи антонимов: хороший – плохой, теплый – холодный, активный – пассивный и т. п. Предполагается, что человек способен оценить изучаемый объект, соотнося интенсивность внутреннего переживания по поводу объекта с заданной оценочной шкалой в 7 баллов. Деления шкалы фиксируют различные степени данного качества объекта – от максимальной до минимальной выраженности. Шкалы, коррелирующие между собой, группируются в независимые факторы, образующие семантическое пространство.

Таким образом, пространство смыслов, определяемое с помощью СД,  является семантическим пространством, в которое испытуемый как бы помещает объект, оценивая его каким-либо образом. Относительно предмета изучения происходит мышление по аналогии, восприятие некого мысленного образа приводит к проявлению отношения к нему.

С помощью этого метода достигаются следующие цели:

1) раскрываются  аффективных компоненты смыслов, вкладываемых людьми в те или иные объекты, явления и  понятия;

2) обнаруживаются факторы, которые определяют смысловую значимость объектов для каждого человека;

3) определить различия в восприятии человеком разных объектов;

4) выделить типы людей, имеющих сходную картину изучаемых смыслов, сходные психосемантические пространства.

5) позволяет показать усредненные образы изучаемого предмета или явления.

Можно сделать вывод, что данный метод позволяет проводить изучение образа политического лидера в восприятии студентов. Для  описания общего семантического пространства нами были выделены понятия, относящиеся к лидерству, в том числе, к политическому. Мы, давая вводную инструкцию, сообщали студентам о том, что мы изучаем отношение к политическим лидерам современной России. Мы просили студентов обращаться к своему личному опыту, отмечать  характеристики, относящиеся к их собственной оценке и мнению об известных политических деятелях, находящихся на высших уровнях власти в стране.

Также мы составили список стимульных слов. Мы постарались  определить общее семантического пространство для современных студентов, соотнести это поле с  их мотивами достижения и ценностями. То есть метод позволяет выделить как сходство, так и различия в восприятии образа политического лидера. В нашем исследовании мы предложили оценить следующие понятия, которые, на наш взгляд, относятся к лидерству:

- лидер

- влияние

- лучший

- управление

- авторитет

- власть

- руководитель

- менеджер

- доминирование

- пророк.

Таким образом, мы  поставили задачу выделить особенности восприятия отдельных понятий, относящихся к современным политическим лидерам, а также установить взаимосвязи между характеристиками этих понятий. В приложении А дана таблица, включающая полярные определения для оценки каждого из вышеперечисленных понятий, которая представлена в бланке для ответов. Ниже представлены результаты исследования, проведенного с помощью слов - стимулов, подобранных нами на основе метода СД.

Далее перед нами стояла задача обнаружить взаимосвязи мотивации достижения и сложившегося образа лидера. Мы предположили, что восприятие лидера, наделенного высшей властью, обладает объяснительными  особенностями, то есть отражает ценности и мотивы респондента, выбирающего политического лидера в соответствии ними. Респондент в политическом лидере и его образе отражает собственное отношение  жизни и изменениям в обществе, желательные преобразования и события, которые призван реализовать тот, кто воспринимается как политический лидер.

Для решения поставленной задачи мы использовали проективную методику изучения мотивации достижений Люннеборга и Розенвуда в модификации Т. В. Бендас. Эта методика нами использовалась для определения мотивации жизнедеятельности молодого человека или девушки. Данная методика также основана на методе, который может быть отнесен к проективным. Проективные методы  слабо формализованы и всегда несут  отражение субъективных особенностей исследователя. Несмотря не некоторую субъективность, проективные методы позволяют прояснить содержание и смысл воспринимаемых событий, явлений или желаемых результатов. Главная трудность обработки, как мы считаем, связана с наличием субъективной трактовки и понимания полученных ответов со стороны исследователя. Для устранения подобного искажения часто используется экспертная оценка со стороны нескольких лиц.  

Итак, испытуемому дается следующая инструкция: «Сейчас я задам вам два вопроса, постарайтесь искренне на них ответить. Отвечайте первое, что вам приходит в голову, в свободной форме - в виде рассказа, состоящего из нескольких предложений. Ваш ответ будет записан, и если захотите, мы его вместе потом прослушаем. Можно отвечать последовательно: сначала на один вопрос, потом — на другой, а можно объединить два вопроса. Итак, вопросы: «Что делает вас счастливым?» и «Что делает вас несчастным?».

По окончании эксперимента прослушайте запись и выставьте оценку по следующей схеме: 1 балл - за присутствие темы достижений, в том случае если  очевидны  стремление к успеху или неудаче во всем рассказе; по 1 баллу за каждое предложение, в котором присутствует эта тема, и по одному баллу за каждое слово, непосредственно связанное с темой достижения успеха или неудачи.

Также автор считает, что данная методика может быть направлена на определение мотивации успеха и мотивации неудачи. Это возможно, если тема удачи (неудачи) прослеживается в рассказе. Для нашей работы нам представляется интересным выделить группу студентов, нацеленных на успех, группу студентов, ожидающих неудачи. Возможно, сравнение оценок этих групп образов политиков и понятий, относящихся к лидерству, позволит найти различия и особенности восприятия. Также мы ставили задачу найти различия в восприятии образов политиков и понятий, относящихся к лидерству, у юношей и у девушек, а также описать эти различия.

Таким образом, данная методика позволила нам выделить группы для сравнения субъективных оценок образов и понятий, относящихся к политическому лидерству. Одна группа студентов, по мнению экспертов, обнаружила стремление к успеху, другая группа проявила страх неудачи и неуспеха. Так были образованы группы для сравнения.

Тематический апперцептивный тест (TAT,  вариант X. Хекхаузена) разработан Ш. Мюрреем и представляет собой набор из нескольких рисунков. Мы проводили математическую обработку согласно процедуре, предложенной Т.В.Бендас.

Для проведения обследования использовался материал, состоящий из 6 картинок ТАТ. «Деловой» вариант X. Хекхаузена  предназначен для изучения трех видов мотивации: а) достижения (Д); б) власти (В); в) аффилиации (А) — потребности в любви, привязанности, принадлежности группе). В приложении В даны пояснения к процедуре обследования и обработки данных, полученных при тестировании.

Мы также ставили задачу сравнить   полученные показатели по двум группам – тех, кто мотивирован на достижение успеха и тех, кто настроен на  неудачу. Также сравнение  проводилось в группах юношей  и девушек.

Далее мы провели ассоциативный эксперимент, который также был направлен на определение субъективного восприятия политических лидеров. Так как мы ставили задачу: выяснить с какими  личностными особенностями связаны образы политических лидеров, то метод ассоциативного эксперимента, на наш взгляд, позволил нам создать представление о субъективных ценностях испытуемых.

В качестве слов – стимулов были предложены 20 следующих понятий:

- мотивация

- лидер

- пол

- влияние

-  лучший

- взаимодействие

- мужчина

- управление

- авторитет

- общение

- взаимоотношения

- гендер

- власть

- руководитель

- взаимопонимание

- женщина

- менеджер

- доминирование

- стереотип

- пророк.

Для определения семантического поля,  включающего общие ценности, мы попросили экспертов,  студентов – будущих психологов, отнести  ответы  к видам мотивации по методике Х.Хекхаузена в обработке Т.В.Бендас: мотивация достижения, мотивация власти и мотивация аффилиации.

Таким образом, был сформирован пакет методик, направленных на выявление особенностей восприятия отдельных понятий, относящихся к современным политическим лидерам. Метод семантического дифференциала позволил нам сравнить характеристики, относящиеся к политическому лидеру современной России, у испытуемых с разным типом мотивации – стремлением к успеху и стремлением к неудаче.

 

2.2  Изучение ценностей студентов: гендерный аспект

 

 

Для решения  задачи по выявлению ценностей испытуемых – молодые  людей и девушек мы обратились к проективному методу ассоциативного эксперимента.

Далее мы проанализировали и обобщили ответы студентов. Таблица всех данных ответов на слова стимулы по подгруппам юношей и девушек приведена в приложении С.

Ниже представлены слова – стимулы  по ассоциативному эксперименту и их общее семантическое поле по оценкам экспертов. Результаты  девушек (24 человека) представлены в таблице 2, результаты  ответов по ассоциативному эксперименту у юношей (18 человек)  представлены в таблице 3.

 

 

 

 

 

Таблица 2 - Результаты ассоциативного эксперимента у девушек

 

Слово - стимул

Общее семантическое поле по подгруппе - мотивация

Мотивация

достижение

Лидер

власть

Пол

нет ответа

Влияние

власть

Лучший

достижение

Взаимодействие

аффилиация

Мужчина

аффилиация

Управление

власть

Авторитет

власть

Общение

аффилиация

Взаимоотношения

аффилиация

Гендер

нет ответа

Власть

власть

Руководитель

власть

Взаимопонимание

аффилиация

Женщина

аффилиация

Менеджер

достижение

Доминирование

власть

Стереотип

нет ответа

Пророк

нет ответа

                            

Как видно из таблиц 2 и 3, ассоциативный эксперимент с предъявлением одних и тех же слов – стимулов девушкам и юношам выявил некоторые  различия между их ответами – реакциями. Эксперты выделили различия по трем словам – стимулам: мужчина, менеджер и пророк. Общее семантическое поле, связывающее понятие «мужчина», у девушек они обозначили как аффилиация, в то время как ответы юношей позволяют обнаружить иную семантику – власть. Мы связываем полученный факт с желанием девушек, свойственным представительницам юношеского возраста, установить  теплые отношения с мужчиной для создания семьи. Это жизненная задача и ценность девушек. Юноши, скорее всего, проявляют влияние стереотипа, существующего в обществе: власть принадлежит и удерживается представителями мужского пола, то есть более ценна для мужчин, чем для женщин. Возможно, это различие может быть опровергнуто по значимости для отдельных женщин и девушек, но в данном исследовании мы не ставили подобную задачу.

 

 

 

 

 

 

Таблица 3 - Результаты  ответов по ассоциативному эксперименту у юношей

 

Слово - стимул

Общее семантическое поле по подгруппе - мотивация

Мотивация

достижение

Лидер

достижение

Пол

нет ответа

Влияние

власть

Лучший

достижение

Взаимодействие

аффилиация

Мужчина

власть

Управление

власть

Авторитет

власть

Общение

аффилиация

Взаимоотношения

аффилиация

Гендер

нет ответа

Власть

власть

Руководитель

власть

Взаимопонимание

аффилиация

Женщина

аффилиация

Менеджер

нет ответа

Доминирование

власть

Стереотип

нет ответа

Пророк

власть

 

Также девушки дали другие ответы - реакции на понятие «менеджер», которые сходны и мт быть отнесены к общему семантическому полю – достижение. Юноши дают саркастические ответы, видимо, в этом отражено их отрицательное понятие к этой должности или профессии, эксперты затруднились выделить общее семантическое поле у юношей.  Мы можем объяснить полученное различие тем, что для девушек понятие менеджер связывается с работой продавца, специалиста, устанавливающего контакты. Девушки обладают более выраженными социальными умениями, востребованными при продажах и продвижении товара. Юноши, выбравшие техническую профессию, осуществляют преобразование физического окружающего мира. Такая деятельность  требует также умения управлять и взаимодействовать, но, скорее всего, к ней не так часто применяют понятие «менеджер» и  это противоречие отражено в ответах юношей.

Третье различие получено относительно понятия «пророк». У девушек  ответы менее разнообразны: будущее, видения, фильм с Н. Кейджем, Лермонтов, всевидящий, Бог, провидец. Эксперты не смогли определить общее семантическое поле у  девушек. Юноши дают иные ответы, несущие более выраженное содержание: враг народа, религия, пророк, всевидец, Моисей, провидец, не актуально. Эксперты отнесли их к общему семантическому полю - власть. Следовательно, семантическое поле девушек более аморфно и не сводимо  к конкретной ценности. Возможно, так подтверждается большая ценность власти для юношей, чем для девушек.

Также мы заключили, что девушки дают более однородные ответы, они реже дают юмористические ответы, им присуща большая конкретика  и  ясность ассоциаций. Реакции девушек можно отнести к прямым ассоциациям, что, возможно, не свидетельствует о слабых ассоциативных связях, а о том, что тема для них  не является актуальной и значимой. Саркастическое отношение юношей  требует дополнительного исследования, в данной работе мы затрудняемся выделить источники  такого отношения к опросу и к политическому лидерству в целом. 

 

   
   

2.3 Сравнение      образов    политических     лидеров у студентов с различной мотивацией

 

Далее мы сравнили результаты, полученные по результатам обследования, проведенного по методике Люннеборга и Розенвуда, (в модификации Т. В. Бендас): тех, кто отнесен к мотивированным  на успех и к тем, кто обнаружил стремление к неудаче. Обследование включало вопрос о том, что делает испытуемого счастливым или несчастным. В таблице 4 представлены данные по группе студентов, обнаруживших различную мотивацию без учета гендерных особенностей и пола.

Также мы проанализировали различия по ответам данным на иллюстрации к тесту ТАТ, разделив испытуемых на две группы: тех, кто стремится к успеху, и тех, кто стремится к неудаче. Данная методика позволила нам выделить группы для сравнения субъективных оценок образов и понятий, относящихся к политическому лидерству. В таблице приведены количественные данные по группам юношей и девушек, а также по всей группе, указывающие тип мотивации по Х. Хекхаузену (стремлении к достижению, власти или аффилиации).

 

Таблица 4 – Количественные данные, указывающие на тип мотивации по Х.   Хекхаузену

 

Мотивация успеха или неудачи

Стремление к достижению

Стремление к власти

Стремление к аффилиации

Мотивация успеха,

всего 26 человек,

62 %

10 – 38,3%

5 – 19,3%

11 – 42,3%

Мотивация неудачи,

всего 16 человек, 

38 %

6 – 37,5%

6- 37,5%

4 – 25%

 

Всего, 42 человека

 

16 – 38%

 

11 – 26%

 

15 – 36%

 

Проанализируем общие данные по всем испытуемым. Как видно из таблицы 4, в целом, преобладает мотивация успеха: она обнаружена у 26 человек, мотивация неудачи обнаружена у 16 человек, то есть количество испытуемых, обнаруживших стремление к успеху значительно выше того, кто вошел в подгруппу, обнаруживших стремление избежать неудачи.

Как видно из таблицы  5, получены данные, подтверждающие различия в мотивации по всей группе опрошенных, так и различия по подгруппам  девушек и юношей. Но сначала мы проанализируем общие данные по группе.

 

Таблица 5 – Общие данные по группе

 

Мотивация

Мотивация достижения (Д)

Мотивация  власти (В)

Мотивация

аффилиации - потребности в любви, привязанности, принадлежности группе (А)

Всего по группе

(42 человека)

16 (38%)

11 (26%)

15 (36%)

В том числе среди юношей, всего 18 человек

8 (44%)

7 (39%)

3 (17%)

В том числе среди девушек, всего 24 человека

12 (50%)

4 (17%)

8 (33%)

 

Среди тех, кто настроен на удачу, преобладают лица, мотивированные на достижение и на аффилиацию. В то же время обнаружено  значительно меньшее количество тех, кто стремится к власти. Среди тех, кто отнесен к мотивированным на неуспех, обнаружено такое же количество лиц с мотивацией к достижению,  как и стремящихся к власти. В целом по группе, лиц,  стремящихся к власти значимо меньше, чем тех, кто настроен на успех и на аффилиацию. Мы считаем,  что полученные результаты можно связать с тем, что  студенты, получающие высшее профессиональное образование по технической специальности – будущие инженеры, планируют достичь профессионального, а не политического успеха. Происходит их  идентификация как профессионалов и как специалистов, а не политиков. Небольшая часть испытуемых, которые проявили мотивацию власти, возможно, серьезно задумывается о карьере. Скорее всего, это также относится к управлению в своей сфере деятельности, а не к политике. Мы считаем, но это утверждение требует проверки: те, кто обнаружил мотивацию  к власти и стремится избежать неуспех, относятся к власти как средству достижения внимания и личного благополучия. Власть как гарантия успеха связывается с получением преимуществ и, следовательно, позволяет устранить риски трудности, - то, что сознательно или бессознательно связывается с неудачей.

Как  по группе в целом, так и по подгруппам юношей и девушек, в результате экспертной оценки большинство респондентов мт быть отнесены к лицам, которым присуща мотивация достижения. Также значительное количество ответов позволяет сделать выводы о значимости и ценности сферы любви и привязанности.   Ответы, которые подтверждают мотивацию власти, обнаружены в наименьшем количестве как по всей группе опрошенных, так и по подгруппам девушек и юношей. Среднее количество ответов отнесено экспертами к мотивации аффилиации. Также  следует отметить, что стремление к любви и привязанности больше, но в незначительной степени,  отличает девушек, чем юношей (8% против 5%).

Далее проанализируем полученные данные по подгруппам девушек и юношей. В таблице  6 представлено количественное соотношение лиц с различной мотивацией:  тех, кто стремится к успеху или неудаче (по методике Х. Хекхаузена) и тех, кто по методике ТАТ обнаружил мотивацию достижения, власти или аффилиации.

 

Таблица 6 – Анализ полученных данных по подгруппам девушек и юношей

 

Подгруппа

Мотивация успеха или неудач (Х.Хекхаузена)

Мотив достижения

(ТАТ)

Мотив власти

 

(ТАТ)

Мотив аффилиации

(ТАТ)

         
         

Девушки,

24 человека

Стремление к  успеху,

Всего 14 человек

- 58 %

4 -17%

2  - 8%

9 – 37,5%

Стремление к неудаче, 10 человек

- 42 %

4 – 17%

2 – 8%

3 – 12,5%

Юноши,

18 человек

Мотивация успеха, 12 человек

- 67 %

6 – 33 %

3 – 17%

2 – 11%

Мотивация неудачи, всего 6 человек

- 33 %

2  - 11%

4 – 22%

1 – 6%

 

Как видно из таблицы 6, у девушек, так же как и у юношей, по результатам методики Х.Хекхаузена, преобладает стремление к достижению успеха – 58%. Значительно ниже количество лиц обоего пола,  обнаруживших  стремление к неудаче – 48%. По методике ТАТ среди девушек, стремящихся к успеху, большинство тех, кто обнаружил мотивацию аффилиации – 37,5%. Значительно меньше тех, кто стремится к достижениям (17%). Еще меньше тех, кто мотивирован к власти (8%). Среди девушек, стремящихся избежать неудачу, больше всего тех, кто обнаружил мотивацию к достижениям – 17%. Тех, кто стремится к аффилиации, всего 12,5%, значительно меньшее количество девушек показало мотивацию власти – всего 8%.

Среди юношей  преобладание тех, кто стремится к успеху больше чем у девушек: 67 % против 33%, то есть почти в два раза больше юношей, настроенных на достижение успеха. Также среди тех, кто стремится к успеху, 33 % лиц проявили мотивацию личных достижений, 17% мотивацию власти и 11% обнаружило мотивацию аффилиации. Среди  юношей, показавших стремление избежать неудачу, самое большое количество тех, кто показал мотивацию власти – 22%. Лиц, мотивированных на личные достижения всего 11%, в то время как мотивацию аффилиации показал всего 1 человек, что равно 6%. Мы  связываем полученный факт с тем, что  личность, стремящаяся избежать неудачу воспринимает власть и ее структуры как место и средство избежать неудачи и получить преимущества  личного, профессионального и материального характера. То есть полученные нами данные согласуются с исследованиями, приведенным В.Г. Калташевым, А.П.Чудиновым, Х.Хекхаузеном и др. Также можно заключить, что девушки чаще чем юноши,  обнаруживают мотивацию аффилиации. Девушки реже мотивированы к достижению властного положения, что вполне объясняется как объективными факторами, например, предпочтением в профессиональном отборе и политике, отдаваемым мужчинам, так и предубежденным отношением к женщинам - руководителям. Мы связываем эти проявления с действием сильнейших  гендерных стереотипов, устойчивых в нашем обществе.

   

2.4 Сравнение образов политических лидеров студентов с разными ценностями

 

Для сравнения образов политиков с помощью оценки по методу семантического дифференциала мы провели обследование испытуемых. Бланк ответов приведен в приложении, он содержит 20 слов – стимулов.  Было предложено  оценить слова - стимулы по семибалльной шкале, всего было задана  21 биполярная характеристика.

В соответствии с поставленной задачей изучить взаимосвязь  мотивации студентов с формированием у них образа политического лидера  мы всю группу испытуемых, и девушек, и юношей, разделили на две подгруппы: тех, кто стремится к достижению и тех, кто стремится к избеганию неудачи по методике Х. Хекхаузена в обработке, предложенной Т.В.Бендас. Также мы сравнили данные по подгруппам девушек и юношей.

Проанализируем полученные результаты по подгруппам лиц, с различной мотивацией – на достижение и успех и на неудачу. В таблицах  приведены результаты математической обработки. Мы применили непараметрический коэффициент Манна  - Уитни, что было обусловлено выборкой и целью исследования. Мы показали лишь значимые различия, подтверждающие гипотезу работы.

В таблице 7 приведены различия в оценке понятия «Власть». Как видно из таблицы 7, испытуемые с мотивацией на достижение оценивают понятие власть в более высоких оценках по характеристике «упрямый». Мы считаем, что это закономерный результат, успех связан с повторением попыток и настойчивостью, скорее всего, это подтверждают полученные оценки.  

 

Таблица 7 - Значимые различия в оценках понятия «Власть»

 

Характеристика

Среднее значение у лиц, стремящихся к достижению

Среднее значение у лиц, стремящихся к неудаче

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Упрямый

5,35

4,85

21,00000

0,031031

Далее мы проанализируем полученные различия оценок понятия «лидер». В таблице 8 приведены различия в оценке понятия «Лидер».

 

Таблица 8 - Значимые различия в оценках понятия «Лидер»

Характеристика

Среднее значение у лиц, стремящихся к достижению

Среднее значение у лиц, стремящихся к неудаче

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Хороший

4,9

4,2

19,50000

0,020040

Добрый

6,4

5,65

15,50000

0,007442

 

Лица, стремящиеся к достижениям, оценивают лидера как более доброго и хорошего человека. Возможно, это связано с отсутствием страха и тревожности у тех, кто мотивирован на успех, лица, опасающиеся неудач, оценивают лидеров как не столько добрых и хороших, в более низких оценках  отражены их опасения и тревога. Значимые различия в оценках понятия «Лучший» приведены в таблице 9.

 

 

 

 

 

 

Таблица 9 - Значимые различия в оценках понятия «Лучший»

Характеристика

Среднее значение у лиц, стремящихся к достижению

Среднее значение у лиц, стремящихся к неудаче

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Большой

5,25

5,8

23,00000

0,046452

Быстрый

5,8

5,15

20,00000

0,025054

Энергичный

5,2

5,9

22,50000

0,038128

 

Лица, стремящиеся к достижениям, оценивают понятие «лучший» в более высоких характеристиках по качеству «быстрый»». Видимо, скорость в их представлениях связана с успехом, обеспечивает его достижение. Более низкие оценки мт быть отражением их отношения к скорости у других людей, то есть скорость у «лучшего» человека не столь важна, чтобы  быть необходимой лучшим людям. Лица, опасающиеся неудач, дают более высокие оценки  по характеристикам «большой» и «энергичный». Мы связываем это с желанием и  ценностью силы для тех, кто опасается неудачи. Различия в оценках понятия «Менеджер» приведены в таблице 10.

 

Таблица 10 - Значимые различия в оценках понятия «Менеджер»

Характеристика

Среднее значение у лиц, стремящихся к достижению

Среднее значение у лиц, стремящихся к неудаче

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Высокий

4,1

4,9

22,00000

0,038128

 

Значимые различия в оценках понятия менеджер мы связываем с тем, что лица, стремящиеся избежать неуспех, в характеристике «высокий» подразумевают не физические характеристики менеджера, а указание на более высокую статусную позицию человека, занимающего должность менеджера. Возможно, сарказм юношей в отношении этого понятия можно связать с тем, что современное применение понятия менеджер к продавцам противоречит  пониманию позиции менеджера, как руководителя. Различия в оценках понятия «Руководитель» приведены в таблице 11.

 

 

 

 

Таблица 11 - Значимые различия в оценках понятия «Руководитель»

Характеристика

Среднее значение у лиц, стремящихся к достижению

Среднее значение у лиц, стремящихся к неудаче

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Активный

5,2

5,75

18,50000

0,015897

Энергичный

4,85

5,45

21,50000

0,031031

 

Значимые различия в оценках понятия «руководитель» вновь отличаются в сторону больших оценок, данных лицами, мотивированными на избегание неудач. Мы  связываем этот факт с тем, что лица, стремящиеся избежать неудачи, оценивают, возможно, переоценивают фигуру руководителя. Он представляется им более активным и энергичным, так как оказывает значительное  влияние на окружающих людей. Более низкие оценки лиц, стремящихся к успеху и достижениям, возможно, связаны с более уравновешенной оценкой роли руководителя.

Таким образом, обобщим полученные результаты. Оценка понятий «Власть», «Лидер, « «Лучший», «Менеджер» и «Руководитель»  значимо различается у лиц, мотивированных к достижениям и успеху и у лиц, мотивированных на избегание  неудачи.

Уровень значимости находится в пределах 5%, что может подтверждать тенденцию к различиям, то есть их не большой выраженности. Как видно из приведенных данных, важнейшими характеристиками, отражающими значимые различия в оценках лиц, мотивированных на достижение и лиц, стремящихся у неуспеху, являются: «упрямый», «хороший», «добрый», «большой», «быстрый», «энергичный», «высокий», «активный». Скорее всего, эти качества связываются в представлениях о лидерах с успехом и достижениями, они дают преимущества и  требуются  для достижения преимущественного положения в группе и власти, так как любой успех  может быть оценен лишь в социуме.

В оценках понятий «авторитет», «влияние», «доминирование»,  «пророк» и «управление» значимых различий не обнаружено. Также можно добавить, что обнаруженная значимость на уровне тенденций и отсутствие значимости различий по ряду понятий мт быть связаны с малым количеством испытуемых.

На большей выборке, возможно, были бы получены более показательные результаты, поэтому исследование требует продолжения и осмысления на большей выборке.

Также мы проанализировали различия, полученные в ходе сравнения оценок слов – стимулов по подгруппам юношей и девушек.

Значимые различия в оценках понятия «Авторитет» юношами и девушками показаны в таблице  12.

 

 

Таблица 12 - Значимые различия в оценках понятия «авторитет»

Характеристика

Среднее значение юношей

Среднее значение у девушек

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Полезный

5,3

5,95

20,50000

0,025054

Истинный

4,25

4,7

22,50000

0,038128

Правдивый

5,1

5,65

20,00000

0,025054

Ясный

5,25

4,85

13,50000

0,004239

Быстрый

4,25

4,75

23,50000

0,046452

 

Как видно из таблицы, значимые различия обнаружены по характеристикам «полезный», «истинный», «правдивый» и «быстрый» в сторону больших значений у девушек. Следовательно, человек, обладающий авторитетом, воспринимается ими как должный приносить пользу, быть честным (истинным и правдивым), также его скорость оценивается как более высокая. То, что обнаружена более низкая оценка качества ясности, возможно, связано с некоторой загадочностью и  сложностью человека, обладающего авторитетом в глазах девушек.  Юноши более взвешенно оценивают пользу, честность и скорость авторитетного лица. Значимые различия в оценках понятия «Власть» приведены в таблице 13.

 

Таблица 13 - Значимые различия в оценках понятия «Власть»

Характеристика

Среднее значение юношей

Среднее значение у девушек

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Чистый

5,5

5,1

23,00000

0,046452

Прекрасный

5,15

4,85

22,50000

0,038128

Ясный

5,2

4,57

22,00000

0,038128

Большой

5,2

5,55

18,50000

0,015897

 

Как видно из таблицы, значимые различия обнаружены по характеристикам «чистый», «прекрасный» и «ясный» в сторону больших оценок у юношей. Скорее всего, более низкие оценки этих качеств у девушек связаны с сомнениями в чистоте, понятности и привлекательности власти и тех, кто там находится. Более высокие оценки лиц юношей связаны с их положительным или нейтральным  отношением к власти. Девушки видят власть большей по сравнению с юношами. Возможно, опасения сзываются с преувеличением роли лиц у власти, восприятием сложности деятельности людей, обремененных властью. Как мы указывали ранее, девушки обнаружили меньшее стремление во власть по результатам ассоциативного теста. Мы полагаем, что полученная в оценках понятия «власть» картина подтверждает малую ценность власти для девушек, имеющих иные жизненные задачи и стремления. Значимые различия в оценках понятия «Влияние» приведены в таблице 14.

Таблица 14 - Значимые различия в оценках понятия «Влияние»

Характеристика

Среднее значение юношей

Среднее значение у девушек

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Добрый

5,75

6,05

22,50000

0,038128

Как видно из таблицы 14, значимые различия в оценках «влияния» обнаружены лишь по качеству «добрый». Девушки оценивают влияние как доброе действие. Их более высокие оценки, возможно, связаны с тем, что они участие доброго человека воспринимают как ценное действие, оказывающее положительное влияние на их жизнь. Значимые различия в оценках понятия «Доминирование» приведены в таблице 15.

 

Таблица 15 - Значимые различия в оценках понятия «Доминирование»

Характеристика

Среднее значение юношей

Среднее значение у девушек

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Глубокий

4,7

4,95

23,00000

0,046452

 

Как видно из таблицы 15, значимые различия в оценках понятия «доминирование» также обнаружены лишь по одному качеству -  «глубокий». Девушки, по сравнению с юношами, оценивают доминирование как более глубокое. Мы связываем их более высокие оценки с тем, что они воспринимают доминирование как действие, оказывающее серьезное  (глубокое) влияние на их жизнь. Юноши не так зависимы от доминирования других людей, оно для них не столь опасно и значимо, как для девушек. Возможно, в данном результате проявляется гендерный стереотип, указывающий на  доминирование мужчины в обществе, профессии и семье. Значимые различия в оценках юношей и девушек понятия «Лучший» приведены в таблице 15.

 

Таблица 15 - Значимые различия в оценках понятия «Лучший»

Характеристика

Среднее значение юношей

Среднее значение у девушек

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Прекрасный

6,35

6,05

17,00000

0,012467

Высокий

5,55

5,8

22,50000

0,038128

Сильный

5,45

5,2

22,00000

0,038128

Светлый

4,5

4,85

15,00000

0,007442

 

Как видно из таблицы, значимые различия в оценках «лучший» обнаружены лишь по характеристикам  «прекрасный», «высокий», «сильный» и «светлый».  Девушки придают им  большее значение, что отразилось в более высоких оценках по качествам «высокий» и «светлый». Мы это различие связываем с восприятием лучшего человека как возвышенного и нравственного, что отразилось в более высоких оценках его как высокого и светлого. В более высоких оценках качества «сильный» и «прекрасный», юношами, скорее всего, проявляется их стремление к превосходству, доминированию, возможно,  и к развитию. Возможно, прелесть  и сила связываются с преимуществами в какой - либо сфере – нравственной, профессиональной или физической.  Значимые различия в оценках понятия «Пророк» приведены в таблице  16.

 

Таблица 16 - Значимые различия в оценках понятия «Пророк»

Характеристика

Среднее значение юношей

Среднее значение у девушек

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Светлый

4,55

4,85

21,50000

0,031031

Глубокий

4,4

4,6

15,50000

0,007442**

 

Значимые различия в оценках понятия «пророк» связаны, как мы считаем со значением, которое придают этим качествам девушки. Они, возможно, серьезнее верят в предсказания и опасаются пророчеств, как несущих неблагоприятные вести.  Более низкие оценки испытуемых, юношей, скорее всего, объясняются их незначительным вниманием к пророчествам и предсказаниям, с большей верой в собственные силы и возможности, что вполне соответствует гендерным стереотипам и биологической роли мужчины.

Единственное значимое различие  на однопроцентном уровне обнаружено по качеству «глубокий», что подтверждает достоверность несходного восприятия пророка юношами и девушками.

Как показано выше, семантическое поле ассоциаций, относящихся к этому понятию, у девушек не определено, в то время как у юношей обнаружено общее семантическое поле – власть. Возможно, умение предвидеть в образе политика  обеспечивает ему преимущество, что отражено в оценках юношей. Различия в оценках понятия «Управление» приведены в таблице 17.

Как видно из таблицы 17, значимые различия в оценках «управление» обнаружены лишь по качествам  «чистый», «правдивый» и «глубокий» у девушек в сторону высоких оценок. Следовательно, девушки относятся к управлению, как к деятельности, требующей большей честности и вдумчивости (глубины).

 

 

 

 

 

 

Таблица 17 - Значимые различия в оценках понятия «Управление»

Характеристика

Среднее значение юношей

Среднее значение у девушек

Значение коэффициента

U - критерий

Уровень значимости,

p-level

Чистый

5,75

6,0

23,50000

0,046452

Прекрасный

5,95

5,7

23,50000

0,046452

Правдивый

5,35

5,65

22,50000

0,038128

Ясный

5,45

5,1

20,00000

0,025054

Глубокий

5,15

5,4

22,50000

0,038128

 

Возможно, в нашем результате проявляются особенности женского управления. Юноши более терпимо относятся к силовым и не слишком правдивым способам управления. В то же время, судя по оценкам «ясности», для них руководство более понятно и однозначно. Более высокую оценку качества «прекрасный» у юношей мы связываем  с большей привлекательностью руководства и управления для мужчин.

В оценках юношей и девушек слов – стимулов «лидер», «менеджер» и «руководитель» значимых различий не обнаружено.

Таким образом, обобщим полученные результаты, касающиеся образа политического лидерства глазами молодых людей и девушек. Как показывают результаты математической обработки данных, значимые различия обнаружены как по подгруппам лиц, мотивированных на достижение и лиц, стремящихся избежать неудачи, так и значимые различия  в восприятии  качеств, связанных с лидерством, у юношей и девушек. Причем, больше значимых различий обнаружено в сравнении данных  юношей и девушек, а не лиц, по – разному мотивированных на достижение.

Различия в образе политического лидера лицами, мотивированных на достижение  и лиц, стремящихся избежать неудачи, связаны с разными оценками по характеристикам: упрямый, добрый, хороший, быстрый,  большой, энергичный и активный.

Лица, мотивированные на достижение оценивают понятие власть в более высоких оценках по характеристике «упрямый». Скорее всего, они  связывают успех с повторением попыток и настойчивостью.

Лица, стремящиеся к достижениям, оценивают лидера как более доброго и хорошего человека. Мы полагаем, что это связано с отсутствием страха и тревожности у тех, кто мотивирован на успех. Лица, опасающиеся неудач, оценивают лидеров как не столько добрых и хороших, в более низких оценках  отражены их опасения и тревога.

Лица, стремящиеся к достижениям, оценивают понятие «лучший» в более высоких характеристиках по качеству «быстрый»». Видимо, скорость в их представлениях обеспечивает успех. Более низкие оценки мт быть отражением их отрицательного отношения к скорости у других людей. Или, возможно, скорость у «лучшего» человека не столь важна, чтобы  быть необходимой лучшим людям.  Лица, опасающиеся неудач, дают более высокие оценки  по характеристикам «большой» и «энергичный». Мы связываем это с возможной ценностью силы для тех, кто опасается неудачи.

Значимые различия в оценках понятия менеджер связаны, как мы считаем с тем, что лица, стремящиеся избежать неуспех, в характеристике «высокий» подразумевают не физические характеристики менеджера, а указание на более высокую статусную позицию человека, занимающего должность менеджера. Возможно, сарказм юношей в отношении этого понятия можно связать с тем, что современное применение слова менеджер к продавцам противоречит  пониманию позиции менеджера, как более статусного лица в группе.

Значимые различия в оценках понятия «руководитель» вновь отличаются в сторону больших оценок, данных лицами, мотивированных на избегание неудач. Мы  связываем этот факт с тем, что лица, стремящиеся избежать неудачи, оценивают, возможно, переоценивают фигуру руководителя. Он представляется им более активным и энергичным, та как оказывает значительное  влияние. Более низкие оценки лиц, стремящихся к успеху и достижениям, возможно, связаны с более взвешенной оценкой роли руководителя.

Таким образом, обобщим полученные результаты. Оценка понятий «Власть», «Лидер, « «Лучший», «Менеджер» и «Руководитель»  значимо различается у лиц, мотивированных к достижениям и успеху и у лиц, мотивированных на избегание  неудачи. Уровень значимости находится в пределах 5%, что может подтверждать тенденцию к различиям, то есть их не большой выраженности. Как видно из приведенных данных, важнейшими характеристиками, отражающими значимые различия в оценках лиц, мотивированных на достижение и лиц, стремящихся у неуспеху, являются: «упрямый», «хороший», «добрый», «большой», «быстрый», «энергичный», «высокий», «активный». Скорее всего, эти качества связываются в представлениях о лидерах с успехом и достижениями, они дают преимущества и  требуются  для достижения преимущественного положения в группе и власти, так как любой успех  может быть оценен лишь в социуме.

В оценках понятий «авторитет», «влияние», «доминирование»,  «пророк» и «управление» у лиц с разной мотивацией на успех значимых различий не обнаружено. Также можно добавить, что обнаруженная значимость на уровне тенденций и отсутствие значимости различий по ряду понятий мт быть связаны с малым количеством испытуемых.

Как мы указывали выше, значимых различий в оценках лидера у юношей и девушек обнаружено значительное количество. Различия в образе лидера юношей и девушек  связаны с разными оценками по характеристикам: полезный, истинный, правдивый, быстрый, чистый, прекрасный, ясный, добрый, правдивый, высокий, сильный, глубокий и светлый. 

Значимые различия по оценкам понятия «авторитет» обнаружены по характеристикам «полезный», «истинный», «правдивый» и «быстрый» в сторону больших значений у девушек. Человек, обладающий авторитетом, воспринимается ими как тот, кто должен приносить пользу, быть честным (истинным и правдивым). Его скорость оценивается как более высокая. Низкая оценка ясности, возможно, связано с некоторой загадочностью и  сложностью человека, обладающего авторитетом в глазах девушек.  Юноши более взвешенно оценивают пользу, честность и скорость авторитетного лица.

В отношении оценки понятии «власть» были обнаружены различия по характеристикам «чистый», «прекрасный» и «ясный» в сторону больших оценок у юношей. Скорее всего, более низкие оценки этих качеств у девушек связаны с сомнениями в чистоте, понятности и привлекательности власти. Высокие оценки лиц юношей связаны с их положительным или нейтральным  отношением к власти. Девушки видят власть большей по сравнению с юношами. Возможно, опасения сзываются с преувеличением роли лиц у власти, восприятием сложности деятельности людей, обремененных властью. Мы полагаем, что полученная в оценках понятия «власть» картина подтверждает малую ценность власти для девушек, имеющих иные жизненные задачи и стремления.

Значимые различия в оценках «влияния» обнаружены лишь по качеству «добрый». Их более высокие оценки, возможно, связаны с тем, что они участие доброго человека воспринимают как ценное действие, оказывающее положительное влияние на их жизнь.

В оценках понятия «доминирование» также обнаружены различия лишь по одному качеству - «глубокий». Мы связываем более высокие оценки девушек с тем, что они воспринимают доминирование как действие, оказывающее серьезное влияние на их жизнь. Юноши не так зависимы от доминирования других людей, оно для них не столь опасно и значимо. Мы считаем, что так проявляется гендерный стереотип, допускающий доминирование мужчины в обществе, профессии и семье.

Значимые различия в оценках понятия «лучший» обнаружены лишь по характеристикам  «прекрасный», «высокий», «сильный» и «светлый».  Девушки придают им  большее значение, что отразилось в более высоких оценках по качествам «высокий» и «светлый». Мы это различие связываем с восприятием лучшего человека как возвышенного и нравственного, что отразилось в более высоких оценках его как высокого и светлого. В более высоких оценках качества «сильный» и «прекрасный», юношами, скорее всего, проявляется их стремление к превосходству, доминированию, возможно, и к совершенствованию. Возможно, прелесть  и сила связываются с преимуществами в нравственной, профессиональной или физической сфере. 

Значимые различия в оценках понятия «пророк» связаны, как мы считаем с большим значением, которое придают пророчеству девушки. Они, возможно, серьезнее верят в предсказания.  Более низкие оценки юношей, скорее всего, объясняются их незначительным вниманием к пророчествам и предсказаниям, с большей верой в собственные силы и возможности, что вполне соответствует гендерным и биологической ролям мужчины. Единственное значимое различие  на однопроцентном уровне обнаружено по качеству «глубокий», что подтверждает достоверность несходного восприятия пророка юношами и девушками. Как показано выше, семантическое поле ассоциаций, относящихся к этому понятию, у девушек не определено, в то время как у юношей обнаружено общее семантическое поле – власть. Возможно, умение предвидеть в образе политика  обеспечивает ему преимущество, что отражено в оценках юношей.

Значимые различия в оценках «управление» обнаружены лишь по качествам  «чистый», «правдивый» и «глубокий» у девушек в сторону высоких оценок. Возможно, в нашем результате проявляются особенности женского управления и руководства. Юноши более терпимо относятся к силовым  и не слишком правдивым способам управления. Судя по оценкам «ясности», для них руководство более понятно и однозначно. Более высокая оценка качества «прекрасный» у юношей мы связываем  с большей привлекательностью руководства и управления для мужчин.

В оценках юношей и девушек слов – стимулов «лидер», «менеджер» и «руководитель» значимых различий не обнаружено.

 

Выводы по второй главе.

 

Можно обобщить полученные результаты. В соответствии с поставленной задачей изучить взаимосвязи мотивов студентов с формированием у них образа политического лидера современной России, нами было проведено обследование с помощью методик, направленных на исследование мотивации, семантического поля и ключевых характеристик понятий, связанных с образами политических лидеров.  Ассоциативный эксперимент с предъявлением слов – стимулов девушкам и юношам выявил различия семантического поля в отношении понятий: мужчина, менеджер и пророк. Общее семантическое поле, связывающее понятие «мужчина», у девушек они обозначили как аффилиация, в то время как ответы юношей позволяют обнаружить иную семантику – власть. Мы связываем полученный факт с различием ценности этих двух сфер человеческой деятельности для девушек и юношей.

В отношении понятия «менеджер» у девушек обнаружено общее семантическое поле – достижение. Юноши дают саркастические ответы, видимо, в этом отражено их отрицательное понятие к этой должности или профессии, эксперты затруднились выделить общее семантическое поле у юношей.  Юноши, выбравшие профессию строителя или технолога,  осуществляют преобразование физического окружающего мира. Такая деятельность  требует также умения управлять и взаимодействовать, но, скорее всего, к этой работе не так часто применяют понятие «менеджер» и  это противоречие отражено в ответах юношей.

Третье различие получено относительно понятия «пророк». Эксперты не смогли выделить общее семантическое поле у  девушек. Общее семантическое поле у юношей - власть. Семантическое поле девушек более аморфно и не сводимо  к конкретной ценности. Возможно, так подтверждается большая ценность власти для юношей, чем для девушек.

Далее мы сравнили результаты, полученные по результатам обследования, проведенного по методике Люннеборга и Розенвуда, (в модификации Т. В. Бендас): тех, кто отнесен к мотивированным  на успех и к тем, кто обнаружил стремление избежать неуспех и неудачу. Показано, что количество испытуемых, обнаруживших стремление к успеху значительно выше того, кто вошел в подгруппу, обнаруживших стремление избежать неудачи.

Среди тех, кто настроен на удачу, преобладают лица, мотивированные на достижение и на аффилиацию. Обнаружено  значительно меньшее количество лиц, стремящихся к власти. Среди тех, кто отнесен к стремящимся к неудаче, обнаружено равное число лиц с мотивацией к достижению, как и стремящихся к власти. В целом по группе лиц,  стремящихся к власти, значимо меньше, чем тех, кто настроен на успех и на аффилиацию. Скорее всего, для студентов, получающих высшее техническое образование, важна ценность профессионального, а не политического успеха.

Скорее всего,  личность, стремящаяся избежать неудачи воспринимает власть и ее структуры как средство снизить риск и получить преимущества  личного, профессионального и материального характера. Девушки чаще чем юноши  обнаруживают мотивацию аффилиации, они реже мотивированы к достижению властного положения, что вполне объясняется как объективными факторами, например, предпочтением в профессиональном отборе и политике, отдаваемым мужчинам, так и предубежденным отношением к женщинам руководителям. Мы связываем эти проявлением с действием гендерных стереотипов, устойчивых в нашем обществе. 

Далее мы пытались  определить общее семантическое поле и ключевые характеристики, относящиеся к политическому лидерству. Мы предположили, что эти  характеристики взаимосвязаны с мотивацией молодого человека или девушки, в частности, со стремлением к успеху или со стремлением к неудаче. Мы  обнаружили значимые различия в характеристиках образа политического лидера. Различия в образе политического лидера лицами, мотивированных на достижение  и лиц, стремящихся избежать неудачи, связаны с разными оценками по характеристикам: упрямый, добрый, хороший, быстрый,  большой, энергичный и активный.

В оценках понятий «авторитет», «влияние», «доминирование»,  «пророк» и «управление» у лиц с разной мотивацией на успех значимых различий не обнаружено. Обнаруженная значимость на уровне тенденций и отсутствие значимых различий по ряду понятий мт быть связаны с малой выборкой.

Как мы указывали выше, значимых различий в оценках лидера у юношей и девушек обнаружено значительное количество. Различия между характеристиками у тех, кто мотивирован на успех и тех, кто стремится избежать неудачи,  различаются в ответах на понятия - стимулы: авторитет, власть, влияние, доминирование, лучший, пророк и управление. Значимых различий в оценках понятий лидер, менеджер и руководитель не обнаружено.

Различия в образе лидера юношей и девушек  связаны с разными оценками по характеристикам: полезный, истинный, правдивый, быстрый, чистый, прекрасный, ясный, добрый, правдивый, высокий, сильный, глубокий и светлый. 

Заключение

 

В настоящее время лидерство рассматривается как процесс взаимодействия социальных и психологических факторов. Лидерство представляет собой один из механизмов организации групповой жизнедеятельности, когда самостоятельная личность или часть социальной группы выполняет роль лидера -  координирует, направляет действия всей группы. Группа,  наделяющая лидера целями и задачами, выражает ожидания и намерения, принимает и поддерживает его действия, что связано с их личными особенностями. Изучение образов политических лидеров за рубежом происходит в контексте тех изменений и действии,  которые осуществляет лидер. Его личностные характеристики являются  второстепенными, если они не нарушают представлений, традиционных для определенного общества. В России наблюдается большая инертность в отношении политиков. Они воспринимаются в соответствии  с личной мотивацией и предпочтениями, реальный общественный вклад их зачастую не оценивается.

Методы исследований политического лидерства становятся более дифференцированными, так как исследуют специфическую, часто изменяющуюся реальность. Остаются востребованными традиционные методы, такие как опрос, наблюдение и эксперимент, но исследование образов требует качественно иных подходов. В нашей работе мы применили проективные методики, позволяющие исследовать семантическое пространство испытуемых.

Перспективными являются исследования, направленные на понимание того, как изменяются гендерные стереотипы в настоящее время в изменяющихся условиях общества и мира. В нашей работе мы ставили цель выявить различия в восприятии политического лидерства, связанные с типом  мотивации (ориентация на достижение или неудачу. Нам представляется интересным продолжить исследования в направлении понимания факторов, влияющих на изменение отношения к политическому лидеру. Также разделение на подгруппы по иным социально – психологическим характеристикам, например, по уровню образованности или этнической принадлежности, могло бы расшить понимание общей картины факторов, определяющих отношеие к политическим лидерам.

Для изучения мотивов и ценностей современных молодых людей и девушек мы сформировали блок методик.

Ассоциативный эксперимент с предъявлением слов – стимулов девушкам и юношам выявил различия семантического поля в отношении понятий: мужчина, менеджер и пророк. Общее семантическое поле, связывающее понятие «мужчина», у девушек они обозначили как аффилиация, в то время как ответы юношей позволяют обнаружить иную семантику – власть. Мы связываем полученный факт с различием ценности этих двух сфер человеческой деятельности для девушек и юношей.

Мы сравнили результаты, тех, кто отнесен к мотивированным  на успех и на неудачу. Показано, что количество испытуемых, обнаруживших стремление к успеху, значительно выше количества обнаруживших стремление к неудаче. Среди тех, кто настроен на удачу, преобладают лица, мотивированные на достижение и на аффилиацию. Обнаружено  значительно меньшее количество лиц, стремящихся к власти. Среди лиц, мотивированных на неудачу, обнаружено равное число лиц с мотивацией к достижению и стремящихся к власти. В целом по группе, лиц,  стремящихся к власти, значимо меньше, чем тех, кто настроен на успех и на аффилиацию.

Мы считаем,  что полученные результаты можно связать с тем, что студенты, получающие высшее профессиональное образование по технической специальности, планируют достичь профессионального, а не политического успеха. Скорее всего,  личность, стремящаяся к неудаче, воспринимает власть как средство снижения рисков и возможность  получения личных, профессиональных и материальных преимуществ. Девушки чаще, чем юноши,  обнаруживают мотив аффилиации, реже мотивированы к достижению властного положения. Мы связываем это с дискриминационными факторами, например, предпочтением в профессиональном отборе и политике, отдаваемым мужчинам, и негативным отношением к женщинам-руководителям. В данном результате мы видим проявление гендерных стереотипов, устойчивых в нашем обществе. 

Также мы предположили, что существуют различия в восприятии политического лидерства, связанные с типом  мотивации - ориентация на достижение или неудачу.  Это подтверждается тем, что обнаружены различия в оценках понятий, относящихся к современному политическому лидеру высших уровней власти, у испытуемых с  мотивацией на достижение или мотивацией на неудачу. Возможно, различие в идеальном образе лидера (политика) у лиц, по – разному мотивированных на успех, связано с опасениями, ответственностью и рискам, которые неизбежно присутствуют в деятельности лидера. Те, кто опасается неудач, склонны предъявлять повышенные требования к лидеру, к его честности, доброте, правдивости и энергичности. Лица, мотивированные на успех, относятся к лидерам с меньшим недоверием и сомнениями.

Выявленные ценности (достижения, власти и аффилиации) у студентов проявились в отдельных характеристиках образов политических лидеров. Мы связываем полученные результаты со значительным действием стереотипов  и традиционных ролей мужчины и женщины в общественной жизни России.

По результатам работы можно сделать вывод, что отличия в особенностях образа политического лидера юношей и девушек различаются больше, чем лиц, по – разному мотивированных на успех. Также мы считаем, что полученные результаты свидетельствуют об ожиданиях молодых людей и девушек, касающихся лучших качеств политических лидеров современной России, что отражено в высоких оценках положительных качеств (характеристик) лидера.

 

 

 

 

Рекомендации

При формировании политического имиджа целесообразным будет учитывать следующие факторы:

1 . Оказывать психологическую поддержку политическому лидеру следует с учетом его психологических особенностей и характера его деятельности.

  1. При построении образа политика следует учитывать всевозможные факторы, которые мт повлиять на восприятие политического лидера избирателями и закладывать их в основу имиджа, иначе характеристики, не представленные в имидже, будут домыслены населением и не всегда позитивно.
  2. При формировании имиджа следует обращать особое внимание на соответствие поведения политического лидера и его психологических особенностей (конгруэнтность).
  3. При формировании имиджа политического лидера рекомендуется учитывать такие качества как ум, опыт политической и хозяйственной деятельности, профессионализм, справедливость, активность и другие качества, представленные в нашей работе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список использованных источников

 

1.     Бендас, Т. В.       Лидерство в кросс-культурных и гендерных исследованиях [Текст] : монография / Т. В. Бендас, И. С. Якиманская. - Оренбург: , 2006. - 294 с. 2.     Бендас,  Т.В. Психология лидерства: учебное пособие. [Текст] : / Т. В. Бендас, – СПб.: 2009. - 448 с.3.     Благовещенский, Н.Ю., Михайлова, О.В., Сатаров, Г.А.  Структура общественного политического сознании  // Общественные науки и современность. 2005. -  № 2. - С.34 – 48.4.     Богатырева, Е. А.      Политическое лидерство государства как информационно-коммуникативный феномен и его роль в обеспечении национальной безопасности / Елена Богатырева // Безопасность Евразии,
2007. - № 1. - С. 484-4875.     Власова, О.      Почему мельчают западные лидеры / Ольга Власова // Эксперт, 2013. - № 38. - С. 46-47. 6.     Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология [Текст] : Учебник для вузов. - М: ИНФРА-М, 2002. - 448 с. 7.     Давыдова Т.Ю. СМИ как фактор формирования образа власти в картине мира российских граждан. Автореф. канд. Дис. М.: 2009. 20 с.8.     Дикая, Л. Г.      Социальная психология труда на втором этапе развития: методолого-теоретические основания и эмпирические исследования / Л. Г. Дикая // Психологический журнал, 2012. - Т. 33, № 2. - С. 5-22. 9.     Дилигенский, Г. Г.       Социально-политическая психология [Текст] : учеб. для вузов / Г. Г. Дилигенский. - М. : Наука, 1994. - 304 с. Замская М.Д. Формирование образа политического лидера современного типа : Политологический анализ. Канд. дис. автореферат. М. 2005. – 22 с.10.                                                 Жмыриков А.Н. Психология политического лидерства в современной России. - Н.Новгород: Нижегор. гуманит. центр, 1996. – 125 с.11.                                                 Как освоить принципы лидерства // Кадровое дело, 2014. - № 2. - С. 119. - Рец. на кн.: Кови С. 4 правила успешного лидера / Стивен Кови. - Москва : Альпина Паблишер, 2013. - 138 с.12.                                                 Кишиков Р. В.      Инструментальное лидерство в студенческих группах как функция групповой задачи / Кишиков Р. В. // Актуальные проблемы современной науки,  2013. - № 3. - С. 152-156. 13.                                                 Кузьмина, Т. В.        Эффективное манипулирование поведением человека [Текст]  /  Т. В. Кузьмина . - М. : Дашков и К, 2009. - 147 с. 14.                                                 Курбатов, В. И.        Анатомия и психология бизнеса [Текст]  / В. И. Курбатов. - Ростов-на-Дону : Феникс, 2006. - 320 с.15.                                                 Лукина О. А.      Надо различать категории лидерства / О. А. Лукина; беседу вела А. Якубовская // Служба кадров и персонал, 2013. - № 9. - С. 37-40. 16.                                                 Нечаев В.Д., Филиппов А.В. Вся политика. [Текст] : Хрестоматия. М.: Изд-во "Европа", 2006. -  532 с.17.                                                 Ньюмен, Б.  10 законов лидерства [Текст] : [как реализовать благие намерения на практике]: пер. с англ. / Б. Ньюмен . - Минск : Попурри, 2007. - 144 с. 18.                                                 Менегетти, А.         Психология лидера [Текст] : пер. с итал. / Антонио Менегетти.- 4-е изд., доп. - М. : [Б. и.], 2004. - 256 с.19.                                                 Мучински, П.        Психология, профессия, карьера = Psychology. Applied to Work [Текст]  / П. Мучински.- 7-е изд. - CПб. : Питер, 2004. - 539 с. 20.                                                 Папонова, Н. Е.       Инструменты развития способности быть лидером / Н. Е. Папонова // Кадры предприятия, 2013. - № 4. - С. 44-57. 21.                                                 Петрова, Ю.       Новые лидеры в условиях инновационной экономики / Юлия Петрова // Кадровик, 2014. - № 1. - С. 82-86.22.                                                 Политическая психология Учебное пособие для вузов /  Под ред. Деркача А. А., Жукова В.И., Лаптева Л.Г. - М.: Академический Проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2001. - 858 с.23.                                                 Симагин, А.     Лидерство в системе социального партнерства / Александр Симагин // Социальная политика и социальное партнерство, 2014. - № 3. - С. 28-34.24.                                                 Скуденков, В. А.       Лидерство и социальное развитие / В. А. Скуденков // Социально-гуманитарные знания,  2013. - № 2. - С. 180-184.25.                                                 Соколов, М.       Вместо политических / Максим Соколов // Эксперт, 2013. - № 29. - С. 72.26.                                                 Ольшанский, Д. В.        Основы политической психологии [Текст] : учеб. пособие для вузов / Д. В. Ольшанский. - Екатеринбург : Деловая кн., 2001. - 496 с. 27.                                                 Ольшанский, Д. В.        Политико-психологический словарь [Текст] : учеб. пособие для вузов / Д. В. Ольшанский. - М. : Акад. проект ; Екатеринбург : Деловая кн., 2002. - 576 с.28.                                                 Усович, К. И.      Портретология имиджа и HR-драматургия / К. И. Усович // Управление персоналом, 2013. - № 24 (322). - С. 79. 29.                                                 Хекхаузен, Х.       Мотивация и деятельность [Текст] : учеб. пособие для вузов / Х. Хекхаузен.- 2-е изд. - CПб. : Питер, 2003. – 860 с.30.                                                 Филонович, С. Р.        Лидерство и практические навыки менеджера [Текст] : 17-модульная программа для менеджеров "Управление развитием организации" / С. Р. Филонович; Гос. ун-т управления, Нац. фонд подготовки кадров. - М. : Инфра-М, 2000. - 288 с. - (Модульная программа для менеджеров.31.                                                  Чудинова И.М. Политические мифы // Социально-политический журнал. 2006. № 6.  С.36-50.32.                                                 Шаблинский, И. Г.        Политическое лидерство: типология и технология [Текст] : учеб. пособие / И. Г. Шаблинский; Федер. агенство по образованию; - М. : Новый учебник, 2004. - 128 с.33.                                                 Политическая психология [Текст] : хрестоматия / сост. Е. Б. Шестопал. - М. : ИНФРА-М, 2002. - 304 с. 34.                                                 Шестопал, Е. Б.      Политическое лидерство в новых условиях: смена парадигмы восприятия / Е. Б. Шестопал // Полис: Политические исследования,2013. - № 3. - С. 47-57. 35.                                                 Гравер А. А. Образ, имидж и бренд страны: понятия и направления исследования. Журнал Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология, Выпуск № 3 / 2012.  - http://cyberleninka.ru/article/n/obraz-imidzh-i-brend-strany-ponyatiya-i-napravleniya-issledovaniya36.                                                 Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М., 1996. - http://nauka-pedagogika.com/psihologiya-19-00-12/dissertaciya-smi-kak-faktor-formirovaniya-obraza-vlasti-v-kartine-mira-rossiyskih-grazhdan37.                                                 Идиатуллина К.С. Политическое лидерство как фактор регионального развития (на материалах национальных республик Российской Федерации) . – Казань, - Изд – во Казанского гос. Университета. – «003. – 224 с. Доступ: http://www.kstu.ru/ft/plwrr.pdf38.                                                 Климова С.Г., Якушева Т.В. Образы политиков в представлениях россиян (2000) http://bd.fom.ru/report/map/ks001009139.                                                 Колташов Василий Георгиевич. Политическое лидерство - http://lit.lib.ru/k/koltashow_w_g/text_0020-1.shtml40.                                                 Психология политического лидерства. – Хрестоматия. -http://www.psichology.vuzlib.org/books_2.html41.                                                 Темников Д.М.       Лидерство и самоорганизация в мировой системе. Учебное пособие [Электронный ресурс]  / Темников Д.М. - Аспект Пресс, 2011. - http://www.iprbookshop.ru/?&accessDenied42.                                                 Хавард А. Нравственное лидерство - http://romanbook.ru/book/8815902/43.                                                 Шестопал Е.В. – Политическая психология: - доступ http://www.syntone.ru/library/books/content/2621.html?current_book_page=144.                                                 Чудинов  А. П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры (1991-2000). (Екатеринбург, 2001. - 238 с.) - http://www.philology.ru/linguistics2/chudinov-01.htm#7045.                                                 Хейвуд Юндрю Политология / под ред. Водолазова Г.Г., Бельского В.Ю.,М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.46.                                                 Alexander L. Geоrge «Роweг as a compensatorу value for political leaders» («Journal of Social Issues», № 24, 1968 (p.29-49.) .

 

 

 

 

 

 

Приложение А

(справочное)

Таблица  А 1- Полярные определения для оценки стимульных слов

Определение

Баллы

Определение

7

6

5

4

3

2

1

1

Хороший

 

 

 

 

 

 

 

Плохой

2

Добрый

 

 

 

 

 

 

 

Злой

3

Чистый

 

 

 

 

 

 

 

Грязный

4

Полезный

 

 

 

 

 

 

 

Вредный

5

Истинный

 

 

 

 

 

 

 

Ложный

6

Прекрасный

 

 

 

 

 

 

 

Безобразный

7

Правдивый

 

 

 

 

 

 

 

Лживый

8

Ясный

 

 

 

 

 

 

 

Запутанный

9

Высокий

 

 

 

 

 

 

 

Низкий

10

Сильный

 

 

 

 

 

 

 

Слабый

11

Большой

 

 

 

 

 

 

 

Маленький

12

Эффектный

 

 

 

 

 

 

 

Бледный

13

Светлый

 

 

 

 

 

 

 

Темный

14

Глубокий

 

 

 

 

 

 

 

Мелкий

15

Широкий

 

 

 

 

 

 

 

Узкий

16

Активный

 

 

 

 

 

 

 

Пассивный

17

Быстрый

 

 

 

 

 

 

 

Медленный

18

Нападающий

 

 

 

 

 

 

 

Обороняющийся

19

Энергичный

 

 

 

 

 

 

 

Бездеятельный

20

Настойчивый

 

 

 

 

 

 

 

Уступчивый

21

Упрямый

 

 

 

 

 

 

 

Покладистый

 

 

 

 

 

 

Приложение Б

(справочное)

Тематический апперцептивный тест (TAT,  вариант X. Хекхаузена) разработан Ш. Мюрреем и представляет собой набор из нескольких рисунков. Мы проводили математическую обработку согласно процедуре, предложенной Т. В. Бендас. Для проведения обследования использовался следующий материал: 6 картинок ТАТ. «Деловой» вариант X. Хекхаузена  предназначен для изучения трех видов мотивации: а) достижения (Д); б) власти (В); в) аффилиации (А) — потребности в любви, привязанности, принадлежности группе).

Процедура исследования. Картинки предъявляются последовательно - от первой до шестой (на каждую испытуемый смотрит в течение 10-15 с).

Инструкция испытуемому: «Вам будет предложено 6 картинок. Посмотрите в течение 10 с на первую картинку, затем примерно в течение 4 мин напишите сочинение — небольшой рассказ по этой картинке. Опишите, как вы считаете, что предшествовало событиям, изображенным на картинке, что чувствуют и думают в данный момент участники событий, как эти события будут развиваться в будущем. После этого переходите ко второй картинке и т. д., включая шестую».

Первичная обработка. Желательно проводить ее двумя независимыми экспертами - профессиональными психологами - мужчиной и женщиной, они не должны знать иол испытуемого, сочинения которого читают. Вычисляются средние арифметические величины оценок экспертов — для каждого показателя. Используются схемы обработки, разработанные для 17 показателей: а) Ш. Мюрреем (для всех трех мотивов — первые 3 показателя); б) X. Хекхаузеном (для мотива достижения — показатели 4-7); в) Т. В. Бендас (для мотивов власти и аффилиации — по аналогии со схемой X. Хекхаузена — показатели 8 -15 и добавлено 2 дополнительных показателя — 16 и 17). Всего таких суммарных показателей выделяется 17 (каждый показатель делится на 2 — по числу экспертов, обрабатывающих письменные сочинения испытуемых, и на 6 — но числу рассказов).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложение В

(справочное)

Таблица  В 1 -  Результаты ассоциативного эксперимента у девушек

Слово - стимул

Ответы

Общее семантическое поле

Мотивация

Действие 3

Успех

Соперничество

Желание

Идти

Иллюстрация

Идея

достижение

 

Лидер

Активность

Власть

Желание

Путин

Главный

Женя

Сильный

Вперед

Успех

власть

 

Пол

Мраморный

Паркет

Мужской 3

Женский 3

Потолок

нет ответа

Влияние

Спокойствие

Люди

Плохое

Родители

Линия влияния 2

Мощь

Достиг

Усилие

власть

Лучший

Вызывает сомнения

Хороший

Друг 2

Парень

Я

Авторитет

Сильный

Успешный

достижение

Взаимодействие

Дружба 2

Вещества

Препаратов

Связь

Танец

Напряг

Досада

Общение

 

аффилиация

 

Мужчина

Друг

Крепкий

Секс

Женщина 2

Отец

Любовь

Жалкий

Сила

аффилиация

Управление

Менеджмент

Руководитель

Государство

Власть

Начальник

Указание

Ответственность

Менеджер

Контроль

власть

Авторитет

Власть

Сила

Мама

Ведущий

Папа

Руководитель

Давить

Харизма

Элита

власть

Общение

Социум

Дружба 2

Много

Приятное времяпрепровождение

Тело

Кругозор

Дружба

Знакомство

аффилиация

Взаимоотношения

Семья

Любовь 4

Неудачно

Муж

Между

Дружба

аффилиация

Гендер

Фамилия

Твердо

Не знаю

Пол 2

Влияние

Признак

Надо

Политик

Нет ответа

Власть

Империя 2

Президент

Государство

Управление

Путин 2

Сила

Унижение

Босс

власть

Руководитель

Царь

Организованность

Шеф

Направление

Дипломного проекта

Неоспоримо

Над

Добро

Власть

власть

Взаимопонимание

Поддержка

Дружба 3

Отсутствует

Доверие

Семья 2

Понимать

Мужчина

аффилиация

Женщина

Мать 2

Красота

Любовь

Дом, очаг

Мама

Это все

Унылый

Мужчина

аффилиация

Менеджер

Продавец, не отстает

Энергичный

Фигня

Управленец

Работа

Рабочий

Говорить, ходить, искать

Власть
Экономика

достижение

Доминирование

Преимущество

Настойчивый

Раздражает

Рецессивный

Муж

Биология

Не знаю

Лидерство

власть

Стереотип

Одно и то же

Привычка

Скучно

В голове

Неправда

Обыденный

Старое

Звезда

Направление

Нет ответа

Пророк

Будущее 2

Видения

Фильм

Н.Кейдж

Лермонтов

Всевидящий

Бог

Провидец

нет ответа

 

Таблица  В 2 Результаты  ответов по ассоциативному эксперименту у юношей

Слово - стимул

Ответы

Общее семантическое поле

Мотивация

Мечта

Демотивация

Цель 2

Работа

Стимул

Эго

Дубликация

Успех

Работа

Учеба

достижение

Лидер

Высший

Колбасы

Глава

Начальник

Гоша

Вожатый

Истинный

Лидер

Сильный

Я

Человек

достижение

Пол

Портрет

Паркет

Мужской 4

Сила

Железобетонный

Металл

Черный

Женский

нет ответа

Влияние

Деньги

Извне

Реакция

Зависимость

На  людей

Эффект

Стадо

Железобетон

Контакт

Командир

Влияние

власть

Лучший

Враг хорошего

Друг

Я

Ученик

Во всем

Прекрасный

Не во всем

Худший

Настоящий

Человек

Водитель

достижение

Взаимодействие

Контакт

Реакция 2

Помощь

Между людьми

Вместе

С обществом

Бездействие

Успешное

аффилиация

Мужчина

Человек

Сильный

Царь

Крут

Женщина 3

Окей

Настоящий

Дедушка

власть

Управление

Подчинение

Рулевой

Капитан

Влияние

Персоналом

Директор

Централизованное

Руководитель

Не нужно

Офис

Фирма

власть

Авторитет

Страх

Авторитарный

Сильный

Важность

Железный

Уважаемый

Признанный

Улица

Радость

Родители

Тюрьма

власть

Общение

Не ВК

Знакомые

Разговор 2

Связи

С людьми

Интересное

Печенье

Искреннее

Друзья

Контакт

аффилиация

Взаимоотношения

Жизнь

Мужчина – женщина

Брак

Выгода

Морковь

Общение

Искренние

Потолок

Негативные

Жена

Любовь

аффилиация

Гендер

Фродо и Сэм

Геймер

Гены

Тендер

Рендольдо

Дядя Гена

ЖБК

Гендольф

Пол

Киндер

нет ответа

Власть

Путин 6

Мафия

Деньги

Империя

Избранная

Помойка

власть

Руководитель

Йода

Начальство 2

Управление

Учитель

Император

Путин

Предприимчивый

Женя

Справедливый

Директор

власть

Взаимопонимание

Команда

Семья

Взаимовыручка

Отношения

Отсутствие

Дружба

Тяжело

Отношения

Редкость

Плохо

Доверие

аффилиация

Женщина

Она

Красота

Девушка

Уют в доме

Отсутствует

Красивая

Пора бы

Мужчина 2

Очаг

Моя

аффилиация

Менеджер

Лохотрон

Не нужен 2

Запад

Работник

Среднего звена

Офисная крыса

Продавец

Клерк

Плохой

Управление

Нет ответа

Доминирование

88-12%

Прорыв

Самец 2

Мужчина

Лидер

Полное

Телефон

Не знаю

Самка

Обезьяна

власть

Стереотип

Глупость

Рамки

Предрассудки

Мнение

Одно и то же 2

Общество

Звук

Заезженный

Игра

Не знаю

Нет ответа

Пророк

Враг народа

Религия

Пророк

Всевидец

Моисей 2

Провидец

Не актуально

Будущее

Очевидец

Н.Кейдж

власть

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложение Г

(справочное)

Различия между образами у испытуемых со стремлением к успеху и стремлением к неудаче

       Рисунок  Г 1 - Значимые различия в оценках понятия «Власть»

 

         Рисунок  Г 2 - Значимые различия в оценках понятия «Лидер»

    

      Рисунок  Г 3 -  Значимые различия в оценках понятия «Лучший»

       

 

 

 

       Рисунок  Г 4 -  Значимые различия в оценках понятия «Менеджер»

         

 

 

 

 

 

 

 

       Рисунок  Г 5  - Значимые различия в оценках понятия «Руководитель»

 

 

Различия между образами у юношей и девушек

       Рисунок  Г 6 - Значимые различия в оценках понятия «Авторитет»

 

 

 

 

        

 Рисунок  Г 7  - Значимые различия в оценках понятия «Власть»

 

 

Рисунок  Г 8- Значимые различия в оценках понятия «Влияние»

 

 

 

 

 

 

 

Рисунок  Г 9 - Значимые различия в оценках понятия «Доминирование»

 

 

Рисунок  Г 10 -  Значимые различия в оценках понятия «Лучший»

 

 

 

 

 

 

 

Рисунок  Г 11 - Значимые различия в оценках понятия «Пророк»

 

 

 Рисунок  Г 12- Значимые различия в оценках понятия «Управление»

 

 

 

 

 

 

 

Приложение Е

(справочное)

Мотивация по тесту ТАТ

 

 Скачать дипломную работу:  У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Дипломные работы / Дипломные работы по социологии

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.