Метод личных документов

0

Очередной социологический подход, дополнением и обогащением которого может быть фотография, - метод личных документов. Первоначально он, как и анализ содержания, был использован применительно к текстам: письмам, записным книжкам, официальным реестрам и тому подобным свидетельствам, в которых авторы описывали переживания, испытания или условия их повседневной жизни. Создатели метода Вильям Томас и Флориан Знанецкий считали его логическим выражением принятой ими методологической и теоретической позиции, которую принято называть гуманистической социологией. Ее философским фундаментом была сформулированная Знанецким концепция гуманистического коэффициента: любые данные, с которыми имеет дело социолог, не являются анонимными, ничьими, а всегда данными чьими-то, продуктом деятельности людей, записью какого-то важного, особенного опыта, пережитого в определенном месте и в определенный момент времени. «Исследователь должен констатировать, что каждая культурная система - это опыт и деятельность сознательных и активных субъектов, личностей и коллективов, живущих в какой-то части человеческого мира в определенном историческом периоде». В связи с этим подход к ним невозможен с внешних позиций, оторванных, «объективных», а только через выявление позиций тех, кто является участником переживаний или опыта данного сообщества. Таким достоинством обладают, по Томасу и Знанецкому, личные документы.

Со времен Томаса и Знанецкого объем личных документов увеличился. Сегодня теоретики межчеловеческой коммуникации используют термин «домашняя манера общения» и причисляют к нему, во-первых, «вербальные формы, такие как письма, поздравительные открытки, почтовые открытки и в последнее время e-mail. Во-вторых, это устные передачи: телефонные разговоры, звукозаписи, присланные по почте, сообщения, оставленные на автоответчике». Домашнюю манеру отличает то, что «сообщения передаются для личного пользования между членами семьи, друзьями или лицами, которые, как минимум, имеют определенные сведения о партнерах, без намерения публикации или распространения этих сообщений».

Сама собой возникает мысль, что категорию личных документов можно расширить за счет фотографий, и в особенности фотографий личных, приватных, семейных, выполненных любителями. «Фотографии необходимо трактовать так же, как и рукописи или печатные документы, то есть их нужно считать текстами, значение которых должно быть открыто так же, как и в других текстах». Ранее мы уже писали о том, что во второй половине XX в. фотография сопровождала людей в их повседневной жизни. В результате возникло огромное количество снимков, фиксирующих то, что, согласно субъективным и признанным культурой определениям ситуации, фотографирующий считал важным, любопытным, заслуживающим регистрации. Несмотря на то, что пока «систематические исследования любительских и домашних фотографических коллекций очень запущены, они могут служить важным источником знаний о том, что обычные люди говорят сами о себе и условиях своего существования». Такие фотографии чаще всего связаны с семейным контекстом: «... любительская фотографическая практика существует и поддерживается главным образом ее семейной функцией, а точнее функцией, приданной ей семейными группами и основывающейся на увековечивании знаменательных моментов семейной жизни». Таким образом, фотографии помогают узнать интимные стороны семейной жизни, часто скрытые от глаз наблюдателя. Следовательно, они становятся важным социологическим материалом.

При анализе семейных фотографий особенно важно понять более широкий контекст спонтанного фотографирования и функции, которые она выполняет в семейной жизни. «Практика фотографирования есть то, чем она является, только благодаря своим функциям». Кристофер Музель (Christofer Musello) выделяет четыре такие функции. Первая - это укрепление общины. В центре снимков обычно находятся родственные и свойственные связи, что видно как из подбора фотографируемых - членов ближней и дальней родни, так и повода для фотографирования - крестины, свадьбы, годовщины супружества, а также религиозные праздники семейного характера: Рождество, Пасха. Сохранение и семейный просмотр этих снимков является способом упрочнения памяти и объективизацией существования сплоченной группы, «укрепляет интеграцию семейной группы, подтверждая ее впечатление о себе самой и своем единстве». На те же самые функции обращает внимание Сьюзен Зонтаг: «Посредством фотографии семья создает портретную хронику себя самой через комплект снимков, свидетельствующих о ее сплоченности».

Вторая функция - это инициирование и поддерживание интеракции между членами семьи. Как фотографирование, так и просмотр снимков - это возможность для контактов, разговоров, воспоминаний. Фотографии семьи часто становятся темой диалогов с новыми знакомыми, дружеской самопрезентацией.

Третья функция - это гофмановская презентация самого себя (presentation of self). Происходит она двумя путями: посредством идеализированных портретов (например, по случаю свадьбы, окончания школы, идиллические коллективные снимки (например, по случаю совместных каникул)) или посредством снимков, сделанных из укрытия и неожиданно, юмористических и даже несколько компрометирующих ситуаций (подобно тем, которые запечатлены на видеолентах, показываемых в популярных телевизионных программах типа «нечто из жизни»).

Четвертая функция, наиболее близкая истинным, явным интенциям семейной фотографии, - это документирование семейной жизни. Это отчетливо видно, например, при фотографировании детей начиная с грудного возраста и до зрелости и сохранении снимков в альбомах в хронологическом порядке. Документируются переломные моменты в жизни семьи или, как говорят социологи, ритуалы перехода: крестины, свадьбы, похороны. Многие семьи таким же образом документируют историю строительства нового дома или обустройство нового жилища. Документальные интенции присущи и необычайно популярным фотографиям, сделанным на каникулах, в путешествиях, при посещении экзотических мест и т. п.

Фотография останавливает время, становится «магическим заменителем того, что время уничтожает».

Пьер Бурдье дополняет этот каталог еще двумя функциями. Пятая - это престижная функция, когда фотограф регистрирует некие достижения (например, достижение вершины в Гималаях, вручение докторского диплома в Гарварде) или демонстрирует богатство (например, снимки резиденции или дорогого автомобиля). Сам факт фотосъемки с подражанием профессионалам или художникам, да еще дорогой аппаратурой, может приносить удовлетворение. Шестая функция - это развлечение, отход от повседневности, похожий на игру или забаву.

Фотографии, выполненные в домашней манере, имеют свои типичные темы (и, наоборот, темы табу, которые не встречаются в коллекциях снимков). Выбор тем не произволен, а обусловлен историей и культурой, здесь можно даже различить моду времени. Бурдье приводит любопытные факты: фотографии свадеб появились только между 1905 и 1914 гг. и быстро распространились, фотографии первого причастия начали делать только около 1930 г., что, возможно, связано с тем, насколько чаще раньше фотографировали взрослых, настолько в настоящее время темой семейных фотографий являются дети. Не случайно семейные фотографии делают в определенных особенных ситуациях. Одна из них - праздник: «Праздники - это доминанта фотографической активности, отчасти потому, что праздники являются центральными моментами семейной жизни (особенно Рождество), когда воссоздаются связи с дальними родственниками и интенсифицируются связи с близкими посредством обмена визитами и подарками». Другие типовые случаи - это каникулы или туристические поездки, т. е. необычные ситуации, отличающиеся от повседневной рутины, впечатления, которые хотят закрепить.

К еще одним важным аспектам фотографии в домашней манере относятся: (а) типовой фон и стилистическая манера, (Ь) роль фотографирующего (кто из семьи инициирует и делает снимки - отец, мать, дети, родственники? ), (с) селекция снимков и их упорядочение (кто выбирает снимки и делает семейные альбомы и как такие коллекции систематизированы: хронологически, тематически? ), (d) где выставлены снимки (в кабинете, в бюро, в салоне, в спальне? ).

Итак, как в случае всяких личных документов, так и при анализе семейных снимков, недостаточно вникнуть в их содержание, нужно принять во внимание их генезис, обстоятельства и контекст их появления, а также функции, которые они выполняют в семейной жизни. Только такая углубленная контекстовая и ситуационная интерпретация может нам дать важные социологические знания.

Отдельная разновидность личных документов - это снимки туристов на память о путешествиях. Они могут быть выполнены самостоятельно или произведены коммерчески в виде открыток. Их сохраняют в семейных коллекциях либо высылают другим. Во втором случае их сопровождают комментарии, которые представляют собой интегральную составляющую послания.

Туристические снимки выполняют несколько функций. Во-первых, когда на снимках находимся мы сами (на фоне пирамид, Эй-фелевой башни, Колизея и т. п. ), они представляют собой визуальное доказательство того, что мы там были, что посетили известные места. Показывая их другим, мы имеем повод для гордости. Для нас самих они являются своеобразным дневником, напоминая прошедшие впечатления («помнишь, как пекло тогда солнце? »). Во-вторых, снимки этого типа реализуют типичную потребность присвоения, с которой так убедительно писал Эрих Фромм, противопоставляя синдром «иметь» синдрому «быть». Нам недостаточно испытать какие-либо переживания, мы хотим их закрепить материально, забрать домой, спрятать среди других предметов, которые собираем. В-третьих, открытки служат закреплению реалистического образа мест, временами даже более красочного, чем реальный мир, благодаря техническим манипуляциям. Они идут навстречу потребности аутентичности, точно представляя то, что экзотично.

В конце концов, открытки являются символическими памятками необычного мира, отличного от нашей повседневной рутины на работе или дома, и из необычного времени - каникул, путешествий, посещений интересных мест. Они представляют собой своеобразную реликвию, привезенную из другой реальности, сакральной в смысле Эмиля Дюркгейма. Анализ туристических снимков и открыток может много нам сказать о культурных стереотипах, как исповедуемых фотографирующими туристами, так и приписываемых им коммерческими производителями открыток.

Для всех описанных методов активной стороной является исследователь, а исследуемые представляют собой только пассивные предметы исследований. Они - объекты наблюдений, эксперимента, изображения, подвергающиеся анализу содержания, интерпретируемые личные документы. В двух первых случаях, несмотря на пространственное соседство с исследуемыми, исследователь сохраняет дистанцию по отношению к ним и, как правило, не входит с ними в интеракцию, связанную с темой исследования. Даже тогда, когда в процессе наблюдения исследователь устанавливает контакт с наблюдаемым, он делает это в лучшем случае для того, чтобы получить согласие на съемку. Исключением является «партнерская» фотография, когда информатор сам предлагает фотографу объекты для съемок (например, то, что он считает существенным в оборудовании его жилища или места работы), подсказывает сценографию, соответственно одевается и позирует. Мы сейчас отказываемся от использования таких фотографий, которые, по сути, являются результатом кооперации исследуемых, их партнерского активного участия в исследовании.


Используемая литература: Штомпка П.
Ш92 Визуальная социология. Фотография как метод
исследования:    учебник/ пер. с польск. Н.В.
Морозовой, авт. вступ. ст. Н.Е. Покровский. — М.:
Логос, 2007. — 168 с. + 32 с. ив.ил.
ISBN 978-5-98704-245-3


Скачать реферат: У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Пароль на архив: privetstudent.com

Категория: Рефераты / Социология

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.