Курсовая: Социальные утопии конца XVIII – начала XIX века

0

Факультет гуманитарных и социальных наук

Кафедра Всеобщей истории

КУРСОВАЯ РАБОТА

Социальные утопии конца XVIII - начала XIX века

Оглавление

Введение

Глава 1. Основоположники социального утопизма

Глава 2. Утопизм в Англии в XVIII веке

2. 1 Англия в XVIII веке: социально-экономическое и политическое развитие

2. 2 Утопические идеи Р. Оуэна. Трудовая теория стоимости

Глава 3. Утопизм во Франции в XVIII веке

3. 1 Социально-экономическое и политическое развитие Франции в XVIII веке

3. 2 Классификация общественных слоев в теории Сен-Симона. Промышленный класс будущего

3. 3 Теория страстей Шарля Фурье. Исторические этапы человеческого общества и будущий общественный строй

Заключение

Список литературы

Введение

Утопический социализм — принятое в исторической и философской литературе обозначение предшествовавшего марксизму учения о возможности преобразования общества на социалистических принципах, о его справедливом устройстве. Главную роль в разработке и внедрении в общество идей о строительстве социалистических отношений ненасильственным образом, лишь силой пропаганды и примера, сыграла интеллигенция и близкие к ней слои.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью пересмотра взглядов Р. Оуэна, К. А. Сен-Симона, Ш. Фурье, нашедших отражение в их трудах, с объективных позиций в контексте развития общеевропейской гуманистической мысли, а также в связи со специфической социальноэкономической и политической обстановкой, сложившейся в Англии и Франции в XVIII веке, и обусловившей формирование воззрений утопистов. Это обстоятельство представляется необходимым, поскольку предшествующая, советская, историографическая традиция отличалась в значительной степени ангажированностью и тенденциозностью представлений в этом вопросе, что было вызвано присутствием жестких идеологических установок, направленных скорее на сравнение с рядом других социально-утопических трудов, чем на углубление понимания работ в контексте эпохи.

Объектом исследования выступают работы Р. Оуэна, К. А. Сен-Симона, Ш. Фурье.

Предметом исследования являются отраженные в исследованиях Р. Оуэна «Книге о новом нравственном мире»(1842-44), Ш. Фурье «Теория четырех движений и всеобщих судеб» (1808), К. А. Сен-Симона «Письма женевского обитателя к современникам» (1802 г. ) взгляды на политическую и социально-экономическую ситуацию, сложившуюся в Англии и Франции в начале XVIII века, и представление об идеальном общественном устройстве.

Целью данного исследования является анализ взглядов Р. Оуэна, К. А. Сен-Симона, Ш. Фурье на проблемы, существовавшие в английском и французском обществе в конце XVIII начале XIX века. Осуществление этой цели предполагает решение следующих задач:

1. рассмотреть социально-экономическую и политическую ситуацию, сложившуюся в Англии и Франции в XVIII века и выявить основные тенденции в экономическом, социальном и политическом развитии;

2. дать характеристику жизни и деятельности Р. Оуэна, К. А. Сен-Симона, Ш. Фурье в связи с процессом становления их воззрений;

3. провести анализ произведений утопистов как исторических источника, отражающих критические взгляды их авторов на современное общество.

Дореволюционная историография выделяет одного крупнейшего исследователя М. И. Туган-Барановского, который в своём труде «К лучшему будущему» считал «Великих утопистов» - Р. Оуэн, К. А. Сен-Симон, Ш. Фурье величайшими практиками, исследователя социальных явлений, каких мы только знаем.

В советской же историографии можно выделить трёх крупных учёных В. Волгин с его трудом «Сен-Симон и сен-симонизм», Г. Кучеренко «Сенсимонизм в общественной мысли XIX в. » и С. Саркисян «Великий социалист-утопист Роберт Оуэн». Они утверждали, что в своих проектах будущей справедливости социальной системы социалисты-утописты предвидели многие черты социалистического общества, не ограничивались требованием реорганизации потребления и распределения, а выступали с идеей преобразования самого производства. Идеальный общественный строй они именовали по-разному.

И если мы, тем не менее, объединяем трех названных социальных мыслителей общим названием утопистов, то это лишь потому, что и Р. Оуэну, и К. А. Сен-Симону, и Ш. Фурье свойственна одна чрезвычайно характерная черта: вера во всемогущество человеческой мысли, в силу идеи. Первые социалисты закончившегося века еще не вполне порвали связь с рационалистическим мировоззрением XVIII столетия. Этот рационализм чувствуется даже в К. А. Сен-Симоне, хотя именно К. А. Сен-Симон, более чем кто-либо другой, поработал для построения противоположного, исторического мировоззрения. Все три великих утописта, при своей гениальности и глубине понимания человеческой природы и современного им общества, были проникнуты прямо трогательным по своей наивности доверием к разуму человека. К. А. Сен-Симон был одним из творцов философии истории. Это не помешало ему, как и Р. Оуэну и Ш. Фурье, верить, что его собственные литературные произведения представляют собой более могущественную историческую силу, чем все сложившиеся веками и тысячелетиями общественные формы, чувства, привычки, симпатии и антипатии, верования, нравы и убеждения людей. И Р. Оуэн, и К. А. Сен-Симон, и Ш. Фурье придумывали, изобретали новый общественный строй, как механик изобретает новую машину. Они верили в превосходство своих изобретений перед всякими другими, и для применения этих изобретений на практике - для перестройки всего человечества на новых началах - оставался только сущий пустяк: растолковать неумным и невежественным людям, как хорошо им будет житься при новых условиях. Отсюда вытекал и специфический метод осуществления нового социального порядка, характерный для всех утопистов: метод мирной пропаганды путем печати новых взглядов, без всякого посредства политической борьбы. Политические формы, с точки зрения утопистов, имели столь же мало значения по отношению к осуществимости нового строя, как и вообще исторические отношения общежития. Пока истина скрывалась от взоров человечества, люди могли коснеть в невежестве и угнетать друг друга. Но теперь истина показалась во всем блеске - новый, блаженный общественный порядок придуман, и люди, если только они не совершенные безумцы, должны поспешить устроить свою жизнь на новых началах.

Это мировоззрение было более или менее обще трем названным социальным мыслителям, и оно дает нам право называть их утопистами. При этом нужно, однако, оговориться, что наша характеристика утопизма требует значительных ограничений по отношению к К. А. Сен-Симону, который был наиболее научен из трех. В числе утопистов Р. Оуэну принадлежит первое место по практическому влиянию его идей на рабочее движение.

Глава 1. Основоположники социального утопизма

В позднее средневековье (XVI-XVII вв. ) в экономической мысли Западной Европы происходят значительные изменения, вызванные глубоким процессом развития мануфактурного производства. Великие географические открытия, ограбление колоний ускорили процесс накопления капитала.

В этот период возникают социальные утопии. Одним из основоположников утопического социализма был Томас Мор (1478-1532), выдающийся мыслитель-гуманист, политический деятель тюдоровской Англии, казнённый за оппозицию абсолютизму (отказался принести присягу королю как главе церкви). Сын богатого судьи и сам юрист по образованию, Т. Мор занимал высокие государственные должности. Но, несмотря на это, он сочувствовал бедствиям народных масс.

В 1516 г. им было опубликовано знаменитое сочинение «Утопия», положившее начало утопическому социализму и давшее ему название.

Мор подверг резкой критике господствовавшие в Англии социальные порядки, методы первоначального накопления капитала. Первопричину возникновения нищеты он видел в частной собственности, выступал её противником.

Мор был первым критиком капитализма. Взгляды Мора не представляли особой научной теории. Это были лишь мечты.

К числу ранних представителей утопического социализма принадлежит итальянский мыслитель Томмазо Кампанелла (1568-1639), вышедший из среды бедного крестьянства. Он известен как активный участник борьбы за освобождение Южной Италии от гнёта испанской монархии. Оказавшись в руках врагов, Кампанелла 27 лет провёл в казематах. Там он написал своё знаменитое сочинение «Город Солнца» (1623), в котором подверг резкой критике социальный строй Италии того времени.

В нём Кампанелла выдвинул проект идеального утопического государства — город Солнца, основу которого составляла общность имущества. Отражая традиции экономической мысли средневековья, он ориентировался на хозяйство натурального типа. Общество будущего рисовалось ему как совокупность сельскохозяйственных общин, к работам в которых привлекаются все граждане.

Кампанелла признавал индивидуальность жилья и семьи, всеобщность труда, отвергал тезис о том, что после отмены собственности никто не будет работать. Потребление в городе Солнца, считал он, будет общественным при изобилии материальных благ, исчезнет нищета. Отношения между людьми должны основываться на принципах дружбы, товарищеского сотрудничества и взаимопонимания.

Однако изображая утопическое государство с необычными порядками, ни Т. Мор, ни Т. Кампанелла не знали реальных путей к новому обществу, в чём проявилась историческая ограниченность их экономических проектов. Они ограничились описанием.

Выражая мечты зарождающегося пролетариата о будущем обществе, великие социалисты-утописты XVIII-XIX вв. Анри Клод Сен-Симон, Шарль Фурье и Роберт Оуэн выступали с разоблачительной критикой капитализма. Великие утописты внесли ценный вклад в экономическую науку, впервые указав на исторически преходящий характер капитализма, отметив, что капиталистические отношения не являются вечными и естественными. Развитие человеческого общества они рассматривали как исторический процесс, в котором происходит смена предшествующей стадии другой, более высокоразвитой. Представители утопического социализма, писал В. И. Ленин, «смотрели в ту же сторону, куда шло и действительное развитие; они опережали это развитие».

Классики буржуазной политической экономики считали капитализм вечным и естественным строем. В противоположность им социалисты-утописты вскрывали пороки и язвы капитализма, его противоречия, указывая на бедность и нищету трудящихся масс. Критикуя капиталистический способ производства, великие социалисты-утописты заявляли, что на смену ему должен прийти такой общественный порядок, который принесет счастье всем членам общества. Их критика капитализма была острой и гневной, способствовала просвещению рабочих и подготовке условий для восприятия идей научного социализма.

Глава 2. Утопизм в Англии в XVIII веке

2. 1 Англия в XVIII веке: социально-экономическое и политическое развитие

Увы, промышленный переворот не сделал мануфактурных рабочих привилегированной частью общества. В 1795 году квартер пшеницы стоил 75 шиллингов, а заработок рабочего равнялся примерно 8 шиллингам в неделю. Просуществовать на этот заработок без наличия какого-либо побочного источника, очевидно, было невозможно. Это не замедлило выплеснуться в хлебные бунты, которые прошли почти во всех графствах Англии. А. Л. Мортон в своей «Истории Англии» подчеркивает, что движение носило необычайно организованный характер. Грабежей почти не было, чаще всего захватывались склады продуктов, и продукты продавались по пониженным ценам. По существу, А. Л. Мортон определяет эти восстания как плебейский способ установления цен, которые народ считал справедливыми.

Перед властями теперь было два пути: или возродить устаревшее законодательство XVI века и установить расценки, беря за основу прожиточный минимум, или выдавать материальную помощь из сумм, собираемых путем самообложения. 6 мая 1795 года в Спинхамленде состоялось знаменитое собрание беркширских членов магистрата. Решение, принятое на собрании, было следующим: «Каждый бедный и трудолюбивый человек» должен иметь 3 шиллинга для содержания самого себя и 1 шиллинг 6 пенсов на каждого члена семьи.

«Деньги эти должны обеспечиваться либо его личным заработком и заработком членов его семьи, либо он должен получать вспомоществование из средств, поступающих благодаря взиманию налога в пользу бедных», при условии, если каравай хлеба стоил 1 шиллинг. Если же цена на хлеб возрастала, вспомоществование рабочему должно было увеличиваться.

На протяжении XVIII века закон о бедных базировался на принципе, что вспомоществование должно выдаваться только в приходе, где нуждающийся родился, и нигде более. Теперь всех неимущих рассматривали как потенциальных нищих и, как правило, высылали в то место, где они родились.

Таким образом, спинхамлендская система делала нищих обузой для налогоплательщиков, но в то же время их существование было выгодным для класса нанимателей. А. Л. Мортон приводит в своей книге случай в Мэйдстоне, описанный в Отчете о работных домах Великобритании 1732 года. Сначала в отчете сообщается о том, что большое количество бедных все еще содержится вне работных домов, но, несмотря на это, налог уже упал приблизительно с 1000 до 530 ф. ст. Далее в нем говорится: «Преимущество работных домов состоит не только в том, что на содержание бедных расходуется менее половины сумм, еженедельно затрачивавшихся на них ранее, оно состоит также и в том, что очень много лентяев, не желая подвергаться ограничениям и трудиться в работных домах, предпочитает сбросить маску и своим трудом зарабатывать себе на существование. Очень характерно, что здесь, в Мэйдстоне, когда строительство работного дома закончилось, и было объявлено, что все приходящие за получением еженедельного пособия будут направляться туда, немного более половины числящихся в списках бедных пришло к надзирателям за получением своего вспомоществования. Если бы все бедные нашего города были обязаны жить в работном доме, я полагаю, что мы вполне смогли бы содержать их на 350 фунтов стерлингов в год».

Работные дома начали создаваться около 1720 года, и большинство их обитателей, особенно детей, обучали прядению, ткачеству или какому-нибудь иному ремеслу.

Затем этих подмастерьев тысячами отправляли на фабрики Ланкашира, где по причине своей беззащитности они представляли собой идеальный человеческий материал для владельцев хлопчатобумажных фабрик.

Позже работные дома стали называть «Бастилиями для рабочих». Наниматели старались снижать заработную плату, зная, что она будет восполнена из средств, получаемых из самообложения.

Таким образом, спинхамлендский акт, если даже предположить, что беркширские члены магистрата были преисполнены самых благих намерений, привел к массовому обнищанию. Во многих районах все рабочее население было доведено практически до нищенства. Приходские власти гоняли людей с фермы на ферму до тех пор, пока им не удавалось где-нибудь найти очень низко оплачиваемую работу.

А. Мортон свидетельствует, что в некоторых приходах труд низко оплачиваемых рабочих продавался с аукциона. Эта система, по мнению английского историка, явилась бесспорно прибыльной для крупных работодателей. Им представлялась возможность заставить частично оплачивать свои расходы по заработной плате тех налогоплательщиков, которые либо совсем не пользовались наемным трудом, либо пользовались им очень ограниченно.

Заработная плата на некоторых фабриках была столь низка, что рабочему приходилось посылать на работу своих еще совсем маленьких детей.

Развитие машин постепенно привело к повальной мужской безработице, так как при усовершенствованных механизмах мужской труд стал почти не нужен.

2. 2 Утопические идеи Р. Оуэна. Трудовая теория стоимости.

Роберт Оуэн считается главным представителем утопического социализма в Англии. Оуэн родился в мелкобуржуазной семье. С десятилетнего возраста самостоятельно зарабатывал себе средства к существованию. К двадцати годам он был уже директором фабрики. С 1800 Оуэн управлял в качестве совладельца крупным текстильным предприятием в Нью-Ланарке (Шотландия). Деятельность Оуэна в Нью-Ланарке принесла ему широкую известность фабриканта-филантропа.

Оуэн ввел на фабрике сравнительно короткий для того времени рабочий день, в 10, 5 часов, создал ясли, детский сад и образцовую школу для детей и рабочих, провел ряд мер для улучшения условий труда и быта рабочих. В 1815

Оуэн выступил с проектом закона, который ограничивал рабочий день для детей и устанавливал для работающих детей обязательное школьное обучение. В 1817 Оуэн составил докладную записку парламентской комиссии, в которой выдвинул идею трудовой коммуны как средства борьбы с безработицей. К 1820 окончательно оформились социальные идеи Оуэна: он пришел к убеждению о необходимости радикальной перестройки общества на началах общности владения, равенства в правах и коллективного труда.

Английский утопический социализм имеет некоторые особенности по сравнению с французским, так как в Англии капитализм и классовая борьба пролетариата были более развиты. Р. Оуэн выступал против всех крупных частных собственников. Он считал, что новый общественный строй может существовать и без капиталистов, ибо « частная собственность была и есть причина бесчисленных преступлений и бедствий, испытываемых человеком», она причиняет «неисчислимый вред низшим, средним и высшим классам».

Будущее «рациональное» общество Оуэн представлял себе в виде свободной федерации небольших социалистических самоуправляющихся общин, включающих не более 3 тысяч человек. Главный вид занятий в общине - земледелие; но Оуэн был против отделения промышленного труда от сельскохозяйственного (община организует у себя также и промышленное производство). При общности владения и общем труде не может быть не эксплуатации, ни классов. Работа распределяется между гражданами в соответствии с потребностями. Считая, вслед за французскими материалистами XVIII в., что человеческий характер является продуктом общественной Среды, окружающей человека, Оуэн был убежден, что в его новом обществе родится новый человек. Правильное воспитание и здоровая Среда научат его чувствовать и мыслить рационально, искоренят в нем эгоистичные привычки. Суды, тюрьмы, наказания станут не нужны.

Оуэн был убежден, что достаточно основать одну общину, и ее преимущества неизбежно вызовут стремление к организации других. Стремясь показать практическую осуществимость и преимущества трудовых коммун, Оуэн отправился в 1824 в США, чтобы организовать там опытную колонию на началах общности владения. Однако все опыты Оуэна в США послужили лишь доказательством утопичности его планов. После ряда неудач Оуэн вернулся в Англию, где принял активное участие в кооперативном и профессиональном движении.

Одновременно с реорганизацией обращения Оуэн пропагандировал широко задуманную утопичную реорганизацию производства, также в качестве мероприятия для мирного перехода к социалистическому строю. Оуэн предполагал, что профессиональные организации рабочих могут взять в свои руки соответственные отрасли промышленности и организовать в них производство на кооперативных началах, не прибегая ни к каким насильственным мерам. В 1834 был организован "Великий национальный объединенный союз производств”, поставивший себе задачей осуществление этого Оуэнского плана. Капиталистическая действительность разбила утопичные надежды Р. Оуэна. Ряд организованных предпринимателей локаутов, а также неудачные стачки, суровые судебные приговоры привели к ликвидации «Великого союза» в том же 1834.

Оуэн был противником классовой борьбы, обращался с планами переустройства общества к сильным мира сего. В разработке проектов будущего общественного строя Оуэн был очень скрупулезен. Он тщательно продумывал, какие рационы питания должны быть в будущем обществе, как должны распределяться комнаты для женатых, холостых и т. д. Конечно, в такой тщательной обстановке присутствовали элементы фантастики. Но Роберт выдвинул целый ряд практических предложений, стал инициатором принятия фабричного законодательства об ограничении рабочего дня, о запрещении ночного труда женщин и детей, потребовал от государства, чтобы оно активно вмешивалось в экономическую жизнь в интересах трудящихся. Фантастический элемент выражен в целом слабее, чем в учении Сен-Симона и Фурье. В своих произведениях Р. Оуэн выступал как критик капитализма, но в отличии от французских социалистов-утопистов опирался на классическую буржуазную политэкономию, в частности на трудовую теорию стоимости Рикардо.

Оуэн был согласен с положением Рикардо, что основным источником стоимости является труд. Однако, в отличии от Рикардо Оуэн считал, что в существующем обществе этот важный закон не действует, ибо если труд является источником богатства, то оно должно принадлежать трудящимся. Р. Оуэн отмечал, что в современном ему обществе продукт труда не полностью попадает к рабочем, а распределяется между рабочими, капиталистами и земледельцами, причем рабочим достается только ничтожная доля. Такое распределения продуктов Оуэн считал несправедливым, требовал реорганизации общества, которая обеспечила бы производителю получение полного продукта его труда. В этом заслуга Р. Оуэна в том, что из теории трудовой стоимости Рикардо он сделал социалистический вывод и попытался, опираясь на эту теорию, доказать необходимость радикальных перемен в обществе.

Р. Оуэн и его последователи утверждали, что стоимость товара измеряются не трудом, а деньгами. Деньги же искажают истинную величину стоимости, являются не естественными, а искусственным мерилом, маскируют подлинные затраты труда на производство товаров, и это создает положение, когда одни богатеют, а другие разоряются и нищенствуют. «Правильно понятые интересы общества, - писал Оуэн, - требуют, чтобы человек, производящий ценности, получал справедливую и твердо установленную их долю. Это можно сделать, только установив такой порядок, при котором естественное мерило ценности будет применяться практически». Таким естественным мерилом он считал труд, полагая, что издержки производства и ест количество труда, заключенное в товаре. Обмен одних предметов на другие должен происходить в соответствии с «издержками их производства», с помощью такого средства, которое будет представлять их ценность, и притом ценность «реальную и неизменную». «Новое мерило, - писал Р. Оуэн, - быстро уничтожит в обществе бедность и невежество... даст возможность постепенно улучшить условия существования всех социальных групп».

Одна из заслуг Оуэна в критике капитализма состоит в том, что он указал на ухудшение положения рабочих в связи с ведением машин. По этому вопросу он занимал правильную позицию, отмечая, что мир насыщен богатством при наличии огромных возможностей дальнейшего их увеличения. Однако повсюду царит нищета. Поскольку введение машин ухудшает положение рабочих, Р. Оуэн усматривал причину экономических кризисов перепроизводства в недопотреблении трудящихся масс, падении их заработной платы, сокращении внутреннего спроса на предметы потребления.

Важной заслугой Оуэна стала критика мальтузианского «закона народонаселения». Опровергая концепцию Мальтуса, Оуэн с цифрами в руках доказывал, что рост производительных сил значительно превосходил рост населения, а причиной нищеты является вовсе не недостаток продуктов питания, а неправильное распределение. Оуэн писал, что «при правильном руководстве физическим трудом Великобритания и зависимые от нее страны могут давать средства существования безгранично возрастающему в численности населению, притом с большей выгодой».

Свою критику капитализма и буржуазной политэкономии Р. Оуэн доводил до признания необходимости создания нового общественного строя, в котором не будет нищеты и безработицы. Этот строй он назвал социалистическим, а его ячейкой считал кооперативную общину, в которой население будет заниматься как сельским хозяйством, так и промышленным трудом.

Хотя Р. Оуэн сыграл огромную роль в пропаганде коммунистических идей, его теория и практическая деятельность носили противоречивый характер. Ведь Оуэн объективно боролся за интересы рабочего класса, но выступал при этом от имени всего человечества. Он считал, что материальные блага создаются трудящимися, но отводил им пассивную роль в преобразовании общества. Оуэн клеймил буржуазные порядки и в то же время считал, что капиталисты в этом не повинны, так как плохо воспитаны.

Глава 3. Утопизм во Франции в XVIII веке

3. 1 Социально-экономическое и политическое развитие Франции в XVIII веке.

В начале XVIII в. Франция была, пожалуй самой могущественной державой в мире. Однако, спустя несколько десятилетий, утратила это положение в борьбе с Великобританией. А все потому, что во главе государства находились, на мой взгляд, никчемные правители, доведшие страну до полного истощения. Все это в итоге вылилось в Великую Французскую Буржуазную Революцию, свержение монархии, казнь короля Людовика XVI и массовый террор с тысячами погибших.

Три четверти XVIII в., протёкшие от смерти Людовика XIV до начала революции (1715—1789), были заняты двумя царствованиями: Людовика XV (1715—1774) и Людовика XVI (1774—1792). Это было временем развития французской просветительной литературы, но вместе с тем и эпохой потери Францией прежнего значения в делах международной политики и полного внутреннего разложения и упадка.

Система Людовика XIV привела страну к совершённому разорению, под бременем тяжелых налогов, громадного государственного долга и постоянных дефицитов. Реакционный католицизм, одержавший победу над протестантизмом после отмены нантского эдикта, и королевский абсолютизм, убивавший все самостоятельные учреждения, но подчинившийся влиянию придворной знати, продолжали господствовать во Франции и в XVIII в., то есть в то самое время, когда эта страна была главным очагом новых идей, а за её границами государи и министры действовали в духе просвещённого абсолютизма. И Людовик XV, и Людовик XVI были люди беспечные, не знавшие иной жизни, кроме придворной; они ничего не сделали для улучшения общего положения дел. До середины XVIII в. все французы, желавшие преобразований и ясно понимавшие их необходимость, возлагали свои надежды на королевскую власть, как на единственную силу, которая была бы в состоянии произвести реформы; так думали и Вольтер, и физиократы. Когда, однако, общество увидело, что ожидания его были напрасны, оно стало относиться к этой власти отрицательно; распространились идеи политической свободы, выразителями которых были Монтескьё и Руссо. Это сделало задачу французского правительства ещё более трудной. В начале царствования Людовика XV, который приходился Людовику XIV правнуком, за малолетством короля управлял герцог Орлеанский Филипп. Эпоха регентства (1715—1723) ознаменована легкомыслием и развращённостью представителей власти и высшего общества. В это время Франция пережила сильное экономическое потрясение, ещё более расстроившее дела, которые и без того были в печальном положении. Когда Людовик XV пришёл в совершённый возраст, он сам мало интересовался и занимался делами. Он любил одни светские развлечения и с особенным вниманием относился только к придворным интригам, поручая дела министрам и руководясь при их назначении и смещении капризами своих фавориток. Из последних своим влиянием на короля и своими безумными тратами особенно выдавалась маркиза Помпадур, вмешивавшаяся в высшую политику. Внешняя политика Франции в это царствование не отличалась последовательностью и обнаруживала упадок французской дипломатии и военного искусства. Старая союзница Франции, Польша, была оставлена на произвол судьбы; в войне за польское наследство (1733—1738 гг. ) Людовик XV не оказал достаточной поддержки своему тестю Станиславу Лещинскому, а в 1772 г. не воспротивился первому разделу Речи Посполитой. В войне за австрийское наследство Франция действовала против Марии-Терезии, но потом Людовик XV стал на её сторону и защищал её интересы в Семилетней войне. Эти европейские войны сопровождались соперничеством Францией и Англии в колониях; англичане вытеснили французов из Ост-Индии и Северной

Америки. В Европе Франция расширила свою территорию присоединением Лотарингии и Корсики. Внутренняя политика Людовика XV ознаменована уничтожением во Франции ордена иезуитов, во время министерства Шуазеля. Конец царствования был наполнен борьбой с парламентами.

Людовик XIV держал парламенты в полной покорности, но, начиная с регентства герцога Орлеанского, они стали опять действовать независимо и даже вступать в споры с правительством и критиковать его действия. В сущности эти учреждения были ярыми защитниками старины и врагами новых идей, доказав это сожжением многих литературных произведений XVIII в.; но независимость и смелость парламентов по отношению к правительству делали их весьма популярными в нации. Только в начале семидесятых годов правительство в борьбе с парламентами пошло на самую крайнюю меру, но выбрало очень неудачный повод. Один из провинциальных парламентов возбудил дело по обвинению в разных беззакониях местного губернатора (герцога Эгильона)19, бывшего пэром Франции и потому подсудного лишь парижскому парламенту. Обвиняемый пользовался расположением двора; король велел прекратить дело, но столичный парламент, сторону которого приняли и все провинциальные, объявил такое распоряжение противным законам, признав вместе с тем невозможным отправлять правосудие, если суды будут лишены свободы. Канцлер Мопу сослал непокорных судей и заменил парламенты новыми судами, получившими кличку «парламентов Мопу». Общественное раздражение было так сильно, что когда Людовик XV умер, его внук и преемник Людовик XVI поспешил восстановить старые парламенты. По природе человек благожелательный, новый король не прочь был посвятить свои силы служению родине, но совсем был лишён силы воли и привычки к труду. Вскоре по вступлении на престол он сделал министром финансов (генеральным контролёром) очень известного физиократа, одного из видных деятелей просветительной литературы и замечательного администратора Тюрго, который принёс с собой на министерский пост широкие реформаторские планы в духе просвещённого абсолютизма. Он не хотел ни малейшего умаления королевской власти и с этой точки зрения не одобрял восстановления парламентов, тем более, что с их стороны ожидал только помехи своему делу. В отличие от других деятелей эпохи просвещённого абсолютизма, Тюрго был противником централизации и создал целый план сельского, городского и провинциального самоуправления, основанного на бессословном и выборном начале. Этим Тюрго хотел улучшить управление местными делами, заинтересовав в них общество, и вместе с тем содействовать развитию общественного духа. Как представитель философии XVIII в., Тюрго был противником сословных привилегий; он хотел привлечь дворянство и духовенство к платежу налогов и даже отменить все феодальные права. Он задумал также уничтожить цехи и разные стеснения торговли (монополии, внутренние таможни). Наконец, он мечтал о возвращении равноправности протестантам и о развитии народного образования. Министр-реформатор вооружил против себя всех защитников старины, начиная с королевы Марии-Антуанетты и двора, которые были недовольны введённой им экономией. Против него были и духовенство, и дворянство, и откупщики налогов, и хлебные барышники, и парламенты; последние стали противиться его реформам и этим вызвали его на борьбу. Против ненавистного министра разными нелепыми слухами раздражали народ и этим возбуждали беспорядки, которые пришлось усмирять вооружённой силой. После двух неполных лет управления делами (1774—1776) Тюрго получил отставку, а то немногое, что он успел сделать, было отменено. После этого правительство Людовика XVI подчинилось направлению, господствовавшему в среде привилегированных классов, хотя необходимость реформ и сила общественного мнения давали себя постоянно чувствовать, и некоторые преемники Тюрго делали новые попытки преобразований; им не доставало только широкого ума этого министра и его искренности, в их преобразовательных планах не было ни оригинальности, ни цельности, ни смелой последовательности Тюрго.

Самым выдающимся из новых министров был Неккер, искусный финансист, дороживший популярностью, но лишённый широких взглядов и твёрдости характера. За четыре года своего первого министерства (1777— 1781) он осуществил кое-какие намерения Тюрго, но сильно урезанные и искажённые, например ввёл в двух областях провинциальное самоуправление, но без городского и сельского, притом с сословным характером и с меньшими правами, чем предполагал Тюрго (см. Провинциальные собрания). Неккер был удалён за то, что опубликовал государственный бюджет, не скрыв громадных расходов двора. В это время Франция ещё более ухудшила свои финансы вмешательством в войну североамериканских колоний за свободу от Англии. С другой стороны, участие Франции в основании новой республики, только усилило стремление французов к политической свободе.

При преемниках Неккера правительство снова возвращалось к мысли о финансовых и административных реформах и, желая иметь поддержку нации, дважды созывало собрание нотаблей, то есть представителей всех трёх сословий по королевскому выбору. Даже таким образом составленные собрания резко критиковали неумелое ведение дел министрами. Снова поднялись и парламенты, не желавшие никаких реформ, но протестовавшие против произвола правительства, располагая в свою пользу, с одной стороны, привилегированных, а с другой — и остальную нацию. Правительство вступило с ними в борьбу и снова решило заменить их новыми судами, но потом опять их восстановило. В это время (1787) в обществе заговорили о необходимости созыва генеральных штатов; вторично призванный к власти Неккер не хотел принять на себя заведование финансами иначе как под условием созыва сословного представительства. Людовик XVI вынужден был согласиться. Собрание в 1789 году государственных чинов было началом великой французской революции, продолжавшейся десять лет и совершенно преобразовавшей социальный и политический строй Франции.

17 июня 1789 года старое сословное представительство Франции стало представительством общенародным: генеральные штаты превратились в национальное собрание, которое 9 июля объявило себя учредительным, 4 августа отменило все сословные и провинциальные привилегии и феодальные права, а затем выработало монархическую конституцию 1791 года. Франция, однако, недолго оставалась конституционной монархией; 21 сентября 1792 года была провозглашена республика. Это была эпоха внутренних смут и внешних войн, создавших диктатуру революционного правительства. Только в 1795 году страна перешла к правильному государственному устройству, но так называемая конституция III года удержалась недолго: она была низвергнута в 1799 году генералом Наполеоном Бонапартом, эпоха которого и открывает собой во Франции историю XIX века. В эпоху революции Франция завоевала Бельгию, левый берег Рейна и Савойю и начала республиканскую пропаганду в соседних странах. Революционные войны были лишь началом войн консульства и империи, наполняющих собой первые 15 лет XIX века.

3. 2 Классификация общественных слоев в теории Сен-Симона.

Промышленный класс будущего.

Один из самых видных представителей утопического социализма во Франции - Сен-Симон Клод Андри де Рувуа, аристократ по происхождению, современник Великой французской революции. Наиболее важными из его работ являются: «Письма женевского обитателя к современникам»(1802), «О промышленной системе»(1821), Новое христианство (1825).

Политической экономии Сен-Симон предавал большое значение. Он указывал, что до Адама Смита эта наука была подчинена политике. В дальнейшем политэкономия займет свое истинной место, когда политика будет на нее опираться. И с этой позиции Сен-Симон критиковал Сэя, который рассматривал политэкономия экономическую политику как отдельные науки.

Сен-Симона привлекали главным образом социологические проблемы.

Тем не менее при исследовании методологических вопросов истории человеческого общества он вносит вклад и в политическую экономию. Сен-Симон рассматривал историю общества как процесс, в котором происходит смена одного периода другим, более высокого уровня. Буржуазной идее естественного порядка Сен-Симон противопоставлял идею развития. На раннем этапе развития общества главные усилия людей были направлены на добывание пиши. Затем, когда у них появился интерес к искусству и ремеслу, наступает рабство. Последнее по мнению Сен-Симона, в период своего возникновения было «благодетельным» для человечества и прогрессивным по сравнению с предыдущим обществом, так как создало условия для прогресса человеческого разума.

Средневековье он считал неизбежным и прогрессивным для своего времени, так как люди были освобождены от рабства. Феодализм, согласно Сен-Симону, характеризуется двумя особенностями: деспотизм военного сословия и господством духовенства. Промышленность тогда находилась в «младенческом состоянии», а война являлась главным средством обогащения и защиты от нападения. Поэтому, военные обладали полнотой власти, а промышленники играли подчиненную роль. Однако в недрах феодализма, подчеркивал Сен-Симон, развивались элементы нового общественного строя. Постепенное возвышение промышленности и упадок феодализма сопровождались непрерывным ростом и политического влияния промышленного класса за счет класса феодального. Критика феодализма ученым приближала его гибель. Одновременно шла борьба реальных общественных сил - восходящий класс промышленников вступал в борьбу с классом феодалов.

Результатом этой борьбы явилась французская революция, цель которой состояла в том, чтобы окончательно утвердить промышленный строй. Сен-Симон считал, что революция не закончилась. Она поставила у власти не промышленников и ученых, а «промежуточный класс», состоящий из чиновников, юристов и военных недворянского рода. Единственным производительным классом Сен-Симон считал класс промышленников, к которому он относил предпринимателей, ученых и рабочих.

Задача современного Сен-Симону периода заключалась по его мнению в том, чтобы создать партию промышленников, которая в союзе с королевской властью должна установить строй, отвечающий интересам трудящегося большинства. Будущий строй он считал результатом собственного прогресса и пытался обосновать историческую неизбежность его победы. Сен-Симон твердо верил в движение человечества к лучшему будущему, к «золотому веку», находящемуся впереди, а не позади, как думали многие просветители 18 века, призывавшие вернуться к прошлым порядкам.

Сен-Симон утверждал, что «единственное средство для коренного изменения общественного строя состоит в создании новой политической док-торины ». Он хотел создать новый общественный строй, который называл индустриализмом, ибо считал, что его основой должна быть крупная промышленность. Им выдвигалось много проектов создания и развития крупного производства, планов колоссальных сооружений. По Сен-Симону, крупная промышленность должна управляться из единого центра в мастабе всего общества и работать по определенному плану. По мнению Сен-Симона, управление производством должно осуществляться промышленниками, к которым он относил всех, кто занимается полезным для общества трудом. Ученые будут разрабатывать планы производства и распределения продуктов. Важная роль отводилась промышленным капиталистам, которые имеют большой опыт в организации и управлении. Он допускал, что капиталисты останутся при своих капиталах, выступал против конфискации частной собственности, из будущего общества изгонял только землевладельцев и ростовщиков. Поэтому некоторые ученые не находили в его идеале ничего социалистического. В действительности Сен-Симон выступал за организованный труд, а не за организованный капитализм. Во главу системы он ставил тех капиталистов, которые умели организовывать трудовую деятельность.

Центральное место в системе Сен-Симона занимает принцип обязательности труда. «Все люди, - писал он, - будут работать. на каждого возложена обязанность постоянно направлять свои силы на пользу человече-ству».

Начать коренное переустройство общества, по мнению Сен-Симона, следовало с частичных реформ, устранения наследственной знати; выкупа земель у землевладельцев, не занимающихся сельским хозяйством; облегчения положения крестьянства и т. д. После проведения этой подготовительной работы можно будет заниматься полной реорганизацией политического строя путем отстранения от власти непроизводительных классов и передачи власти индустриалам. При этом народ не должен принимать участия в реорганизации, оставаться пассивным. Здесь наиболее наглядно проявляются основные черты утопического социализма: отрицательное отношение к движению масс, ошибочные мысли солидарности интересов капиталистов и рабочих. После смерти Сен-Симона его учение развивалось учеными - О. Родригом, Б. Аанфантеном, С. Базаром и др. Сенсимонисты назвали свой гланый труд -«Изложение учения Сен-Симона». Они сделали шаг вперед по сравнению с Сен-Симоном, требую уничтожения частной собственности путем отмены права наследия.

3. 3 Теория страстей Шарля Фурье. Исторические этапы человеческого общества и будущий общественный строй

Другим важнейшим французским социалистом-утопистом является Шарль Фурье. Шарль Фурье родился в 1772 г. в Безансоне. Отец Фурье, состоятельный купец, умер, когда мальчику было 9 лет. Единственный сын в семье, он должен был унаследовать значительную часть состояния и дело отца. Но Шарль Фурье очень рано вступил в конфликт со своей средой и семьей. Обман и жульничество, с которыми была связана торговля, возмущали его уже в детские годы.

Образование Фурье получил в безансонском иезуитском коллеже. У него были отличные способности к наукам, литературе, музыке. Окончив коллеж, он пытался поступить в военно-инженерную школу, но это ему не удалось. В дальнейшем свои знания Фурье мог пополнить только путем чтения. В образовании Фурье остались зияющие пробелы, которые дали себя знать в его сочинениях. В частности, он никогда специально не изучал трудов английских и французских экономистов. Фурье познакомился с их идеями довольно поздно и из вторых рук — по журнальным статьям и из бесед со сведущими людьми. Он никогда и не пытался анализировать теории экономистов сколько-нибудь подробно, принципиально отвергая самый их дух, считая эти теории голой апологетикой гнусного «строя цивилизации», т. е. капитализма.

После долгих споров и попыток бунта 18-летний Фурье был вынужден уступить давлению семьи и начать службу учеником в большом торговом доме в Лионе. В этом промышленном городе ему было суждено провести значительную часть жизни, а из наблюдений над общественными отношениями в Лионе во многом выросли его социально-экономические идеи. Кроме того, ему уже в очень молодые годы пришлось по делам фирмы бывать в Париже, Руане, Бордо, Марселе. В 1792 г., получив долю наследства отца, Фурье открыл в Лионе собственное торговое дело.

Молодость Фурье проходила в годы революции. До этого великие исторические события, видимо, мало затрагивали его, по грозный 93-й год перевернул всю жизнь молодого купца. Во время восстания Лиона против якобинского Конвента Фурье оказался в рядах восставших, а после капитуляции — в тюрьме. Все его имущество погибло. Из тюрьмы ему удалось освободиться, и он уехал в родной Безансон. В контрреволюцию юного Фурье привели, очевидно, не убеждения, а обстоятельства. Возможно, он был насильно мобилизован в войско мятежников. Вскоре он вступил в революционную армию и полтора года служил Республике. Уволенный из армии по состоянию здоровья (оно всю жизнь было у Фурье слабым), он нанялся коммивояжером в торговую фирму, а потом стал в Лионе мелким торговым маклером. В эти годы ему вновь пришлось много ездить по Франции, наблюдать экономическую и политическую жизнь эпохи Директории и Консульства. Он видел, что на верхних ступеньках социальной лестницы место дворян заняли новые богачи — армейские поставщики, спекулянты, биржевики, банкиры. Новая фаза, в которую вступил «строй цивилизации», породила лишь новые бедствия и лишения для огромной массы населения.

К 30 годам Фурье приходит к твердому выводу, что его предназначение в жизни — стать социальным реформатором. Как он рассказывает, непосредственным толчком к этому убеждению послужили размышления по поводу экономических нелепостей, которые он наблюдал. Его поразило, например, до какого уровня взвинчивают в Париже цены на яблоки спекулянты, тогда как крестьяне в провинции отдают их почти даром.

В декабре 1803 г. Фурье опубликовал в лионской газете небольшую статью под заглавием «Всеобщая гармония», где возвещал о своем «удивительном открытии». Он писал, что на основе методов естественных наук откроет (или уже открыл) «законы социального движения», как другие ученые открыли «законы материального движения». Более полно идеи Фурье были изложены в вышедшей анонимно в 1808 г. в Лионе книге «Теория четырех движений и всеобщих судеб» Фурье считал, что для объяснения законов природы и человечества необходимо исследовать четыре вида движения, а именно: материальное, органическое, животное и социальное. Подобных примеров сомнительной систематизации и классификации, чем Фурье очень любил заниматься, можно найти множество в его сочинениях.

При всей странности формы этого сочинения, оно содержит основы «социетарного плана» Фурье, т. е. плана преобразования буржуазного общества в будущий «строй гармонии». В противовес философам и экономистам, которые рассматривают капитализм как естественное и вечное состояние человечества, Фурье заявляет: «Между тем, что может быть более несовершенного, чем этот строй цивилизации, который влечет за собой все бедствия? Что может быть более сомнительного, чем его необходимость и увековечение его на будущее? Разве не вероятно, что он является лишь ступенью на пути общественного развития? ». «Социетарный порядок... придет на смену бессвязности строя цивилизации... ».

Книга Фурье осталась почти незамеченной, но это не уменьшило его энтузиазма. Он продолжал работать над развитием своих идей. Условия его жизни несколько облегчились после того, как в 1811 г. он перешел на государственную службу, а в 1812 г. получил по завещанию матери небольшую пенсию. В 1816—1822 гг. Фурье жил в провинции, недалеко от Лиона. У него появились последователи. Впервые в жизни он мог работать в сравнительно спокойной обстановке. Плодом этой работы явилось обширное сочинение, изданное в 1822 г. в Париже под заглавием «Трактат о домашней и земледельческой ассоциации». В посмертных собраниях сочинений Фурье эта книга публикуется под заглавием «Теория всеобщего единства».

Фурье пытался подробно разработать и обосновать устройство трудовых ассоциаций, которые он называл фалангами. Здание, в котором должны были жить, трудиться и отдыхать члены фаланги, называлось фаланстером. Фурье надеялся, что экспериментальные фаланги могут быть созданы немедленно, без изменения всего общественного строя. Живя в Париже, Фурье каждый день в объявленное время наивно ждал у себя дома богачей-жертвователей, на средства которых мог бы быть построен фаланстер. Разумеется, такие богачи не являлись. Несколько позже, в 1832 г., фурьеристы попытались все же создать экспериментальную фалангу и начали сбор денег по подписке. Сам Фурье должен был получить должность «директора общественного механизма». Попытка эта окончилась полной неудачей.

Фурье вновь был вынужден зарабатывать себе на жизнь службой в конторах Парижа и Лиона. Лишь в 1828 г. ему удалось освободиться от постылого рабства благодаря материальной поддержке друзей и последователей. Он уединился в Безансоне и закончил там книгу, над которой работал уже несколько лет. Эта книга — «Новый хозяйственный и социетарный мир» (1829 г. )—лучшее произведение Фурье. К этому времени прошло четверть века после его первых литературных опытов. Развитие капитализма дало новую огромную массу материалов для его критики. Вместе с тем Фурье развивал свои взгляды на будущее общество, излагал их более популярно и в очи -щенном от мистики виде.

Последние годы жизни Фурье провел в Париже. Он продолжал напряженно работать, педантично выполняя ежедневную норму писания. Результатом его трудов явилась еще одна большая книга, вышедшая в 1835—1836 гг., ряд статей в издававшихся фурьеристами журналах и большое количество рукописей, опубликованных после смерти Фурье. В этих сочинениях рассматривается широкий круг социальных, экономических, морально-этических, педагогических и иных проблем. Мысль Фурье работала непрерывно и с большой творческой энергией, хотя его здоровье резко ухудшилось. Шарль Фурье умер в Париже в октябре 1837 г.

Исходным пунктом учения Фурье является его теория страстей. Все свойственные человеку страсти и влечения подразделяются им на три группы:

- Страсти материальные и чувствительные, связанные с органами чувств (вкус, осязание, слух, обоняние)

- Привязанности «влечения души» (дружба, любовь, честолюбие)

- Страсти верховные, распределительные, открытие которых он приписывает себе (новаторство, соревнование, энтузиазм)

Фурье считал, что человеку от природы присущи такие качества, как стремление к труду, честолюбие и др. Человек создан богом как гармоничное существо и у него нет других наклонностей и страстей. Но положительные наклонности, которыми человек наделен с рождения, могут превращаться в отрицательные. Например, честолюбие превращается в корыстолюбие - погоню за увеличением богатства за счет других людей. Вместо стремления к труду - ленность, но не от рождения, а вследствие ненормальных общественных условий. Задачу Фурье ставил в том, чтобы изменить общественные условия и сделать возможным гармоническое развитие всех способностей и наклонностей человека.

В целом трактовка природы человека не является последовательно научной. Но идея гармонического развития склонностей человека, его чувств имела прогрессивное значение.

Фурье принадлежит также серьезная заслуга в трактовке истории человеческого общества. Он полагал, что для достижения гармонии человеческих страстей недостаточно только открытия кодекса социальной жизни, необходим также известный уровень развития производства.

Рассматривая основные этапы истории общества, Фурье шел гораздо дальше Сен-Симона.

Весь предшествующий период истории Фурье делил на четыре ступени: дикость, патриархат, варварство и цивилизация, а каждый крупный период на четыре стадии: детство, рост, упадок, дряхлость.

Некоторые этапы Фурье характеризовал весьма своеобразно. Так, патриархат он выделил как особый этап, к варварству фактически относил рабовладельческий строй и феодализм. Давая такую классификацию, Фурье не вполне четко выделял различия в способа производства материальных благ и тем более - в характере производственных отношений. Поэтому нельзя сказать, что различал общественно - экономические формации. Но его заслуга состоит в том, что этапы в развитии общества он связывал с развитием производства.

Например, период дикости, согласно Фурье, характеризуется тем, что не было еще никакой индустрии, люди не производили продукты, а только собирали то, что имелось в готовом виде в природе. Патриархат он связывал с возникновением мелкой индустрии, цивилизацию же - с развитием крупной промышленности.

Крупная индустрия, по мнению Фурье, составляет основу для достижении гармонии человеческих страстей. Лишь в эпоху цивилизации существует необходимый уровень производства, чтобы обеспечить такую гармонию.

Другой крупной заслугой Фурье является критика капитализма. Здесь он также превзошел достижения Сен-Симона. Критика капитализма в его работах оказалась более глубокой.

Важным пороком существующего строя Фурье считал противоречие между интересами коллектива и индивида. Экономическую основу этого социального противоречия он справедливо усматривал в противоречии между богатством и ничтожного меньшинства и нищетой подавляющего большинства общества в том, что цивилизация не может обеспечить материальное благополучие всех членов обществ, обогащая ничтожную паразитическую верхушку. В современном ему обществе, Фурье подметил ряд важных сторон капитализма и правильно указал на отдельные тенденции в его развитии. Причина всех зол была в раздробленности крупной индустрии, что приводило бессмысленному расточительству средств и сил общества.

В своих сочинениях Фурье отмечал о процессе концентрации производства, что рост производства приводит к разорению мелких производителей и появлению крупнейших предприятий. Общество оказывается во власти этой кучки предпринимателей. Труд рабочих Фурье называл смягченной каторгой, ярко демонстрировал рост богатства и одновременно паразитизма господствующих классов. Торговлю он считал ярким образцом общей неорганизованности.

Фурье писал, что обострение социальных противоречий между богатыми и бедными чревато революцией. Но он не был сторонником революции. Он считал, что к новому строю нужно идти путем агитации. Перейти к новому общественному строя возможно путем открытия закона, на основе которого общество должно жить и развиваться.

Основой будущего общественного строя Фурье считал земледелие. Промышленности отводилось подчиненное место. Это большой недостаток проекта Фурье, потому что ведущей отраслью социалистического производства выступает крупная машинная индустрия. В концепции Фурье проявляются элементы физиократизма, под частым влиянием которого он находился.

Будущее общество по плану Фурье должно распадаться на отдельные общины численностью 2000 человек. Каждая община будет работать на определенном участке земли и определять, что и как она будет производить. В общине сохраняется частная собственность и капитал. Часть продукта, произведенного здесь, будет разделено между капиталистами. Такое положение не будет приносить вреда, т. к. капиталисты станут рабочими, а рабочие капиталистами.

Таким образом, Фурье ошибочно предполагал, что без революции различия между классами исчезнут. Он предполагал, что между людьми будут происходить соревнования, что увеличит производительность труда.

В 30-40х годах учение Фурье получило довольно широкое распространение. Крупнейшим пропагандистом фурьеризма был Виктор Консидеран. Он призывал прекратить борьбу и призывал рабочих и буржуазию идти мирным путем к социализму. Но учение вскоре распалось.

Заключение

Огромной заслугой утопического социализма является фундаментальная критика капиталистического способа производства. Социалисты-утописты впервые указали, что отношения не вечны и не естественны. Они внесли ценный вклад в экономическую науку, рассматривая развитие человеческого общества как исторический процесс, где одна стадия сменяется другой, более высокой по сравнению с предшествующей. По существ они поставили вопрос о переходящем характере капиталистического способа производства. В этом их отличие от представителей буржуазной политэкономии, которые считали вечной и естественной формой производства. Сен-Симон, Фурье и Оуэн показали на противоречия капитализма, бедность и нищету трудящихся и. т. д.

Общий вывод социалистов-утопистов из критики капиталистического способа производства заключается в том, что этот строй не может обеспечить счастье для подавляющего большинства людей и что на смену капитализма должен прийти новый общественный порядок.

В отличие от создателей предшествующих утопических теорий великие социалисты-утописты в своих планах не ограничивались требованием реорганизации потребления и распределения, а ставили вопрос о реорганизации самого производства. В новом обществе у них отсутствует частная собственность, а если где сохраняется то не играет особой роли. Социалисты-утописты исходили из того, что при новом общественном строе не будет эксплуатации, противоположности между умственным и физическим трудом.

В учениях социалистов-утопистов отражалась также тревога за судьбу мелкого производителя, который находился на грани разорения. В теориях социалистов-утопистов содержаться мелкобуржуазные элементы, которые переплетаются с предвосхищением социалистического идеала. Основные черты, о которых шла речь, характерны большинству теоретиков утопиче ского социализма. Но взгляды отдельных его представителей различаются, что обусловлено исторической обстановкой, уровнем развития капиталистических отношений и классовой борьбы в странах, где они жили.

В целом, даже с учетом ошибочности многих выводов и неудачи коммунистических экспериментов, великие социалисты-утописты сыграли выдающуюся роль в развитии общественной деятельности. Давая оценку их деятельности Ф. Энгельс писал, что «теоретический социализм никогда не забудет, что он стоит на плечах Сен-Симона, Фурье и Оуэна - трех мыслителей, которые несмотря на всю фантастичность и весь утопизм их учений, принадлежат величайшим умам всех времен и которые гениально предвосхитили бесчисленное множество таких истин, правильность которых мы доказываем теперь научно».

Список литературы

1. Анекштейн А. Роберт Оуэн: его жизнь, учение и деятельность / А. Анекштейн. - М: Соцэкгиз, 1937. - 286 с.

2. Аникин А. А. Юность науки. Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса / А. А. Аникин. - М.: Наука, 1975. - 386 с.

3. Бартенев, С. А. История экономических учений: учебник / С. А. Бартенев. - М.: Экономист, 2003. - 456 с.

4. Бебель, А. Шарль Фурье. Его жизнь и учение: с немецкого / А. Бебель; пер. Д. Майзеля и В. Сережникова, под ред. В. Базарова. - СПб.: Знание, 1906. - 227 с

5. Василькова, Ю. В. Социалисты-утописты об образовании и воспитании. Идеал человека будущего / Ю. В. Василькова. - М.: Педагогика, 1989. -180 с.

6. Волгин, В. П. Очерки истории социалистических идей. Первая половина XIX века / В. П. Волгин. - М.: Наука, 1976. - 155 с.

7. Волгин, В. П. Сен-Симон и сен-симонизм / В. П. Волгин. - М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1961. - 158 с.

8. Всемирная история: в 24 т. / А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек и др. - Минск - М.: Харвест; АСТ, 2000. - Т. 16. Европа под влиянием Франции. - 560 с.

9. Зильберфарб, И. И. Социальная философия Шарля Фурье и ее место в истории социалистической мысли первой половины XIX века / И. И. Зиль-берфарб. - М.: Наука, 1964. - 556 с.

10. Иоаннисян, А. Р. Коммунистические идеи в годы Великой французской революции / А. Р. Иоаннисян. - М.: Наука, 1966. - 220 с.

11. Кучеренко, Г. С. Сен-симонизм в общественной мысли XIX в. / Г. С. Кучеренко. - М.: Наука, 1975. - 358 с.

12. Либкнехт, В. Роберт Оуэн: его жизнь и общественная деятельность: перев. с немецкого М. Г. / В. Либкнехт. - СПб.: Молот, 1905. - 32 с.

13. Мортон, А. Л. История Англии: пер. с англ. / А. Л. Мортон; пер. Н. Чернявская; вступ. ст. А. А. Самойло. - М.: Изд-во иностранной литературы, 1950. - 462 с.

14. Подмарков, В. Г. Роберт Оуэн - гуманист и мыслитель / В. Г. Под-марков. - М.: Наука, 1976. - 129 с

15. Саркисян, С. А. Великий социалист-утопист Роберт Оуэн / С. А. Саркисян. - Ереван: Айастан, 1974. - 128 с.

16. Туган-Барановский, М. И. К лучшему будущему. Сборник социально-философских произведений / М. И. Туган-Барановский. - М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1996. - 528 с.

 

Скачать курсовую: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Категория: Курсовые / Курсовые по истории

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.